Меню
Главная
УСЛУГИ
Авторизация/Регистрация
Реклама на сайте
А. Период Средневековья и Нового времени (до окончания Первой мировой...Экономика Англии после Первой мировой войныШкола в Западной Европе и США после Второй мировой войныОсобенности экономического развития Западной Европы после Второй...Кризис Версальско-Вашингтонской системы и вступление стран Европы и...МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В ПЕРИОД ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ (СЕНТЯБРЬ 1939..."МАЛАЯ РАЗРЯДКА" В ЕВРОПЕ И ЕЕ УГАСАНИЕ (1926-1929 ГГ.).БЛИЖНИЙ И...СССР В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ И ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕНачало боевых действий в Европе. Вступление СССР во Вторую мировую...Европа: второй эшелон индустриализации
 
Главная arrow Журналистика arrow История зарубежной журналистики
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >

Журналистика Западной Европы и США в периоды Первой и Второй мировых войн и в межвоенное двадцатилетие

Утро 15 июня (28 июня по новому стилю) 1914 г. и последовавшие за ним события во всех подробностях отражены во всех европейских газетах того времени. Был убит эрцгерцог Австро-Венгрской империи Франц Фердинанд Габсбург-Лотаринг дЭстс. Покушение на Фердинанда рассматривалось в качестве ответной акции на аннексию в 1908 г. Австро-Венгрией Боснии и Герцеговины. Убийство эрцгерцога Фердинанда стало лишь поводом для развязывания Первой мировой войны, в которой участвовало 38 стран. Мировые войны готовятся годами и десятилетиями. Это была война за передел уже поделенного мира...

Вступившая в империалистическую стадию развития Германия безостановочно наращивала вооружения. С 1879 по 1914 г. военные расходы выросли в пять раз и составили более половины государственного бюджета. Правящие круги вели усиленную идеологическую обработку населения в духе шовинизма, в которой участвовали все печатные средства массовой информации. К 1914 г. в Германии выходило 4221 газет и журналов. В течение четырех военных лет 500 газет и 400 приложений прекратили свое существование. После объявления на всей территории Германии военного положения кайзер Вильгельм 11 придал юридическую силу закону от 4 июня 1851 г., который запрещал печатной прессе не только разглашать информацию о передвижении войск, но и помещать комментарии о военных действиях или критиковать правительство. На основе имперского закона от 3 июня 1914 г. о разглашении военных тайн 31 июля вступил в силу Каталог, состоящий из 26 пунктов, которые определяли, что разрешено и что запрещено сообщать в прессе. До конца 1916 г. было введено свыше 2 тыс. цензурных ограничений, а цензура рассматривалась властями как средство давления на прессу. К этому добавилась проблема с нехваткой бумаги. В 1916 г. правительство учредило военно-экономическое ведомство, которое занималось распределением бумаги.

В качестве неблагонадежных власти называли следующие издания: "Франфурктер цайтунг" ("Франфурктская газета"), "Фосише цайтунг" ("Газета Фосса") и "Берлинер тагеблат" ("Берлинский ежедневный листок"). На политической арене появились социал-демократические газеты "Форвертс" ("Вперед") и "Лейпцигер фольксцайтунг" ("Лейпцигская народная газета"), потребовавшие от правительства изменений цензурной политики. 4 ноября 1918 г. в Штутгарте был создан Совет рабочих, который на следующий день заявил о выходе газеты "Роте фане" ("Красное знамя") и потребовал смены правительства. 8 ноября в Мюнхене состоялась мирная демонстрация, организованная СДПГи НСДПГ (Независимая социал-демократическая партия Германии). Все споры в прессе в то время шли вокруг государственного устройства империи. Правая пресса выступала за сохранение монархии, левая боролась за создание республики, опираясь при этом на местную прессу.

9 ноября 1918 г. восстание в Берлине свергло монархию. Германию объявили республикой. Официально государство продолжало именоваться "Германская империя". 10 ноября было назначено новое правительство под руководством Фридриха Эберта (СДПГ). Уже 12 ноября оно отменило прежние цензурные инструкции, создав информационное бюро при своем кабинете. Высшим правительственным органом стал Совет рабочих и солдатских комитетов. Восстановлены свобода снова, мнений, собраний и печати в правительственной программе, которая называлась "восьмипунктовой" и которая должна была стать основой Веймарской конституции. 11 ноября заключено Кампьенское перемирие между Германией и Антантой.

Все берлинские газеты: "Берлинер локаль анцайгер" ("Берлинский местный вестник"), "Норддойче алъгемайне" ("Северогерманская всеобщая газета") и "Берлинер фольксцайтунг" ("Берлинская народная газета"), симпатизировавшие НСДПГи вообще левым партиям, выходили в прежнем стиле. Консервативные и правые издания заявляли, что для них в силе остаются прежние запреты. Более того, появлялись сообщения о захвате зданий газет-конкурентов: например, 12 ноября члены НСДПГ при поддержке солдат захватили здание газеты "Дойче тагесцайтунг" ("Немецкая ежедневная газета"). Социал-демократам, находившимся у власти, приходилось лавировать между правыми и левыми, между военными и гражданскими, спартакистами и радикалами.

Борьба между левыми и правыми изданиями была в этот период особенно ожесточенной. Это выражалось даже в мерах по распределению бумаги — нежелательной периодике ее просто не давали. На этом фоне начались хаос и репрессии, которые в немецкой истории именуются путчем (его организаторы К. Либкнехт и Р. Люксембург убиты 15 января).

Продолжались захваты редакций, но теперь уже с помощью правительственных войск. 7 января была занята редакция и типография "Роте фане", где печаталась социал-демократическая газета "Форвертс" ("Вперед"). Однако уже на следующий день ее отпечатали в частной типографии в виде экстренного выпуска. 11 января правительственные войска заняли здание "Форвертс". Начались массовые расстрелы — в тот день погибло около 300 членов союза "Спартак". Па следующий день были захвачены типографии известных издателей фон Бюксенштайна, Mocee, Ульштайна, Шерла...

В годы Первой мировой войны немецкая журналистика испытывала неимоверные трудности, что вызвано идейным разбродом нации, сложностями внутриполитической борьбы, военным положением, которое усугубляло существующие проблемы. Мало внимания уделялось вопросам повышения действенности пропаганды и агитации во время войны. Следует отметить, однако, что именно в этом направлении им удалось добиться заметных успехов.

С. И. Беглов приводит пример: перед наступлением германских и австро-венгерских войск в октябре 1917 г. в Северной Италии над позициями итальянских войск (в рядах которых преобладали солдаты - выходцы из Пьемонта) были разбросаны сфабрикованные немцами экземпляры газет с сообщениями о массовых беспорядках в пьемонтских городах и с акцентом на расправы полиции над женщинами, протестовавшими против голодных рационов. Считается, что эта психическая атака в духе "черной" пропаганды сыграна роль в поражении итальянцев, поставившем их на грань выхода из войны.

В Генеральном штабе немецкой армии создан отдел военной пропаганды, который возглавил подполковник Вальтер Николаи. Орган, однако, работал малоэффективно, поскольку формирование общественного мнения и пропагандистская работа в целом считались делом второстепенным и даже ненужным.

Централизованный характер пропагандистской деятельности в германском обществе еще только формировался, а вот в странах Антанты этому было уделено серьезное внимание.

В странах Антанты, особенно в Великобритании, война, конечно же, также привела к ряду негативных последствий в печати. Уже в ходе подготовки к мировой бойне выявились разные точки зрения в обществе и газетах.

Проправительственная пресса выступала в духе великодержавного шовинизма и всячески поддерживала идею войны до победного конца. Определенные ограничения были этому отряду газет не страшны — они и так активно поддерживали все инициативы английского правительства.

Газета лейбористов "Дейли геральд" (1911 — 1964) была радикальнее платформы руководства лейбористской партии. "Дейли геральд" пользовалась популярностью среди английских рабочих.

Вступление 4 августа 1914 г. Великобритании в войну продиктовано стремлением разбить своего главного конкурента — Германию, захватить ее колонии, а также отнять у Турции ряд ее владении на Ближнем Востоке. Желание английского правительства переложить все тяготы войны на союзников по Антанте осуществить было невозможно — слишком сильным в военном отношении оказался германский блок. Пришлось мобилизовать на ведение войны все ресурсы Британской империи.

Лидеры Лейбористской партии и британских тред-юнионов заняли социал-шовинистическую позицию поддержки "своей" буржуазии в войне. 27 августа 1914 г. с предпринимателями было заключено "перемирие в промышленности". Тред-юнионы отказывались от забастовок. Но социального мира достичь не удалось.

В годы Первой мировой войны, несмотря на активно пропагандировавшийся лозунг гражданского мира, в Великобритании уже к 1915 г. началась полоса стачек, вызванных тяжелыми условиями жизни трудящихся. Антивоенные силы страны объединились вокруг еженедельника "Колл" ("Зов", 1911 — 1921), издававшегося представителями Британской социалистической партии.

Правительству удалось консолидировать правые силы. Был принят "Закон о защите королевства", другие акты. В 1915 г. создано коалиционное правительство либералов, консерваторов и лейбористов. Во главе кабинета министров в конце 1916 г. встал Ллойд Джордж. Демократические силы не были сломлены — прогрессивная печать продолжала борьбу за права и свободы человека. Властям пришлось идти на уступки. В конце войны был принят новый избирательный закон, давший права голоса всем мужчинам с 21 года и женщинам, достигшим 30 лет, улучшены система социального страхования и система школьного образования.

С началом войны в Англии было создано бюро военной пропаганды при министерстве иностранных дел. В конце 1918 г. преобразования в пропагандистских ведомствах привели к созданию министерства информации с лордом Бивербруком во главе и департамента пропаганды на противника, которое возглавил лорд Нортклиф. Как видим, "лорды печати" играли немаловажную роль в обеспечении идейного влияния па английское общество и войска, союзников, нейтралов и войска и население стран противника.

Во Франции работа прессы была осложнена стремлением германского командования разгромить французов в первые месяцы войны. Эта затея не удалась, что позволило французским СМИ сконцентрировать внимание на решении внешнеполитических задач, в том числе пропагандистских. Создана служба пропаганды при 11 -м отделе генерального штаба, а для нужд более широкого пропагандистско-идеологического воздействия — "Дом прессы" и неформальная организация "Альянс франсэ".

Первая мировая война вызвала как резкое сокращение числа выпускаемых газет и их объема, так и изменения в их оформлении и содержании. Трудности военного времени: мобилизация значительной части служащих, ограничения по бумаге, трудности с транспортом, сокращение рекламных поступлений, наконец, строгая цензура информационных сообщений — все это отражалось на положении прессы с первых же дней войны.

Необходимость регулирования деятельности прессы в военных условиях вызвала к жизни в 1916 г. Межминистерскую Комиссию по делам печати, которая занималась распределением бумаги, выравниванием цен на газеты, установлением максимального их объема и т.д. Через два года ее преобразовали в Национальную службу печати (ОЛЧ.Р.) -первое паритетное учреждение, деятельность которого фактически распространилась на все административные и финансовые проблемы печати.

С августа 1914 г. военный министр приказал парижскому префекту полиции срочно поместить в прессе сообщение о запрете правительства публиковать информацию относительно военных событий, помимо той, которая будет исходить от пресс-бюро при военном министерстве. Частой гостьей на страницах газет становится карикатурная фигура "Анестезии" угрюмой старухи, похожей на сову с длинным носом в виде цензорских ножниц. Рядом с пей обычно стояло ведерко с белой краской, которой она закрашивала газетные колонки. Эти колонки, кстати, и становились обычным местом ее обитания.

Все эти трудности не коснулись лишь "большой четверки". "Пти паризьен" довела свой тираж до 2 млн экз. 1 млн достиг к 1918 г. тираж "Матэн". "Пти журналь", хотя и потеряла часть читателей, все же держалась на уровне 500 тыс. До 1917 г. уверенно шла вперед и "Журналь". Благодаря своей ультра-патриотической позиции имела превосходные отношения с Генеральным штабом "Эко де Пари", и ее тираж быстро вырос до 400 тыс. Эти издания вполне заслуживали доверия правительства, и только им было дано разрешение на распространение в войсках. Однако официальный тон этих газет мало привлекал солдат, и они гораздо охотнее читали нелегально распространявшиеся газеты и популярные сатирические иллюстрированные листки.

Особо выделялась созданная в 1916 г. ежедневная газета Гюстава Тери "Овр" ("Открытие"), где печатался роман Анри Барбюса "Огонь". Имена некоторых ее сотрудников вскоре можно было встретить на страницах начавшей регулярный выход 1916 г. "Канар аншене" ("Утка в цепях"). Сатирическая газета во главе с Морисом Марешалем благодаря фрондерскому духу, обостренному чувству французского индивидуализма, отказавшаяся от всякой рекламы, с первых же номеров завоевала десятки тысяч читателей. Среди "окопных" изданий, объединявших лучших карикатуристов и художников, многие из которых находились в действующей армии, были "Байонет" ("Штык") и "Мо" ("Слово"), которые выступали с антивоенных позиций. Но в окопах имели хождение и "патриотические" листки с характерными заголовками: "Храбрец", "Смех под взрывы", "С ними будет покопчено!". "Окопная" пресса насчитывала около 1 тыс. названий.

Активизация пацифистского движения после Кинтальской конференции в 1916 г. вызвала к жизни ряд газет этого направления. Группа европейских социалистов начала издавать 1 мая 1916 г. газету "Ваг" ("Волна"). Жан Лонге в "Попюлер де Пари" ("Народная газета Парижа") и А. Фабр в "Журналь дю пёпль" ("Журнал парода") также отстаивали пацифистские лозунги. С приходом к руководству "Юманитс" Марселя Кашена в октябре 1918 г. позиция газеты меняется. С этого времени тон в редакции задают социалисты левого крыла, такие как Раймон Лефевр, Анри Барбюс, Поль Вайя п- Кутюрье и др.

В день подписания перемирия — 11 ноября 1918 г. — "Пти паризьен" вышла трехмиллионным тиражом. Она и стала во главе буржуазной прессы, активно поддерживавшей группировку буржуазных политических партий — Национальный блок — в первой послевоенной избирательной кампании. В политической орбите "Пти паризьен" находились "Эко де Пари", "Матэн", "Тан", крупнейшая вечерняя газета "Энтрансижан", католическая "Круа" ("Крест"), радикальная "Ом либр" ("Свободный человек"), крайне правая "Аксьон франсез" ("Французское действие"), не считая многочисленных провинциальных газет. Выступая под знаменем "республиканского, национального и социального объединения", эти партии объединялись прежде всего в борьбе против влияния, которое могли оказать на положение в стране события в России после октября 1917 г. "Гвоздем" пропагандистской кампании Национального блока, проводимой под лозунгом "угрозы большевизма", стала зловещая фигура "человека с ножом в зубах". Газеты были полны всяческих небылиц и ужасов о Советской России. На улицах всех городов в миллионах экземпляров расклеивались плакаты "Как голосовать против большевизма?". Печать сыграла большую роль п победе крупной буржуазии на выборах 1919 г. Одолев сообща своих главных противников, буржуазные партии продолжили выяснение отношений между собой. Политическая пресса отражала ход этого выяснения на фоне относительной стабилизации капитализма и некоторого спада революционного и рабочего движения.

Подготовка к Первой мировой войне в США. как и в странах Европы, велась задолго до се начала. Херст и Пулитцер продемонстрировали силу и могущество общественного мнения в подготовке и оправдании военных действий армии США против других государств. Первоначально Соединенные Штаты декларировали политику нейтралитета. Вопрос об участии в войне вызвал самое резкое столкновение мнений. По данным Ф. Мотта, в начале войны 240 ежедневных газет США занимали нейтральную позицию по отношению к воюющим сторонам и только 20 выражали прогерманскую позицию. Изоляционистскую позицию занимали "Вашингтон пост", "Чикаго трибюн", "Лос-Анджелес тайме", "Сан-Франциско кроникл". Откровенно прогерманской ориентации придерживалась херстовская "Нью-Йорк джорнел", занимавшаяся непосредственной пропагандой в пользу Германии.

С вступлением Соединенных Штатов в мировую войну на стороне Антанты (апрель 1917 г.) резко усилилась антигерманская пропагандистская деятельность американского правительства. Такой же подход к информации применяли другие страны — участницы Антанты, придававшие этому направлению своей деятельности исключительно большое внимание. Как отмечал С. И. Беглов, "союзники по Антанте стремились держать в поле зрения все пели: противника и его тылы, собственную и союзную аудиторию, а также нейтралов".

Были созданы специальные правительственные органы по управлению прессой. Комитет общественной информации (Си-пи-ай) при правительстве США (его возглавил личный друг президента Вудро Вильсона Дж. Криль, что само по себе говорит о многом) с 1917 г. издавал правительственное печатное издание "Оффишиэл буллетин" ("Официальный бюллетень"), тираж которого к концу войны составлял 118 тыс. экз.2 Криль сумел привлечь к работе в своем ведомстве крупных профессионалов, распределенных по специализированным секциям: новостей, иноязычной прессы, кино, гражданского просвещения, отношений с промышленниками, военных выставок и ярмарочных экспозиций, устной лекционной пропаганды, рекламы, карикатур и т.д.

Американское правительство пошло в годы Первой мировой войны на введение прямой официальной цензуры. Под особо жесткий контроль были поставлены информация военного характера и все се источники, включая солдатские письма. Военное министерство регулировало все вопросы, связанные с деятельностью военных корреспондентов, хотя за ними сохранялось право "правдиво" информировать народ о фактах, касающихся операций армии, но категорически запрещалось выдавать враг}' "сведения". В условиях мировой войны в США задействованы "Закон о шпионаже" от 15 июня 1917 г., предусматривавший привлечение к уголовной ответственности за "подрыв правительственных кампаний", и принятый в мае 1918 г. "Закон о подстрекательстве к мятежу". Тогда же ввели цензуру зарубежной почты. Осенью 1917 г.

был лишен почтовых привилегий и по сути закрыт левый общественно-литературный журнал "Мэссиз" ("Массы").

После Октябрьской революции в России с подачи представителя американского Комитета общественной информации в Петрограде Эдгара Сиссона президент США Вильсон выступил с инициативой, получившей название " пунктов". Нужно было отреагировать на Декрет о мире, принятый молодым советским правительством. Главные мотивы " пунктов" — вырвать из рук русских пропагандистскую инициативу, расстроить переговоры в Брест-Литовске, предотвратить выход России из войны, усилить деморализующее действие пропаганды США и Антанты на кайзеровскую Германию.

Опыт, приобретенный в годы Первой мировой войны, использовался американским правительством и в последующих войнах и конфликтах. Он стал предметом всестороннего изучения и обобщения, показал плюсы и минусы организации правительственной пропаганды внутри страны и за рубежом

В межвоенный период журналистика развивалась в том же русле, что и на рубеже веков. Тон как в хорошем, так и в дурном подавала журналистика Соединенных Штатов Америки.

Газетная пресса хорошо адаптировалась к ритму американской жизни. Анкетирование, проведенное в Чикаго в 1930-х гг., показало, что половина американцев может посвятить чтению газеты не более 15 мин в день. Утром американцы пробегают заголовки статей, сводку погоды. А вечером усталые от трудового дня люди вовсе не желают прилагать сколь-нибудь значительные умственные усилия. Газета должна рассеять и позабавить их соответствующим подбором новостей и других материалов.

В США наблюдалось преобладание вечерних газет над утренними. Три пятых тиража крупных ежедневных газет на английском языке поглощал город, по одной пятой — пригороды крупных городов и сельская местность; что же касается иноязычных утренних газет, они распространялись примерно поровну и в городе, и в провинции.

Нарастали концентрация и монополизация периодической печати. В 1910 г. в стране было 13 газетных "цепей", контролировавших 62 ежедневные газеты, к 1930 г. их стало уже 55, и пол их контролем находилось 328 газет. Наибольшее количество газет скуплено группой Скриппс — Говарда. Начав со скупки провинциальных газет, Скриппс и Говард, когда-то уличные продавцы газет, к концу 1920-х гг. стали приобретать газеты в крупных центрах — Вашингтоне, Балтиморе, Сан-Франциско и, наконец, в Нью-Йорке. Одной из наиболее ярких и влиятельных фигур американского газетно-издательского мира оставался У. Р. Херст, трест которого занимал второе место по количеству ежедневных газет, а по их суммарной тиражности — даже первое (15% тиража всей американской газетной прессы). Около 30% всех рекламных расходов в США попадало в газеты Херста, вдвое превышая процент тиражности по этому показателю.

Среди ведущих газетных групп США в межвоенное десятилетие находился трест кузенов Маккормиков — Паттерсонов с двумя гигантами американской прессы — "Нью-Йорк дети ньюс" ("Нью-Йоркские ежедневные новости") и "Чикаго трибюн" ("Чикагская трибуна"), будничный разовый тираж которых составлял 2 млн экз., а воскресные еще больше — на 20%'. Тем же крупнейшим газетным трестам принадлежали и многие из наиболее распространенных американских журналов.

В то время как во всей Европе газеты стали обрастать журналами, газетные издатели Америки начали выделять свои журналы в самостоятельные предприятия. Например, тот же Херст выделил свои пять иллюстрированных журналов в особое акционерное общество с основным капиталом в 20 млн долл.

Американская ежедневная пресса получила новый импульс к своему дальнейшему развитию в 1919 г. вместе с рождением таблоида — нового типа дешевой прессы — издания половинного формата и уменьшенного объема. Первым из них стала газета "Нью-Йорк дейли ньюс", примеру которой последовали "Нью-Йорк дейли миррор" ("Нью-Йоркское ежедневное зеркало") Херста п "Нью-Йорк шиши/ график" ("Нью-Йоркская вечерняя запись"). Сенсационная журналистика нашла новую форму в таблоидах. Намного меньшего формата, чем обычные газеты, они удобны для людей, читающих в трамвае или баре. Первые полосы в них обычно полностью занимают фотографии, чаще всего легкого содержания.

Господствующее положение в системе американской ежедневной прессы занимала массовая пресса, хотя и "качественные" газеты в лице "Нью-Йорк тайме", "Нью-Йорк геральд трибюн" и "Крисчен сайенс монитор" ("Наставник христианской науки", Бостон, 1908) также значительно расширили свою аудиторию.

Американское журнальное дело уже не могло развиваться как придаток к газете, а существовало и функционировало самостоятельно. Самое крупное журнальное издательство принадлежало Кертису, издателю газет в Нью-Йорке и Филадельфии, получившему прозвище "Форд от издательства". Подлинную славу Кертису принесли три издания ("Сатердей ивнинг пост" — 3 млн экз.2, "Каунтри джентлмен" ("Сельский джентльмен") — 1,5 млн экз. и ежемесячный журнал "Ладил хоум джорнел" — 2,5 млн экз.). Все три журнала Кертиса уже практиковали публикацию цветных вкладок.

Развитие американской периодической печати между двумя мировыми войнами сопровождали крупные технологические новшества, вошедшие в эти годы в ее практику и ставшие важным фактором ее положения и функционирования. Регулярно совершенствовались ротационные машины и линотипы. Высокая печать оставалась повсеместно используемой формой, но уже в этот период в области иллюстрированной журнальной периодики делали быстрые успехи гелиогравюра и офсет. Развитие гелиогравюры еще более углубило различие между газетной и журнальной печатью. Почти все редакции наиболее крупных американских газет были связаны телеграфными проводами как со своими редакционными отделениями в Нью-Йорке, Чикаго, Вашингтоне и других городах, так и с агентствами новостей, широко применяя аппараты автоматической приемки и записи.

Положение американских СМИ и состояние американского журнализма, сложившиеся к 1920-м гг. при расцвете газетно-журнального дела в стране, встречали критические отзывы и оценки со стороны наиболее вдумчивых наблюдателей. Так, в своей работе "Свобода и новости" (1920) Уолтер Липпман утверждал: "Настоящий кризис западной демократии есть кризис в журналистике. В журналистских сообщениях имеется очень мало поля точного знания... За пределами этого поля все остальное полностью предоставлено произволу журналиста, для которого тенденциозность важнее правдивости. По его мнению, искомое решение важнейших проблем периодической печати можно было найти только в науке". У. Липпман предлагал применить к журналистике следующие меры:

1) объявление вне закона всякой фальсифицированной информации;

2) обязательность идентификации в так называемых сториз ньюс источников новостей;

3) учреждение международного непартийного (неангажированного) агентства новостей;

4) профессионализация журнализма'.

Созданные в 1930-е гг. ведущие организации американской журналистики: Американская газетная гильдия (1933), Ассоциация американских газетных издателей (1937), Американское общество газетных издателей (1938) и Американское общество газетных редакторов (1934), в предвоенное десятилетие приняли этические правила и моральные кодексы журналистов, которыми как бы декретировались беспристрастность в выборе информации, правдивость и точность.

Глубокие перемены качественного порядка происходили в мире журналов. Подлинным нововведением стало появление принципиально нового типа издания — журнала новостей. Пионером стал еженедельник "Тайм" ("Время"), первый номер которого объемом 70 страниц и ценой 20 цен тон вышел в Нью-Йорке 3 марта 1923 г. Номер подготовили Генри Люс и Бритой Хадден. Они не были удовлетворены существующим журнализмом, полагали, что американские газеты представляют материал новостей слишком беспорядочно, а из журналов страны даже лучшие неспособны обеспечить адекватное освещение событий в мире.

Первоначальный замысел Л юса и Хаддена сводился к тому, чтобы создать издание журнального типа, лишенное этих недостатков и, кроме того, заполнить существующую брешь в американской журналистике, образованную отсутствием национальной газеты. Люс и Хадден утверждали, что "американский народ в целом плохо информирован, так как нет издания, адаптированного к эпохе, который был бы способен сносно информировать его покупателя. Новый журнал станет моделью организации еженедельных новостей... он будет представлять новости в нарративной форме". Его кредо — информация сжатая, ясная, точная.

"Тайм" имел большой успех у читателей как издание, созвучное новым веяниям эпохи. В 1928 г. его тираж уже составлял 200 тыс. экз. Феноменальный успех журнала новостей, по-видимому, во многом объясняется эксплуатацией желания читателя XX в. видеть материал краткий, тщательно отобранный и легкодоступный для всех грамотных людей. "Тайм" на протяжении многих лет был вовлечен в среду новостей для многонациональной аудитории. Аудиторию зарубежных читателей "Тайм" составляли богатые, космополитичные и сравнительно молодые деловые люди, хорошо разбирающиеся в международной экономике и политических течениях. Структурно редакция еженедельника состоит из региональных изданий, ориентирующихся на интересы местных читателей и зарубежной рекламы.

В ряду других начинаний Люса (Хадден умер в 1929 г.) было создание в 1930 г. второго из задуманных им изданий -ежемесячного журнала "Форчун" ("Судьба"), которым, как считают, Люс дал бизнесу его "литературу". В течение первых лет существования субъектом материалов являлся, по сути, только бизнес. Затем в нем появились темы, связанные с общественной жизнью и деятельностью правительства. "Страницы номера журнала "Форчун" могли включать в себя биографию известного промышленника, статью, посвященную актуальным проблемам экономики или содержащую подробное описание организации и функционирования большой промышленной компании — нефтяная корпорация, хлебопекарная фирма, рекламное агентство".

В 1933 г. Г. Люс купил журнал "Лайф" ("Жизнь"), основанный еще в 1883 г., и превратил его в издание другого типа — иллюстрированный журнал смешанного содержания, одной из главных целей которого было воспитательное воздействие на американскую публику в избранном Люсом духе. "Лайф" сразу же заявил о своем намерении так же хорошо образовывать, как и привлекать, развлекать, забавлять. Основное содержание журнала составляли иллюстрированные новости.

По образцу "Тайма" в Америке созданы другие журналы новостей — "Ньтсуик" ("Новости недели", 1933), который вместо анонимности "Тайма", исповедовавшего групповой журнализм, практиковал публикацию именно авторизованного мнения в областях, руководимых специалистами, и "Юнайтед Стейтс ньюс" ("Новости Соединенных Штатов", 1933), с которым в 1947 г. слился другой журнал -"Уорлдрипорт" ("Мировой отчет"). Образовавшийся таким образом "Юнайтед Стейтс ньюс энд уорлд рипорт" широко и подробно освещал национальные дела, для него были характерны большие статьи по экономическим и политическим вопросам, подписанные редакционные статьи, репортажи о бизнесе, "ньюсграммы" и "уорлдграммы".

Именно в межвоенный период начался расцвет дайджеста. Новаторским шагом явилось создание в 1922 г. Де Виттом Уоллесом журнала "Ридерз дайджест" ("Читательское обозрение"). В 1921 г. Де Витт Уоллес вместе с женой Лайлой Ачесон разослал несколько тысяч проспектов с объявлением о подписке на новый журнал стоимостью в 3 долл. Откликнулись 1,5 тыс. подписчиков. С суммой в 4,5 тыс. долл. Уоллесы приступили к работе над первым номером. Он вышел в 1922 г. и представлял собой небольшую книжку карманного формата, состоящую из 62 страниц текста.

Лайла Белл Ачесон сформулировала основные идеи нового издания:

1) 31 статья ежемесячно (по одной в день), перепечатанная из ведущих периодических органов;

2) каждая статья сохраняет непреходящую ценность и интерес как сегодня, так и через месяц или через год со дня опубликования;

3) компактная форма — легко носить в кармане и иметь при себе для постоянного пользования'.

Идея публикации статей, имеющих "непреходящую ценность", стала основной на протяжении всей истории существования "Дайджеста". Вторая характерная особенность — подача статей в сокращенном и упрощенном виде. Большинство опубликованных в первом номере материалов предназначено для домохозяек, хотя некоторые из них были ориентированы на мужчин. Г. А. Голованова считает, что успеху "Ридерз дайджеста" способствовало тщательное изучение читательской аудитории. "Исследованиями установлено, — пишет она, — что женщины являются более активными читателями журналов, чем мужчины. Именно женские журналы в начале XX в. — "Лейдис хоум джорнэл", "Макколс" — одними из первых стали массовыми".

Конкуренцию с "Ридерз дайджестом" выдержали только журналы, перепечатывавшие материалы из специализированных изданий. Они заимствовали у "Дайджеста" форму и методы подачи материалов, оставаясь в определенной области знания, науки. В 1930—1940-е гг. существовали такие издания, как "Католик дайджест" ("Католический дайджест"), "Нигро дайджест" ("Негритянский дайджест"), "Сайенс дайджест" ("Научный дайджест"), "Чилдрен дайджест" ("Детский дайджест"), "Эйр форс энд спейс дайджест" ("Дайджест военно-воздушных сил и космоса"), однако они не стали массовыми.

Когда некоторые издатели и редакторы начали рассматривать возможность отказа "Дайджесту" в привилегии перепечатывать статьи из их журналов, Уоллес в ответ на это начал публиковать материалы, находящиеся где-то между перепечатками и оригинальными статьями. В "Дайджесте" было объявлено, что он базируется на статьях, вышедших в других изданиях. В каких — не указали, кроме того, статьи, написанные сотрудниками журнала, выходили без подписи.

С 1937 г. "Ридерз дайджест" бесплатно распространяется в тюрьмах, позже — в лепрозориях и лечебницах для душевнобольных. Ас 1941 г. продавался по льготной цене для военнослужащих американской армии.

В 1928 г. вышло специальное издание для слепых по системе Брайля, став единственным национальным журналом подобного типа. К 1939 г. тираж этого издания составил 3,5 тыс. экз., а читало его в общей сложности 15 тыс. чел. в 20 странах. Принимая во внимание то, что трое из четырех слепых не умеют читать по системе Брайля, издатели "Дайджеста" стали выпускать в 1940 г. пластинки для слепых со статьями из журнала. В год выходило от 100 до 120 пластинок, рассчитанных на 20 мин прослушивания.

Итак, межвоенное двадцатилетие стало для американской журналистики весьма важным этапом в ее развитии.

В период с 1919 по 1939 г. газетно-журнальный мир Франции приспосабливался к новым условиям экономической и политической жизни, к новым требованиям читателей, на умонастроение и образ жизни которых война оказала серьезное влияние. Заметно менялось соотношение между политической и информационной прессой, перестраивалась и сама структура французской журналистики. Дальнейшая индустриализация прессы, более рациональные, "американизированные" методы ее создания и управления, рост экономической прессы, развлекательных изданий, специализированной периодики, смена лидеров на газетной сцене — все это приметы 20-х и 30-х гг.

Материальное положение газет, особенно ежедневных, ухудшалось из-за роста себестоимости, вызванного изменением содержания (обширная международная информация, дорогостоящие репортажи, разнообразные приложения) и сложностью внешнего оформления (иллюстрации, цвет, шрифт), удорожанием расходов на бумагу, на транспорт, на содержание редакции. За два десятилетия (1917—1938) себестоимость номера ежедневной газеты выросла в пять раз. Мелкие и средние газеты стали закрываться. В Париже к 1938 г. осталась лишь 31 ежедневная газета, а в провинции — 178. Концентрация печати особенно усилилась в условиях экономического кризиса 30-х гг.

На политической арене Франции большие изменения были связаны с созданием и укреплением Французской коммунистической партии. Отношение к ФКП внутри страны и к советской России во внешней политике определяло место всех политических партий, политических деятелей и политических газет в развернувшейся борьбе. Тема антикоммунизма объединяла большинство крупных газет, и резкое их поправение было отличительной чертой периода. Достаточно упомянуть кампанию против правительства Аристида Бриана, которую развернули "Матэн", "Тан", "Эко де Пари" и другие буржуазные газеты, когда речь зашла о более гибкой политике и об участии этого правительства лишь в обсуждении условий созыва конференции в Генуе, куда предполагалось пригласить советскую делегацию. В результате этой кампании правительство Бриана ушло в отставку. Попытки ликвидировать свободу печати при помощи выдвигавшегося законопроекта о судебном преследовании за антивоенные выступления были направлены против коммунистической печати, в первую очередь против газеты "Юмапите".

Говоря об изменениях внутри самих газет, следует отметить большее разнообразие рубрик, возросшую роль "больших репортажей" и новшества в оформлении. Заметно увеличение зарубежной информации, что, впрочем, не всегда свидетельствовало о внимании газет к серьезным проблемам международной жизни, а скорее о стремлении развлечь французскую публику чем-то заграничным, с оттенком экзотики. Среди новых рубрик постоянный характер стали приобретать "Кино", "Радио", "Туризм", "Авиация", "Автомобили", "Спорт". "Большие репортажи" вступают в период своего расцвета и резко поднимают тираж то одной, то другой газеты (так же, как раньше романы с продолжениями). Наибольшую известность среди авторов подобных материалов получил Альбер Лопдр после серии репортажей из каторжных тюрем в "Пти паризьен". Его именем даже названа одна из журналистских премий за лучший репортаж.

Некоторые изменения коснулись и внешнего вида газет — они увеличили объем. К 1939 г. средний объем "большой" газеты колебался от 12 до 16 полос при 7-8 колонках. Но что было самым впечатляющим, так это количественный и качественный прогресс фотоматериалов. Занимая все более видное место в газете, фотография начинает в некоторых случаях определять ее лицо. Под фотографии подстраивается верстка, а не наоборот, как было раньше. Фото в газете становится самостоятельной информацией. Уже в 1930-е гг. "Тан", отказываясь от фотоиллюстраций, выглядит архаичной в сравнении с газетами, следующими за "Парисуар" ("Парижский вечер").

Юридическое положение французской печати в 20-30-х гг. XX в. оставалось в основном в рамках закона 1881 г., хотя в разные годы вводились временные ограничения на деятельность отдельных газет. В условиях экономической и политической нестабильности этот закон не мог оградить печать от влияния правительства и давления капитала. Неоднократные финансовые скандалы, в которых были замешаны крупнейшие газеты, показывали, что пресса зачастую находилась в зависимости от интересов отдельных экономических и финансовых групп. Появление и развитие ежедневной экономической прессы также указывает на то значение, которое придают в это время информации представители деловых кругов. Сама пресса, становящаяся все более деловой, отражает борьбу как политических, так и экономических интересов.

При общей характеристике французской прессы рассматриваемого периода, с учетом "удельного веса" каждой газеты и ее политической ориентации, можно обрисовать примерно следующую расстановку сил в области, прежде всего, ежедневной печати. Газеты, составлявшие еще накануне 1914 г. "большую пятерку", образуют в 1915 г. своеобразный консорциум (как они сами его назвали), основанный на общности рекламных интересов. Используя материальные затруднения этих газет и ослабление соперничества между ними, агентство "Гавас" заключает с ними договор об общей рекламной службе, после чего всякая конкуренция между "Пти паризьен", "Пти журналь", "Матэн", "Журналь" и "Эко де Пари" практически исчезает. Чтобы избежать обвинения в создании треста, "Гавас" снабжает рекламой и "шестую газету" помельче, покорно следующую в фарватере "большой пятерки".

Начиная с 1931 г., когда произошел конфликт между агентством "Гавас" и "Пти Паризьен", которому стали тесны рамки консорциума, связи внутри "пятерки" стали ослабевать. Окончательно консорциум распался в 1937 г. Не было также единодушия и в рядах "шестой газеты". Однако в период совместных действий каждая газета использовала преимущество своего положения.

Самая крупная утренняя газета этого периода — "Пти паризьен" — выходила полуторамиллионным тиражом до 1936 г., и лишь к 1939 г. ее тираж снизился до 1 млн. Достаточно умеренно выражая политические симпатии, она тем не менее явно была на стороне Национального блока в 1919—1924 гг. и не скрывала враждебности к Народному фронту в 1930-е гг. Ее попытки расширить свое влияние в провинции за счет региональных выпусков встречали недовольство со стороны "Гавас" и "Ашетт" и, как уже говорилось, вносили раскол в ряды консорциума.

"Эко де Пари", достигшая расцвета в годы Первой мировой войны, замедлила темпы роста, а в 1930-е гг. стала терять читателей, занимая весьма консервативные, националистические позиции. В 1938 г. она слилась с газетой "Жур" ("День").

"Журналь", сохранявшая прочные позиции до 1939 г. (410 тыс. экз.), еще более резкая в оппозиции Народному фронту, имела наиболее прочные связи с агентством "Гавас" и его директором Пьером Гимье. Кроме того, она имела связи с бумагопромышленником Дарбле и Парижско-Нидерландским банком.

"Матэн", будучи основной конкуренткой "Журналь" внутри "пятерки", занимала столь же правые позиции и отличалась особыми симпатиями к Муссолини и Франко, а также ненавистью к Народному фронту, что в немалой степени привело к падению ее тиража с 1 млн в 1919 г. до 300 тыс. в 1939 г.

"Пти журналь" в течение всего этого периода переживала серьезные трудности, ее тираж непрерывно сокращался, опустившись в 1936 г. до 150 тыс. Неоднократные смены владельцев и склонность к поддержке Народного фронта не предотвратили ее падения. К 1939 г. она пришла с дефицитом в 9 млн франков.

В условиях нестабильности своих членов консорциум пяти газет не представлял собой препятствие для возникновения конкурентов. В 1922 г. для поддержки Левого блока, куда входили социалисты и отошедшие от Национального блока радикал-социалисты, была создана газета "Котидьен" ("Ежедневник"). Инициатором ее создания стал Анри Дюмей, уже имевший к этому времени успешный опыт издания еженедельной газеты "Прогресивик", оппозиционной Национальному блоку. Обратившись к читателям "Прогресивик" с предложением о подписке на средства для издания ежедневной газеты, Дюмей сумел привлечь 60 тыс. акционеров и собрать 22 млн франков. Газета "Котидьен", получившая поддержку таких политических деятелей, как Леон Блюм, Венсан Ориоль, Эдуард Эррио и др., стала во главе кампании, приведшей к победе Левого блока в 1924 г. Ее тираж к этому времени достиг 380 тыс. Несмотря на противодействие газетного консорциума ("Гавас" отказывает "Котидьен" во всякой рекламе), она успешно завершает кампанию против А. Мильерана, заставив уйти его с поста президента республики. Однако после поражения Левого блока в 1926 г. и прихода к власти коалиции буржуазных партий во главе с Пуанкаре под лозунгами "национального единения" газета отходит от своей первоначальной позиции. Дюмею удается еще некоторое время удерживать ее на плаву, но от прежней политической газеты остается одно название.

Следует отметить парфюмерного фабриканта Ф. Коти, стремившегося использовать газету, издававшуюся им на коммерческой основе, в своих политических интересах. Его амбиции при этом простирались до желания стать французским Херстом. Придерживаясь крайне правых взглядов, Коти не жалел миллионов для создания собственной прессы, которая пропагандировала бы его сильно отдающие фашизмом идеи. С этой целью он оказывал финансовую поддержку "Аксъон франсез", поощряя в то же время отделившуюся от нее "Нуво сьекль" ("Новый век"), еще более правую. Купив в 1922 г. газету "Фигаро", он пригласил па пост ее главного редактора Люсьена Ромье, который был известен ему с 1918 г. по экономическим обозрениям в "Журне эндюстриель" ("Индустриальный день"), прославлявшим французский капитализм. Разместив редакцию "Фигаро" в одном из самых престижных зданий на Елисейских полях, Коти вскоре сливает ее с "Голуа", чтобы сосредоточить все усилия на издании другой ежедневной газеты, более соответствующей его целям.

Первый номер "Ами дю пёпль" появился 3 мая 1928 г. Продавая эту новую газету по 10 сантимов вместо обычных для парижских газет 25, он действовал в духе старых рецептов Жирардена, но сразу же натолкнулся на противодействие консорциума. Типография "Эко де Пари", с которой "Ами дю пёпль" была связана договором, отказалась ее печатать. Крупнейшая во Франции организация, занимающаяся распространением печати, "Мессажери Ашетт" отказалась распространять ее, "Гавас" лишило ее всякой рекламы, и лишь значительные капиталы "парфюмерного короля" позволили продолжать борьбу. Он основал собственное общество по распространению газеты, привел в действие армию продавцов, наладил издательское дело и одновременно возбудил процесс против своих соперников, который выиграл, получив 10 млн франков компенсации. После этого "Ами дю пёпль" (с учетом вечернего издания "Ами дю пёпль дю суар") увеличила тираж до 700 тыс. экз. Однако откровенно фашистские выступления газеты, однообразие содержания и стиля ее статей, продолжающаяся конкуренция со стороны "большой пятерки" и серьезные финансовые издержки не позволили "Ами дю пёпль" закрепить успех. Вскоре Коти вынужден был поднять цену газеты до общепринятого уровня, а в 1934 г., незадолго до своей смерти, отказаться от ее издания, истратив в итоге около 500 млн франков. Казалось, Коти уверенно шел по пути, начертанному Жирарденом и продолженному Мийо, но оба его предшественника были гораздо более осторожны в вопросах политики.

Более счастливо сложилась судьба другой ежедневной газеты, успех которой является одним из самых заметных явлений в жизни французской прессы между двумя войнами. Еще в 1919 г. в рядах сатирической прессы появляется новичок, в названии которого звучала и фамилия его создателя Эжена Мерля. "Мерлъ блан" ("Белая ворона") быстро завоевывает успех при сохранении ярко выраженных левых позиций. Вдохновленный успехом, Эжен Мерль организует издательское общество, которое в феврале 1923 г. начинает выпускать ежедневную вечернюю "Парисуар" сначала как финансовую газету, а спустя семь месяцев превращает ее в газету общей информации. "Парисуар" держится в первой пятерке парижских газет, но острая конкуренция со стороны другой вечерней, по более крупной газетой "Энтрапсижан", занимавшей правые, националистические позиции, не позволила Мерлю развить успех. В 1927 г. Мерль оставляет редакцию "Пари-суар", а в 1930 г. газету покупает Жан Пруво.

Жан Пруво, стоявший во главе семейства промышленников (шерстепрядильные предприятия, сахарные заводы, бумагоделательные фабрики), был к этому времени не новичком в газетном деле. Используя свои капиталы, он купил в 1924 г. ежедневную "Паримиди" (40 тыс. экз.), удвоив ее тираж к 1930 г. После приобретения "Пари-суар" Пруво стремительно набирает темпы на пути к триумфу: в 1931 г. тираж "Пари-суар" более чем удваивается, в 1933 г. достигает 1 млн, в 1934 г. — 1,5 млн, в 1938 г. — 1,8 млн, наконец, в 1939 г. превышает два миллиона, покоряя вершину, которой иногда лишь достигала "Пти паризьен" во время Первой мировой войны. С 1937 г. она выходит на 10—14 полосах, а по воскресеньям на 20. Штат ее редакции накануне Второй мировой войны составлял около 1 тыс. чел., из них журналистов и фоторепортеров около 150.

Пруво следил за последними достижениями в оформлении, подаче материалов и организации работы редакции и применял их в "Пари-суар". Приняв в 1931 г. формулу "большой ежедневной информационной газеты", газета отводит значительное, если не главенствующее, место фотографиям. Погоня за сенсационными материалами, "кровь и ужасы" на первой полосе, многообразие рубрик, репортажи и анкеты — все эти необходимые признаки "большой газеты" позволяли "Парисуар" наиболее успешно соответствовать вкусам широкой аудитории, в то же время эксплуатируя их. Политическая информация, занимающая второстепенное место на ее страницах, была всегда выдержана в умеренных тонах с претензией па объективность. Ей свойственно поддерживать дух казенного оптимизма в сложное для страны время, что ни в какой степени не способствовало пониманию ее читателями проблем, стоявших перед Францией как во внутренней, так и во внешней политике. При всей массовости и универсальности "Пари-суар" оставляла неохваченными значительные пласты читательской аудитории. Для их освоения Пруво берется еще за два издания, очень точно выбрав направление поиска.

В марте 1937 г. он основывает "Мари-Клер" — "еженедельник для женщин, какого еще не было" с тиражом в 437 тыс. Его новизна заключалась в том, что, будучи столь же роскошно оформленным, как и самый модный тогда женский журнал "Вог", он предлагал решение бытовых проблем, "приемлемые для всех кошельков", обращаясь к более широким социальным слоям. Пруво смело использовал опыт аналогичных американских изданий, так же как и в другом своем издании — "Матч" ("Матч"). Приобретя этот довольно скромный спортивный еженедельник, он путем постепенного расширения тематики превратил его в один из самых массовых журналов Франции. В 1939 г. тираж "Матч" составлял 1 млн 100 тыс.

Группа прессы Пруво становится первым крупным газетно-журнальным объединением, которому впоследствии предстоит сыграть большую роль в определении лица современной французской печати, особенно после присоединения к этой группе газеты "Фигаро". А пока, в 1939 г., "Фигаро" с тиражом 80 тыс. экз. стоит во главе "прессы центра". Вдова Коти мадам Котнареаню, оставаясь главным акционером газеты, отдаст право определять се политическое направление Люсьену Ромье и Пьеру Бриссону, которые направляют "Фигаро" в ряды умеренных правых. Среди них выделяется газета "Тан", официозная репутация которой во многом объяснялась ее плохо скрываемыми связями с влиятельными экономическими кругами. Еще правее этих буржуазных газет находилась группа более мелких изданий. Уже упоминавшаяся "Аксьон франсез" Шарля Морраса и Леона Доде одно время держалась за счет финансовой поддержки Коти (до 1925 г.), а чаще всего вынуждена была обращаться за помощью к своим подписчикам. Ее националистическая линия, сопровождаемая частыми эксцессами, не изменилась и к 1939 г., когда ее тираж был менее 60 тыс. Более устойчивыми являлись позиции крайне правых в еженедельной печати. Даже в годы Народного фронта тираж "Кандида" и "Грэнгуара" был соответственно 465 и 800 тыс. Несколько меньшим был тираж основанного в 1930 г. откровенно фашистского еженедельника "Же сюи парту" ("Я — повсюду"), сделавшего затем карьеру в годы оккупации Франции.

Всей этой печати противостояла не столь массовая по тиражам, но многочисленная но названиям и очень активная в политическом отношении печать левых партий. Такие газеты, как "Овр" Габриеля Терн, "Эр нувель" ("Новая эра") Эдуарда Эррио, "Репюблик" ("Республика") Эмиля Роша, а затем Жака Кейзера представляли различные течения в радикальной партии, даже не являясь официально партийными органами. Многие крупные провинциальные газеты были весьма близки к партии радикалов: "Депеш" ("Депеша", Тулуза, тираж 270 тыс.), "Франс" ("Франция", Бордо, 235 тыс.), "Прогре" (Лион, 220 тыс.), "Пти провансаль" ("Маленькая провинция", Марсель, 165 тыс.).

Официальный орган социалистической партии (СФИО) "Попюлер де Пари" в первые годы вел трудную жизнь, а с 1925 но 1927 г. не выходил вовсе. Но с приходом в редакцию Леона Блюма достиг тиража в 100 тыс. экз. В годы Народного фронта тираж "Попюлер де Пари" то поднимался до 300 тыс., то резко падал к 1939 г. В провинции, несмотря на то что агентство "Пресс попюлер" было социалистическим, лишь одна газета "Ревей дю Нор" ("Северное обозрение", Лилль) имела тираж в 250 тыс. (1936), остальные газеты, поддерживавшие социалистов, значительно ей уступали.

К левому лагерю можно также отнести группу еженедельников с тиражами, как правило, более низкими, чем у аналогичных правых изданий. Самым крупным из них был сатирический "Канар аншене", затем "Вандреди" ("Пятница", в 1936 г. тираж более 100 тыс.), "Люмьер" ("Сеет", около 50 тыс.) и "Марианн" ("Марианна").

Особую роль в политической жизни Франции играла в 1920—1930-е гг. печать Французской коммунистической партии. Газета "Юманите", несмотря на преследования со стороны правительства и нападки буржуазной прессы, сумела выстоять в трудные годы и благодаря широкой поддержке рабочих и прогрессивной интеллигенции стать одной из крупнейших газет страны. ФКП располагала целой сетью партийных изданий, рассчитанных на различные слои населения. Накануне Второй мировой войны тираж "Юманите" превышал 350 тыс. экз. Вечерняя газета французских коммунистов "Се суар" ("Этим вечером") имела 260 тыс. Выходили также теоретический журнал "Кайе дю большевисм" ("Тетради большевизма"), еженедельная газета для крестьян "Терр" ("Земля"), молодежная "Нотр женесс" ("Наша молодежь"), иллюстрированный еженедельник "Регар" ("Взгляд"). В провинции партия имела 74 еженедельника общим тиражом 175 тыс. экз. Компартию поддерживала газета "Пёпль" — орган Всеобщей конфедерации труда.

Когда угроза фашизма стала вполне реальной, повысилась активность политических партий правого толка, расширилась их пропагандистская деятельность. Однако идеология правых претерпела некоторые трансформации. Если в начале XX в. и вплоть до окончания Первой мировой войны они выступали с позиций яростного национализма и антигерманизма, то в 1930-е гг. их традиционные выпады против республики сочетались с весьма лояльным отношением к Германии, что вполне можно трактовать как идеологический профашизм. Как правило, радикально настроенные политические организации правого толка достаточно активно выпускали свои периодические издания, с помощью которых осуществляли пропагандистскую и подрывную деятельность. Среди них следует отметить газету "Женесс патриот" ("Патриотическая молодежь"), возглавляемую Пьером Теттенже, еженедельник "Насьональ" ("Национальная газета"), который выходил под эгидой политической организации "Лиг патриот" ("Патриотическая лига") и ее лидеров — Барреса и Деруледа, а также газету "Оторите" ("Власть"), выходившую под редакцией Поля де Кассаньяка, безуспешно пытавшегося возродить монархистско-бонапартистскую традицию во французской журналистике. Самой непримиримой антиреспубликанской позицией отличилась ежедневная газета Морраса и Доде "Аксьон франсез", а крупнейшим правым изданием являлась ежедневная утренняя газета "Ами дю пёпль", которую возглавил Л. Доде. Галета выходила с 1928 т., вскоре появился выпуск' и вечернего издания, благодаря чему к 1929 г. ей удалось достичь тиража 700 тыс. экз. Издание адресовывалось так называемым маленьким людям, пенсионерам и бывшим фронтовикам. Собственником издания являлся "парфюмерный король" Франсуа Коти, который к тому времени субсидировал целый ряд радикальных изданий правого толка.

Среди умеренных газет правого фланга можно отметить "Эко де пари", в редакции которой сотрудничали Анри де Кериллис и Анри Жеро (Центр пропаганды национальных республиканцев), а также "Энтрансижан", которая являлась одной из самых влиятельных ежедневных газет правых, к 1930-м гг. ей удалось достигнуть тиража в 300 тыс. экз. Значительного успеха в качестве правой газеты добилась ежедневная "Фигаро", ставшая политическим изданием в 1860-х гг. Среди еженедельников правых сил особой популярностью пользовался "Кандид" ("Искренний"), который имел полумиллионный тираж и выходил под редакцией Жака Бенвиля и Пьера Гаксотта. В целом для межвоенного двадцатилетия характерно широкое распространение политических еженедельников, к которым принадлежали такие издания, как "Регар", "Тан презан" ("Наше время"), "Жен репюблик" ("Молодая республика"), "Же сюи парту".

В 1932 г. русским эмигрантом П. Т. Горгуловым был убит президент Франции Поль Думер. Это событие сыграло на руку правым силам, которые стати открыто рваться к власти. Через два года начался фашистский мятеж во Франции, главную ударную силу которого составила военизированная организация "Огненные кресты". Правительство под давлением общественности дает распоряжение о разгоне фашистов, тем более что на улицы вышли массы на контрдемонстрацию. Газета "Юманите" публикует призыв ко всем французам, независимо от политических симпатии, выйти на демонстрации под лозунгом: "Против фашизации демократического государства".

Правые силы объединились, однако их разгрому предшествовав многие драматические события. В 1934 г. македонским террористом Величко Георгиевым были убиты югославский король Александр I Карагеоргиевич и министр иностранных дел Франции Луи Барту. Обстановка крайне накатилась.

В противовес наступавшему фашизму во Франции в 1935 г. создан Народный фронт, в следующем году ему удалось одержать победу на парламентских выборах. Во главе нового правительства встал социалист Леон Блюм. Вскоре повышена заработная плата рабочих, увеличены пенсии и социальные пособия, а также введен оплачиваемый отпуск. Блюм ввел запрет на образование полувоенных объединений фашистского толка.

Французская журналистика складывалась под прямым или косвенным влиянием внутриполитических и внешнеполитических факторов. В 1930-е гг. влияние марксистских и рабочих политических организаций на общественную жизнь Франции чувствовалось все острее, а в сфере периодической печати наметилась тенденция политизации изданий, возрастания политической роли французской печати. С 1936 по 1938 г. у власти в стране находились партии Народного фронта, что, в свою очередь, значительно способствовало развитию левой и, в первую очередь, коммунистической печати. В 1930-е гг. в Париже выходило около десяти печатных изданий коммунистического толка, однако не все являлись официальными органами Компартии. Некоторые из этих изданий, такие как "Монд" ("Мир"), "Эроп" ("Европа"), "Коммюн" ("Коммуна"), "Вандреди" ("Пятница"), формально позиционировали себя как беспартийная литературная печать. Среди крупнейших изданий, организационно связанных с Коммунистической партией, следует отметить ежедневную вечернюю газету "Се суар" ("Сегодня вечером"), возглавляемую писателями Ж. Р. Блоком и Л. Арагоном.

Если в конце XIX — начале XX в. самых больших тиражей достигли проправительственные газеты, умеренные в политических взглядах, умело использующие технические новшества в печати, иллюстрациях и распространении, все чаще определяющие себя как информационные издания, то в межвоенное 20-летие наметилась тенденция к острой политизации всей системы французской журналистики. Ежедневные газеты были политически ангажированными либо вправо, либо влево.

Крупнейшим печатным органом печати "некоммунистических левых" стала газета "Котидьен" ("Ежедневная газета"), позиционировавшая себя как "честная газета для честных людей" и как правило обращавшаяся к представителям мелкой буржуазии социалистической ориентации. Ее тираж не превышал 350 тыс. экз. Среди более радикальных газет социалистической направленности можно отметить газеты "Эвр" ("Творчество"), возглавляемую Густавом Тери, "Эр нувель", тесно связанную с Эдуардом Эррио, и "Репюблик" ("Република") Эдуарда Даладье.

Центральным же изданием французских социалистов считалась газета "Попюлер" ("Популярная газета", тираж -300 тыс. экз.), политическим директором которой с 1927 по 1940 г. являлся Леон Блюм. В 1936 г. он стал первым председателем правительства Народного фронта. Как правило, на выборах большинство французов голосовало за социалистов, однако коммунистическая пресса оставалась гораздо популярнее социалистической. В данных обстоятельствах правительство посчитало необходимым закрыть в 1939 г. центральный печатный орган Коммунистической партии газету "Юмапите" (тираж — 350 тыс. экз.).

На 1930-е гг. приходится так называемый ренессанс французской прессы, который исследователи связывают в первую очередь с вечерней парижской газетой "Пари-суар". Именно это издание претерпело глубокие качественные трансформации, коснувшиеся затем самого типа ежедневной газеты.

"Пари-суар" начала выходить в 1931 г. как ежедневное информационное иллюстрированное издание. Даже по внешнему облику газета существенно отличалась от остальной французской печати, в ней можно было найти большое количество иллюстраций, самых разнообразных шрифтов и совершенно новые стилистические приемы в оформлении материалов. Однако преобразования коснулись не только оформления, но и содержания газеты. Автором новой концепции стал ее собственник, а по совместительству и крупный промышленник Жан Пруво, на первое место поставивший абсолютную ценность события. Идея состояла в том, чтобы каждый информационный документ обязательно сопровождался фотодокументом, читателю необходимо не просто прочитать, узнать о событии, ему нужно увидеть его собственными глазами. Иногда всего под одну фотографию в газете отводилась целая полоса. Среди сотрудников "Пари-суар" следует отметить Андре Моруа, Антуана де Сент-Экзюпери, Жерома и Жана Таро, Жоржа Сименона, Раймона Маневи, Пьера Лазарева и др.

"Пари-суар" также не имела конкурентов еще по одному показателю, а именно оперативности освещения актуальных событий на своих страницах.

Приведем показательный пример. 9 октября 1934 г. в Марселе было совершено покушение на министра иностранных дел Франции Луи Барту и югославского короля Александра I1. Менее чем через час после этого трагического события в Париже вышел экстренный выпуск "Пари-суар". в котором опубликовали фотографии жертв и убийцы. Это стало возможным благодаря прекрасно оснащенной различными техническими новшествами редакции "Пари-суар": в газете широко применялся портативный белинограф, с помощью которого стала возможной моментальная передача изображений по телеграфу.

С этого времени в газете регулярно размещались фотографии различных "кошмарных деталей" происшествий с целью максимально поразить воображение аудитории.

Кроме "Пари-Суар", Пруво также издавал ежедневную газету "Пари-миди" ("Парижский полдень"), иллюстрированные издания "Мари-Клер", "Матч" ("Матч") и "Пур ву" ("Для вас"), владел радиостанцией и пятью залами специализированной кинохроники. Жан Пруво заслуженно считается крупнейшим реформатором французской прессы первой половины XX в., ему удалось устранить монополию на рекламу "пяти грандов" парижской прессы и утвердить преобладающее положение вечерней прессы над утренней во Франции.

Важным событием в истории французской журналистики межвоенного двадцатилетия стало возникновение радиовещания. Первая радиогазета прозвучала в эфире Франции в 1925 г., а к 1939 г. в стране насчитывалось 5,2 млн радиоприемников. Первые радиопередачи позиционировали себя как "разговорные газеты", поэтому периодическая печать, узрев в них опасного конкурента, пыталась всячески затормозить их развитие.

Па 1930-е гг. пришелся также расцвет кинематографа, благодаря чему широкое распространение получила иллюстрированная пресса и самые разнообразные кинематографические журналы, составившие сегмент профессиональной печати. Среди них можно отметить такие журналы, как "Синематографы франсез" ("Французское кино"), "Досье дю синема" ("Досье кино"), "Сине-минуар" ("Кинозеркало"), "Синемонд" ("Мир кино") и т.д.

Накануне Второй мировой войны правительство Э. Даладье запретило в августе 1939 г. сначала "Юманите" и "Се суар", а затем и все остальные коммунистические издания, лишив тем самым ФКП важнейшего орудия работы в массах. Такова была политика правящих кругов, больше боявшихся распространения коммунистических идей, чем германского фашизма.

В 1920 г. в Германии в условиях тяжелой экономической ситуации стали закрываться многие газеты. Правительственным Ведомством по печати было создано общество по поддержке прессы, которое несмотря на то, что спасло несколько газет от закрытия, все же пропагандировало политику властей.

Па переходном этане от Первой мировой войны к Веймарской республике прессой интересуются крупные предприниматели, особенно из отраслей тяжелой промышленности. Речь шла о якобы партнерских отношениях труда и капитала. Промышленники, участвующие или соучаствующие в газетных издательствах, пытались внушить газетам мысль о том, что главные тяготы войны легли па их плечи, но в то же время они готовы помочь редакциям в тяжелой экономической ситуации. Первым, кому удалось достичь успеха в таком партнерстве, был Альфред Гугенберг, создавший информационную империю, надолго заставившую замолчать печатные органы и ставшую опорой национал-социализма.

Немецкая пресса ощутила еще большее влияние извне после образования крупных экономико-политических союзов, располагающих печатными органами. Одним из главных "финансистов" специализированной прессы выступил Центральный союз германских промышленников. С 1879 г. он использовал для пропаганды своих целей газету "Дойче индастриалцайтуш"" ("Германская промышленная газета"). Союз фермеров в основном опирался на "Дойче тагесцайтунг" ("Немецкая ежедневная газета").

Особое место среди издательских групп, находившихся под финансовым покровительством промышленников, занял концерн Альфреда Гутенберга. С 1894 г. он был инициатором и издателем выпуска ряда периодических изданий Общегерманского союза, поддерживая империалистическую политику правительства Германии. В 1913 г. при его непосредственном участии был основан информационный холдинг "Телеграфен Унион ГмбХ". Через год он основал общество с ограниченной ответственностью "Аусланд-Гезельнафт мбХ". Гугенберг ставил задачу способствовать развитию отношений между отечественной индустрией и важнейшими зарубежными экономическими и культурными институтами. Затем он основал аналогичную фирму в Берлине. В качестве акционеров выступили 24 издательские группы. Годом ранее он приобрел крупный газетный концерн Августа Шерла, испытывающий экономические трудности. К концу 1920-х гг. во владении концерна Гугенберга находилось пять видов СМИ: столичная пресса (концерн Шерла), провинциальная печать, рекламные издания, международная информационная служба и кинофирма. Концерн формально возглавляли попечительский и наблюдательный советы, в которых числилось 12 представителей отраслей тяжелой промышленности, банков и сельского хозяйства, но фактически он принадлежал Гутенбергу.

Напомним: 30 января 1933 г. произошло важнейшее событие в истории Германии. Президент, 85-летний фельдмаршал Пауль фон Гинленбург, назначил рейхсканцлером (главой правительства) фюрера Немецкой национал-социалистической партии (НСДАП) Адольфа Гитлера. Менее чем за год в Германии полностью уничтожена демократия, что привело к установлению однопартийной системы, запрещены газеты, на страницах которых велась критика национал-социализма, отменена свобода стачек, собраний и демонстраций. Из правового государства Германия превратилась в страну тотального беззакония.

Один из первых шагов нового рейхсканцлера — установление государственного, партийного и личного контроля над средствами массовой информации. 13 марта 1933 г. было создано Имперское министерство просвещения и пропаганды, которое возглавил Йозеф Геббельс. Первоначально оно состояло из пяти отделов: пропаганды, радио, печати, кино и театра. Через год созданы отделы по литературе, музыке и искусству. В 1938 г. Геббельс разделил быстро разраставшийся отдел прессы на отделы немецкой и зарубежной печати. Министерство разрослось до 16 отделов, однако во время войны произошло слияние некоторых из них. Важнейшим в министерстве был отдел пропаганды (руководитель — Леопольд Гуттерер). Он занимался средствами пропаганды, распространением среди населения национал-социалистического мировоззрения, проведением съездов и пропагандистских кампаний. Отдел отвечал за анализ состояния общественной морали. Министерство имело тенденцию к постоянному росту. Сначала в нем было занято 350 чел., к 1941 г. их число возросло до 1900. Рост нашел отражение в растущих расходах.

22 сентября 1933 г. издан указ о создании Имперской палаты культуры, президентом которой стал Геббельс, вице-президентами В. Функ, Л. Гуттерер и К. Ханке. В нее вошли палаты радио, театрального искусства, музыки, прессы, изобразительного искусства, кино и литературы. Имперская палата культуры являлась органом контроля за творческой интеллигенцией. Людям, не попавшим в палаты, не разрешалось ни печататься, ни выставляться, ни исполнять свои произведения на сцене.

После закрытия партийных газет очередь дошла и до непартийных. Только в 1933 г. около 600 газет, в том числе 100 буржуазных, были вынуждены прекратить свой выход. В этом же году запретили основание новых газет, началась полная унификация газет. Тс, что сохранили прежние названия, стали фактически похожими друг на друга. Все газеты выражали точку зрения НСДАП. Для этого в Министерстве просвещения и пропаганды ежедневно собирали редакторов и сообщали им очередные установки. Журналисты имели предписание, что можно печатать и что нельзя.

В 1934 г. на основе двух агентств новостей: ВТБ (Вольффшес телеграфишес бюро — Телеграфное бюро Вольфа, основано в 1865 г.) и ТС (Телеграфен союз — Телеграфный союз, основан А. Гутенбергом в 1913 г.) — путем объединения и национализации было создано новое — ДНЕ (Дойчен нахрихтенбюро — Немецкое агентство новостей). По положению, разработанному лично Геббельсом, ДНБ передавало сообщения, которые обязаны были распространять все газеты. Кроме того, разработали особые ступени конспиративности сообщений с помощью разноцветной бумаги, на которой они печатались. В зависимости от цвета сообщения предназначались для различного круга лиц: зеленые — для всеобщего распространения по всем редакциям, не для непосредственного опубликования, а как информация и указания для комментариев, желтые — как дополнительные материалы для пропагандистских кампаний и красные — для небольшого круга лиц: высших чиновников и избранных журналистов. Позднее ДНБ передавало в редакции как особые указания материалы пресс-бюро Имперского правительства.

Постепенно в общем объеме прессы рос удельный вес национал-социалистических изданий и особенно быстро увеличивались их тиражи. За 12 лет (1932—1944) доля национал-социалистической прессы возросла более чем в 20 раз. Центральный орган НСДАП — газета "Фелькишер Беобахтер" ("Народный обозреватель"). Эту полуразорившуюся газету (с названием "Мюнхенер Беобахтер" — "Мюнхенский обозреватель") приобрел за счет средств, полученных у богатых покровителей, Гитлер совместно с тремя своими компаньонами в 1920 г. Сначала газета выходила два раза в неделю на шести страницах, а через два года стала ежедневной. Во время ноябрьского путча 1923 г. газета выходила тиражом 30 тыс. экз. 9 ноября, после пропала мюнхенского путча, газета была закрыта и возобновила свой выход через два года. Долгое время она выходила небольшим тиражом в 4 тыс. экз. в двух выпусках — баварском и национальном. Успех газеты связан с Максом Аманом. С его приходом в 1930 г. началось издание третьего, берлинского выпуска. Общий тираж всех трех выпусков составлял 40 тыс. экз., а спустя всего год — 120 тыс. В 1936 г., после аншлюза (присоединения) Австрии, стал выходить венский выпуск. В 1939 г. общий тираж "Фелькишер Беобахтер" составлял от 750 тыс. до 1,2 млн экз. 30 апреля 1945 г. вышел последний номер газеты.

Гораздо большее внимание Министерство просвещения и пропаганды уделяло радиовещанию. Радиопрограммы получали от Геббельса еще больше указаний, чем газеты. Он регулировал то, когда программы должны быть более серьезными, когда жизнеутверждающими, а в годы войны давалась установка на развлекательные передачи. Геббельс признавал, что без радио и самолетов приход НСДАП к власти и использование всей тоталитарной мощи государства были бы немыслимы. Именно Геббельс добился широкого внедрения в стране дешевого "народного приемника", фактически заменявшего репродуктор, поскольку принимать иностранные передачи он не мог. Это были самые дешевые в мире радиоприемники. Был также сконструирован приемник коллективного прослушивания. Перед войной радиоприемниками располагало 70% немецких семей.

Отдел радио Министерства просвещения и пропаганды осуществлял полный контроль над германским радиовещанием. Непосредственным же руководителем было Имперское радио. Отдел по составлению программ производил обмен между 26 станциями, из которых складывалась сеть радио. В Третьем рейхе существовали многочисленные местные радиостанции, которые не вели собственного вещания, а служили ретрансляторами для более крупных региональных станций и для национального радио "Дойчландезендер" ("Немецкое радио"), занимавшего центральное место и во всей радиосети, и в нацистской пропаганде. Экстренные сообщения, каких было множество, особенно в годы войны, одновременно транслировались на всю Германию с помощью "Немецкого радио". Региональные и местные станции были обязаны прерывать для этого свои программы.

Результаты Первой мировой войны имели противоречивые последствия для Великобритании.

Британская колониальная империя увеличилась на 2,6 млн км, а ее население — на 9 млн чел. Международные позиции страны были достаточно сильны. Вместе с тем Британия понесла серьезные потери: 743 тыс. чел. убитых и 1093 тыс. раненых. Ухудшилось материальное положение населения, в стране росло социальное напряжение.

Утрачивали лидирующую роль либералы, постепенно возрастало влияние лейбористов. В 1924 г. было сформировано первое лейбористское правительство. Профсоюзы, численность которых во время войны возросла в полтора раза, переживали этап серьезных внутренних разногласий. В 1920 г. возникла коммунистическая партия Великобритании. 1920-е гг. характеризовались нарастанием забастовочного движения, кульминацией которого явилась всеобщая стачка 1926 г.

Болезненным оказался мировой экономический кризис конца 1920-х — начала 1930-х гг.. хотя по сравнению с США, Германией и Францией экономика Великобритании пострадала меньше. Национальное правительство, объединившее лейбористов, либералов и консерваторов, пытаюсь найти выход из кризиса путем наступления на права трудящихся. Закон о "подстрекательстве к мятежу" (1934 г.) предусматривал суровые наказания за антивоенную пропаганду.

В 1932 г. Освальд Мост создал Британский союз фашистов, появился ряд профашистских организаций. Однако фашистское движение в Англии не смогло создать себе массовой опоры, как это было в Италии и Германии. Английская буржуазия имела достаточно возможностей для использования в своих интересах парламентской системы и не считала необходимым прибегать к помощи фашистов в управлении страной. Рабочие Англии выразил отрицательное отношение к фашизму и дали решительный отпор провокациям молодчиков Мосли. Фашистское движение оказалось в изоляции.

Формирование расширявшейся системы массовой информации предполагало и расширение сфер влияния агентств новостей. Укрепились финансовые связи "Рейтер" с английской прессой. По словам Дональда Рида, Родерик Джонс превратил "Рейтер" в часть совместной собственности, принадлежащей владельцам британской печати. После Первой мировой войны "Рейтер" стремилось усилить свои позиции в разных регионах мира — в Южной Африке, Австралии, Новой Зеландии, Канаде, Индии, Китае. Но оно все больше ощущало на себе давление со стороны американских информационных агентств. Финансовый кризис 1930-х гг. не обошел стороной и "Рейтер": объем передаваемых агентством слов сократился. Осложнились отношения "Рейтер" с британским "Форин оффис" (Министерство иностранных дел).

Межвоенный период оказался напряженным для английской прессы. Процесс монополизации в области газетно-журнального дела активизировался в Англии после Первой мировой войны. В 1921 г. 116 из 130 провинциальных ежедневных газет не были собственностью монополий, в 1929 г. только 69 из 113 считали себя немонополизированными. Монополизация сопровождалась ожесточенной конкуренцией. Ротермир и братья Берри (после получения титулов лорд Кэмроз и лорд Кэмэли) состязались в борьбе за провинциальную прессу. В итоге они вынуждены были разделить сферы влияния. Позиции одного из братьев Берри — Кэмроза — укрепились, когда в 1927 г. он стал владельцем "Дейли телеграф". Объем продажи газеты, когда-то обладавшей гигантским тиражом, сократился до 84 тыс. экз. По после "вливания" такого издания, как "Морнинг пост", аудитория "Дейли Телеграф" возросла до 100 тыс. читателей, а к 1939 г. продавали уже 750 тыс. экз. газеты. В руках Кэмроза оказался концерн "Амальгамейтед пресс" и газета "Файненшл Тайме" ("Финансовые времена").

Империя Кэмзли (брата Кэмроза) включила в себя воскресные издания (среди них — "Санди тайме"), а также провинциальные газеты.

Ротермир — владелец "Дейли мейл" — в 1928 г. основал компанию "Нортклиф Ньюспейперс Лтд.", что позволило ему создать сеть провинциальных вечерних изданий.

Концерн "Одамс" приобрел лондонскую газету "Пипл" ("Народ") и лейбористскую "Дейли геральд" (соответственно, 1925 и 1929), которые в поисках своей ниши па читательском рынке состязались с лордом Бивербруком — хозяином "Дейли экспресс".

После смерти Нортклифа новый владелец "Тайме" решил реорганизовать газетное предприятие, которое приобрело форму треста, чтобы собственность не попала в чужие руки.

Ротермир, братья Берри, Бивербрук на долгие годы станут теми людьми, определяющими специфику газетно-журнального рынка Великобритании. Не случайно Ротермир с 1934 г. занимал пост президента Ассоциации газетных предпринимателей.

Постепенно уходили со сцены когда-то любимые английскими читателями ежемесячники, их место занимали новые издания. В 1925 г. вышел ежемесячный "Модерн вумэн" ("Современная женщина"), за ним последовали "Вумэн энд хоум" ("Женщина и дом"), "Май хоум" ("Мой дом"), "Вумэн энд бьюти" ("Женщина и красота"), "Эври вумэн" ("Для всех женщин"), большинство из них перестали выходить во время войны или были приостановлены.

Среди журналов типа "мэгэзин" выделялся "Кантри мэн" ("Сельский житель"), созданный Дж. У. Роберсоном 1927 г. Это издание карманного формата сжато и лаконично освещало события, происходившие в провинции. "Кантри мэн" пользовался популярностью, которую, по мнению историков журналистски, можно было сравнить с известностью "Ридерз дайджест". Воплотить в жизнь концепцию Генри Люса (создателя известного американского журнала "Тайм") попытался в Англии Тибор Корда в "Ньюс ревью" ("Обозрение новостей", 1936), а затем и концерн "Одамс", приступивший к его изданию. В 1938 г. появился национальный иллюстрированный еженедельник "Пикчер пост" ("Иллюстрированная почта" — его издателем был Эдвард Халтон). Первый номер "Пикчер пост" разошелся в количестве 750 тыс. экз. Принципиально новым явлением в истории стало возникновение "Радио тайме" ("Времена радио", 1923) и "Лиснер" ("Слушатель", 1929), тесно связавших судьбу с английским радиовещанием. Оба ежеквартальных журнала издавались Би-би-си.

Первая половина XX в. ознаменовалась выходом в свет значительного числа литературной, музыкальной, детской и научной периодики: "Мьюзик эпд леттерз" ("Музыка и литература", 1920), "Джиогрэфикал мэгэзин" ("Географический журнал", 1935), "Уорлд ревью" ("Всемирное обозрение", 1936), "Джон О'Лондон'з уикли" (1919), "Эврибоди" ("Для всех", 1927), "Чилдренз ньюспейпер" ("Газета для детей", 1919). Не всем дорогостоящим изданиям удалось выстоять: исчезли "Критерион" ("Критерий) после сравнительно короткого времени существования в 20—30-е гг., "Лондон меркури" ("Лондонский вестник", 1919), "Реалист" (1929), "Лайф энд леттерз" и многие другие.

Отчетливо проявившееся в XIX в. социально-политическое размежевание английской печати приобрело новую остроту в 20-е гг. XX столетия. После организационного оформления коммунистической партии в Великобритании одно за одним появляются связанные с ней издания. Первым центральным органом партии, носившим просветительский, теоретический характер, была газета "Коммьюнист" ("Коммунист", 1920—1923), ее сменил еженедельник "Уоркерс уикли" ("Рабочая неделя", 1923—1927), преемницей которого стала газета "Уоркерс лайф" ("Рабочая жизнь", 1927—1928). В 1921 г. основан ежемесячный журнал "Лей-бор мансли") "Рабочий ежемесячник"). В 1929 г. начала выходить еженедельная "Санди уоркер" ("Воскресный рабочий"), а в 1930-м — ежедневная "Дейли уоркер" ("Ежедневный рабочий"), пользовавшаяся большой популярностью у читателей. В 1935 г. Лига коммунистической молодежи основала в Англии газету "Чэллендж" ("Вызов"). Тираж коммунистических изданий значительно возрос накануне Второй мировой войны. В 1939 г. "Дейли уоркер" продавала 50 тыс. экз. ежедневно, что составляло около четверти тиража "Тайме".

Политическое противостояние различных лагерей английской прессы усиливалось по мере нарастания военной опасности. Военные амбиции Гитлера поддерживал Ротермир (что снискало ему репутацию политически безответственного человека). Несмотря на то что в Англии не удалось создать единый фронт (как, например, это произошло во Франции, где Народный фронт стал мощной антифашистской силой), антивоенное движение стало немаловажным фактором общественной жизни. Антивоенные выступления были постоянными на страницах "Дейли уоркер", "Коммьюнист ревью" ("Коммунистическое обозрение", 1921) — теоретического органа компартии, "Модерн куотерли" ("Современный ежеквартальник", 1938) — научного марксистского журнала. Демократические ценности мировой и национальной культуры отстаивал журнал "Лондон Афродайт" ("Лондонская Афродита", 1928), созданный Дж. Линдсеем и П. Р. Стефенсоном. Интеллигенция объединялась вокруг журнала "Сторм" ("Буря", 1933) и ежемесячника "Лефт ревью" ("Левое обозрение", 1934) — органа британской секции Международного объединения революционных писателей. В 1930-е гг. возникает Общество друзей СССР, издававшее журнал "Раша тудей" ("Россия сегодня").

Многие представители творческой интеллигенции приняли участие в войне в Испании (1930—1936), закончившейся для некоторых из них трагически: Ральф Фокс, один из основателей "Лефт ревью", погиб под Мадридом (книга Р. Фокса "Роман и народ" вышли посмертно), критик-марксист Кристофер Колдуэлл также погиб в Испании, там же оборвалась жизнь Джона Корнфорда, издававшего журналы "Кембридж лефт" ("Кембриджский левый") и "Стьюдент вангард" ("Студенческий авангард"). В 1936 г. Ким Филби (с 1934 г. — сотрудник советской разведки) выезжает в Испанию в качестве корреспондента нескольких английских изданий. Через некоторое время Филби становится официальным и единственным корреспондентом "Тайме" в лагере Франко, которому импонировала деятельность Филби.

Впереди была Вторая мировая война, развязанная агрессивными государствами того времени: фашистской Германией, Италией и милитаристской Японией. Германия под предлогом ликвидации несправедливого Версальского договора требовала передела мира в свою пользу. Фашистская программа завоевания мирового господства предусматривала создание мошной колониальной империи, в которой власть и влияние Германии распространялись бы па всю Европу, богатейшие страны Азии, Африки и Латинской Америки. В 1936 г. оформлена ось Берлин — Рим, подкрепленная соответствующими договорами. К создававшемуся военно-политическому блоку Германии, Италии и Японии примкнули правительства Венгрии, Румынии и Болгарии. В противовес созданы англо-французский и англо-американский блоки. Правящие крут США, Англии и Франции проводили политику "умиротворения" фашистской Германии, пытаясь направить ее военную мощь против СССР. По сути, это поощряло агрессоров. После провокации в Гливице 1 сентября 1939 г. Германия напала на Польшу. Мировая война началась.

В годы войны журналистика Германии находилась под неослабным контролем нацистов. Печать Сопротивления выходила исключительно за рубежом, большей частью -в странах антигитлеровской коалиции.

В Третьем рейхе идеологической обработке населения в шовинистическом и милитаристском духе уделялось первостепенное значение. Разрозненные и малочисленные очаги антифашистского движения действовали в условиях глубочайшего подполья. По сути, движение Сопротивления в фашистской Германии было разгромлено. Гитлеровцы усиленно и активно взращивали новое поколение шовинистов и расистов. СМИ распространяли мифы о превосходстве немцев над другими народами, сетовали на несправедливость существующего миропорядка и призывали к войне за "жизненное пространство". В ходу было утверждение, будто война принесет всем "работу и хлеб". Идеологическая обработка населения приносила плоды: значительная часть немцев, прежде всего молодежь, верили Гитлеру. Блицкриг демонстрировал мощь немецкого оружия: страны Европы одна за другой склоняли свои головы перед рвущимся к мировому господству захватчиком. Но так было до первых поражений немецких войск на восточном фронте. Победы Советской Армии дали мощный импульс движению Сопротивления. Стали задумываться о судьбах нации и немцы...

В этот период германское руководство уделяло первостепенное значение радиопропаганде.

Министерский отдел радио имел важную структуру — разведывательную службу, которая осуществляла запись передач иностранных радиостанций. Вся информация доставлялась Геббельсу. Радио, таким образом, имело возможность быстро дезавуировать вражеские передачи, оно пресекало негативные для нацистов слухи. Две ежедневные программы транслировались на всю страну — сводка верховного командования вооруженных сил и репортажи корреспондентов подразделений "войск пропаганды". Их костяк составляли так называемые пропагандистские роты, укомплектованные лицами, владевшими журналистскими навыками (литературными, радио-, фото- и кинорепортерскими), а также всевозможным боевым оружием.

Самая важная фигура на радио во время войны — Г. Фриче. Он выступал перед микрофоном не менее тысячи раз. Его еженедельные радиобеседы в последние годы войны были острополемическими но характеру, поданными в форме обзоров международной прессы и различных мнений. Во время битвы за Сталинград Фриче не изменял указаниям Геббельса и не пытался приуменьшить опасность, грозившую рейху. В своем обращении по поводу десятилетия Третьего рейха Фриче сравнил нацистскую революцию с немецким восстанием 1813 г., направленным против наполеоновского господства. Постоянно в его выступлениях звучала тема борьбы с большевизмом и против Версальского договора. Его стиль представлял собой смесь сентенций по поводу разоблачения врагов с оттенком утешения.

Последняя передача Немецкого радио состоялась 7 мая 1945 г.

Успех еженедельной хроники Геббельса "Ди Дойче вохеншау" ("Немецкое еженедельное обозрение") обеспечивали "войска пропаганды". Даже под конец войны кинооператоры пропагандистских рот присылали по 20 тыс. м отснятой пленки еженедельно, в то время как объем одного хроникального выпуска составлял чуть более 1 тыс. м. Киножурнал "Ди Дойче вохеншау" достиг высот в 1940—1944 гг. Сценаристы, редакторы, операторы и режиссеры выпускали ролики киноновостей, оказывающих сильное воздействие на зрителя и даже в наши дни поражающих специалистов качеством и сбалансированностью изображения и звука. В них сливались воедино музыка, зрительный ряд, действие и комментарий к нему.

Нацистские пропагандисты поставили себе на службу не только прессу, радио и кино. Широко использовались книги, брошюры, листовки, плакаты, открытки, почтовые марки и штемпели. В разные послевоенные годы немцев в большей или меньшей степени мучил вопрос о том, был ли национал-социализм частью немецкого менталитета, т.е. чем-то органичным для немцев, или это "авария", нечто, похожее па "короткое замыкание" немецкой истории. Эти дискуссии стали подтверждением послевоенной демократизации немецкого общества, его сближения со "старыми демократиями", на которые немцы смогли опереться в споре с собственной историей. Опыт нацистов показывает, какой силой были СМИ в их руках и каких "успехов" они могли бы достичь, обладай хотя бы сотой долей технических возможностей современных массмедиа.

Германия учла горький опыт Первой мировой войны. В ходе подготовки и ведения Второй мировой войны Гитлер сделал ставку на "тотальную пропаганду". Он, в частности, поддерживал версию о том, что первоклассная пропагандистская машина Великобритании была мощным оружием, в то время как кайзеровская Германия это направление деятельности явно недооценивала. В годы Второй мировой войны накал гитлеровской пропаганды чрезвычайно высок, по страна все равно проиграла войну, потому что ставила перед собой человеконенавистнические цели.

Влияние, которое оказали события, связанные с оккупацией Франции во время войны и движением Сопротивления, были не только значительными для печати данного периода, но и решающим образом определили структуру и характер всей послевоенной прессы. В течение первых десяти месяцев, получивших широко распространившееся название "странной войны", когда французская буржуазия была озабочена не столько действиями против подлинного врага — германского фашизма, сколько разгромом коммунистической партии внутри страны, положение печати мало менялось. Коммунистические издания (а теперь уже и сама ФКП) были запрещены, а буржуазная пресса не испытывала даже обычных для военного времени затруднений с персоналом и материальными ресурсами.

Лишь в июне 1940 г., накануне оккупации Парижа одни газеты закрываются, другие начинают "великий исход", направляясь в Бордо, Лион, Клермон-Ферран и далее на юг. После подписания позорного перемирия, в результате которого были оккупированы две трети территории Франции, включая Париж, страна оказалась разделенной на две зоны, где условия для деятельности печати различались. В северной зоне установлен режим, провозгласивший своей официальной политикой коллаборационизм.

Коллаборационизм — "сотрудничество" между правительством Петена, находившемся в г. Виши, и гитлеровскими оккупантами.

Соответственно все издания, выходившие в этой зоне, находились под контролем службы пропаганды немецкого военного командования, руководимой, в свою очередь, министерством пропаганды Геббельса. Вишистский режим поддерживал лишь организации и газеты, строго следовавшие политике коллаборационизма и способствовавшие укреплению собственного, французского фашизма.

Известный монархист Ш. Моррас, глава "Аксьон франсез", становится своеобразным идеологом вишизма. Другой поклонник фашизма, Марсель Деа, возглавил Народно-национальное объединение, а его газета "Овр" появилась в Париже вслед за первыми официально разрешенными режимом изданиями, такими как "Виктуар" ("Победа"), "Матэн", "Пари-суар" и "Пти паризьен", выступавшей теперь в качестве неофициального органа Французской народной партии (Р.Р.Р.) и претендовавшей на роль массовой опоры французского фашизма. Открытую поддержку режиму оказывала газета "Нуво тан" ("Новое время"), этот "серьезный" представитель коллаборационистской прессы, официоз немецкого посольства в оккупированной Франции. Ее директор Жан Люшер, организатор фашистской "Национальной корпорации французской прессы", был одним из немногих одиозных журналистов, расстрелянных за предательство после освобождения Франции, так же как и Ровер

Бразийяк, выпускавший вновь "Же сюи Парту" — наиболее, пожалуй, ярую сторонницу коллаборационизма.

Агентство Гавас было разделено: его рекламную сферу взяли под контроль нацисты, а информационную часть правительство Виши национализировало и объединило с Французским агентством информации и печати, созданным опять-таки немцами в качестве филиала нацистского агентства "Дойче нахрихтен бюро" ("Немецкое бюро новостей").

Газеты южной зоны Франции, и без того испытывавшие давление службы пропаганды немецкого военного командования, после 11 ноября 1942 г., когда оккупация распространилась на всю страну, попали в те же условия, что и печать северной зоны. Созданный на юге Франции Легион бывших фронтовиков свою деятельность, в том числе в области печати, направляет на сбор информации, необходимой для укрепления режима Виши. Многие газеты с этого момента прекращают свой выход: одни сразу, другие спустя некоторое время.

В течение всего периода в обеих зонах Франции действовали и набирали силу различные группы движения Сопротивления, ведущей политической силой которого была Французская коммунистическая партия. Своим активным участием и числом понесенных жертв она заслужила в народе название "партии расстрелянных". Большое значение коммунисты придавали выпуску нелегальных изданий. В тяжелейших условиях подполья партия продолжала выпускать свой центральный орган — газету "Юманите". Удавалось налаживать нелегальное распространение и других партийных изданий, все содержание материалов которых направлено на организацию движения Сопротивления, на скорейшее освобождение Франции. К лету 1943 г. были достигнуты большие успехи в деле объединения многочисленных и зачастую разношерстных групп и организаций в единый Национальный Совет Сопротивления (HCC). ФКП вошла в него как одна из крупнейших политических партий.

Многие группы и организации, вошедшие в HCC, имели названия, которые сохранились после освобождения в названиях газет, отражавших лозунги движения Сопротивления, столь популярные во французском народе. Эта популярность позволяла газетам выходить уже в новых условиях послевоенной Франции и пользоваться поддержкой широкого круга читателей. Однако не все газеты остались верны этим лозунгам и вскоре вынуждены были либо закрываться, либо менять свои позиции, а значит, и хозяев. Изменения, произошедшие во французской печати в результате запрещения коллаборационистских газет и поддержке, оказанной на первых порах демократической печати, дали повод многим исследователям говорить о ренессансе французской печати, даже о создании "новой прессы". 11оследующие события, возрождение запрещенных газет под новыми названиями, возвращение прежних хозяев прессы на арену, усиливающееся стремление буржуазии к ограничению демократических свобод и подавлению прогрессивной печати — все это заставляет делать серьезные оговорки, оценивая "новизну" вновь складывающейся системы буржуазной печати во Франции.

Английская пресса ощутила на себе все тяготы военного времени. Одной из ее первых задач было сохранение издательской базы, чтобы в случае непредвиденных обстоятельств деятельность печати сохраняла максимально возможную стабильность. Уже в сентябре 1940 г. серьезно повреждены здания "Ивнинг стандард" ("Вечернее знамя"), "Дейли геральд", "Тайме", "Дейли скеч" ("Ежедневный очерк"); в декабре эта же участь постигла "Дейли телеграф". В мае 1941 г. пострадала "Морнинг Адвертайзер" ("Утренние объявления"), "Дейли ньюс", "Ньюс оф де уорлд" ("Мировые новости") , "Уорлд'с пресс ньюс" ("Новости мировой прессы"), "Дейли геральд". Погибла библиотека газет XVIII и XIX вв. Появилась практика выпускать издания, лишившиеся помещения или оборудования, в редакциях своих соседей, например "Мидленд дейли телеграф" ("Ежедневный телеграф Мидленда", Ковентри) выходила в офисе "Бирмингем газетт" ("Бирмингемская газета"),

Как известно, Вторая мировая война велась на многих фронтах и во многих регионах мира, что потребовало огромной мобильности журналистского корпуса. Английские корреспонденты освещали события в Дании, Норвегии, Голландии, Бельгии, Франции, Северной Африке, Бирме, на Дальнем Востоке. Несмотря на увеличение массы информации, получаемой прессой, многие газеты и журналы вынуждены были уменьшить объем, издание некоторых (это касалось преимущественно журналов) приостановлено.

В годы войны в Англии выходила пресса эмиграции -тех, кто боролся с фашистским режимом. В типографии "Тайме" печаталась американская военная газета "Старзэнд страйнз" ("Звезды и полосы"). В 1941 г. отдел информации МИД СССР в Лондоне начал издавать ежедневную газету "Совьет Уро Ньюс" ("Советские военные новости") и еженедельник под таким же названием. По аналогии в СССР с 1942 г. министерство информации Великобритании выпускало еженедельник на русском языке "Британский союзник". Обмен изданиями прекратился в годы холодной войны.

Во время войны в отношении печати принят ряд новых ограничительных мер: в частности, введена система так называемой добровольной цензуры, предполагающая контроль над фактами, а не над мнениями. Но одновременно в Закон об охране государства введены два новых параграфа, направленных как раз против свободы выражения мнений. Они позволяли министру внутренних дел запретить любое издание по личному усмотрению.

В 1941 г. без предъявления обвинений закрыта "Дейли уоркер", а также небольшое издание "Уик" ("Неделя"), распространявшееся только по подписке. Запрет был снят через полтора года. Серьезное предупреждение сделано газете "Дейли миррор", напечатавшей карикатуру, способную, по мнению официальных лиц, вызвать пораженческие настроения.

Английская пресса за время войны не понесла существенных потерь. С 1937 до 1947 г. несколько сократилась численность национальных и провинциальных воскресных газет, зато возрос их тираж. Количество национальных ежедневных изданий осталось неизменным, но их тиражи тоже увеличились. Стало меньше провинциальных утренних изданий, но и они начали выходить большими тиражами. Та же тенденция проявилась и в сфере еженедельной прессы, что говорит о динамике процесса ее концентрации.

В условиях Второй мировой войны экономическое развитие Соединенных Штатов Америки обрело устойчивость благодаря внедрению государственного регулирующего механизма в хозяйственную жизнь в сочетании с реформаторской деятельностью. Война стала мощным генератором экономического роста США, способствовала разрешению проблемы занятости. В сентябре 1939 г. президент Рузвельт умножил усилия по помощи союзникам. Снова был введен в действие закон о шпионаже 1917 г., распространенный также на книжную литературу.

Некоторые ограничения па журналистику накладывались властями исходя из национальных интересов. Правда, цензура касалась исключительно фактов и не распространялась на выражение мнений. В создавшихся условиях большая роль отводилась самоцензуре, в частности, в том, что касается нередакционной площади, т.е. рекламы, роль которой в годы войны уменьшилась, в то время как при общем и заметном уменьшении розничного распространения прессы существенно возросла роль подписки. Была введена прямая цензура, входившая в компетенцию военного министерства США, которое регулировало все вопросы, связанные с военными корреспондентами (всего на фронтах войны в разных странах находилось более 500 американских корреспондентов, а при американских вооруженных силах за годы войны в общей сложности аккредитовано 1646 журналистов). За военными корреспондентами в принципе сохранялось право правдиво информировать народ о фактах, касающихся операций армии, при одновременном категорическом запрете выдавать "сведения" врагу. Например, запрещалось сообщать о военных базах и аэродромах, с которых американцы в 1942 г. начали осуществлять налеты бомбардировочной авиации на Токио.

В разгар войны предпринята попытка "официализации" военной информации и создания ее единого потока под управлением и контролем со стороны правительства, что обеспечивало бы все газеты и журналы страны необходимой военной информацией своевременно и в должном объеме. Для этого учреждена правительственная должность директора военной информации как координатора единого информационного потока. Первым директором в 1942 г. назначен бывший комментатор новостей радиовещательной корпорации Коламбиа бродкастинг компани Элмер Дэвис.

Важным шагом в данном направлении явилось учреждение Комитета военной информации в июне 1942 г. Совместно с военным и военно-морским министерствами он контролировал военную информацию, сотрудничая также с военным советом по рекламе и издателями. В бюро новостей Комитета военной информации, имевшем ежегодный бюджет в 1 млн долл., работало 250 сотрудников. В 1943 г. в Нью-Йорке было открыто Армейское агентство новостей — Эй-эн-эс, главная цель которого — снабжение военной информацией сотен газет по всей стране, включая самые разные в жанровом отношении материалы по этой тематике (новостные сообщения, статейные материалы, "колонки", шедшие тогда без авторских подписей, различные иллюстрации). Несмотря на существование Эй-эн-эс, основным поставщиком информации в Америке в военное время, как и в мирные годы, являлись агентства "Ассошиэйтед Пресс" и "Юнайтед Пресс", наряду с учрежденным в 1941 г. агентством "Пресс Ассошиэйшн".

С созданием Цензурного комитета в США введена военная цензура. Директором комитета назначен Байрон Прайс, исполнительный издатель новостей агентства Ассошиэйтед Пресс. Во исполнение закона о деятельности американской журналистики в военное время, опубликованного 15 января 1942 г., цензура распространена на радиосообщения, почтовые и телеграфные отправления. В Цензурном комитете в 1942 г. работали около 16 тыс. сотрудников, а его бюджет на этот год составлял 27,5 млн долл.

Важнейший канал массовой информации и пропаганды США в годы Второй мировой войны — радиовещание, а не периодическая печать. Существовала гигантская, охватывающая всю страну система сетей и радиоточек, имеющихся почти в каждом доме. В 1942 г. в Америке насчитывалось более 28 млн радиоточек, которыми охвачено 82,8% всего населения страны.

В годы Второй мировой войны американские внешнепропагандистские ведомства активно отрабатывали методы и приемы манипулятивной пропаганды, используя не только "белую" и "серую", по и "черную" пропаганду, направленную главным образом на население и войска противника. Но, как это уже случалось в ходе Первой мировой войны, без внимания не оставались "нейтралы" и союзники.

В целом в годы Первой и Второй мировых войн и в межвоенный период зарубежная журналистика продолжала устойчиво развиваться, осваивая новые технические средства, внедряя не использовавшиеся ранее формы и методы журналистского труда и организации производства. В этот период появилось множество новых типов изданий, активно развивалось радиовещание, зародилось телевидение.

Первые послевоенные годы достаточно важны для развития журналистики. Особенно это касалось Германии, поскольку был необходим переход от методов тотальной пропаганды к демократическому развитию.

Как известно, страну поделили на четыре зоны оккупации — американскую, английскую, французскую и советскую. Общие принципы преобразований в Германии, как и самой судьбы страны после войны, были выработаны странами-победительницами на Тегеранской (1943), Ялтинской (1945) и Потсдамской (194.5) конференциях. Их суть заключалась в трех положениях: демократизация, денацификация и демилитаризации страны.

Информационная политика соответствовала общей политике стран-победительниц. "Газеты часа ноль" — так называют в Германии послевоенную печать. До конца мая 1945 г. газеты появились в Кельне, Франкфурте-на-Майне, Касселе, Брауншвейге, Эссене и Бамберге — 31 издание заложило фундамент демократической прессы.

В американскую зону оккупации входили Бавария, Гессен, Баден-Вюрнемберг и Бремен. Политика американского оккупационного правительства в области СМИ в Германии была обусловлена общими принципами и целями США по отношению к поверженной Германии. Ведущую роль и формировании информационной политики играл представитель администрации президента Рузвельта Генри Моргентау. Меморандум "Программа предотвращения развязывания Германией третьей мировой войны" стал концепцией послевоенной политики США по отношению к Германии, суть которой заключалась в следующем: демилитаризация Германии, разделение ее на два независимых государства, установление строгого экономического контроля над всей германской территорией, роспуск всех государственных органов и увольнение чиновников Третьего рейха, создание отдельных правительств в каждой из 18 земель (за исключением Пруссии), обладающих большой долей самостоятельности по отношению к федеративному правительству.

В основу политики США в области формирования СМИ в оккупационной зоне был положен план, разработанный в последние месяцы войны группой американских и английских специалистов. Он подразумевал три ступени развития: от полного запрещения любой информационной деятельности через выпуск информационных бюллетеней союзников до издания газет под контролем военных властей. В соответствии с планом уже с ноября 1944 г. выходит официальный орган военного командования США в Европе на немецком языке — газета "Нойе цайтунг" ("Новая газета"). До придания ей статуса зональной военной газеты для немецкого населения вышло 12 номеров. Один помер газеты рассчитывался на 15 жителей, затем, при появлении лицензионных газет, это соотношение изменилось —1:5. Достаточно большой проблемой в Германии был поиск главного редактора и формирование редакционного коллектива в целом. В "Нойе цайтунг" из 30 сотрудников 20% составляли американцы. Немецкие исследователи называют эту газету прототипом издания, в котором немецкие журналисты должны были привыкать к новым газетным стандартам.

Упомянутое возникновение лицензионных газет в западных оккупационных зонах связано с двумя изданиями — "Аахенер нахрихтен" ("Аахенские новости") и "Франкфуртер рундшау" ("Франкфуртское обозрение"). За разрешением для издания газеты (лицензией) предписывалось обратиться с письменной просьбой к американским военным властям и дать обязательство выполнять все указания оккупационных властей. Предписания были оформлены в отдельный документ — "Распоряжение о прессе № 1", где оговаривался формат, тираж, объем, шрифт (запрещалось использовать готический шрифт и другую символику, бывшую в обращении во времена Третьего рейха), название и даже подзаголовок газеты. Устанавливалась оптовая и розничная цена, срок подписки и регион распространения, а также цена за рекламные и другие платные объявления (бесплатные объявления не разрешались). Определенные предписания распространялись и на редакционную часть. За газетой сохранялось право самой собирать и публиковать информацию о местных событиях. Общегерманские события и международные новости могли быть опубликованы только со ссылкой на Германскую и Союзную информационные службы. Редакционные статьи допускалось публиковать, только если они не выражали интересы какой-либо отдельной политической партии.

Можно выделить две группы изданий. Первую составляли военные газеты оккупационных властей, ориентированные на немецкое население. Вторую группу печатных изданий составляла так называемая лицензионная пресса. Согласно решению американского командования любые формы критики оккупационных властей запрещались. Право на изъятие лицензии американские оккупационные власти сохраняли до конца лицензионной политики в своей оккупационной зоне. В американской зоне оккупации не разрешалось создавать чисто партийные газеты.

Схожей политики в области СМИ придерживались британские оккупационные власти (Нижняя Саксония, Северный Рейн — Вестфалия, Шлезвиг-Гольштейн и Гамбург). Главное отличие заключалось в том, что в британской зоне оккупации разрешалось создание партийных газет. Первый принцип, который ставился оккупационными властями во главу угла, — "перевоспитание" народа. Он был основополагающим в концепции демократических преобразований в Германии, где содержались следующие положения:

• необходима мирная и здоровая интеграция Германии в европейский порядок;

• СМИ должны играть значительную роль;

• если британцам удастся убедить немцев в правоте своих идей, они сами станут тянуться к британскому или европейскому образцам демократии;

• в то же время культура и традиции оккупантов не должны навязываться народу и стране.

Военные власти французской зоны оккупации (в нее входили Саарланд, Рейнланд, Пфальц, Баден, Вюртемберг) заявили, что их информационная политика будет особенной. Они с самого начала искали середину между востоком и западом, однако по темпам осуществления своей политики отставали от американцев, так же как и британцы. Пропагандистскую деятельность они вели с помощью плакатов и воззваний, затем появились информационные листки. Па территории французской зоны распространялись и военные газеты американцев. В то же время первые печатные издания стали появляться во французской оккупационной зоне уже в августе 1945 г. Лицензирование политических газет и отсутствие предварительной цензуры разрешалось на основе Директивы № 40 от 12 октября 1946 г. Политические партии и печатные органы имели возможность свободно обсуждать германские политические проблемы. Информационные газеты имели право публиковать различные точки зрения.

В советской зоне оккупации, куда входили Бранденбург, Мекленбург — Передняя Померания, Саксония, Саксония — Ангальт, Тюрингия, строительство послевоенной системы прессы осуществлялось по образцу и подобию СССР, т.е. сверху, однако с учетом национальных особенностей Восточной Германии — многопартийной системы. В течение осени — зимы 1945—1946 гг. формировались подсистемы партийной земельной печати — по лицензиям, выдававшимся партиям и общественным организациям. Физическим лицам не разрешалось издавать печатные органы. Тиражи ограничивало решение о распределении бумаги.

Оккупационные власти всех зон внесли большой вклад в формирование будущей системы антифашистских демократических СМИ Германии, заложив в 1945—1949 гг. ее прочные основы. В одном только Берлине, испытывавшем после капитуляции настоящий информационный голод, выходило 12 ежедневных газет с разовым тиражом около 3 млн экз. В британской зоне оккупации основано 44 газеты (38 из которых выходили дважды в неделю), два еженедельника и зональная газета "Вельт" ("Мир"). Их общий тираж составлял 15 млн экз. на 22 млн жителей. В советской зоне оккупации выходило 80 наименований изданий общим тиражом 45 млн экз. на 19 млн жителей, в американской на 17 млн жителей выходили издания общим тиражом 20 млн экз.

Выводы. В начале XX столетия резко усилилась политизация прессы. Началась ее дифференциация: особое внимание уделялось молодежи, осознавшей свои цели борьбы, и пролетариату, уже отошедшему от буржуазии. Росло число политических партий, причем социально-политические и национальные особенности налагали свой отпечаток. В некоторых странах ядром политической жизни становились партии или движения, что было вызвано внутриполитическими причинами. Одним из проявлений причастности журналистики к решению острых социальных проблем стал прогрессивизм в США. Он не был ни партией, ни сформировавшимся общественно-политическим движением: в его рядах состояли все, кто поддерживал идеи социального прогресса.

Журналистика продолжила развитие в направлении, заложенном в XIX в. Появились, однако, и заметные новшества как организационного, так и технического плана. В годы двух мировых войн во всех воюющих странах была введена цензура как печати, так и почтовых сообщений, возникли государственные органы управления массовой информацией. Вошло в повсеместный обиход и пропагандистскую практику радиовещание. Однако в фашистской Германии тотальная пропаганда исказила саму суть журналистики. В эти годы сложились системы внешнеполитической пропаганды и международного информационного обмена. В межвоенный период печатная журналистика обогатилась рядом принципиально новых изданий: журналами новостей, дайджестами и т.п. Разработки принципов телевещания, осуществленные в межвоенный период, легли в основу развития военных лет.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика