Меню
Главная
УСЛУГИ
Авторизация/Регистрация
Реклама на сайте
Особенности возникновения журналистики в различных странах и регионахПервая информационная революцияЗАРУБЕЖНАЯ ЖУРНАЛИСТИКА В ПОСЛЕВОЕННЫЙ ПЕРИОДСоциологические концепции изучения журналистики"Революция цен" и ее влияние на социально-экономические структуры...МАРЖИНАЛИСТСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ: ИСТОКИ И ЗНАЧЕНИЕ. ОСОБЕННОСТИ АВСТРИЙСКОЙ...Особенности построения плана счетов в условиях применения МСФООСОБЕННОСТИ ИДЕОЛОГО-ИНФОРМАЦИОННОЙ СОСТАВЛЯЮЩЕЙ ПОЛИТИКИ В...Неравномерность экономического развития различных стран мираОсобенности информационно-технологической революции
 
Главная arrow Журналистика arrow История зарубежной журналистики
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >

Особенности журналистики различных регионов мира в условиях информационной революции. Зарубежные концепции журналистики

Современная зарубежная журналистика помимо ярко выраженных интеграционных процессов в условиях глобализации информационного пространства продолжает сохранять определенное национальное своеобразие, являющееся, с одной стороны, проявлением самобытности народов, а с другой — реакцией на глобалистские тенденции в средствах массовой информации. Мир многообразен; многообразна и зарубежная журналистика. Охватить в ней все процессы невозможно, но есть реальная необходимость рассмотреть сохраняющееся национальное своеобразие и выявить наиболее существенные тенденции дальнейшего развития в условиях надвигающегося информационного общества.

Существуют следующие способу)! информационного взаимодействия народов с различными культурами:

— конфронтация, когда каждый считает именно свою позицию единственно правильной и стремится переубедить или даже перевоспитать оппонента (например, насаждение демократии американского образца);

— диалог, в котором ищутся точки соприкосновения и вырабатывается консенсус;

— самоизоляция (как ранее Китай), но в условиях глобализации информационного пространства такой подход практически не применим.

Как бы то ни было, следует учитывать национальные особенности той или иной страны, с которой нужно наладить обмен информацией. Учитывать необходимо не только особенности политической системы и правящего режима государства, но и такие категории, как национальный характер и менталитет, мир повседневности того или иного этноса, духовная культура.

Средства массовой информации стран Европы и Соединенных Штатов Америки включены в западную цивилизацию, под которой часто понимают не только внутренние импульсы и установки, но и последствия, результаты, технологическую оснащенность западной культуры, доминирующий эффект западной цивилизации. В своем практическом функционировании, несмотря на "западную" культурную ориентацию, СМИ Европы и Америки, включают два ярко выраженных направления: так называемое европейско-континентальное и "островное", охватывающее СМИ Великобритании и Соединенных Штатов Америки. Явление имеет свои исторические корни, но наиболее ярко разница в них проявилась в XIX—XX вв. Первоначально и на континенте, и в Англии журналистика развивалась в традициях персонального журнализма, когда были наиболее востребованы качества писателя, публициста: основоположниками английской журналистики считаются Джонатан Свифт, Даниэль Дефо, Ричард Стиль. Но развитие средств массовой информации, разные политические условия привели к возникновению существенных различий.

Конечно, СМИ континентальной Европы и Великобритании развивались в политическом пространстве разных правовых систем — романо-германской па континенте и общего права в Великобритании, но не последнюю роль сыграло и взаимовлияние Англии и США, когда после коммерческой революции в газетной прессе 1830—1840-х гг. началась перестройка содержания газет. Если в европейско-континентальной журналистике предпочтение отдавалось мнению, точке зрения автора, то в островной журналистике все большее значение приобретал факт, т.е. предельно отстраненное сообщение посредством прессы общественно значимой новости. Это различие привело к более серьезным последствиям. Скажем, в Германии, Франции или России работники прессы были озабочены прежде всего эффективностью журналистского воздействия на аудиторию, что, в свою очередь, требовало серьезной разработки теории жанров, двигало вперед методические приемы диалога и полемики. В США и Великобритании главной стала оперативность, умение "добыть факты". А это привело к написанию информационных материалов по принципу "перевернутой пирамиды", во многих газетах — к анонимности репортеров. В итоге для одних журналистика — это часть общелитературного процесса, где автор выступает в периодических изданиях и имеет дело не с художественным вымыслом, а с реальными событиями и явлениями действительности. Для других журналистика — один из каналов коммуникации, используемый в целях распространения через СМИ важной для коммуникатора информации.

В США длительное время шли споры относительно самой сути журналистики. Доклад комиссии Роберта М. Хатчинса под названием "Свободная и ответственная пресса" стал главным источником регулятивной идеи, оказавшей огромное влияние на теорию и практику журналистики разных стран. Комиссия предложила решить проблему путем принятия ряда мер, которые защищали бы общественность более надежно, чем существующие законы. Для этого были выработаны пять норм деятельности, требуемых от свободной и ответственной прессы:

— обеспечивать "правдивый и всесторонний отчет о событиях дня в контексте, который сделал бы их значимыми";

— служить форумом для обмена комментариями и критикой;

— давать представительную картину групп, составляющих общество;

— представлять и разъяснять цели и ценности общества;

— обеспечивать полный доступ к информации дня.

Идея обеспечения свободы выражения мнений, что считается одной из составляющих свободы печати, сама по себе носит позитивный характер. Однако теоретики доктрины социальной ответственности призывали прессу, правительство и общественность активно способствовать не только свободе выражения мнений, но и выполнению требований к свободной и ответственной прессе. Считалось, что правительство должно и может контролировать условия, в которых работает пресса, не контролируя саму ее деятельность. Американские исследователи обоснованно критиковали теорию за то, что понятие социальной ответственности совершенно обходило вопрос об источнике обязанностей журналистов или о том, на что они должны быть направлены.

Конечно, относительно европейско-коптинентальной и островной форм функционирования СМИ существует множество точек зрения и подходов, в том числе сочетающих обе традиции. Примером может служить журналистика стран Северной Европы. Здесь приоритет отдается, как в США и Великобритании, новости, факту. Однако принцип "перевернутой пирамиды" используется далеко не всегда, анонимность репортеров является редчайшим исключением. Более того, многие газеты публикуют все материалы не только за подписью автора, но и с адресом его электронной почты, чтобы любой читатель мог, в случае необходимости, получить дополнительную информацию и уточнить детали например (например, газета "Свенска дагбладет" — "Шведская дневная газета"). Соблюдая принцип отделения рекламы от информации, скандинавские газеты тем не менее считают допустимым так называемое скрытое комментирование и оперативное комментирование.

Государственное регулирование функционирования электронных СМИ все в большей мере заменяется общественно-правовым и рыночными механизмами, что весьма убедительно показано в работах Е. Л. Варгановой.

Средства массовой информации отдельных европейских стран, условия их функционирования, тематика и проблематика достаточно изучены, но все-таки требуют дальнейшего научного осмысления в современных условиях. Новейшие тенденции как в американских, так и в европейских СМИ характеризуются прежде всего переносом деловой и оперативной информации в компьютерные сети, увеличением удельного веса анализа, комментария и прогноза, переносом центра тяжести на персональную журналистику (что выражено в количественном увеличении числа подписанных материалов и авторских программ на радио и телевидении), изменением отношения к жанровым особенностям прессы.

Журналистика Латинской Америки развивается в том же направлении, что и журналистика Европы и США. Это объясняется тем, что СМИ коренных пародов субконтинента практически отсутствуют и не несут никакой самобытности. Более того, массмедиа стран Латинской Америки находятся в зависимости от транснациональных медиакорпораций и мировых информационных агентств.

Средства массовой информации Тропической Африки переживают сложный период развития. Вторая половина XX в. в социально-политическом плане для континента была весьма бурной. Распад колониальной системы и укрепление молодых независимых государств, переход власти в бастионах расизма и апартеида — Южной Родезии и Южно-Африканской Республике — в руки черного большинства, бесчисленные гражданские войны, перевороты и контрперевороты дополнялись колебаниями в выборе ориентиров для национального развития.

Многие политические деятели Африки видели выход в установлении нового международного информационного и коммуникационного порядка и в ориентации на построение социалистического общества. К сожалению, эти ориентиры оказались недостижимыми. Десятилетие после принятия известных резолюций ООП и ЮНЕСКО показало, что пропасть между богатыми и бедными только увеличилась. Такой поворот событий предсказывали многие исследователи. Как бы то ни было, национальная пресса на континенте после крушения колониальной системы развивалась, преодолевая невероятные трудности. Сам по себе сложный процесс становления независимых массмедиа дополнялся политической нестабильностью, что отрицательно сказывалось на экономике, политике и, естественно, идеологии в молодых государствах.

Существование множества языков на африканском континенте — серьезный тормоз развития прессы. В таких условиях язык бывших колонизаторов является де-факто языком межэтнического общения. Однако большой процент населения не может общаться на иностранных языках в силу, прежде всего, своей неграмотности. Как основной носитель человеческой мысли язык — неотъемлемая часть коммуникации. Вовлечение различных слоев населения в информационный процесс связано с повышением культурного уровня населения. Демократизация информационных процессов в Африке связана с ликвидацией неграмотности среди населения. Во многих странах до 1990-хх гг. взят курс на обучение всех детей в школах. Это реальный путь к постепенной ликвидации неграмотности среди подростков и молодежи, что, в свою очередь, должно было увеличить число потенциальных читателей. К сожалению, многие программы образования в Африке свернуты. Процесс информационного обмена подразумевает не только наличие информации и возможности ее передачи. Необходимо, чтобы вас поняли. Семантический анализ общественно-политической лексики, употребляемой в средствах массовой информации, показывает, что словарный состав местных языков значительно отстает от реалий общественно-политической жизни. Это объясняется тем, что широко употребляемая лексика в средствах массовой информации не имеет соответствующих синонимов и эквивалентов в местных языках, в результате чего значительно искажаются передаваемые сообщения по национальном)' радио и телевидению. Существует два пути решения этой проблемы: дальнейшее совершенствование местных языков для преодоления лексико-семантических барьеров либо переход на языки бывших колонизаторов. Многие страны Тропической Африки выбрали второй путь.

Помимо языковой раздробленности и неграмотности одной из причин слабого распространения прессы в Тропической Африке можно считать отсутствие традиции чтения. Дело в том, что у народов устной цивилизации, к каковым относится большинство коренных народов Африки, совсем иное культурное и социально-психологическое отношение к прессе, чем у народов письменной цивилизации. Многие люди, умеющие читать и писать, экономически способные купить книгу, газету или журнал, их не покупают, потому что видят в чтении нечто сугубо интеллектуальное, даже канцелярское. Тем более что пресса выходит, как правило, на иностранном языке.

В условиях Африки радио является наиболее доступным средством массовой коммуникации, поскольку устная традиция закрепила определенное психокультурное отношение к радио, а радиоприемники по стоимости доступны, по сути, любому человеку в отличие от дорогостоящих газет и телевизоров.

Дальнейшее укрепление роли СМИ в общественно-политической жизни африканских стран связано с расширением их правовой базы. Общественно-политическая эволюция стран региона во многом зависит от того, насколько "четвертая власть" будет выполнять свои функции. После развала Советского Союза и начала рыночных реформ в бывших соцстранах "закон маятника" заставил правительства многих государств континента пересмотреть свое отношение к социализму, а в итоге и ко всем тем ценностям, которые связывались с этой политической системой. В целях сплочения нации стали закрывать школы с преподаванием на национальных языках, газеты и журналы, радио и телевидение перешли на европейские языки.

В условиях глубокого экономического кризиса, проявившегося в ряде стран континента, правящая элита, полагая, что во имя высшей цели — ускорения социально-экономического развития неизбежно ограничение гражданских и политических прав, взяла курс на проведение репрессивной политики, стала оказывать давление на оппозицию и средства массовой информации. Если говорить о странах Восточной Африки, то в Кении и Танзании установилась однопартийная система, в Уганде многие годы господствовал репрессивный военный режим Иди Амина. Любая попытка критиковать правительственную политику воспринималась как выступление против всей нации. Вследствие этого масс-медиа превратились в специфическое средство управления, доступное лишь узкому кругу представителей исполнительной власти.

Имеется три точки зрения на направления развития СМИ. Первая заключается в том, что медиа могут быть использованы для наиболее полного обеспечения основных нужд в целях ускорения развития государств. Согласно второй версии из-за неразвитости инфраструктуры СМИ, недостатка промышленных и культурных ресурсов и профессиональных кадров невозможно поддерживать свободу прессы, и массмедиа должны сосредоточиться на позитивных сообщениях, игнорировать негативные факты социальной действительности, поддерживать правительственные идеологию и политику. При этом ограничение плюрализма СМИ оправдывается неграмотностью и низким уровнем политического сознания большинства населения — различные источники информации или противоречивые голоса в СМИ могут вызвать замешательство в обществе и затруднить реализацию главной задачи в контексте национального развития. Третья точка зрения наряду с потребностью в экономическом развитии признает значимость достоинства человека, право граждан на свободу выражения мнений, на их участие в дискуссиях. Реальная практика массмедиа несколько отличается от этих умозрительных схем. Так, внедрение рыночных отношений в СМИ и усиление государственного контроля над ними отрицательно сказались на свободе печати и свободе слова. Кроме того, на состоянии прессы сказываются такие последствия системного кризиса в странах Африки, как бедность, коррупция, разрушенная социальная инфраструктура, безработица, неэффективность банковской и финансовой сфер и т.д. За десять лет демократических преобразований кардинальных изменений в сфере массмедиа не произошло.

В странах Восточной Африки — Кении, Уганде и Танзании конституции гарантируют свободу выражения мнений, однако исполнительная власть стремится ограничить критические выступления журналистов, мотивируя эту необходимость возможной социально-политической нестабильностью, угрожающей государственному суверенитету. Закон о клевете, Закон об антигосударственной агитации и Акт государственной безопасности ограничивают свободу слова, установленную Законом о средствах массовой информации. Так, при исках, связанных с клеветой, к ответственности помимо основных обвиняемых — авторов — привлекаются редактор, владельцы газеты и книжных магазинов, предприятия оптовой торговли. При этом редакции газеты грозит более суровое наказание, чем отдельному журналисту. По закону нельзя предавать огласке факты частной жизни государственных чиновников, даже если на них заведено уголовное дело. В 1995 г. Угандийский комитет по безопасности журналистов попытался опротестовать три репрессивных закона, подавляющих свободу прессы, по через два года Конституционный суд страны отклонил эти петиции.

В Танзании основным препятствием для свободы слова и печати является принятый в 1976 г. Газетный акт, в котором сохраняются многие репрессивные аспекты предыдущего Акта газетного декрета, установленного во время колониального господства в 1940—1950-е гг. Газетный акт определяет круг требований к редакциям, несоблюдение которых чревато штрафами, тюремным заключением, аннулированием регистрации издания. Аналогичные законы действуют и в Кении.

Становление электронных СМИ в странах Восточной Африки было отмечено высоким уровнем государственного контроля путем регулирования и лицензирования. Регулирование телерадиовещания основано на теории, что электронный спектр (электромагнитная частота волн) принадлежит народу, от имени которого и действуют правительства, распределяющие эту частоту и устанавливающие ограничения на вешание. При этом применяются весьма своеобразные формы и методы. Так, правительство Кении стремится к акционерному партнерству с негосударственными медиа-предпринимателями: сегодня подобные финансовые отношения существуют на пяти телестанциях, а основной источник информации для 20 миллионов кенийцев — радиовещание контролируется специальным органом цензуры. Даже песня, если она считается вызывающей или содержит текст, критикующий власть, подвергается запрету. В Уганде власти добиваются своих целей по-иному. Для создания иллюзии партнерства между властью и массмедиа президент Й. Мусе-вени регулярно устраивал "пресс-диалог" с главными редакторами. Детали диалогов не подлежали оглашению в прессе, и телезрители в их отсутствие, видя редакторов, которых знали ранее как противников Мусевени, ужинающих и смеющихся вместе с ним за одним столом, теряли доверие к средствам массовой информации, обвиняя их в лицемерии. Таким образом президент и его окружение добиваются лояльности СМИ, а если в печати или электронных СМИ появляются критические замечания в адрес правительства, население все равно не доверяет подобным публикациям, считая их инспирированными "сверху".

Хотя конституция Танзании гарантирует свободу выражения мнений, в законодательстве страны нет упоминания о свободе прессы, что приводит к своеобразному лицензионному регулированию: лицензии выдают тем, кто избегает критики властей, и задерживают выдачу, если критика есть. После 1993 г. возникли негосударственные электронные СМИ — 12 телестанций и 8 радиостанций. Танзанийская комиссия по телерадиовещанию, прежде чем выдать претенденту лицензию на вещание, должна убедиться, что кандидат готов служить интересам общества. Лицензия выдается на срок до трех лет (радио) и до пяти (телевидение) и устанавливает предельную зону вещания — до 25% территории страны. В итоге возможность влиять на сознание людей (25 млн радиослушателей и примерно 3 млн телезрителей) получают прежде всего правительственные телерадиокомпании, для которых пет 25-процептиого ограничения. Давление властей на СМИ выражается не только через судебные преследования, но и через систему тарифов, налогов па импорт бумаги, полиграфического оборудования, аппаратуры, лицензий на занятие журналистикой, предоставление массмедиа правительственной рекламы, штрафы.

Наиболее развитым в силу указанных выше причин является радио. По данным ЮНЕСКО, в середине 1990-х гг. на 100 жителей приходилось 18 радиоприемников по сравнению с 3,5 телевизора и 0,31 компьютера. 60% сельского населения к югу от Сахары имеют доступ к радио, в то время как телезрителями в основном являются горожане. Из радиогигантов наибольшее распространение имеет "Би-би-си", вещающая в 25 странах и 46 городах этого региона. Большие перспективы перед спутниковым цифровым радиовещанием, которое развивается достаточно успешно. Поскольку телевидение в странах Африки элитарное, то и спутниковое телевидение остается таким же — лишь состоятельные люди могут позволить себе установить соответствующее оборудование и оплачивать подписку.

Достаточно самобытно развиваются в Африке к югу от Сахары электронные СМИ. Быстрыми темпами идет развитие интернет-технологий, в том числе и электронных версий изданий. Число традиционных и электронных газет растет, причем электронные издания значительно опережают по темпам роста традиционные. Отсутствие хорошо налаженной телефонной связи на континенте дает Африке уникальную возможность за счет внедрения новейших коммуникационных спутниковых систем значительно сократить отставание от развитых стран в информационно-коммуникационной сфере.

Функционирование средств массовой информации стран Северной Африки и Ближнего Востока определяется важностью геополитических интересов ведущих мировых держав в этом регионе. После обретения большинством этих стран независимости самое пристальное внимание СМИ занимали четыре важнейшие проблемы: 1) проблема арабского единства; 2) арабо-израильские отношения; 3) исламская революция в Иране и ее долговременные последствия; 4) проблема Северо-Западной Африки; 5) последствия "арабской весны" для журналистики континента.

Наиболее убедительно проблему арабского единства можно продемонстрировать на исторической миссии периодической печати Йемена. Именно пресса сыграла выдающуюся роль в объединении Севера и Юга, она подняла знамя борьбы за арабское единство. Журналистика как Севера, так и Юга Йемена сыграла выдающуюся роль в национальном освобождении страны и се объединении, что отвечало практике национально-освободительной борьбы, которая требовала развития прессы, находившейся в зачаточном состоянии.

Особенности развития прессы Йемена способствовали консервации некоторых устаревших но нынешним меркам жанров, как, например, "замил", берущий начало в поэтических рассказах о событиях, с которыми выступали поэты при дворах правителей. Практически все арабские периодические издания до сих пор уделяют большое внимание литературно-художественным жанрам, в том числе поэзии. Сложные политические процессы, протекавшие в обеих частях страны, привели к возникновению различных СМИ, придерживавшихся разнообразных политических доктрин и выражавших волю всех слоев населения йеменского общества. Журналистика политических партий и общественных организаций преобладала над "беспартийными" изданиями, что соответствовало требованиям времени. Сыграв заметную роль в освобождении Севера и Юга, прогрессивная журналистика страны выступила за объединение Йемена в единое государство, чему в немалой степени способствовало внимание йеменских СМИ к проблемам объединения.

Весьма выпукло проблема необходимости арабского единства прослеживается в публикациях практически всех арабских СМИ при освещении арабо-израильского конфликта. Возьмем для примера иорданскую газету "Ад-Дустур" ("Конституция"), где ближневосточная тематика занимает особое место. Газета большое внимание уделяла и уделяет борьбе за возвращение арабам оккупированных территорий. Особое место в публикациях занимает проблема Западного берега реки Иордан. С ней тесно связана освещаемая на страницах газеты "Ад-Дустур" палестинская проблема.

В арабских странах правящая элита склонна к монополии собственности на орудия и средства информационного и культурного ориентирования, монополии на разработку информационной политики, исполнением которой она руководит. Существует полный контроль за информационными кадрами и опора на их абсолютную преданность власти, установление законов, законоположений и профессиональных уставов, которые определяют обязанности деятеля СМИ и не очень заботятся о его правах. Прямая и косвенная цензура, контроль над журналистской деятельностью, установление ограничений на право журналиста получать сведения из госаппарата и многое другое ограничивают демократию.

Блокада сил политической оппозиции, их информационной деятельности, ведение атаки против них и их обвинение с помощью других СМИ, которыми владеет режим, осуществляются для создания бреши между оппозицией и народом, чтобы оппозиция выглядела незначительным меньшинством, отклонившимся от национального согласия.

Особую роль в освещении ближневосточного конфликта играют радио и телевидение. Дело в том, что вещание не может осуществляться локально, без учета воздействия на аудиторию сопредельных стран. Вместе с тем из-за сложной политической обстановки на Ближнем Востоке длительное время не удается упорядочить вопросы обмена телеинформацией между арабскими странами, хотя данная проблема имеет исключительную важность в большинстве стран региона, где население имеет возможность просмотра телепрограмм соседних государств без установки дополнительной аппаратуры.

Печать, радио и телевидение практически всех стран Ближнего Востока в повседневной практической деятельности учитывают такой немаловажный фактор, как родоплеменные отношения, существенным образом влияющие на политическую ситуацию в той или иной стране. Особое внимание арабская печать уделяет проблеме участия в политической жизни женщин. Исламская революция в Иране высветила многие проблемы современного положения женщины, установив в стране средневековые традиции. Но особая роль иранских событий — это кардинальное изменение межгосударственных отношений на Ближнем Востоке. Примером тому может служить война между Ираном и Ираком, захват Ираком Кувейта и последовавшая за ним операция "Буря в пустыне", обострение курдской проблемы и "странные" в этой связи взаимоотношения между Ираком и Турцией. Если проанализировать позицию СМИ арабских стран в отношении войны между Ираном и Ираком, то они, несмотря на ряд незначительных отличий, выступали на стороне Ирака. В ходе войны в Персидском заливе многие из них осудили Ирак за агрессию и поддержали международные силы.

СМИ стран Ближнего Востока, особенно Ирака, Ирана, Сирии и Турции, уделяют большое внимание курдской проблеме.

В результате распада Оттоманской империи, протестуя против разделения родины, курдский парод был вынужден взять в руки оружие для защиты своего существования и сохранения своих обычаев и традиций. Против создания самостоятельного курдского государства было использовано многое, в том числе запрет говорить па родном языке. Так, в Турции уже в начале 1920-х гг. курдам запретили разговаривать по-курдски. В Сирии им запретили носить национальные одежды.

В Иране курдам можно разговаривать на родном языке, поскольку здесь он считается диалектом персидского, но запрещено иметь свои издательства. Возникавшие время от времени в Южном Курдистане курдские периодические издания привлекали к себе внимание курдов из сопредельных стран и пользовались большой популярностью, способствуя сохранению чувства национального единства.

Курдские издания часто закрывались государственными властями. Найдется немного изданий, просуществовавших несколько лет, особенно тех, которые защищали интересы курдов, их язык и самобытную культуру.

Противники курдской самобытности использовали разные методы как религиозной, так и политической пропаганды, чтобы оставить курдов неграмотными и тем самым преградить им путь к прогрессу. В этих целях активно использовался ислам, поэтому особую роль сыграли курдские журналисты-просветители. Широкая пропаганда официальных властей против обучения в государственных школах в Курдистане называла образование, полученное не в медресе, "делом дьявола" и значительно влияла на уровень образованности курдского населения.

Хотя географически пресса Северной Африки принадлежит к африканской, но этнически она — арабская, что роднит ее с ближневосточной. Тем более что самую крупную страну региона — Египет — чаще всего именуют ближневосточной. Так же, как и на Ближнем Востоке, здесь существуют определенные сложности со свободой слова и свободой печати в современном понимании этих категорий. Правящие круги имеют целый набор способов осуществления контроля над средствами массовой информации. Среди них — ограничение выдачи лицензий, предварительная цензура, юридические ограничения, секретное финансирование изданий и их негласная скупка, налоги и т.п.

СМИ стран Большого Магриба многообразны, поскольку функционируют в разных общественно-политических и экономических условиях. Журналистика Марокко, Мавритании, Сахарской Арабской Демократической республики (САДР), Алжира, Туниса, Ливии имеет слишком много отличий, чтобы можно было говорить о них как о единой системе. Судан, Египет, Чад также полны противоречий: как политических, так и идеологических. Конфликт в Северо-Западной Африке из-за Западной Сахары вбил клин в арабское единство и привел к вооруженным столкновениям между Марокко и Мавританией с одной стороны и САДР, руководимой Народным фронтом Полисарно, — с другой, причем САДР активно поддерживался Алжиром и Ливией.

Характерные для многих стран этого региона клановость, сильная зависимость политиков от племен, закрытость механизма выработки и принятия решений наложили отпечаток на функционирование массмедиа. Если во всех странах мира журналисты стараются закрепить за определенными работниками редакций конкретную тематику, то в ряде арабских стран это стремление получает несколько неожиданную реализацию. В иорданских газетах и журналах, например, никто не может писать на темы, "закрепленные" за штатным журналистом; подобная практика существует в йеменском агентстве "Саба". В целом в странах Ближнего Востока и Северной Африки дальнейшее развитие журналистики связано с урегулированием сложных внешнеполитических проблем, демократизацией общественной жизни, повышением уровня грамотности населения и совершенствованием законодательной базы, поскольку во многих случаях используются нормы традиционного мусульманского и национального общего права. Острые вопросы политики находятся в центре внимания СМИ региона.

Многообразие стран и населяющих их народов в Азиатско-Тихоокеанском регионе предопределило чрезвычайно пеструю, богатую и насыщенную историю средств массовой информации. Вместе с тем они переживают общие проблемы и испытывают влияние общих тенденций дальнейшего развития. Особенно рельефно это проявляется в динамике социокультурных особенностей функционирования СМИ.

Одна из наиболее динамично и своеобразно развивающихся стран региона — Китайская Народная Республика. Ее средствам массовой информации посвящен целый ряд работ, в которых анализируются условия их функционирования.

Традиционная китайская национальная замкнутость в новейших условиях уже не могла играть стабилизирующей роли, поскольку входила в противоречие с мировыми тенденциями социально-экономического развития. Только открытость общества, в том числе активизация внешнеполитической пропаганды, могла привлечь в Китай иностранные инвестиции, сделать образ страны привлекательным для всего мира. За годы реформ и открытости Китай демонстрирует высокие темпы экономического и социального развития. На протяжении всего периода реформ китайская экономика развивается высокими темпами.

Конечно, реформы в экономике требовали и иного отношения к средствам массовой информации, международному информационному обмену и внешнеполитической пропаганде. Они взаимосвязаны. Поскольку политика модернизации и открытости предполагает интенсификацию международного информационного обмена, наиболее важно рассмотреть новые тенденции в развитии внешнепропаган-дистского комплекса страны. В систему информационных служб для зарубежной аудитории входят телеграфные агентства, теле- и радиостанции, газеты и журналы, издательства, студии аудио- и видеопродукции, электронно-информационные сети (в том числе и Интернет).

В Китае выходят: общественно-политический журнал, еженедельник "Байцзин чжоубао" ("Пекин ревю"), журнал универсального характера "Цзиньжи Чжунго" ("Китай сегодня") и иллюстрированный журнал "Чжунго хуабао" ("Китай"), а также книги, брошюры, аудио- и видеопродукция, выпущенные "Вай вэн чубаньшэ" ("Издательство литературы на иностранных языках"); имеются издательства "Синь-шицзе чубаньшэ" ("Новый мир"), "Чжунго вэньеюэ чубаньшэ" ("Китайская литература"), "Синьсин чубаньшэ" ("Новая звезда") и "Учжоу чуаньбао чубаньшэ" ("Пять континентов").

В последние годы все полнее выявляется превосходство новых средств массовой информации и коммуникации во внешнеполитической пропаганде и международном информационном обмене над традиционными СМИ. Телевидение стало использоваться в китайской внешнеполитической пропаганде довольно поздно, тем не менее оно получило стремительное развитие. В 1991 г. при Центральном телевидении был учрежден телевизионный центр для зарубежья, который, арендовав спутник "Эйшн-1", ретранслировал программы первого канала Центрального телевидения для районов Сянган, Аомэн и Тайвань. С 1992 г. Центральное телевидение ведет передачу программ через спутники связи, программы его 4 канала могут принимать более 80 стран мира. Китайская Народная Республика активно развертывает международный обмен и сотрудничество с другими странами в области телевидения, радиовещания, выпуска периодических изданий, заключает контракты по совместному книгоизданию, передаче авторских прав, обмену пресс-релизами, теле-и радиопрограммами.

Особое внимание уделяется интерактивным технологиям и компьютерным сетям. Длительное время в Китае не придавали значения Интернету как средству коммуникации, однако бурное развитие информационных технологий и появление целого сектора новых услуг, базирующихся на интернет-коммуникациях, заставили китайское руководство приступить к формированию собственной научной и технологической базы для создания интернет-приложений. Решению этой задачи в огромной степени способствует общий курс на развитие китайской науки и техники. Открытость Китая для распространения передовых информационных и электронных технологий носит односторонний характер и проявляется главным образом в восприимчивости к передовому зарубежному опыту в этих областях. Главный движитель китайского Интернета — государство, заинтересованное в том, чтобы общество не выходило из-под контроля политической системы. В китайской ветви сети Интернет действует цензура, запрещены любые политические публикации, кроме полностью согласующихся с генеральной линией КПК.

Тайвань часто относят к числу "азиатских тигров", где быстрый рост экономики сопровождается внедрением новейших технических достижений. Основные направления развития тайваньских газет в 1990-е гг. — их сотрудничество с телестанциями в создании отдельных программ; широкая компьютеризация журналистики и издательского дела; резкая коммерциализация газетного рынка. Планирование и формирование национальной системы телевидения Тайваня началось уже в 1948 г., когда были закуплены первые передатчики и проведены первые испытания. Основную деятельность провел организационный комитет по делам тайваньского телевидения, учрежденный в феврале 1961 г., им же сформулированы главные принципы создания системы частных телекомпаний. Первой появляется в 1962 г. Тайваньская телевизионная компания — 7ТВ, вслед за ней в 1968 г. начала свое вещание Китайская телевизионная компания — КТВ, в феврале 1971 г. открыта третья станция эфирного вещания — Китайская телевизионная станция — КТС. Существует следующая тенденция в развитии системы телевещания Тайваня: существующие в стране станции эфирного телевещания стали контролироваться правительством, партией Гоминьдан и военными. Желание правительства иметь зависимые от него телекомпании и узость подхода к СМИ частных инвесторов, нацеленных только на получение прибыли, привели к созданию высокодоходного, но низкокачественного телевещания.

Появление кабельного телевидения заставило государственные телестанции приложить большие усилия в области подготовки телепрограмм, сбора информации и повышения общественной роли телевидения для того, чтобы привлечь и удержать широкую зрительскую аудиторию. Важной частью процесса развития телевидения Тайваня является использование самой современной техники и технологии, такой, как компьютеры, системы передачи новостей через спутник, что позволяет синхронно передавать материалы непосредственно с мест событий. После подключения станций кабельного вещания к системе спутниковой трансляции их количество резко возросло, выросла также их популярность. Этому способствовали и широкий диапазон транслируемых телепрограмм, и большая свобода в изложении новостей. В 1993 г. принят Закон о кабельном телевидении, цель которого — регуляция рынка этих услуг. Остров разделен на 51 операционную зону кабельного ТВ, в каждой из которых допускалась деятельность максимум пяти дистрибьюторов, имеющих разрешение властей. Кроме того, создана нормативная база для регламентации всей деятельности в сфере кабельного телевидения. По охвату семей кабельным ТВ Тайвань превышает показатели Гонконга и Японии. Станциям кабельного телевещания удается конкурировать с ТВ-станциями эфирного вещания в такой области, как программы новостей. С точки зрения структуры телевещания в процентном распределении программ по темам и количественному соотношению программ местного и иностранного производства Тайвань опережает Азию в целом но объему новостей и близок к США и Западной Европе. Кабельное ТВ быстро находит свою аудиторию, разбиваясь на комплексные и специализированные каналы, соотношение которых на Тайване составляет 22 к 96. Таким образом, наиболее популярны именно специализированные каналы. Весьма активно на Тайване внедряются программы интерактивного телевидения, особенно в сетях кабельного ТВ. Дополнительные услуги, которые дает КТВ, — библиотечное обслуживание, домашнее здравоохранение, дистанционное обучение, телеигра, телефон, соединение с сетью Интернет, электронная почта, охрана объектов, виртуальный парк развлечений, информационные службы, служба заказа билетов, электронная библиотека, музей, электронные новости, телемагазин, распространение игровых программ, видео по заказу, караоке и др.

Отрасль радиовещания переживает в настоящее время период жестокой конкуренции, но сравнение с системами радиовещания других стран не позволяет слишком оптимистично смотреть на перспективы тайваньского радио: запоздалая либерализация вещания не дала возможности вступить в конкурентную борьбу с телевидением и найти свою рыночную нишу.

В целом средства массовой информации Китая, Тайваня, Японии и Южной Кореи переживают сейчас период вестернизации содержания, преимущественно американского типа. Появляются новые, неизвестные ранее жанры — скажем, полемика, традиции которой в культуре этих стран отсутствуют; рушатся некогда казавшиеся незыблемыми морально-этические правила.

Еще одна страна этого региона заслуживает особого внимания — это Австралия. Особенности современного состояния СМИ страны характеризуются значительным наплывом иммигрантов из Европы в послевоенные годы, а затем и из азиатских стран. В связи с этим несколько изменился характер средств массовой информации, как печатных, так и электронных. Если говорить о правовом регулировании информационных процессов, то можно отметить следующее немаловажное обстоятельство. Ни в федеральной Конституции, ни в конституциях штатов нет положений, гарантирующих свободу слова и свободу печати. Используется традиционный для бывшей метрополии (Англии) принцип: эти свободы лучше всего защищаются общим правом. Австралия применяет на своей территории прецедентное право других государств общего права, особенно английских и новозеландских судов. Механизмы саморегулирования австралийских СМИ включают Австралийский совет по делам прессы (добровольный орган, основанный в 1976 г. Австралийской ассоциацией журналистов, тремя издательскими организациями и основными издателями Австралии) и Альянс средств массовой информации, индустрии развлечений и искусства (возник в результате объединения Ассоциации австралийских журналистов с другой организацией работников СМИ).

По австралийским законам, помимо клеветы, вторжения в частную жизнь, разглашения секретных сведений и проч., караются оскорбление религиозных чувств, непристойность и посягательства па общественную нравственность. Публикация непристойных измышлений — по общему праву мелкое преступление. Австралия приняла английский критерий, определяющий, является ли публикация непристойной. Он состоит в установлении того, "может ли материал, которому инкриминируется непристойное содержание, развратить тех, чье сознание открыто такому аморальному влиянию и II чьи руки может попасть публикация такого рода". В дополнение к этому суды определяют, является ли материал оскорбительным или неприличным в смысле наличия и нем вызова общественным приличиям и выхода за их рамки. Также учитывается, распространяется ли материал среди широкой публики или среди небольшой группы лиц. Большинство судебных преследований за оскорбление общественной нравственности связано с вопросами секса, но публикация материалов о насилии, жестокости и употреблении наркотиков может быть также классифицирована как оскорбительная. Большинство штатов и территорий приняли дополнительные законодательные акты, регулирующие привлечение к ответственности за оскорбление общественной морали. Некоторые из них разработали классификационные схемы, которые могут быть применены для запрещения или ограничения доступа к распространению и рекламированию печатных материалов. Цензурные законы проводятся в жизнь через Организацию по классификации фильмов и литературных произведений, которая вменяет в обязанность издателю материала, потенциально непристойного, сначала направлять его соответствующим властям, чтобы он был должным образом классифицирован.

Этические стандарты и объективность австралийской прессы — одни из самых высоких в мире. В последние годы наблюдается все возрастающая озабоченность ее финансовым положением. Это, однако, не мешает ряду газет конкурировать па национальном рынке, хотя, конечно, большинство регионов имеют только одну основную газету.

Как и предсказывали футурологи, научно-техническая революция не обошла стороной средства массовой коммуникации, которые сейчас претерпевают глубочайшие изменения. Последние годы ознаменованы бурно протекающими и неоднозначными процессами, которые получили название глобализации информационного пространства. Это явление связано, прежде нечто, с новейшими достижениями в технике коммуникации и электронике. Практически мгновенное донесение информации до зрителей, слушателей и читателей позволяет сделать свидетелями и участниками событий миллионы людей. Причем мы становимся невольными участниками событий, происходящих за тысячи верст от нас. В связи с этим встает вопрос: к каким социальным последствиям это может привести?

Уже сейчас компьютерные сети охватывают весь мир, и есть реальная возможность для пользователя получить нужную информацию выбранного вами агентства или источника из любой страны, из любой точки земного шара.

Вторжение научно-технического прогресса и журналистику и издательское дело привело к необратимым последствиям, глубину и значение которых трудно переоценить. Широкое внедрение электронно-вычислительной техники, трансграничная передача данных, формирование глобальной компьютерной сети — все это и многое другое предопределяет новую технологию журналистского труда, новые тенденции сбора, анализа и распространения информации.

Глобализация информационного пространства имеет ряд социально-политических последствий. Казалось бы, не так давно мир обрел новый информационный порядок. Собравшиеся в 1976 г. главы государств и правительств неприсоединившихся стран высказались за расширение сотрудничества и укрепление международной безопасности, создание национальных и региональных систем подготовки журналистов, развитие обмена между неприсоединившимися странами в целях повышения доли их участия в международном обмене информацией, ограничение деятельности печатных монополий, высказались за новый международный информационный и коммуникационный порядок. Казалось бы, ничего необычного. Просто развивающиеся страны озабочены положением, при котором они оттеснены на задворки информационной среды и вынуждены довольствоваться теми крохами информации, которые передают им мировые агентства.

Но в 1981 г. в Таллуаре состоялась еще одна конференция, выступившая с так называемой Таллуарской антидекларацией. Протекающие в массмедиа сложные процессы рассматривались с точки зрения "плюрализма Запада", смысл которого сводится к простой формуле: распространяет информацию тот, у кого она есть и у кого есть деньги на се распространение. Естественно, за последние годы в мире многое произошло, серьезно изменив информационную картину планеты.

Среди множества исследований в области информации, проведенных под эгидой ЮНЕСКО и ООН, особое место принадлежит докладу Комиссии Шона Макбрайда "Много голосов — один мир", опубликованному в 1980 г., в котором представлена информационно-коммуникационная картина, сложившаяся в 1970-е гг. Этот доклад получил глобальный резонанс. В начале 1990-х гг. многих авторов вновь заинтересовало то, насколько оправдались выводы и прогнозы, содержащиеся в докладе Макбрайда, в контексте событий, характерных для массово-коммуникационных процессов, развернувшихся в последние десятилетия XX в. Исследуя "движение Макбрайда", Л. Зассман (США) рассматривает присущую этому движению "гегелевскую диалектику". Согласно диалектике самого Зассмана, противоположности — "старый порядок" со свойственной ему гегемонией Запада (1946—1976) и "новый порядок", отразивший устремления "третьего мира" и СССР (1976—1981), "снимаются" в новом порядке, в рамках которого условия игры диктует техника, объединившая телефон, телефакс, персональную ЭВМ со спутниковыми, оптико-волоконными и компьютерными сетями. Возникает своеобразный механизм саморегуляции: государство и конкуренция сдерживают частные коммерческие интересы, а индивидуальные "малые" средства информации, в свою очередь, препятствуют формированию государственной монополии; коммуникационные технологии открывают всем и каждому доступ к информации, расширяют возможности кросскультурного взаимодействия в мировом масштабе.

В свое время основатели ЮНЕСКО предложили считать "свободное распространение идей при помощи слова и изображения" существенным фактором развития сотрудничества между пародами. Но, к сожалению, этот принцип был неосуществим в условиях холодной войны. В связи с изменениями на международной арене, произошедшими в 1980-х гг., ЮНЕСКО выработан новый подход к средствам массовой информации, соответствующий потребностям современного устройства мира и новых демократических государств. В ноябре 1989 г. па сессии Генеральной конференции ЮНЕСКО единогласно принята новая стратегия коммуникации, цель которой состоит в "обеспечении свободного потока информации на международном, а также национальных уровнях и ее более широкого и сбалансированного распространения без каких-либо препятствий свободе слова". ЮНЕСКО активно поддерживает действия межправительственных и неправительственных организаций, занимающихся защитой основных свобод: свободы слова и свободы печати. В 1990 г. при ЮНЕСКО создан Сектор культуры и коммуникации, работающий над 42 проектами для развивающихся стран, среди которых профессиональная подготовка журналистов, помощь молодым демократиям в создании собственных программ, выпуске газет и журналов. Новая стратегия коммуникации состоит в увеличении объема коммуникации в демократических и развивающихся странах.

В связи с нарождающейся эрой мультимедиа ЮНЕСКО предоставляет международному сообществу арену, где могут быть опробованы возможности и действенность новых средств коммуникации и новых информационных технологий. Цели, которые ставит при этом ЮНЕСКО в области дистанционного обучения и непрерывного образования, высоки: образование и воспитание в духе ненасилия, терпимости, уважения нрав человека и международного взаимопонимания. ЮНЕСКО и Международный союз электросвязи провели изучение телекоммуникационных тарифов — важного фактора в организации свободного обмена информацией, так как в случае высоких тарифов современные информационные супермагистрали могут оказаться заблокированными. ЮНЕСКО внесла вклад в создание Международной сети обмена информацией по проблеме свободы слова, дающей возможность пользователям сети Интернет ежедневно получать сведения о нарушениях свободы печати и случаях нападения на журналистов.

Имеются и другие вопросы по проблемам коммуникации в деятельности ЮНЕСКО: свободный доступ информации па рынки, защита авторских прав, гарантии независимости, которые многие издатели электронных сетей хотели бы иметь, формы финансирования при переводе архивов прессы в цифровую систему и т.д. Свобода распространения информации всегда связана с демократическими процессами в обществе. Именно ЮНЕСКО, призванная способствовать обеспечению свободы информации, прилагает все усилия, чтобы эта свобода нашла свое практическое воплощение. Вместе с тем на пути полного и всестороннего обеспечения свободы слова и свободы печати стоят преграды, вызванные современными политическими реалиями. Среди научно-практических задач выделяется задача регулирования информационных потоков, которая в ряде случаев подменяется приданием информации определенного идеологического и политического характера.

Поскольку доступ к информации в любой точке земли стал одинаково прост, мировые новости начали дополняться в регионах новостями местными, опять-таки в соответствии с прогнозами футурологов. Так возник феномен регионализации информации при наличии глобального информационного пространства. Этому способствует бум "малой прессы", который стая возможен благодаря появлению лазерных печатающих устройств и настольных издательских систем.

Широкий информационный поток, по сути, не признает государственных границ и цензурных ограничений. В Египте, например, в кино и на телевидении запрещено снимать и демонстрировать кадры, где Аллах представлен в облике человека, ибо не дано смертном)' познать сущность Бога. На Западе, естественно, таких ограничений нет. Египетские телезрители вполне могут смотреть передачи западных телестанций. Как быть с запретом? Очевидно, что мы стоим перед острой необходимостью унификации законодательства но СМИ в международном масштабе.

Модная концепция однополюсного мира, где лидирующую роль должны играть США, весьма удачно вписывается в современное состояние мировых коммуникационных процессов. Соединенные Штаты являются единственной страной, которая может диктовать свои условия другим странам в области распространения информации. И не только потому, что США производят основную долю информационного продукта. Именно эта страна заняла ключевые позиции на информационных магистралях, именно она целеустремленно и настойчиво продвигает в жизнь идею глобальной информационной инфраструктуры, где намерена взять под контроль распространение информации в мировом масштабе.

Информационная безопасность — понятие многогранное. Оно включает информационную безопасность личности, общества, государства и планеты в целом. Информационная безопасность также является составной частью информационного обеспечения. Когда мы говорим о праве на информацию, то должны помнить и о информационной безопасности во всех возможных се проявлениях. К сожалению, очень многие вопросы производства, обработки, хранения и распространения информации пока не получили не только юридической регламентации, но даже не имеют достаточно четкого определения.

Большую роль в создании глобального информационного пространства играют информационные агентства. Основную массу информации распространяют мировые агентства, прежде всего американские. Все мировые информационные агентства, включая ИТАР-ТАСС, активно участвуют в международном информационном обмене и в той или иной степени занимаются внешнеполитической пропагандой.

Широкое использование зарубежной информации позволяет связывать воедино процессы, протекающие за много тысяч километров от читателей с их повседневными нуждами, заботами, интересами и страхами. В США задолго до 11 сентября 2001 г. произошло множество террористических актов, и совершили их отнюдь не исламские экстремисты (например, взрыв в Оклахома-Сити). Поэтому внимание к сообщениям о проявлениях терроризма в мире было постоянным. И СМИ старались удовлетворять этот жизненно важный интерес читателей, слушателей и зрителей.

Глобализация информации породила целый ряд последствий, связанных с модернизацией стратегии мирового сообщества по ее распространению. Если новый международный информационный и коммуникационный порядок предполагал определенное противодействие международным пресс-монополиям на территории отдельно взятой страны, то ныне это осуществить чрезвычайно трудно технически, поскольку спутниковое телевидение, радио, Интернет и другие новейшие технологии позволяют оказывать информационное воздействие на реципиентов независимо от их удаленности от источника распространения информации. Сочетание глобальной информации и регионального интереса делает выступления СМИ более действенными и эффективными с точки зрения формирования общественного мнения и манипулирования им. Активная экспансия развитых в информационном отношении стран в СМИ Центральной и Восточной Европы, бывших республик СССР и развивающихся стран углубляет разрыв между богатыми и бедными государствами, создавая реальную угрозу свободе слова и свободе печати.

Связь современных зарубежных теорий и концепций журналистики с более общими доктринами социально-политического обустройства общества, а тех, в свою очередь, с различными философскими теориями, очевидна. К сожалению, иерархия понятий "философская теория" — "социально-политическая доктрина" — "теория журналистики" — "концепция" в наше время нарушена. Многие зарубежные исследователи, излагая свой взгляд даже на отдельные частные проблемы журналистики, гордо именуют свой подход теорией.

Следует принимать во внимание, что в справочной и исследовательской литературе принято толкование теории как комплекса взглядов, представлений, идей, направляемых на истолкование и объяснение какого-либо явления. В более узком и специальном смысле теория — "высшая, самая развитая форма организации научного знания, дающая целостное представление о закономерностях и существенных связях определенной области действительности — объекта данной теории".

На протяжении XX — в начале XXI в. появилось несколько десятков, если не сотен теорий журналистики и массовых коммуникаций (учений, объясняющих принципы функционирования массмедиа). Их обстоятельное описание требует отдельного серьезного исследования. Для того чтобы составить общее представление о сложившихся направлениях исследований, объединим ряд наиболее известных концепций в группы и дадим им краткую характеристику.

Один из возможных подходов классификации концепций — их условное деление на прикладные и теоретические.

Прикладные концепции предполагают объяснение специфики подачи информации, разработку новых методов журналистской деятельности. Обычно они описывают явления, которые уже нашли прикладное применение в средствах массовой информации. Некоторые из них рассмотрены выше.

В 1970-х гг. значительное место в работах американских исследователей занимала разработка ряда направлений, появившихся в практической журналистике. Среди них расследующая, прецизионная (или сверхточная), новая журналистика и др.

Термин расследующая журналистика получил в США широкое распространение в ходе уотергейтского скандала (1972—1974), особенно после выхода книги двух репортеров газеты "Вашингтон пост" К. Бернстайна и Б. Вудворта "Вся президентская рать". Считая себя последователями макрекеров ("разгребателей грязи") начала века, сторонники расследующей журналистики стремятся к обличению всевозможных злоупотреблений отдельных лиц и организаций, раскрытию противозаконных и аморальных действий и поступков, которые виновные в них всячески стараются скрыть от внимания общественности.

Термин прецизионная журналистика произошел от названия книги американского исследователя и бывшего вашингтонского корреспондента газетного объединения "Найт ньюспейперс" Ф. Мейера. Сторонники прецизионной журналистики исходят из того, что традиционные формы сбора и обработки журналистской информации в США устарели, не отвечают нуждам сегодняшнего дня и не создают реальную и объективную картину современного мира. Они делают такой вывод, основываясь, в частности, на резком падении доверия американской общественности к сообщениям средств массовой информации, а также на общем моральном кризисе и кризисе духа американского общества после агрессии во Вьетнаме и уотергейтского скандала. Предлагается широко использовать для сбора и обработки информации приемы и методы социологии и других гуманитарных наук. Традиционная журналистика, считают сторонники прецизионной журналистики, позволяет увидеть лишь верхушку айсберга, тогда как использование методов социальных наук позволяет заглянуть в самую глубину событий и явлений.

Если прецизионная журналистика провозглашает своим кредо точность и объективность, то последователи нового журнализма (1965—1975) откровенно выступают за субъективизм, включение в материал авторского мнения, настроения, элементов художественного вымысла, ведение повествования от третьего лица. Представители нового журнализма — Т. Вулф, Г. Тал из, Т. Капоте, II. Мейлер. Их новая документальная проза почти не публиковалась в газетах, чаще появляясь в журналах, таких как "Эсквайр", "Нью-Йорк", "Харперс", "Атлантик", "Роллинг стоун", но главным образом новый журнализм был представлен в форме документальной книги. К середине 1970-х гг. страсти вокруг нового журнализма пошли на убыль. В практической журналистике этот метод оказался неприемлем уже в силу огромной подготовительной работы и очень большого объема самих репортажей.

Т. Капоте шесть лет собирал материал для своей книги "Обыкновенное убийство", которую считают первым значительным произведением нового журнализма; Г. Тал из работал над книгой "Уважай отца своего" г 1965 но 1971 г.; X. Томпсон провел полтора года среди банд подростков, чтобы написать документальную книгу "Ангелы ада: странная и ужасная сага".

Большое число теоретических концепций объясняют вопросы функционирования СМИ и состояния журналистики в теоретическом преломлении, обобщая полученные так называемым эмпирическим, опытным путем данные.

К направлениям, которые разрабатывались в прошлом и продолжают разрабатываться сейчас, относятся социологические и конкретно-социологические концепции; подходы, объясняющие особенности вовлеченности средств массовой информации в политические процессы; теории, сопряженные с развитием новых технологий передачи информации и многие другие.

Одним из первых исследователей массовой коммуникации в США был известный журналист, политический обозреватель Уолтер Липпман, которого по праву можно отнести к тем, кто представлял социологическое движение. Его книга "Общественное мнение" опубликована в 1922 г. За ним закрепляют авторство теории стереотипизации. Как считал Липпман, журналисты в практической работе почти полностью зависят от предвзятых источников. Согласно его рассуждениям новость совпадает с правдой лишь в нескольких частных случаях, таких как счет бейсбольного матча или статистические итоги выборов, т.е. когда событие совершенно определенно и его результаты поддаются точному измерению. В более сложных ситуациях журналистские сообщения, указывал Липпман, не в состоянии раскрыть всю правду о событии или даже указать на нее. Липпман сделал пессимистический вывод о том, что, если общественность нуждается в более правдивой интерпретации событий, она должна обращаться не к прессе, а к другим "институтам".

Наиболее важным и продуктивным представляется подход к анализу явлений в зарубежных СМИ, связанных с политическими процессами. Еще в разгар Второй мировой войны, в 1942 г., по предложению Генри Л юса была создана Комиссия по вопросам свободы печати во главе с президентом Чикагского университета Р. М. Хатчинсом. Доклад Комиссии "Свободная и ответственная печать. Общий доклад о массовой коммуникации: газеты, радио, кино, журналы и книги" опубликован в 1947 г. На основе выводов Комиссии и с опорой на кодексы этики журналистов и практику прессы У. Э. Хокинг сформулировал положения теории социальной ответственности, выдвинув на первый план профессиональную этику. Сделанные комиссией Хатчинса выводы стали основой для детального анализа функционирования прессы в современном обществе. Известные американские теоретики и историки печати профессоры Иллинойского университета Фред Сиберт, Теодор Петерсон и руководитель проекта профессор Стэндфордского университета Уилбур Шрамм подготовили и издали книгу "Четыре теории прессы", которая долгое время считалась за рубежом классической.

Среди анализируемых авторами теорий проблема ответственности прессы находила свое решение в соответствии с теми социальными и политическими структурами, в рамках которых функционировали СМИ. Авторитарная концепция устанавливала ответственность перед королем, императором, фюрером, государством, ими олицетворяемым. Теория свободы печати, основанной на свободе воли, или, как ее называют авторы, либертарианская теория, отвергает эту зависимость, ниспровергает концепцию печати как инструмента государства и утверждает свободу от правительственного контроля, более того, предполагает право прессы контролировать правительство, выступая в роли "четвертой власти", независимой от трех ветвей государственной структуры. Теория социальной ответственности печати развивает либертарианскую линию применительно к новым условиям концентрации и монополизации прессы, выдвигая идеи определенной автономии средств массовой информации от владельцев, позволяющей учитывать интересы общества. Эта теория базируется на добровольном согласии владельцев и издателей на уступки журналистам и обществу и на существенное ограничение своих прав. Советская коммунистическая теория развивает авторитарный подход к журналистике как орудию и инструменту в руках коммунистической партии.

В предисловии к русскому изданию названной выше книги Я. Н. Засурский выдвигает пять подходов к критике прессы и постановке проблемы ответственности. Итак, существует ответственность:

— перед обществом, гражданами;

- государством, которая предполагает разную степень контроля со стороны государства;

- издателем, владельцем, а это право владельца руководить средствами массовой информации в своих экономических, политических или иных интересах;

- профессией, коллегами — открывает путь к саморегулированию средств массовой информации журналистами;

- аудиторией — читателями, зрителями, слушателями.

Журналистика отражает многообразие мира. Как отмечают авторы книги "Четыре теории прессы", "пресса всегда принимает форму и окраску тех социальных и политических структур, в рамках которых она функционирует. В частности, пресса отражает систему социального контроля, посредством которой регулируются отношения между отдельными людьми и общественными установлениями. По нашему мнению, понимание этих аспектов общества является основой для любого системного понимания проблемы прессы".

Помимо указанных четырех теорий прессы существует великое множество различных концепций. В упоминавшейся книге Уолтера Липпмана "Общественное мнение" поставлен вопрос об отношении средств информации к действительности. В разработке своей концепции автор опирался на взгляды представителей философского прагматизма В. Джеймса и Д. Дьюи. Как явствует из книги У. Липпмана, с помощью информации и интереса людей к событиям внутри страны и за рубежом можно проникать во внутренний мир людей, создавать барьер на пути того, что "сбивает их с толку". Так было положено начало научному изучению и практическому применению манипулятивных возможностей прессы.

Герберт Шиллер выделяет пять основных мифов, при помощи которых можно манипулировать сознанием. Это миф:

— об индивидуализме и личном выборе;

— о нейтралитете;

— неизменной природе человека;

— об отсутствии социальных конфликтов;

— о плюрализме средств массовой информации. Герхард Гляйссберг в работе "О концентрации печати и манипулировании общественным мнением" отмечает, что "концентрация печати улучшает и упрощает условия для обработки сознания, позволяет проводить ее целенаправленнее, полнее и эффективнее". На это явление неоднократно обращал внимание и Бен Багдикян.

Существует немало концепций, рассматривающих практическую журналистику именно с этих позиций. Так, в начале XX в. в США возникла теория магической пули на волне распространения кинематографа, в котором усматривалась беспредельная сила магического проникновения "в глаза и уши" зрителей и подчинения их идеям, образам и стилям жизни киногероев. Теорию магической пули нередко объединяют с теорией инъекций, которая сравнивает воздействие СМИ на аудиторию с мгновенным действием подкожных впрыскиваний, утверждает прямое воздействие СМИ па аудиторию, игнорируя ее возрастные, культурные, демографические и другие особенности. В последнее время эта теория почти полностью отвергается в коммуникативистике, опирающейся на данные новейших контент-анализов, изучающих рецептивные модели в информационных процессах. Теория моделирования утверждает, что многие современные люди моделируют свою жизнь, манеру одеваться, говорить, вести себя дома и на работе, избирают формы решения своих проблем, подражая образцам, преподносимым им в СМИ. Акцент при этом ставится на массовости усвоения новых тенденций в моде, что объединяет теорию моделирования с теорией адаптации к нововведениям. Заостряя внимание на результатах процессов моделирования и адаптации, обе теории помогают изучать характер и типы влияния СМИ на общественные нравы и культуру. Интересной представляется теория аккумуляции, разработанная на основе долголетних исследований влияния СМИ на взгляды, вкусы и поведение аудитории. Утверждают, что сила влияния СМИ образуется и растет за счет увеличения совокупного результата постоянных, пусть даже небольших, но изо дня в день повторяющихся воздействий информации, распространяемой по каналам массмедиа и упорно внушающей одни и те же мнения и имиджи. Со временем все это аккумулируется и выливается в мощный поток глубочайшего влияния на все общество и всю культуру. К тщательному изучению путей и форм влияния СМИ на массовую аудиторию призывает теория диффузии. Предполагается, что на первой ступени информация, поступающая из СМИ, фиксируется в мнениях компетентных уважаемых в обществе людей — лидеров мнений. На второй ступени она переходит к другим потребителям. Впервые концепцию двухступенчатого информационного потока выдвинули П. Лазарсфельд и Б. Берелсон. Она была дополнена другими исследователями, которые хотели учитывать не только индивидуальные особенности восприятия информации у разных людей, но и тот контекст, который образуется при межличностных контактах.

Некоторые исследователи, отвергая концепцию манипулирования, выделяют в деятельности прессы ее коммуникативную функцию. Чаще всего они отмечают роль СМИ в коммуникациях сверху вниз и снизу вверх, а также по горизонтали. Особенно ярко это проявилось по отношению к специальным изданиям в русле доктрины человеческих отношений в промышленности, одним из основоположников которой является Элтон Мэйо. В рамках отдельного предприятия, которое занимало его главным образом, Мэйо не верил в установление гармонии без специальных мер, в особенности психологического характера. В ряде случаев Мэйо основывался на воззрениях Джорджа Кейнса и нео-кейнсианцев.

Для ряда стран злободневной стала проблема все большей психологизации агитации и пропаганды. Тезис Уолтера Липпмана о том, что люди по-разному реагируют на одно и то же сообщение, заставил социопсихологов обратить особое внимание на поиски путей использования этого явления в практике массовых коммуникаций. Так, американский исследователь М. Дефлер предложил теорию индивидуальных различий, исходившую из того, что любое сообщение вызывает поток впечатлений и мнений. Отсюда возникала чисто практическая задача: привести этот поток в такую систему, которая была бы способна повысить эффективность воздействия на аудиторию. Именно с этих позиций впоследствии подошел к проблемам информационного воздействия видный американский социопсихолог Гарольд Лассуэлл. Концепция Лассуэлла в свое время была направлена против социологии знания, получившей широкое распространение в западноевропейских странах. Ее представители пытались понять, почему одно и то же слово в устах людей различного социального положения приобретает совершенно разные значения. П. С. Гуревич так интерпретирует слова видного представителя социологии знания К. Мангейма: "Когда в начале XIX в. консерватор старого толка, разъяснял К. Мангейм, говорил о свободе, то он понимал под этим право каждого сословия жить в соответствии с данными ему привилегиями ("свободами"). Представитель романтически-консервативного направления понимал под свободой право индивида жить по собственному усмотрению. Либерал же, толкуя об этом, имел в виду свободу от тех привилегий, которыми дорожил консерватор". К. Мангейм и его последователи полагали, что не материальные общественные противоречия, а их идеальное отражение, антагонизм идей, образа мыслей, мировоззрений являются причиной социальных конфликтов.

Концепция Г. Лассуэлла и созданная им теория массовой коммуникации с самого начала исходили из того, что изучение социальной роли идеолога или самой идеи, выдвинутой им, не дает полной картины массово-информационных процессов, происходящих в обществе. Необходимо дополнить рассмотрение социальной обусловленности познания и роли идеолога анализом стихийно складывающегося сознания, противостоящего оформленным идеологическим доктринам. Поэтому Г. Лассуэлл считал особенно важным рассмотрение так называемого "реального", "практического", "массового", "разлитого" сознания. В этом и состоит отличие теории массовой коммуникации от европейской социологии знания. Общественные противоречия, считал Лассуэлл, порождаются неравномерностью распространения информации, поэтому принцип "равного просвещения" должен помочь лицам, обладающим различными специальностями, разным уровнем профессиональных и технических знаний, прийти к пониманию и к соглашению по проблемам, касающимся мира в целом, ибо целью демократического общества является равноценное просвещение эксперта, лидера и гражданина.

Быть "четвертой властью" пресса может только в подлинно демократическом обществе, где народ принимает участие в политическом процессе и может активно влиять па распространяемую информацию. Французский исследователь прессы Жан-Луи Серван-Шрайбер в книге "Власть информации" отмечал, в частности, что создание технической базы современных СМИ и "крушение авторитарных королевств и империй ввело повсюду в моду — если не в силу -свободу самовыражения. Таким образом, назрела наконец вся совокупность материальных и политических условий для взрыва в области информации и произошел переворот в образе мыслей и действий людей".

СМИ, используя права и свободы человека, сами устанавливают диктатуру. Именно так расценивает всесилие прессы и ее способность манипулировать общественным мнением Ж. Мерме, вводя термин "демократура". Контроль за информационными процессами создает, по мнению Ф.-А. де Вирье, медиакратию. Он, в частности, отмечает, что в условиях медиакратии народ остается суверенным, но его роль меняется: становится весомым не его голос в избирательной кампании, а его мнение. В обществе образуются "треугольники": "правительство — массмедиа — общественное мнение", "знание — массмедиа — ученики" и т.д. В наши дни активно разрабатывается теория "информационного общества", выдвинутая Э. Тоффлером.

Понимая прессу как мощное орудие социальной и классовой борьбы, марксистские исследователи СМИ расширяют ее функции, включая в число последних просвещение, распространение научных знаний, развитие культуры, формирование мировоззрения, управление обществом. Известные положения об открытой партийности печати, о том, что газета не только коллективный пропагандист и агитатор, но также и коллективный организатор, позволяют достаточно глубоко анализировать взаимосвязь прессы, политических институтов и политических процессов. Открытая партийность, а следовательно, и идейная направленность печати, радио и телевидения выражает интересы определенных классов и социальных групп, является результатом и политическим выражением социально-классовых противоречий, неразрывно связана с деятельностью политических партий. Объективная партийность есть результат последовательности, монизма в познании истины. Марксистское учение о трех формах классовой борьбы (экономической, политической и идеологической) открыто признает участие СМИ во всех формах классовой борьбы, особенно в идеологической.

В странах Запада самое пристальное внимание уделяется изучению конкретных социальных функций прессы. Прикладное значение подобных исследований чрезвычайно высоко, поскольку они дают несомненный практический выход, особенно при изучении качественных газет. По мнению американского теоретика журналистики У. Шрамма, качественные газеты привлекают "влиятельных читателей широтой и глубиной освещения и имеют тенденцию занимать независимую и даже критическую позицию по отношению к правительству. Их политику не контролирует никакая центральная власть, и они служат скорее наблюдателями и критиками своих правительств, чем их представителями". Крупный специалист в области качественной печати Дж. Мэррил обращает особое внимание на содержание качественных изданий как на одну из главных характеристик. Эти издания представляются Мэррил у более озабоченными будущим, завтрашними последствиями сегодняшних событий. Они имеют возможность предвидеть и предсказывать благодаря своей заинтересованности и информированности.

Конкретно-социологические исследования прессы позволяют поднять эффективность выступлений печати, найти наиболее важные звенья в цепи формирования общественного мнения и управления им. Как отмечают исследователи, в целом процесс формирования и изменения политических взглядов личности, процесс политической социализации протекает в двух формах — прямой и косвенной. Прямая форма политической социализации включает такие аспекты, как подражание, политическое образование, в частности, под воздействием СМИ, политический опыт. Косвенные формы политической социализации включают межличностное общение, участие в различных неполитических организациях и движениях, генерализацию — перенос на политические объекты и процессы отношений, выработанных к другим ценностям, нормам и явлениям общественной жизни.

Социологическое направление представлено английским автором Д. МакквейлоМу изучавшим прессу в качестве социального института. Особое внимание он уделил проблеме содержания СМИ и их воздействия на аудиторию. Труды Макквейла во многом перекликаются с исследованиями, выполненными американскими учеными, работавшими в русле американской социологической теории. На концептуальные разработки в области социологической теории массовых коммуникаций оказал серьезное влияние функциональный метод Т. Парсонса. Крупнейшие американские социологи П. Лазарсфельд и Р. Мертон приходят к заключению, что главные группы власти, основное место среди которых занимает организованный бизнес, приходят к применению методов манипулирования массами посредством пропаганды вместо более прямых средств контроля.

Те, кто контролируют взгляды и убеждения в нашем обществе, меньше прибегают к физическому насилию и больше к массовому убеждению. Радиопрограммы и реклама занимают место запугивания и насилия.

Исследования отдельных проблем СМИ приводят и к другим выводам. Так, Дж. Танстелл выступил с концепцией "дерегуляции прессы". Ее суть сводится к следующему. Поскольку во многих странах пресса все больше и больше входит в рыночные отношения, спрос и предложение такого особого товара, как газеты и журналы, радио-и телепрограммы и т.н., начинают действовать вместо государственных и иных официальных регуляторов. Рыночные механизмы управляют содержанием информации. Близка к ней теория самовоспроизводства, которая представляет общество в виде непрерывного существования саморегулирующихся и самосоздающихся подсистем, имеющих собственные информационные связи с окружающей средой. Это обусловливает децентрализацию общественных структур и их некоммуникабельность относительно общих экологических проблем. Связи между различными общественными подсистемами и средой осуществляются посредством не общих, а специфических для каждой подсистемы дискурсов и кодов. В экономических подсистемах, например, кодами являются цены, и все коммуникации зависят от языка цен. Критики этой теории считают ее пессимистической, внушающей безверие в коллективный разум, необходимый для решения глобальных экологических проблем с помощью СМИ, и дискредитирующей их общественную природу и значение.

С начала 40-х гг. XX в. в изучении массовой коммуникации приобретает известность конкретно-социологический подход — анализ содержания каналов информации и систематизированные опросы общественного мнения.

П. Лазарсфельд, Б. Берельсон и Э. Годе в 1940 г. провели исследование в округе Эйр штата Огайо, цель которого -изучение пропагандистского воздействия средств массовой информации на решение избирателей типичного избирательного округа голосовать за того или иного кандидата на президентских выборах 1940 г. Для исследования было отобрано 600 чел. Исследователи утверждали, что в среднем в период избирательной кампании число людей, получивших первичную информацию от других людей, т.е. в результате неформального общения, приблизительно на 10% превышало число людей, подвергавшихся непосредственному воздействию средств массовой информации. Это привело их к выводу о том, что распространение информации проходит две основные стадии: от средств массовой информации к относительно узкому кругу хорошо образованных и информированных лиц и уже от них — в результате неформального или межличностного общения — к основной массе индивидуумов, имеющих меньший доступ к средствам массовой информации и зависящих в информированности от других людей.

Так родилась получившая одно время широкое распространение теория двухступенчатого потока коммуникации, делившая членов общества на лидеров общественного мнения и пассивную массу реципиентов (управляющих и управляемых).

Интересной и практически значимой является так называемая концепция "привратника", выдвинутая еще в 1947 г. в работах социопсихолога Курта Левина. У редактора-привратника" имеются следующие функции:

— творческая (все журналисты в редакции пишут, отбором же занимается руководитель — как правило, ответственный секретарь);

- в самом пишущем сидит "привратник": каждый по опыту знает, что может быть пропущено в печать, а что нет;

— функции "привратника" выполняют органы внешней цензуры;

- пресса ориентирует массы в информационном потоке, управляет ими, просвещает их.

Теория сверстывания материалов печати, близкая к концепции "привратника", утверждает, что большая часть новостей в печати носит запрограммировано выборочный характер, поскольку и темы, и проблемы, прежде чем они станут достоянием читателей, подвергаются тщательному отсеву и распределяются в соответствии с той степенью значимости в газетно-журнальном пространстве, которая им предназначается.

Теория "стереотипных капсул" утверждает, что СМИ могут распространять стандартизированные мнимые представления о жизни и культуре, формируя из них модели поведения, нравов, ценностей, социальных возможностей. В исследованиях представителей Анненбергской школы это доказывается посредством анализа процессов создания имиджей и их инкультурации в массовой аудитории. Появилась концепция терапевтического удовлетворения потребностей, согласно которой для изучения реакции аудитории на полученную информацию надо выяснить, что побуждает ее обращаться к СМИ, какие типы удовлетворения своих желаний она ожидает. Выделяются разные мотивы, цели, потребности — бегство от рутины и бремени жизненных ситуаций, поиски эмоциональной разрядки или отвлекающего нехимического болеутоляющего средства (не случайно, согласно этой концепции, в больницах имеются радио и телевизионные установки). Не исключаются и другие возможные варианты.

Совокупность различных подходов в изучении зарубежных СМИ дает так называемую медиалогию как новейшее направление в научном исследовании массовой коммуникации. Журналистика — дисциплина синтетическая. Конечно, у журналистики есть свои, присущие только ей принципы и методы анализа и синтеза, но она использует также методологию всех наук, с которыми вступает во взаимодействие.

Множество теорий и концепций развития журналистики обусловлено множественностью подходов к ее функциям. Вместе с тем предпринимаются попытки создать всеобъемлющую теорию. Таковой, например, можно считать теорию для коммуникаций в XXI в., являющуюся целью многопрофильных исследований. Основное направление работы — выявление возможностей и последствий влияния новых информационных технологий на общество, культуру и судьбы журналистики. Участники исследований изучают многие актуальные проблемы переходного этапа на пути к информационно-сетевому обществу.

Как отмечает Л. М. Землянова, "сходство проявляется в признании позитивного воздействия новых электронных медиа на развитие скоростных многосторонних связей между разными сферами общественно-культурной жизни стран и регионов, на создание предпосылок для повышения ее качества, демократизации и информатизации. Расхождения обнаруживаются при попытках выявления и разрешения конкретных социальных противоречий переходного этапа и в поисках "рационально-критической медиаполи-тики" в условиях развития новых информационных технологий. В отличие от исследователей, увлеченных риторикой эйфорического прославления этих технологий, аналитики, избегающие технологического детерминизма, признают необходимость более трезвого подхода к достоинствам новой техники, внедрение которой сопряжено с такими сложными социальными проблемами, как недоступность для малообеспеченных и малообразованных людей, для слаборазвитых районов и государств".

Как видим, в повседневной практике журналистики используется множество теорий и концепций, причем они находятся во взаимовлиянии и взаимопроникновении.

Выводы. В сложных условиях современного мира и глобализации информационного пространства важную ориентирующую роль играют теории и концепции журналистики и средств массовой коммуникации. Глобализация информации привела к модернизации стратегии мирового сообщества по ее распространению. Если новый международный информационный и коммуникационный порядок предполагал определенное противодействие международным пресс-монополиям на территории отдельно взятой страны, то ныне осуществить это технически чрезвычайно трудно, поскольку спутниковое телевидение, радио, Интернет и другие новейшие технологии позволяют оказывать информационное воздействие на реципиентов независимо от их удаленности от источника распространения информации. Сочетание глобальной информации и регионального интереса делает выступления СМИ более действенными и эффективными с точки зрения формирования общественного мнения и манипулирования им. Активная экспансия развитых в информационном отношении стран в СМИ Центральной и Восточной Европы, бывших республик СССР и развивающихся стран углубляет разрыв между богатыми и бедными государствами, создавая угрозу свободе слова и свободе печати.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика