Меню
Главная
УСЛУГИ
Авторизация/Регистрация
Реклама на сайте
Экономика СССР в послевоенный периодПослевоенный период (1945–1950)Г. Послевоенный период (1945–1950 гг.)Эволюция налоговой системы в СССР в военный и послевоенный период...Послевоенный период
Снижение международной напряженности в условиях окончания "холодной..."ВТОРАЯ РАЗРЯДКА" И ОКОНЧАНИЕ "ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ" (1985-1991 ГГ.)НАЧАЛО "ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ" В ВОСТОЧНОЙ АЗИИДвухполюсный мир и "холодная война"ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА И НАЧАЛО "ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ"
 
Главная arrow Журналистика arrow История зарубежной журналистики
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >

Лекция 5. ЗАРУБЕЖНАЯ ЖУРНАЛИСТИКА В ПОСЛЕВОЕННЫЙ ПЕРИОД

После окончания Второй мировой войны период сотрудничества стран-победительниц, участниц антигитлеровской коалиции, был недолгим.

Уже в 1946 г. У. Черчилль в знаменитой речи в американском городе Фултон по сути провозгласил начало холодной войны между странами Западной Европы и США с одной стороны, и странами социалистического лагеря — с другой. Бывших союзников разделил

"железный занавес". С обеих сторон велись идеологическая борьба и психологическая война. Советским Союзом холодная война была проиграна. Распался блок социалистических стран, развалился и Советский Союз. На обломках "великой империи" появилось множество независимых государств, ориентированных на разные ценности в политической сфере. Между некоторыми из них сложились напряженные отношения, выливающиеся порой в вооруженные конфликты.

Демократические преобразования в странах постсоветского пространства и бывшего лагеря социализма были направлены на реставрацию капиталистических отношений. Естественно, что средства массовой информации тоже претерпевали изменения. Информация стала товаром; газеты, журналы, радио и телевидение, информационные агентства превратились в коммерческие капиталистические предприятия. Началось активное проникновение СМИ Запада в информационное пространство Восточной и Центральной Европы, бывших республик Средней Азии.

Новая геополитическая ситуация привела к кардинальным изменениям в управлении информационными потоками большинства стран мира на всех континентах. Наиболее радикальные перемены произошли в странах тропической Африки. Глобализация информационного пространства привела к драматическим изменениям подходов, тематики, жанрового многообразия, языковых и стилистических особенностей публикуемых в печатных СМИ материалов, передач радио и телевидения. Журналисты чаще всего брали пример с наиболее сильной в информационном отношении страны — Соединенных Штатов Америки. Вместе с тем вестернизация СМИ по американскому образцу не смогла преодолеть существовавшие и существующие национальные особенности в журналистике зарубежных стран. Мировые тенденции развития и национальные особенности журналистики проявляются и одновременно существуют во многих странах мира.

СМИ в условиях холодной войны

Итоги Второй мировой войны широко обсуждались в мировых СМИ. Прежде всего, анализировались причины поражения фашизма и победы союзников. Подходы и точки зрения были разными, по общая тональность все-таки позитивной.

Новая обстановка в мире требовала оперативных поисков решении злободневных вопросов. Так, центр экономической жизни переместился из Европы за океан, в США. Социализм вышел за рамки одной страны. В Европе появились страны народной демократии, в ряде западноевропейских стран в правительства вошли коммунисты. Сотрудничать или жить в условиях жесткой конфронтации? Как относиться к американскому плану Маршалла по оказанию экономической помощи Европе? Принимать или не принимать, а если принимать, то на каких условиях? Как использовать опыт войны (экономический, политический, пропагандистский) в мирных условиях? Назревало крушение системы колониализма. В этих условиях Англия из мировой державы превращалась в промышленно развитое государство, насчитывающее всего 2% мирового населения, потеряла источники сырья и рынки сбыта. Что делать? Эти и многие другие вопросы волновали политических общественных деятелей и, конечно же, журналистов.

Страны-победительницы отстаивали свои национальные интересы в Европе, Азии и Африке. Не был исключением и Советский Союз. Так, в 1945 г. СССР стремился закрепить победу и на дипломатическом фронте: он потребовал изменения статуса черноморских проливов, включая признание права СССР на создание военно-морской базы в Дарданеллах, предоставления ему права па протекторат над Триполитанией (Ливией), чтобы обеспечить себе присутствие в Средиземноморье. Но не только СССР был столь настойчив в отстаивании своих интересов. Страны Запада еще до завершения Второй мировой войны предприняли ряд недружественных по отношению к своим союзникам акций.

Следует отдать должное ряду политических деятелей Запада, поддерживавших право России на защиту своих интересов. Так, министр торговли США Генри Уоллес считал вполне обоснованными претензии СССР и даже предлагал пойти на своеобразный раздел мира, признав за Советским Союзом право на доминирование в ряде регионов. Но тон задавали другие лидеры, мнения которых и их конкретные предложения широко цитировались в СМИ.

Черчилль призвал последовательно отстаивать ценности свободы, демократии и христианской цивилизации против тоталитаризма, для чего необходимо обеспечить тесное единение и сплочение англосаксонских наций.

В 1947 г. президент США Гарри Трумэн объявил о необходимости "политики сдерживания" в отношении СССР во всем мире. Трумэн заявил о намерении предоставить Греции и Турции военную и экономическую помощь в размере 400 млн долл. под предлогом коммунистической угрозы со стороны СССР. Одновременно он сформулировать задачи политики США, нацеленной на помощь "свободным народам, сопротивляющимся попыткам закабаления со стороны вооруженного меньшинства и внешнему давлению". Трумэн, кроме того, определил содержание начинающегося соперничества США и СССР как конфликт демократии и тоталитаризма. Так появилась на свет доктрина Трумэна, ставшая началом перехода от послевоенного сотрудничества СССР и США к соперничеству.

Европа лежала в руинах. В 1947 г. государственный секретарь США Джордж К. Маршалл выступил с речью в Гарвардском университете с обоснованием необходимости американской помощи европейским странам, устранения торговых барьеров, модернизации индустрии европейских стран. Даже в Америке далеко не все восприняли предложение госсекретаря с энтузиазмом. Политические условия получения помощи были весьма сложными, откровенно "торчали ушки" доктрины Трумэна: американцы требовали в качестве предварительного условия предоставления помощи выведение коммунистов из состава правительств. К 1948 г. коммунистов в составе западноевропейских правительств уже не было. Тот же Генри Уоллес осуди.] план Маршалла, назвав его инструментом холодной войны против России.

Противостояние проявлялось в экономической, политической (в том числе и военной) и идеологической сферах. Идеологическое противостояние, а в ряде случаев использование арсеналов психологической войны, требовало теоретического обоснования. "Мозговые центры" стали активно изучать опыт геббельсовской "тотальной пропаганды" и внедрять полученные результаты в практику работы.

В послевоенные годы чрезвычайно сложным было положение во Франции, где левое правительство столкнулось с жесткими политическими требованиями американцев и англичан (в том числе по вопросам предоставления экономической помощи). Элементы холодной войны в журналистике Франции, однако, наблюдались достаточно слабо.

Период Освобождения (1944—1946) принес глубокие перемены в социально-политическую жизнь Франции. К власти в стране пришли партии и силы, сыгравшие решающую роль в движении Сопротивления и в ходе освобождения страны от гитлеровской оккупации, — коммунисты, социалисты и католики. Подобное распределение политических сил ("трехпартийность") во многом определило ландшафт журналистики Франции первых послевоенных лет. В преамбуле к конституции Четвертой республики (1946) содержалось торжественное подтверждение прав и свобод человека и гражданина, освященных "Декларацией прав 1789 г." и "основных принципов, признанных законами Республики". Левыми силами, находившимися у власти, были проведены в жизнь национализация железных дорог, авиатранспорта, банков, угольных шахт, электростанций, введение восьмичасового рабочего дня, оплачиваемых отпусков трудящимся, утверждение права профсоюзов на заключение коллективных договоров с предпринимателями, права рабочих на пенсии и социальное страхование и т.п.

В 1945 г. коммунисты издавали 52 ежедневные газеты, социалисты — 34, демохристиане — 27. Поддержанный левыми силами президент Национальной федерации французской прессы, радикал Альбер Байе добился национализации радио и ликвидации на территории страны рекламных передатчиков (Байе настаивал даже на запрещении законом публикации платной рекламы и прессе вообще). Участники трехпартийной коалиции настояли па преследовании пособников оккупантов и их печати. В результате проведенной в 1944—1946 гг. "чистки" в системе журналистики наряду с конфискацией типографий периодических изданий, запятнавших себя коллаборационизмом, расстреляны Жорж: Сюарез, директор газеты "Ожурдюн" ("Сегодня"), и Ровер Барзийак из "Же сюи парту". Закрыты "Аксьон франсез", "Тан", "Эко де Пари", "Пари суар", "Матэн", "Журналь", "Журнал де деба" и "Пети Паризьен". Законодательно запрещено дальнейшее использование названий газет и журналов, выходивших во время оккупации (исключения сделаны лишь для двух газет — "Фигаро" и "Круа", которым покровительствовали демохристиане из партии Народно-республиканское движение, участвовавшие в Сопротивлении). Поставлены вне закона даже литературные журналы коллаборационистской ориентации "Нувель ревю франсез" ("Новое французское обозрение"), "Ревю юниверсель" ("Универсальное обозрение") и др. Стремящееся освободить печать от влияния финансовых сил и гарантировать разнообразие мнений в ней, всячески благоприятствуя развитию плюрализма газет, французское государство строго регламентировало печатную информацию. Первейшим стремлением демократов было также желание покончить с тенденцией к чрезмерной монополии в области информации и индустрии печати и ослабить давление па них частных интересов. В соответствии с ордонансом де Голля 1944 г. один собственник не мог владеть более чем двумя газетами.

Уже при Временном режиме (1944—1946) разрешено издание всех газет и журналов, появившихся в Сопротивлении и основанных его участниками после войны, которым отдавался несомненный приоритет. Появляется множество новых газет и журналов, чаще всего эфемерных. Только в 1946 г. в Париже заявляют о себе 28 новых ежедневных газет, а в провинции — 175. Всего в Париже возникло 68 новых газет, совокупность которых позже получила название "новой" прессы. Ее первейшая особенность — острая политизированность, бесспорная политическая ангажированность, причем ангажированность влево. Значительно меньшая часть парижских газет, как ежедневных, так и еженедельных, выходила без определенного политического флага. В 1944 г. Шарль де Голль, председатель Временного правительства Франции, потребовал, чтобы новые газеты издавались исключительно с предварительного разрешения властей, причем разрешались лишь издания, доброжелательные к вышедшему из Сопротивления режиму.

Период существования "новой" прессы был кратковременным. Начало ее кризиса относят к 1947 г., когда перестали выходить многие газеты партий, организаций и групп Сопротивления. Уже в 1945—1947 гг. прекратили существование 38 ежедневных газет, включая 11 парижских. В 1947— 1951 гг. их судьбу разделили еще 63 газеты, в том числе 13 парижских и 50 провинциальных. Всего же прекратилось издание 121 органа "новой" прессы, и в 1945—1955 гг. число ежедневных газет в Париже уменьшилось почти втрое.

Одновременно с сокращением количества ухудшалось их качество. Первыми погибали газеты, пытавшиеся предложить читателю свою политическую программу, побудить его к размышлению над проблемами современности и тяготевшие к публицистическим формам освещения действительности. Одновременно с возобновившейся и заметно усилившейся коммерциализацией прессы происходила американизация журналистских методов и форм. Объем газет увеличивался, главным образом, за счет возрастания места "нередакционной площади" в контексте общей печатной площади газеты. Верх окончательно одержала информационная пресса, причем информация подавалась преимущественно в графической форме. Два ее главных элемента — фотоновость и рекламное объявление. Существовали также весьма жесткие ограничения по бумаге. Выпуск шестиполосных газет был разрешен лишь в 1949 г., а цена за экземпляр газеты существенно возросла. Ухудшение экономического положения печати в конце 1950-х гг. во многом объяснялось необходимостью модернизации типографского оборудования. Вследствие поглощения слабых изданий более сильными наблюдалось ужесточение монополизации прессы.

Среди немногих выживших — газета "Комба" ("Бой"), одна из самых влиятельных среди тогдашних французских газет. Она была голлистской по направленности. Со временем самой популярной ежедневной газетой стала парижская газета "Монд", первый номер которой вышел в свет 19 декабря 1944 г. Она располагалась в здании газеты "Тан", прекратившей свой выход в "южной" зоне в 1942 г. "Монд" основал бывший сотрудник газеты "Тан" Юбер Бев-Мери, к которому затем присоединились другие сотрудники этой газеты. "Монд" набиралась шрифтами "Тан", печаталась на ее печатных машинах. Эти обстоятельства многим дали основания полагать, что "Монд" является прямой преемницей "Тан", всего лишь переименованной. Но при всем сходстве "Монд" и "Тан" имели между собой слишком мало общего. Их важнейшее отличие заключалось в том, что "Монд" — издание, действительно независимое ни от власти, ни от крупного капитала. Она с самого начала не получала субсидий и существовала исключительно на собственные доходы от подписки, продажи и рекламы, будучи, между прочим, единственной французской газетой, ежегодно публиковавший свой финансовый отчет. Стабильный читательский интерес к "Монд" как к экономически и партийно-политически независимому изданию рос.

Многие ведущие парижские газеты к концу 1950-х гг. достигли апогея тиражности. "Фигаро", "Паризьен ливере" ("Свободный парижанин") и "Орор" ("Заря") добились полумиллионного тиража, а "Франс-суар", ("Французский вечер"), выходившая в 1952 г. тиражом 750 тыс. экз., уже через пять лет имела тираж более 1 млн экз. и стала рекордсменом Франции в этой сфере. Если правоконсервативная "Фигаро" распространялась в основном по подписке, а основную часть тиража поглощала провинция, то "Франс-суар" — главным образом в розницу и преимущественно в столице страны и ее пригородах, что делало ее изданием скорее городским, чем национальным. На этой "газете мгновения", рассчитанной на сиюминутный интерес, лежала явственная печать американского газетно-бульварного журнализма, ярым приверженцем которого был политический директор этой газеты Пьер Лазарев, в 1940—1944 гг. находившийся в эмиграции в США. Воскресное приложение "Франс-суар" — "Франс-диманш" ("Воскресная Франция") занимало на тот период первое место по тиражу в системе парижской еженедельной прессы.

В свою очередь, "Паризьен либере" — крупнейшая среди утренних французских газет. Она рассчитывалась на малоподготовленного читателя с неразвитым социальным мышлением и достаточно ловко подлаживалось под его интересы. Рабочие составляли не менее половины ее читательской аудитории, что было более высоким показателем, чем у коммунистической "Юманите". Вопросы внутренней политики занимали на страницах "Паризьен либере" только 10% ее редакционной площади, а внешняя политика — всего 3%, зато под рекламу постоянно отводилось не менее двух третей ее печатной площади.

Сходной концепцией газетного журнализма руководствовалась другая крупная утренняя газета — "Орор", имевшая также правоконсервативную ориентацию, тираж которой в 1950-е гг. составлял 400—500 тыс. экз. Заметное место в системе парижской ежедневной прессы периода Четвертой республики занимала газета "Либерасьон" ("Свобода"), несомненно являвшаяся одной из лучших газет страны и сделавшаяся органом "некоммунистических левых". Она просуществовала до 1964 г. Что касается коммунистической газеты "Юманите", ее положение оставалось достаточно устойчивым.

Большинство политических изданий переместилось в сферу еженедельной журналистики. Как правило, они именовали себя "независимыми", хотя на деле имели правую направленность. Появилась целая группа изданий, враждебно настроенных к буржуазно-демократическим устоям Четвертой республики: "Экри де Пари" ("Письма Парижа"), "Либерти Франсез" ("Свободные французы"), "Нуво жур" ("Новый день") и др. Как правило, это были экономически слабые, убыточные издания, существовавшие на субсидии политических групп. Заслуживает упоминания также так называемая малая (или "конфиденциальная", "параллельная") пресса, отличительными чертами которой являются крайняя реакционность и по сути нелегальное существование, а также мизерные тиражи.

Что касается изданий левой политической журналистики, то, в первую очередь, необходимо назвать газеты коммунистов ("Юманите-диманш" — "Воскресное человечество" и "Франс нувель" — "Новая Франция") и социалистов ("Попюлер-диманш" — "Воскресная народная газета" и "Монд уврие" — "Рабочий мир"), а также профсоюзную еженедельную прессу ("Внувриер" — "Рабочая жизнь", "Форс увриер" — "Рабочая сила", "Пёпль" — "Народ" и "Сэндикалисм" — "Синдикализм"). Однако наибольшей популярностью в читательской среде пользовались не они, а левые политические еженедельники, формально не принадлежащие ни одной политической партии, и выступавшие как органы некоммунистического левого направления — "Экспресс" и "Франс-обсерватер" ( " Французский обозреватель" ).

К концу 1950-х гг. во Франции сложилась система журнальной периодики. Тон среди изданий журнального типа задавали публикации, открещивающиеся от политики и по сути являвшиеся журнальным аналогом изданий газетной информационной прессы. Многие из подобных изданий составили "прессу сердца". Взятая в целом "пресса сердца" равнозначна женской печати. Она вышла из довоенного журнала Жана Пруво "Мари-Клер" (1937), появившегося в период, когда во Франции была широко развита индустрия предметов красоты, нуждавшаяся в усиленной рекламе и сильно повлиявшая на стиль жизни молодежи. К началу 1960-х гг. "пресса сердца" уже имела многомиллионную аудиторию — "Эптимите" ("Близость"), "Фестиваль" ("Фестиваль"), "Мадригаль" ("Мадригал"), "Конфиданс" ("Доверие"), "Секре де фамм" ("Секрет женщины") и др.

Важную роль в культурной и политической жизни Четвертой республики играли общественно-литературные издания. Среди них выделялись еженедельники "Нувель литтерер" ("Новая литература"), "Леттр франсез" ("Французские письма") и "Фигаро литтерер" ("Литературный Фигаро") и ежемесячные журналы "Нувель ревю франсез" ("Новое французское обозрение"), "Эспри" ("Дух"), экзистенциалистский журнал "Тан модерн" ("Новое время"), оказывавший наибольшее влияние на интеллигенцию и молодежь, выдержанный в духе академических традиций "Ревю де Пари" ("Обозрение Парижа") и созданный в 1948 г. Франсуа Мориаком ежемесячник "Табль ронд" ("Круглый стол").

Развитие системы французских массмедиа Пятой республики во второй половине XX в. шло под знаком неуклонного расширения информационного поля СМИ, что является результатом как нарастающего усложнения современного мира и его проблем, так и соответствующего непрекращающегося расширения интересов и запросов потребителей массмедиа. Следующая особенность выражается в относительном уменьшении места ежедневной прессы в системе периодической печати, с одной стороны, и места и значимости периодической печати как таковой в массовой коммуникации — с другой. Эти изменения были обусловлены чрезвычайно бурным развитием телевидения как важнейшего и самого современного рода массмедиа. Газеты и журналы оказались перед необходимостью "привыкания" к параллельному существованию с телевидением. Обладающее практически безграничными возможностями охвата массовой аудитории, недоступной печати всепроникающей способностью и невиданной эффективностью воздействия на общество, телевидение к тому же отнимаю у периодической печати нее большую часть рекламных доходов.

В новой обстановке газеты и журналы комментировали и анализировали новости, уже ставшие достоянием массовой аудитории по каналам радиовещания и телевидения. Наиболее жизнеспособными оказались издания качественной прессы, поставившие во главу угла интерпретацию новостей, а не сообщение о них; органы специализированной информации; газеты местных новостей, которым радио и телевидение не могут уделять необходимое место. Дальнейшая адаптация ежедневной прессы к условиям телевизионной эры выразилась в создании еженедельных приложений, причем все более журнального типа, а также в регионализации парижских газет, которые стали практиковать выпуск соответствующих приложений, например "Лион — Фигаро" и "Лион — Либерасьон".

Ежедневная пресса Франции перманентно переживает кризис. Так, за 1945—1985 гг. население Франции увеличилось более чем на одну треть, а число газет уменьшилось почти втрое в Париже и более чем вдвое в провинции.

В системе французской ежедневной прессы произошло и еще одно важное изменение. Применяемое к газете прилагательное "национальная" теперь относится фактически лишь к основному содержанию и читательскому адресу газеты, а не к ее распространению. Эпоха превосходства парижской прессы над провинциальной закончилась в 1944 г. Приблизительно с этого времени местная пресса уже не рассматривалась как дополнение к парижской, а парижские газеты стали находить довольно ограниченное распространение уже в какой-нибудь сотне километров от Парижа. В 1976 г. впервые в истории французской прессы на первое место в стране по распространению вышла провинциальная газета "Уэст-Франс" ("Западная Франция"). В 1981 г. в первую десятку наиболее читаемых во Франции газет вошли лишь четыре парижские ("Франс-суар", "Фигаро", "Паризьен либере" и "Монд") и шесть провинциальных газет. Более благоприятное положение провинциальной прессы объясняется значительно большей дороговизной производства газеты в Париже, чем в провинции, а также намного большими финансовыми поступлениями от рекламы у провинциальных газет, нежели у столичных.

Развитие французской журналистики в последние десятилетия характеризуется всеобъемлющим прогрессом в области газетно-журнальной технологии, что выразилось в бурном развитии офсетной печати и расцвете гелиогравюры. Компьютеризация внесла в журналистику поистине революционные изменения. Франция первой в мире приступила к практической реализации идеи массового доступа телефонных абонентов к компьютерам, в которые заложены данные всех национальных телефонных и адресных справочников, транспортных расписаний, биржевых курсов, метеосводок, репертуара зрелищных учреждений, а также возможности заказа разнообразных товаров и услуг.

К началу 1980-х гг. в Париже фактически не осталось рентабельных газет. Во Франции государственные субсидии газетам покрывают до пятой части финансирования всех их расходов по выпуску изданий. В бюджете Франции предполагаются два вида субсидирования предприятий печати: в форме прямой помощи (оплата государством части телефонных, телеграфных и транспортных расходов, субсидии на покупку типографского оборудования и "чрезвычайная помощь" слабым в финансовом отношении национальным ежедневным газетам, фонды помощи экспансии печати за границей) и косвенной поддержки (уменьшение почтовых и налоговых тарифов газетам, скидки на налог с прибыли и т.д.). В 1982 г. введена специальная правительственная помощь ежедневным газетам общей и политической информации па французском языке, имеющим тираж менее 250 тыс. экз. и распространение от 150 тыс. экз. и выше, доход которых от рекламы не превышает 25% общего дохода. Эта помощь предоставлена газетам "Круа", "Либерасьон", "Котидъен де Пари" ("Парижская ежедневная газета") и "Юманите".

К началу 1990-х гг. положение французской ежедневной прессы было следующим. Ощутимо снизились тиражи "гене-ралистской" прессы, газет общей информации (например, почти на треть у "Франс-суар" в 1985—1989 гг.), одновременно увеличилось распространение качественных национальных газет ("Фигаро" — на 7,5%, "Монд" — на 12,6%, "Либерасьон" — на 31,5%). В то же время не прекращало уменьшаться распространение региональной ежедневной прессы, а также женских журналов и журналов досуга. И напротив, наблюдалось увеличение тиража журналов для мужчин и сенсационных изданий. Особенно разителен рост ТВ-еженедельников.

К концу XX в. существовали следующие виды периодической печати Франции:

• пресса общей или политической информации, включающая ежедневные газеты, "издания седьмого дня", иллюстрированные политические журналы или иллюстрированные еженедельники новостей;

• пресса на злобу дня, пресса бегства от действительности — с преобладанием иллюстрированных изданий смешанного содержания, среди которых на первом месте иллюстрированные еженедельные журналы;

• специализированная журналистика — это профессиональная периодика, научные издания, молодежная, спортивная, женская и т.п. печать.

Франция является одной из ведущих стран мира по уровню развития журнальной периодики. Подлинный расцвет переживает периодика для женщин. С начала 1980-х гг. изданиям этой типологической группы сопутствует успех. "Пресса сердца", как еще называют во Франции женскую печать, в большей степени адресуется работающим женщинам, для которых предназначены "Элль" ("Она"), "Жур де Франс" ("День Франции"), "Мари-Франс" ("Мари-Франс"), "Космополитен" ("Космополит") и др. Все большим успехом во Франции пользуются также так называемые журналы досуга, особенно спортивного характера. Заслуживает упоминания также телевизионная пресса. Распространение публикаций этого типа неуклонно возрастает, увеличивается и объем их финансового оборота.

Однако влияние на массы в большей степени, чем печатные СМИ, оказывает телевидение.

В 1984 г. объявлена правительственная программа широкого внедрения кабельного телевидения. Была создана разветвленная сеть региональных телестанций. Через три года в частные руки продан первый канал ТФ-1. Во владении государства остались второй и третий каналы — общественные. При реформировании системы телевидения во Франции исходили из того, что должна существовать конкуренция между "частными цепями" и "общественной службой", чтобы избежать последствий монополизации и бюрократизации телевидения, — конкуренция придаст новые импульсы аудиовизуальным средствам, вольет новые жизненные силы в государственное телевидение.

Однако мнения французов по этому вопросу явно раскололись, что наглядно показали широкие острые дискуссии вокруг приватизации первого канала. Известие о предстоящей денационализации и передаче в частные руки ТФ-1 вызвало бурю протестов в стране.

Национальные телевизионные цепи все больше средств инвестируют в региональные станции, что подтвердило стремление к значительному увеличению их присутствия в провинции. На национальном французском телевидении создается цепь "знания, образования и занятости", цель которой — обеспечение равенства доступа всех граждан к источникам информации путем широкого активного использования различных средств массовой коммуникации, в частности видео, телефона, спутника и кабеля, особенно телевидения, которое должно стать "открытым и диалоговым". Создание кабельного ТВ и местных сетей способствовало решению этих задач. "Каналь Плюс" и группа Бертельсмана (Германия) заключили соглашение о совместных исследованиях в Европе в области платного ТВ и новых услуг (видео по заявкам и др.) в области ТВ, ставших возможными с появлением цифровой технологии.

Позиция ЕС подчеркивает стратегическую важность сектора информации в широком смысле слова (кабель, спутники, скоростные многофункциональные магистрали информации, от которых неотделима прямая и обратная связь, сети телекоммуникаций, программное обеспечение и пр.) для всех членов Союза, включая Францию.

В систему французского радиовещания входят государственные программы, периферические радиостанции и сеть частных местных радиостанций. Наряду с национальными программами государственного радиовещания "Франс-энтер" ("Во Франции") и "Франс-кюльтюр" ("Франция — культура"), "Франс-мюзик" ("Франция — музыка") и "Радио-блё" ("Синее радио") действуют более 50 местных государственных радиостанций, три из которых— парижские. "Радио-Франс энтернасьональ" ("Радио Франции интернациональное") как иновещательная служба ведет передачи на 17 языках и но объему радиовещания занимает 12-е место в мире. Большое развитие получает частное местное радиовещание. Примечательно, что почти все крупные региональные газеты обзавелись собственными радиостанциями.

Государственное регулирование контента французских СМИ сочетается с сохранением их плюрализма, что обеспечивается как традициями французской журналистики, так и усилиями всего журналистского сообщества.

Ключевым моментом существования и функционирования всех средств массовой коммуникации Франции стала концентрация средств производства и распространения информации и неотделимая от нее монополизация. Процесс концентрации, захвативший рассматриваемую сферу, протекает одновременно в двух плоскостях — вертикальной, когда предприятие печати контролирует выработку, производство и продажу своих газет или журналов, и горизонтальную, когда многие предприятия одного и того же типа объединяются друг с другом и имеют общие средства и службы. Все более решающее значение для характеристики и оценки французских массмедиа имеет их принадлежность к все меньшему числу людей и финансовых групп.

Магнатом номер один французской прессы XX в. считается Роббер Жолеф Эмиль Эрсан, начавший в 1950 г. с приобретения довольно захудалого издания "Отто-журналь" ("Автомобильный журнал"). Он — основатель и президент (с 1950 г.) одной из крупных во Франции информационно-издательских групп, объединяющей газетно-журнальные компании (в том числе газеты "Фигаро", "Франс-суар"), 30 радиостанций, рекламное агентство и др.

Гигантом в системе французских средств массовой коммуникации является группа "Ашетт". Только входящая в эту группу "Нувель мессажери де ла пресс паризьен" ("Новая экспедиция парижской прессы"), существующая с 1947 г., принесла ей немалую прибыль. Эта самая большая компания по распространению прессы во Франции, например, за 1990 г. реализовала через свои 36 тыс. точек продаж 2500 периодических изданий. Распространяя 2,5 млрд экз. газет и журналов, не считая 600 иностранных периодических изданий, "Ашетт" контролирует 20% французской периодической печати и 20% книгоиздательской сферы. Совместно с другими группами "Ашетт" издает 30 иллюстрированных журналов, участвует в других группах, имеет интересы в региональной прессе, владеет системой продажи книг по сниженным ценам, а также располагает сильными позициями в аудиовизуальном секторе Эроп-1 и принимает участие в Пятом канале французского телевидения, в кабельном ТВ, в производстве программ для радиовещания и телевидения, а также в кинопроизводстве. "Ашетт" имеет филиалы по экспорту газетно-журнальной и книжной продукции во многих странах мира, занимается специальным производством и экспортом книг во франкофонные страны. Группа "Ашетт" была приобретена военно-промышленной группой "Матра", в результате чего, как отмечали французские газеты, во Франции завершилась крупнейшая операция века в сфере СМИ.

Группа "Гавас" — крупнейшее во Франции и в ряде других стран агентство рекламы в массмедиа, точнее — целое объединение рекламных агентств, которых насчитывается 120. Также группа "Гавас" главенствует еще в двух важнейших областях печатной журналистики: в специализированной печати и в региональной ежедневной прессе. Это одна из крупных французских групп бесплатной прессы, она владеет многими парижскими книгоиздательствами. Являясь крупнейшим акционером группы ЛТК, ранее "Гавас" выступала как крупнейший обладатель акций Пятого канала, а в настоящее время участвует в капитале Шестого канала и, кроме того, имеет 2500 кинозалов.

Перечислим менее крупные группы: "Пресс де ла Сите" ("Городская печать") — состоит из 15 издательских домов, СЭП-коммюникасьон (Сосьете еропеен де пюбликасьон — Европейское общество публикаций) — владеет 60 периодическими изданиями, группа "Экспансьон" ("Экспансия") — занимает господствующее положение в системе французской экономической и финансовой прессы, католическая группа "Бейар пресс" ("Бейар пресса"). Следует отмстить вторжение во Францию крупного иностранного капитала, захватывающего новые позиции в системе французских средств массовой коммуникации — например, издательский дом "Бауэр" (Германия), "Бертельсман" (Германия), американская группа Доу Джонса, Р. Мердок.

Особого упоминания в ряду ведущих корпораций масс-медиа современной Франции заслуживает Люксембургская телевизионная компания (ЛТК), формально являющаяся не французской, а люксембургской. Сугубо современное монополистическое образование, ЛТК интересна прежде всего в двух отношениях — как структура международного масштаба и пример группы мультимедиа. С участием западногерманской группы Бертельсман ЛТК создала в 1984 г. телевизионную программу на немецком языке.

В конце XX в. на французском медиарынке появились новые игроки, самыми крупными среди которых стали "Лагардер групп" (Lagardère group, книгоиздательство, пресса, аудиовизуальные СМИ), "Сокпресс — Дассо" (SocPresse — Dassault, печатная пресса), "Мондадори Франс" (Mandadori France, журнальная периодика, французский филиал медиаконцерна "Медиасет" Сильвио Берлускони), "Мари-Клер" (Marie-Claire, журнальная периодика для женщин), "Байяр" (Bayard, молодежная и детская пресса, католический ежедневник "Круа"), группа "Монд" (Groupe Le Monde, газетная периодика) и "Эрсан Медиа Групп" (Groupe Hersant Médias, региональная пресса). В секторе аудиовизуальных СМИ доминируют два медиаконцерна, возникших в результате слияния нескольких медиагрупп: TF1 — Мб (владельцы — Буиг и Бертельсман и) и Canal+ — CanalSat (владельцы — Vivendi Universal и Лагардер). Деятельность аудиовизуальных вещателей регулируется Высшим советом аудиовизуальных СМИ (CSA). Несмотря на то что Совет занимает стабильную позицию в медиаполитике Франции, периодически критикуют степень его независимости, обвиняют в несвоевременном реагировании на проблемы отрасли и низком уровне сотрудничества с общественностью в процессе принятия решений.

Наиболее острое информационное противостояние в годы холодной войны было на территории Германии, разделенной на два независимых государства.

В 1949 г. происходит образование двух государств — ФРГ и ГДР.

В ФРГ начинается процесс концентрации немецких СМИ, создаются независимые газетные группы, например издательский дом "Франкфурт-ам-Майн", ГмбХ, "Зюд-дойчер Ферлаг", ГмбХ. Процесс концентрации начинается в 1950-е гг. и постепенно набирает скорость. Сформировалась четкая структура прессы со следующими признаками:

• большое количество независимых газет;

• немногочисленность надрегиональных и национально-ориентированных изданий;

• большое количество региональных газет с местными выпусками;

• отсутствие столичной прессы, которая распространялась бы по всей стране;

• слаборазвитая и не имеющая спроса партийная пресса;

• появление и развитие рекламной прессы;

• стабилизация общих тиражей газет с одновременным уменьшением интереса к иллюстрированным изданиям и журналам;

• развивающийся процесс концентрации в области ежедневной и еженедельной прессы;

• прогрессирующий рост местных монополий и укрепление их позиций, господствующее положение некоторых концернов СМИ;

• диверсификация некоторых СМИ и появление так называемых новых СМИ.

В середине 1980-х гг. газетно-журнальный рынок ФРГ был поделен между крупными издательскими концернами: (АО) Акселя Шпрингера - 28,58%; группа ВАЦ - 5,99%; группа "Зюддойчер Ферлаг / Фридман Эрбен" — 3,49%; издательство "Ду Монт / Шауберг" — 3,18%; группа "Штутгартер Цайтунг / Райнпфальц / Зюдвест Прессе" — 3,08%.

Газетную периодику можно классифицировать на следующие группы изданий: локальная ежедневная, региональная ежедневная (массовая), надрегиональная ежедневная пресса (качественная), бульварная ежедневная, надрегиональная еженедельная, партийная, рекламная пресса.

В середине 1980-х гг. намечается тенденция к вымиранию локальной ежедневной прессы. Экономически сильная региональная пресса практически не имела конкуренции ("Зюдвест прессе" — "Южная пресса", "Гапиоверше альгемайне цайтунг" — "Всеобщий вестник Гановера", "Бадише цайтунг", "Вестдойче альгемайне цайтунг" — "Западногерманская всеобщая газета"). Среди надрегиональных выделяют пять крупных изданий: "Вельт" — "Мир", "Франкфурте альгемайне цайтунг" — "Франкфуртская всеобщая газета", "Тагес цайтунг" — "Ежедневная газета", "Дойче тагес цайтунг" — "Ежедневный немецкий вестник", "Унзере цайтунг" — "Наше время". К бульварной прессе относится "Бильд" (5,5 млн экз).

Группа Бауэра специализировалась па дешевых массовых журналах: "Нойе ревью" ("Новое обозрение"), "Пралине" ("Шоколадная конфета"). "Бунте" ("Красочный") и "Фройндин" ("Подруга") занимали среднюю ценовую позицию. Издательство Шпрингера специализировалось на журналах-программах.

Воссоздание системы радиовещания началось летом 1945 г. Первыми создали радиостанцию британцы в Гамбурге — Нордвестдойчер Рундфунк, в качестве образца для правового статуса они взяли устав Би-би-си. Их примеру последовали американцы и французы. С 1947 по 1950 г. формировалась программная политика германского радио, через два года стали транслироваться программы на средних волнах. 1950-е гг. — кульминационный пункт для распространения радиовещания в Германии и начала телевещания. Телевещание осуществляло основанное в 1950 г. Рабочее содружество общественно-правовых телерадиоорганизаций ФРГ (АРД). В 1961 г. начало вещание Второе германское телевидение (ЦДФ).

К середине 1980-х гг. практически закончился процесс концентрации СМИ. 1975—1976 гг. — период фазы консолидации, для которой характерно увеличение количества издательств и отдельных изданий, рост тиражей ежедневных газет.

7 октября 1949 г. в восточной зоне Германии была провозглашена ГДР, возглавляемая Социалистической единой партией Германии (СЕПГ). Во главе печати стояла газета "Нойес Дойчланд" ("Новая Германия"). Существенное влияние на развитие журналистики ГДР оказала система советской печати, в основу которой были положены единые принципы (партийность, коммунистическая идейность, правдивость, народность, массовость, критика и самокритика и т.д.) и функции (коллективный пропагандист, агитатор и организатор), разработанные В. И. Лениным. Печать СЕПГ являлась ядром средств массовой информации ГДР. Ежемесячный журнал теории и практики научного социализма "Анхайт" ("Единство") являлся теоретическим органом ЦК СЕПГ. Большой популярностью пользовались так называемые многотиражки (производственные газеты), издаваемые партийными комитетами предприятий, государственных учреждений, вузов. В конце 1970-х — 1980-х гг. их тираж составлял более 2 млн экз. В каждом из 15 округов ГДР шесть раз в неделю с воскресными приложениями выходили газеты — органы окружных комитетов партии.

13 мая 1945 г. в разрушенном Берлине начало работать радио, в течение первого года возникли региональные станции в Лейпциге, Дрездене, Шверине, Эрфурте, Потсдаме, Галле и Веймаре. В 1952 г. в соответствии с решением правительства был образован Государственный комитет по радиовещанию, утвердивший руководящую роль партии. Структура радиовещания ГДР сформировалась в 1980-е гг. Радио ГДР имело 5 центральных и 11 региональных программ. Радио "Берлин интернасиональ" ("Берлин интернациональный", 1955 г.) вело радиопередачи на 11 иностранных языках — для заграницы.

Телевидение ГДР, начавшее вещание в 1950 г., имело две программы, транслировавшие передачи 160 ч в неделю. Более 90% из них были цветными. Решением правительства от 4 сентября 1968 г. образован Государственный комитет по телевидению. Передачи делились на информационно-политические, драматические и музыкально-развлекательные, публицистические, спортивные, молодежные и детские.

В конце 1989 — начале 1990 г. произошли серьезные изменения в системе СМИ ГДР. Процессы обновления затронули все звенья СЕПГ. Она перестала быть ядром системы СМИ. В 1990-е гг. главная задача средств массовой информации ГДР — борьба за выживание. Этот период условно делят на четыре этапа.

1. Начало 1990 г. — выборы 18 марта 1990 г. Происходит демонополизация СМИ, отказ от диктата партии. Радио, телевидение и информационные агентства объявили себя независимыми от государственно-партийных структур.

2. 18 марта 1990 г. — 1 июня 1990 г. Последовало решение о прекращении партийно-государственных дотаций СМИ. В результате выросли цены на периодику.

3. 1 июня 1990 г. — 3 октября 1990 г. Появляется множество совместных с ФРГ изданий.

4. 3 октября 1990 г. — 31 декабря 1991 г. Прекращение деятельности телевидения и радиовещания ГДР.

В феврале 1990 г. по решению народной палаты создан Контрольный совет по СМИ. Главной его задачей стала разработка закона о СМИ, а в состав вошли представители всех политических партий, гражданских движений, церкви и государства. Закон создан, но судьба уготовила ему короткий срок: произошло объединение двух немецких государств, и СМИ стали действовать в рамках законов ФРГ.

Современный газетный рынок объединенной Германии характеризуется небольшим количеством общенациональных газет и хорошо развитой местной прессой. Условно прессу Германии можно разделить по существующей в стране типологии на три категории:

• общенациональные газеты — распространяющиеся по всей территории Германии;

• надрегиональные газеты — распространяющиеся более чем в одном регионе, но не по всей территории страны;

• местная печать — газеты одного региона, одного района, города и т.п.

Многие небольшие местные газеты входят в "издательские цепочки": поскольку небольшая газета с тиражом в несколько сотен или тысяч экземпляров, конечно, не может позволить себе ни покупать хорошие фотографии, ни посылать корреспондента в командировки, пи подписываться на ленты новостей, она вступает в ассоциированные отношения с неким издательским концерном, который предоставляет десяткам местных газет унифицированный контент — статьи о внутренней и внешней политике, спортивные обозрения и т.д., оставляя на усмотрение редакции лишь местные новости. Таким образом, местная газета выживает экономически, и читатели могут продолжать покупать газету, к которой они привыкли. Между тем в данном случае, разумеется, речь не может идти о независимом издании, и немецкие исследователи СМИ предпочитают говорить о "редакционных изданиях".

Система немецких аудиовизуальных СМИ носит название дуальной системы. Это означает, что в Германии существует лишь две формы собственности СМИ:

• общественно-правовая форма собственности;

• частная форма собственности.

Общественно-правовое вещание было единственно возможным на территории ФРГ вплоть до конца 1980-х гг., когда в законодательство внесли изменения, позволившие создавать частные радио- и телекомпании. Частное вещание существуют за счет размещения рекламы и производства собственных фильмов и передач, которые они могут продавать другим компаниям. Общественно-правовые компании могут размещать в передачах лишь ограниченный объем рекламы (в частности, реклама на общественно-правовых каналах полностью запрещена в выходные и праздники, а в будние дни — после 20 час), зато получают так называемую абонентскую плату со всех граждан Германии, имеющих дома телевизор или радиоприемник. Ее обязаны платить все, вне зависимости от того, смотрят ли они передачи общественно-правовых каналов — это вызывает в немецком обществе ожесточенные дискуссии. Крупнейшей общественно-правовой компанией ФРГ и самой крупной телерадиокомпанией Европы является общественно-правовая телерадиокомпания АРД — Рабочее Содружество общественно-правовых телерадиокомпаний Федеративной Республики Германия. В рамках АРД осуществляется вещание первого канала немецкого телевидения: АРД дас Эрсте, около десятка местных телевизионных каналов, производимых соответственно членами содружества, местными общественно-правовыми телерадиокомпаниями, а также свыше 50 местных радиопрограмм. В рамках АРД осуществляется вещание радио и телевидения "Дойче велле" ("Немецкая волна"). "Дойче велле" выполняет функции иновещания, поэтому на ее создание АРД получает отдельные деньги, выделяемые федеральным правительством. "Немецкая волна" представлена в телевизионном и радиоэфире, а также в Интернете. Вещание ведется на 30 языках. На русском языке выходят радиопрограммы и сайт.

В качестве альтернативы создан второй, также общественно-правовой канал — НДФ — Второе немецкое телевидение, отличавшийся от АРД тем, что АРД является децентрализованной структурой, содружеством множества местных компаний, а ЦДФ создавался изначально как вертикально организованный, централизованный проект.

В ходе холодной войны идеологическое противоборство между средствами массовой информации ФРГ и ГДР носило характер пропагандистского противостояния. Методы пропаганды и контрпропаганды были присущи всем СМИ, но наиболее четко они прослеживались в радио- и телевещании. Показательна в этом отношении история послевоенного Берлина, который до воссоединения страны часто называли "прифронтовым городом". Даже стена, отделившая Западный Берлин от Восточного, не могла противостоять распространению информации как той, так и другой из противостоящих сторон. Две телевышки, расположенные в непосредственной близости друг от друга, транслировали программы, которые с разных точек зрения освещали одни и те же события.

В Великобритании послевоенное развитие СМИ характеризовалось, с одной стороны, их дальнейшей концентрацией и монополизацией, а с другой — активным участием в пропагандистских акциях и кампаниях холодной войны.

"Мастерская мира", "владычица морей", как ранее называли Великобританию, стремительно уступала свои позиции Соединенным Штатам Америки. Сильно подорвало экономику империи и антиколониальное движение — до 1960 г., "года Африки", оставалось совсем немного времени. К тому же приходилось думать и над тем, как без потери лица обеспечить "уход к востоку от Суэца".

Изменения, произошедшие в стране, существенно повлияли и на развитие прессы, тем более что ее печать, радио и телевидение заняли существенное место в мировых средствах массовой информации.

В 1960-х гг. Великобритания занимала первое место на Западе по распространению газет: "Англичане покупают в два раза больше газет, чем американцы, в три раза больше, чем французы. Почти половина населения Англии регулярно покупает газету".

На тысячу англичан в 1960-е гг. приходилось ежедневно 514 экз. газет, общий ежедневный тираж которых достигал 27 млн. В Великобритании и Северной Ирландии выходило 120 ежедневных и 15 воскресных газет, 1268 ежедневников, 4687 журналов и более тысячи других изданий. В стране насчитывалось 10 утренних, 2 вечерние и 8 воскресных национальных газет, выходящих в Лондоне и распространявшихся по всей стране.

Среди монополий прессы на первый план выдвинулись группа лорда Ротермира "Ассошиэйтед Ньюспейперс, Лтд.", "Бивербрук Ньюспейперс, Лтд.", группа лорда Сесиля Кинга "Интернейшенл Паблишши Корпорейшен", "Томсон Организейшн, Лтд.", компания "Ньюс оф Уорлд Организейшн, Лтд.".

Проблема монополизации английской прессы в начале 1960-х гг. изучалась королевской комиссией по вопросам печати. Было выявлено, что три концерна обладали 67% всех газет Англии, кроме воскресных; они же владели 87% воскресных газет. Четыре концерна контролировали две трети тиражей газет и все тиражи массовых журналов страны: "Общая сумма капиталов этой четверки — Бивербрука, Кинга, Ротермира и Томсона — превысила капиталы всех остальных газетно-журнальных издательств, вместе взятых".

Рой Томсон — выходец из Канады, бывший торговец радиоприемниками, в 1930-е гг. начал скупать газеты в своей стране и за рубежом. В 1953 г. он приобретает шотландскую газету

"Скотсмен" ("Шотландец"), а в конце 1950-х гг. попытался включиться в дальнейший дележ газетно-журнального рынка Англии. Однако ему не удалось обойти С. Кинга, ставшего к 1961 г. владельцем крупнейшей на Западе журнальной империи. Томсон укрепил свои позиции в сфере средств информации в Азии и Африке, а затем в Англии начал издавать журнал "Фэмили серкл" ("Круг семьи"). В начале 1960-х гг. в поле зрения Томсона попадает газета "Тайме", испытывавшая трудности: тираж в 250 тыс. экз. не позволял ей ощущать себя достаточно стабильно. Финансовое положение Томсона было весьма прочным, и его капиталы служили серьезной гарантией процветания газеты, считавшейся "английской национальной институцией". В 1966 г. "Тайме" перешла в руки Томсона. К концу 1960-х гг. ее тираж составлял 401 тыс. экз., объем — 18—20 полос. Для королевы и членов кабинета готовилось специальное издание на особой бумаге.

Объектом ожесточенной конкуренции стала в 1968 г. газета "Ньюс оф де уорлд", тираж которой — свыше 6 млн экз. — был самым высоким среди английских газет. В борьбе за "Ньюс оф де уорлд" столкнулись интересы представителей нового поколения английских владельцев прессы, которые в полной мере заявят о себе позднее и как бы "персонифицируют" многие тенденции развития журналистики в самой Англии и за ее пределами. Это австралийский магнат Руперт Мердок и Роберт Максвелл (в прошлом Людвиг Хох), ставший гражданином Англии после Второй мировой войны. В 1968 г. Мердок получает существенную часть акций "Ньюс оф де уорлд", а через некоторое время становится представителем компании, сменив па этом посту сэра Уильяма Kappa. В 1969 г. Мердок покупает убыточную ежедневную газету "Сан" ("Солнце"), заменившую в 1964 г. лейбористскую "Дейли геральд".

Изменения происходят и в самой ИПК, главным предприятием которой в 1960-х гг. была массовая ежедневная газета "Дейли миррор". Глава ИПК Сесиль Кинг в 1968 г. вступил в конфликт с премьер-министром Гарольдом Вильсоном, после чего вынужден был уйти в отставку: "Непрочность положения Кинга — продолжателя дела магната прессы Нортклифа — показалось для многих непосвященных невероятным и загадочным сюрпризом. Однако за этим вырисовывалась непрочность финансовых позиций самого концерна. Несмотря па гигантские размеры его разросшегося владения, Кинг начал к тому времени обнаруживать спою неспособность учитывать все последствия дорогостоящих сделок". Фактически произошло слияние ИПК и концерна "Рид Корпорейшн" — гиганта бумажно-целлюлозного производства.

Таким образом, в Великобритании наметилась очередная смена газетных хозяев.

В 1967 г. было выявлено, что газеты, не связанные с крупнейшими магнатами прессы, прежде всего средние и малые издания, испытывают серьезные трудности, а некоторые из них оказались на грани банкротства. Так, к началу 1970-х гг. прекратили существование газеты, публиковавшие дешевую рекламу, — "Дейли геральд", "Ньюс кроникл" ("Хроника новостей") и "Дейли скетч".

Если в 1960 г. в стране выходило девять ежедневных лондонских газет, через 11 лет их количество уменьшилось всего на одну.

В 1966 г. "Дейли Уоркер" заменена газетой "Морнинг Стар", которая, оставаясь коммунистическим изданием, заявила о себе как о трибуне всех левых сил страны. Компартия стремилась укрепить свою социальную базу и упрочить связи с лейбористским движением. Вначале тираж "Морнинг стар" значительно возрос, но затем существенно снизился. Проблема распространения газеты приобрела новую остроту.

В 1960-е гг. Би-би-си сохраняла монополию на центральное радиовещание на территории Великобритании. Она не могла получать доходы от рекламы и существовала за счет абонентской платы (в 1966 г. число радиоабонентов достигло 3,5 млн чел.) и продажи своих изданий. В это же время развернулась широкая кампания в поддержку создания частных радиостанций. Появились "пиратские" радиопередатчики, базировавшиеся на судах и заброшенных фортах. В 1966 г. появился специальный закон, направленный против "пиратских" радиостанций. Расширился объем иновещания Би-би-си. Была открыта редакция, готовившая передачи для Непала. Увеличилось время вещания на урду, итальянском, бенгальском и хинди, а также на языках юго-западной Азии. Наблюдался и рост объема передач на африканских языках — хауса, суахили, а также англо- и франкоязычных передач для Африки. Шло развитие радиослужб для Америки. Выходили передачи на болгарском и русском языках.

Крупнейшей редакцией Би-би-си в Европе в это время становится редакция на немецком языке. Стало больше передач на португальском и греческом языках.

Упрочились позиции независимого телевидения, которое, не взимая абонентной платы, получало доходы от рекламы.

Проблема разделения сфер влияния между радио, телевидением и периодической печатью стала актуальной, хотя и не приобрела ту остроту, которую ей предсказывали эксперты в области средств информации. Смягчало противостояние и то обстоятельство, что пресса и телевидение (а затем и радио) все больше сосредоточивались в одних руках. На рубеже 1960—1970-х гг. группа "Ассошиэйтед Ньюспейперс" являлась не только владельцем газет и журналов, но и контролировала телевизионную компанию "Саузерн Телевижн" ("Южное телевидение"), а также телевизионные станции в Австралии. Крупнейший английский концерн "Интернэйшинл Паблишинг Корпорейшн" осуществлял вложения в телевидение. Рой Томсон владел 30 радио- и телестанциями, 183 ежедневными газетами, 150 различными периодическими изданиями по науке и технике.

В начале 1970-х гг. на первый план выдвинулась группа Роя Томсона, владевшая периодическими изданиями во всей Великобритании, США, Канаде, Латинской Америке, Африке, а также радио- и телестанциями. Сохраняла лидирующие позиции и ИПК, несмотря на финансовые затруднения, которые она сумела решить путем слияния с "Рид Корпорейшн". Ведущей газетой ИПК оставалась "Дейли миррор", этой же монополии принадлежали воскресные газеты, провинциальные издания, женские журналы; пока еще сохранялся контроль ИПК над рядом изданий Африки. "Ассошиэйтед Ньюспейперс", концерн Бивербрука "Пирсон — Лонгмен", группа Берри занимали существенное место на газетно-журнальном рынке Великобритании. В 1969 г. в Англии стала действовать монополия Руперта Мэрдока "Ньюс, Лтд.", которая будет набирать силу в последующие годы.

В это время определилась политическая ориентация ведущих английских изданий. На правое крыло консервативной партии ориентировались "Дейли мейл", "Дейли телеграф", "Санди телеграф" ("Воскресный телеграф"), "Дейли экспресс", "Санди экспресс", "Ньюс оф де уорлд", "Бирмингем Пост" ("Бирмингемская почта"), "Йоркшир пост" ("Йоркширская почта"), "Скотсмен", "Санди тайме", "Файненшл тайме". Консервативная пресса центристского толка включала газеты "Тайме", "Сан", еженедельники "Экономист" и "Спектейтор" ("Зритель"). К либеральному центру относились "Гардиан", "Обсервер", "Лиснер". Правое крыло лейбористов опиралось на "Дейли миррор" и "Пипл"; лейбористский центр — на "Нью стейтсмен" ("Новый государственный деятель") и "Трибюн". Среди изданий, связанных с компартией, можно отметить "Морнинг стар", "Коммент", "Лейбор мансли".

В середине 1970-х гг. Великобритания столкнулась с серьезными кризисными явлениями в сфере печати: у ряда изданий сократился тираж, снизились прибыли. Сдали свои позиции "газетные короли" старшего поколения, в списке национальных газет не стало изданий Томсона, Бивербрука, Асторов. Снизились тиражи национальных газет. Кризис не обошел и партийную прессу. Возникли затруднения у газеты "Тайме", новому владельцу которой, Р. Томсону, не удалось сделать из нее прибыльное предприятие. Над "Тайме" нависла угроза закрытия. Королевская комиссия по прессе пришла к заключению, что выход из кризиса будет достигнут путем внедрения новой техники и сокращения на треть рабочей силы.

Несмотря на кризис, охвативший печать Великобритании, ряду изданий удалось не только оставаться экономически эффективными, но и снискать популярность у широкой аудитории. Это касается, например, бесплатных газет, аудитория которых в начале 1980-х гг. составила 95% населения страны.

Было введено коммерческое радиовещание в провинциях и начала складываться конкурирующая с Би-би-си коммерческая телесеть. В структуре вещания Би-би-си постоянно происходили изменения, но самыми крупными иностранными редакциями оставались арабская, французская и немецкая. Проводилось регулярное техническое переоснащение Би-би-си.

Степень концентрации производства в газетной индустрии Великобритании начала 1980-х гг., когда 80% тиража английских газет издавалось тремя транснациональными корпорациями — "Ньюс Интернэшнл", "Рид Интернэшнл", "Трафальгар Хаус", — была очень высока. Газетно-журнальное производство (по совокупной стоимости выпускаемой продукции) находилось на третьем месте среди отраслей хозяйства. Было подсчитано, что каждая четвертая из пяти английских газет принадлежит концернам или конгломератам, в том числе носящим транснациональный характер. "Трафальгар Хаус", поглотившая империю Бивербрука (ей принадлежал "Дейли Экспресс"), связана с кораблестроительными отраслями, туризмом, торговлей недвижимостью. Чтобы открыть новую газету — "Дейли стар" ("Дневная звезда"), этот концерн продал несколько зданий в Лондоне. "Ассошиэйтед Ньюспейперс" контролировала добычу нефти, являясь собственником земли, транспорта, ресторанов. Шло дальнейшее перераспределение сил на рынке средств массовой информации Великобритании. С Флит-стрит ушел конгломерат "Трафальгар Хаус". Потомки и наследники Бивербрука, Томсона, Кэмроза оказались не так хорошо приспособленными к жесткой конкурентной борьбе, как их предшественники. На первое место в сфере массмедиа Великобритании выдвинулись Руперт Мердок и Роберт Максвелл.

Руперт Мердок считался одним из известных международных "лордов прессы". Его отец — друг Нортклифа —издатель газет "массового интереса" в Австралии. Сам Р. Мердок успешно занимался газетным бизнесом в этой стране, где приобрел навыки конкурентной борьбы, которые пригодились ему в ходе завоевания рынка прессы за пределами его родной страны. Империя Мердока изначально формировалась как транснациональная. Новое появление Мердока па Флит-стрит связано с покупкой газет "Тайме" и "Санди тайме". Несмотря на то что совместный разовый тираж газет, приобретаемых Р. Мердоком, выходил за рамки, установленные антимонопольным законодательством, сделка состоялась. Согласно акту 1973 г. о добросовестной торговле продажа изданий допускается, если они нерентабельны (как известно, "Тайме" переживала тогда серьезные финансовые затруднения).

Антимонопольное законодательство не было применено, когда крупная книгоиздательская компания "Бритиш Принтинг энд Комьюникейшн" ("Британская печать и коммуникации") во главе с Робертом Максвеллом приобрела газеты "Дейли миррор", "Санди миррор" и "Санди пипл" ("Воскресный человек"). Конкуренция между массовыми изданиями Максвелла и Мердока усилилась.

Роберт Максвелл — одна из самых динамичных и противоречивых фигур английской журналистики. Родившийся в Словакии, во время Второй мировой войны воевавший в британской армии, он попробовал свои силы и в бизнесе, и в политике. Исключительно много энергии вложил Максвелл в принадлежавшее ему издательство "Пергамон Пресс". После неудачных попыток стать издателем газет "Ньюс оф де уорлд" и "Сан" Максвелл в 1975 г. выпускает газету "Скотиш дейли ньюс" ("Шотландские ежедневные новости") с подзаголовком "Как прекрасно жить на свете", которая очень скоро, однако, потерпела крах. Максвелл пытался вступить в борьбу за "Тайме", но его шансы в тот момент оказались невелики.

Непростая финансовая ситуация сложилась в группе "Миррор". Решение продать газету "Миррор" принято прежде всего потому, что она неприбыльна. Максвеллу удалось перехватить инициативу, и он стал владельцем "Дейли миррор", "Санди миррор", "Пипл", "Дейли рекорд" ("Ежедневная запись") и "Спортинг лайф" ("Спортивная жизнь", ее читатель — королева Великобритании). Максвелл не ограничивался лишь сферой газетноиздательской деятельности, к тому же интересы его компаний выходили за пределы Британских островов. Максвелл стал компаньоном Ф. Буига, частного владельца ТФ-1 — программы французского телевидения. Его компания разрослась до глобальной сети, охватывающей различные регионы Европы, Америки, Азии и Африки.

Следствием сверхмонополизации английской печати явилась ее содержательная унификация, что вызвало озабоченность общественности. Поэтому естественным было стремление журналистов к созданию газет, не принадлежащих магнатам прессы, например "Санди Корреспондент" ("Вос-кресный корреспондент") и "Индепепдент" ("Независимая").

Отличалась разнообразием английская журнальная периодика. Ее представляли политико-экономические и научные издания, например "Экономист". Освещал проблемы политики, литературы и искусства еженедельный журнал "Нью Стейтсмен", основанный при участии Дж. Б. Шоу и имевший лейбористскую окраску, и журнал "Спек-тейтор", ориентировавшийся на консерваторов.

Дальнейшее развитие получила специализированная периодика. Среди изданий по вопросам науки и техники серьезное место занимал еженедельный журнал "Нью Сайн-тист" ("Новый ученый"). Военная печать была представлена рядом журналов: "Дифеис" ("Оборона"), "Армд форсиз" ("Вооруженные силы"), "Арми Куотерли энд дифеис джорнэл" ("Армейский ежеквартальный журнал по вопросам обороны"). Большой популярностью пользовались в Великобритании издания, освещающие деятельность телевидения и радио, — "Радио тайме" и "Лиснер".

Глобальный характер приобрела "Файнейшнл таймс", выходящая двумя изданиями: одно предназначается для жителей Британских островов, другое носит интернациональный характер и распространяется в 160 странах. Газета получает разностороннюю информацию не только из Европы, но и из Азии, Африки, Южной и Северной Америки. Было принято решение о совместном издании "Файненшл тайме" и российских "Известий". "Файненшл Тайме" сотрудничает с Эй-би-си, передает деловые бюллетени и финансовые новости на радиостанции — как британские, так и зарубежные. Для жителей объединенной Европы предназначал Р. Максвелл свою новую воскресную газету, вышедшую в мае 1990 г. и ставшую региональным изданием. Качественная, богато иллюстрированная (в газете используется цветная печать) "Юэропиэн" ("Европеец") вышла тиражом 300 тыс. экз.

В 1991 г. Англия столкнулась с феноменом, который вряд ли можно назвать типичным для ее журналистики: снизился спрос на массовую прессу и повысился интерес к качественным изданиям. Это объяснялось возросшей потребностью аудитории в серьезной информации, а также усилившейся вульгаризацией популярных газет. Спад интереса к массовой прессе вызван и тем, что молодежная аудитория переориентировалась не только на телевидение. В ее распоряжении оказался широкий набор видеопродукции, компьютерные игры, с которыми "старым" средствам информации конкурировать достаточно сложно.

В последующие годы рынок английской прессы продолжало лихорадить. Рост цен на бумагу привел к тому, что газеты стали терять своих читателей все больше. Ряд изданий решили использовать совместную полиграфическую базу, чтобы выдержать натиск конкурентов. В этих условиях Р. Мердок развернул "войну цен". Демпинговое снижение цен на принадлежащие ему издания привело к взлету их тиражей: тираж "Тайме" достиг небывало высокой отметки — 600 тыс. экз. "Войны цен" не выдержала претендовавшая на независимость "Индепендент": она перешла под контроль консорциума, возглавляемого "Миррор Групп Ньюспейперс". Снизился тираж "Дейли телеграф", возникло опасение, что рынок серьезных газет разрушается. Общественное мнение обеспокоено и деятельностью массовой прессы, которая с начала 1990-х гг. проявила настойчивость в погоне за сенсацией и в "подглядывании в замочную скважину". Скандальный тон, "наклеивание ярлыков" присущи многим таблоидам. Были предприняты попытки приостановить чрезмерное вторжение средств информации в частную жизнь, однако они не увенчались успехом: в 1997 г. "Дейли мейл" объявила убийцами несколько человек, оправданных судом. В 1996 г. перешел на еженедельный выпуск журнал "Демпстерз" ("Скользкие ступеньки"), специализирующийся на распространении сплетен и слухов.

Наступил конец эры Флит-стрит. Это объяснялось тем, что многие издательские комплексы переехали в новые, современно оснащенные помещения. Пресса ощутила возможность притока капиталов и появления новых владельцев газетно-журнального рынка. После того как крупнейшие английские газеты "ушли" с Флит-стрит, появились не только новые черты в содержательной и графической концепциях британских национальных газет, но и в самом существе редакционной деятельности: сокращается элемент живого общения между журналистами, при сборе информации большую роль начинают играть телефон и компьютер, повышается статус сотрудников, "пакетирующих" готовую информацию, а репортеры неохотно покидают здание офиса.

В начале 1990-х гг. произошло новое перераспределение сил на рынке английских средств информации. После смерти Р. Максвелла (обстоятельства его гибели недостаточно ясны) встал вопрос о судьбе его наследия. Корпорация Максвелла была частично приобретена консорциумом "Макмиллан — Макгроухилл" и М. Закерманом (владельцем "Юнайтед стейтс ньюс энд уорлд рипорт"), "Юэропиэн" приобрели англичане братья Барклей. Что же касается "Миррор Труп Ньюспейперс", то решение ее проблем приобрело затяжной характер: общественность опасалась "сползания вправо" и самой группы, и газеты "Дейли миррор", что могло бы усилить содержательную и политическую унификацию английской прессы. Исполнительным директором "Миррор Груп" стал Дэвид Монтгомери, попытавшийся упрочить пошатнувшееся положение "Миррор" (под таким названием он решил выпускать "Дейли миррор"). "Миррор" улучшила дизайн цервой полосы и даже рискнула вынести на нее более серьезные темы. Мохаммед алъ-Файед, египетский бизнесмен, владелец крупных магазинов, основал новую компанию "Либерти Паблишипг, Лтд.". Он вел переговоры с Р. Мэрдоком о возобновлении таблоида "Тудей" (когда-то претендовавшего на роль первой национальной бесплатной газеты) и с "Рейтер" в целях приобретения принадлежащей агентству службы "Лондон Ньюс Радио", но не смог добиться успеха. Однако новая компания купила "Панч" и предприняла решительные меры по его возобновлению.

В Великобритании осуществлялись меры по регулированию средств массовой информации, не прекращался административный контроль за прессой, радио и телевидением. Были рассмотрены судебные дела о защите прав британских журналистов на редакционную тайну. В 1989 г. стали вестись экспериментальные телепередачи из палаты общий, правда, сразу же оговорили ограничения, связанные с соблюдением журналистской этики. Принят новый закон о радиотелевещании, внесший серьезные изменения в систему коммерческого телевидения. Он предусматривает выдачу лицензий на право вещания (претендент должен пройти жесткий отбор и в случае получения лицензии неукоснительно выполнять зафиксированные в ней условия). Принятие нового закона фактически распространяет на Великобританию общие для стран объединенной Европы правила регулирования деятельности радио- и телевещания. Предложен законопроект об ограничении продажи порнографических изданий, однако он не получил единодушной поддержки, как и другой законопроект, направленный против расовой ненависти. В Великобритании сформировалась группа сторонников реформы английской неписаной конституции за включение в нее Билля о правах и положений о свободе информации. Лейборист Клайв Соули внес в палату общин законопроект "О свободе и ответственности прессы". Этот шаг вызван тем, что вопросы журналистской этики приобрели особенную остроту. Комиссия Д. Кэлькатта, созданная по поводу "морального терроризма" прессы, рекомендовала заменить либеральный Совет по делам прессы жесткой Комиссией по жалобам на прессу. Возникло обоснованное опасение, что ужесточение контроля над "разгребателями грязи" может повлечь преследование тех, кто выступает на страницах газет со справедливой критикой.

Для английского телевидения характерны тенденции конкуренции и монополизации. С Би-би-си конкурирую! коммерческое, а также спутниковое, кабельное и эфирное телевидение. Слились несколько телевизионных компаний. Наибольший общественный резонанс вызвало объединение "Скай Телевижн" ("Небесное телевидение") (владелец — Р. Мердок) и "Бритиш Сателлит Бродкастинг" ("Британское спутниковое вещание"). В связи с тем, что обе службы нерентабельны, антимонопольное законодательство применено не было. В результате их финансовое положение упрочилось, образовалась новая организация спутникового телевидения, которая приобрела характер небританской службы, — Би-скай-би. Проведена "миниприватизация" Би-скай-би, для чего ее владельцы прибегли к продаже части ее акций. Примеру Би-Скай-Би последовали и ее конкуренты. Би-скай-би предложила сенсационный рекламный проект: запустить на геостационарную орбиту специальный спутник "Скай" со светящейся рекламой. Создана Всемирная служба телевидения (ее основали Всемирная служба радиовещания, телевидение Би-би-си и коммерческая служба "Би-би-си Энтерпрайзис").

СМИ Великобритании в послевоенные годы прошли путь от оголтелового антисоветизма и антикоммунизма через эпоху разрядки к осмыслению новых геополитических реальностей, вызванных как объединением Европы, так и распадом СССР и всего социалистического содружества. Насколько сложен был этот путь, свидетельствуют наиболее важные темы, обсуждавшиеся в эти годы английской прессой. Среди них: отражение проблем мира и национально-освободительной борьбы народов; борьба за запрещение атомного и водородного оружия; антивоенные движения против войн в Корее и Вьетнаме; "кризис Британии" и пути выхода из него; борьба рабочих за право на стачку. Конечно, присутствовали и вечные для СМИ темы: проблемы свободы слова и печати; совершенствование журналистского мастерства и этика журналиста; концентрация и монополизация СМИ и их последствия. В целом британские СМИ развиваются достаточно динамично, активно внедряют новейшие средства коммуникации.

Для журналистики Соединенных Штатов Америки

послевоенные годы были динамичными и сложными.

Начало холодной войны вызвало в США ожесточенно отрицательное отношение властей и официального общества ко всем проявлениям инакомыслия, что в наиболее уродливом виде вылилось в форму "маккартизма" (1950—1955) и преследований за "антиамериканскую деятельность". В "охоте на ведьм" приняли участие не только правые политические деятели, но и многие журналисты.

В конце 1940-х — начале 1950-х гг. принятый еще во время Второй мировой войны Закон о регистрации иностранцев (1940). более известный как "закон Смита* и предусматривавший обязательную регистрацию всех проживающих в стране иностранцев и депортацию за пределы страны тех из них, на кого падало подозрение в связях с "подрывными элементами", использован правительством Г. Трумэна в борьбе против коммунистической партии. В соответствии с этим законом организованы судебные процессы над руководителями Коммунистической партии США. которых заключили в тюрьму. Американский конгресс принял ряд законов, ограничивавших право американцев пользоваться свободой выражения мнения, свободой ассоциаций и другими демократическими правами: закон Тафта — Хартли (1947), закон Маккарэна — Вуда (1950), закон Браунелла — Батлера (1954). закон Лэндрама — Гриффина (1959) и др.

Положение рабочей и особенно коммунистической прессы в этот период было чрезвычайно тяжелым. Лидер американских коммунистов Э. Браудер, бывший баптистский священник, держал под контролем всю партийную прессу, являлся главным редактором газет "Дейли уоркер", "Санди уоркер", журнала "Коммьюнист". В состав редакции "Дейли уоркер" входил, в частности, осведомитель ФБР Луис Будеиц. Именно Браудер в 1943 г. воспринял Тегеранскую конференцию и ее результаты как показатель полной гармонии между трудом и капиталом. 20 мая 1944 г. компартия распущена, вместо нес создана аморфная и нежизнеспособная ассоциация: взамен партийных ячеек создавались клубы, ликвидировались парторганизации на предприятиях, в партийной прессе перестали публиковать критические высказывания в адрес руководителей. Партийная пресса сразу же потеряла поддержку читателей.

Атмосфера постоянного запугивания "советской угрозой" не прошла бесследно для американской периодической печати. Как отмечали современники, американская печать изобиловала ложными новостями, а в распространяемой информации особое место наряду с ложными или искаженными новостями отводилось систематическому алармизму (нагнетанию тревоги). Даже серьезные уравновешенные газеты принимали участие I! этой кампании. Алармизм производил самый пагубный эффект, когда являлся результатом статей, внешне документированных, опирающихся на референции, в которых доказанное соседствует с предположением, правдоподобное — с чистым вымыслом. В пример можно привести статьи братьев Олсонов в "Нью-Йорк геральд трибюн", в частности статью о Югославии, появившуюся в январе 1950 г., где они безапелляционно утверждали, что "советская агрессия произойдет весной", и статью этих же авторов в еженедельнике "Сатердей ивнинг пост", относящуюся уже к марту 1955 г., где они писали, что "невозможно установить, где и когда будет развязано ближайшее коммунистическое наступление, но достоверно одно: однажды оно произойдет", хотя ничто в тексте, предшествующем или последующем, не подтверждает категорическое "достоверно".

Но не только Олсоны нагнетали истерию. Номер американского журнала "Кольерс" от 27 октября 1951 г. целиком посвящен подробному живописанию воображаемой войны ООП против СССР, победно завершенной "голубыми касками" в Москве. Предположительно из Москвы, места штаб-квартиры вооруженных сил ООН, в основном американских, в 1960 г. отправлен в редакцию журнала "Кольерс" репортаж — то же происходило и в Корее. Фазы войны и оккупации описаны со всей тщательностью, подкреплены фотографиями и рисунками. Подобная публикация, содержавшая подписи известных лиц и тиражированная в сотнях тысяч экземпляров, внесла вклад в возрастание искусственно нагнетаемого антисоветского психоза и, конечно, в дальнейшее нарастание международной напряженности.

На этом фоне шло дальнейшее развитие американской периодической печати. На 1 января 1946 г. в Америке выпускалось 1750 ежедневных газет, которые выходили в общей сложности в 1500 городах. Действительное же значение для формирования общественного мнения, как считают, имели лишь 50 газет, издававшихся в 14 городах, население каждого из которых превышало 1,5 млн чел. Между прочим, к середине 1950-х гг. лишь 87 американских городов располагали двумя или более ежедневными газетами, тогда как в 1920 г. их было 552. Владение и управление прессой США сосредоточивалось во все меньшем числе рук. Прошла эра новых газетных изданий, газеты сливались друг с другом, укрупнялись, и их общее количество уменьшалось. Газетная пресса США к началу послевоенного периода являлась собственностью 1,5 тыс. компаний и лиц, из которых 10 собственников, т.е. 0,7% (Скриппс и Говард, Херст, Ганиетт и др.), контролировали 30% газетного тиража. Одновременно происходили модернизация предприятий прессы и как следствие этого — увеличение объема газет (22 полосы в 1945 г., 58 полос в 1973 г.).

К 1950—1960-м гг. окончательно сложились черты американской газетной прессы, которые придали газетам их сегодняшний типологический вид и характеризуют с существенной стороны как их положение, так и функционирование, во многом отличающиеся от европейских аналогов. Из этих важнейших "американских" черт, в первую очередь, следует отметить традиционно подавляющее преобладание воскресной прессы над ежедневной, по крайней мере с конца XIX столетия. Среди ежедневной прессы вечерняя преобладает над утренней. Характерной особенностью американской газетной прессы стало также преобладание региональной и местной печати. При явном лидировании в системе ежедневной прессы газет со средним и малым тиражом американская газетная печать в определенной мере характеризуется унификацией содержания и оформления, а также организации всего газетного дела. В США газеты, зависящие от одной и той же группы, печатают одни и те же статьи, одни и тс же фотоснимки, имеют одинаковые рубрики. Они отличаются друг от друга почти исключительно по местному содержанию и, естественно, по названиям.

К середине XX столетия явственно наметились тенденции, с одной стороны, к бурному развитию прессы пригородов с весьма насыщенной рекламой в связи с активной миграцией населения больших городов в направлении пригородов, а с другой — к появлению междугородных газет в результате сближения интересов двух и более связанных между собою полисов, в основном в индустриальных штатах с большой плотностью населения. Например, у единственной вечерней нью-йоркской газеты "Нью-Йорк пост" ("Почта Нью-Йорка") появились сразу три опасных конкурента в пригородах: "Нью-Йорк ньюс" ("Новости Нью-Йорка"), запустившая издание, специально предназначенное для Нью-Йорка, под названием "Ивнинг ньюс" ("Вечерние новости")] "Ньюсдей" ("Новости дня"), издававшаяся в Лонг Айленде, тираж которой достигал 450 тыс. экз., что позволяло этой пригородной газете стать одной из крупнотиражных газет США; и наконец, "Лонг Айленд пресс". Интересно, что за 1960-е гг. тираж газет крупных американских городов возрос всего на 2%, а пригородных газет — на 80%. Что же касается воскресных газет, их средний объем увеличился с 70 до 167 страниц, а некоторые из них имели просто-таки экстравагантный вид. Так, 7 апреля 1963 г. "Нью-Йорк тайме" вышла объемом 702 страницы и весом 3 килограмма. Но это еще не рекорд...

С 1946 г. стоимость рекламы в американских газетах возросла, но их доходы в 1970-е гг., хотя и превышали доходы радио, но уже уступали доходам не только телевидения, но и журналов. Вообще распространение телевидения повлекло перераспределение средств, выделенных на рекламу. В 1970-е гг. средняя американская газета получала 80% доходов от местной рекламы, а телевидение, у которого доля поступлений от национальной рекламы была неизмеримо выше, — всего лишь 24%.

"Великий газетный мор" или "эпидемия газетной смерти", косвенно связанные, как считают, с экспансией телевидения и охватившие весь западный мир, болезненно сказались на газетной прессе США. Это скольжение газетной прессы по наклонной сочеталось с кризисом доверия к ней со стороны массовой читательской аудитории. Как показали результаты опроса, в конце 1960-х гг. пять американцев из десяти считали, что их печатная журналистика "пристрастна, несправедлива и тенденциозна", а наибольшее число читателей выразили доверие к следующим газетам: "Уолл-стрит джорнел" (55%), "Нью-Йорк тайме" (36%), далее шли "Вашингтон пост" и "Лос-Анджелес таймс"х.

Журнал "Эдитор энд паблишер" ("Редактор и издатель") писал 7 августа 1976 г.: "Проблема № 1, стоящая сегодня перед газетами: как добиться того, чтобы люди покупали и читали газеты". Выход он видел в том, чтобы привлечь к чтению газет молодых читателей от 18 до 25 лет, а также в том, чтобы активно и искусно "искушать, заманивать, обольщать, соблазнять, провоцировать, подкупать, задабривать, очаровывать, гипнотизировать" аудиторию.

"Газетный мор" развивался в условиях резкого углубления процесса концентрации и монополизации печатных средств массовой информации. При этом данный процесс сопровождался расширением вторжения па американский рынок иностранного капитала. Так, австралиец Р. Мердок в 1976 г. купил "Нью-Йорк ноет", единственную вечернюю газету в этом городе, а в 1974 г. основал в Нью-Йорке бульварную "Нейшнл стар" ("Национальная звезда"), одновременно купив компанию "Нью-Йорк мэгэзин" (журналы "Нью-Йорк", "Нью Уэст" ("Новый Запад") и др.).

Англо-канадская компания "Томпсон ньюспейперс, инк." владела к 1970 г. 56 американскими газетами, а через 10 лет их число возросло до 119. В 1978 г. английский газетный магнат В. Хармсворт купил американский журнал "Эсквайр", а немецкая компания "Грунер унд Яр" стала собственником журнала "Пэрентс" ("Родители"). Одновременно владелец французского журнала "Пари-матч" Д. Филиппами возобновил в 1979 г. издание большого иллюстрированного журнала "Лук" ("Взгляд"), прекратившего выход в 1971 г.

Продолжались попытки создания новых ежедневных национальных газет. Наиболее успешной оказалось основание группой "Ганнет компани" газеты "Ю-эс-эй тудей" ("США сегодня", 1982), ставшей первой в истории страны национальной общеполитической газетой. Ее успех в глазах читателей и рекламодателей с первого номера, отпечатанного тиражом 1,2 млн экз., объясняется тем, что она сумела отказаться от стереотипов и создать совершенно новую для Соединенных Штатов концепцию национальной общеполитической газеты. В традиционно сложившейся структуре американской прессы ее роль играли информационные еженедельники, и хотя па появление "Ю-эс-эй тудей" особенно бурно реагировали газеты, причем не только комментариями, но и откровенным эпигонством (не по сути, разумеется, а по форме), реально новое издание конкурировало прежде всего с журналами новостей.

Как отмечает Е. Ч. Андруиас, новая газета была "рассчитана па сравнительно молодых людей, выросших в эпоху телевидения. Обилие ярких цветных иллюстраций... крупные заголовки, сравнительно краткие тексты, броская верстка привлекают читателя, вызывая у него ассоциацию с привычным экранным видеорядом... Газета предназначена для наиболее мобильной части общества, для людей, которые много путешествуют...". К газете выпускался целый ряд приложений (справочное, книжное, школьное и др.). Через пять лет, имея тираж 1,5 млн экз., "Ю-эс-эй тудей" уступала по этому важнейшему показателю лишь одной "Уолл стрит джорнел" (2 млн).

В 1982 г. как издание, претендующее на национальный статус, в столице США стала выходить новая газета "Вашингтон тайме" ("Вашингтонские времена"), тесно связанная с "Объединенной церковью Муна". Через два года ее стали печатать также в Северной и Южной Калифорнии.

Усиление зависимости американских СМИ от крупного финансово-промышленного капитала выразилось в том, что к началу 1980-х гг. впервые в истории журналистики новости и общественная информация формально интегрировались корпорациями на высочайшем уровне финансового, а не журналистского контроля3.

В условиях бурной экспансии телевидения нелегкой стала жизнь и у изданий журнального типа. Показательна судьба двух гигантов американской иллюстрированной периодики. Еще не успел затихнуть хор соболезнований по поводу кончины журнала "Лук", закрывшегося в 1971 г. при тираже 6,5 млн экз., как американский журналистский мир ждал новый сюрприз: буквально за день до наступления нового 1973 г. перестал существовать люсовский журнал "Лайф". Напоминавшее некролог объявление о закрытии этого издания произвело тем больший эффект, что с рынка американской журнальной периодики исчез последний представитель журнальных иллюстрированных изданий большого формата с массовым тиражом, к которым в свое время принадлежали "Кольерс", "Сатердей ивнинг пост" и "Лук". И все же параллельное конкурентное существование одновременно с телевидением и адаптацию к этим условиям журнальная периодика переживала менее болезненно, нежели газетная пресса общей и политической информации.

Как показывала действительность, лучше всего приспособили, к реалиям телевизионной эры специализированная печатная журналистика. И это вполне закономерно. На смену "омассовления" периодической печати, в условиях новейшей технологической революции в сфере СМИ, бурной экспансии телевидения и сопутствовавшего ей кризиса массовых газетных, а потом и журнальных периодических изданий общего, смешанного типа пришла новая тенденция, получившая название "распад масс" — распад единой массовой аудитории на множество "законных" узких, специальных читательских адресатов и интересов, что выразилось в стремительном развитии специализированной журнальной периодики (в меньшей степени газетной). В США, как и вообще на Западе, к специализированной журналистике нередко относят не только собственно специализированную печать (научно-техническую, отраслевую, военную, сельскохозяйственную, религиозную и т.п.), но и издания бульварно-развлекательного характера, скажем, адресованные отдельно мужскому или женскому читателю, среди которых следует назвать журнал для мужчин "Плейбой" ("Повеса") и последовавшие за ним типологически родственные издания ("Пентхауз" — "Квартира-люкс на крыше небоскреба", "Вива" — "Да здравствует", "Гэллэри" — "Галерея", "Генезис" — "Происхождение" и др.).

Практическая журналистика США в 1950—1970-х гг. изменялась не только количественно, но и качественно. Возник целый ряд новых направлений работы журналистов и стали переживать вторую жизнь наличествующие направления:

— новый журнализм, важнейшая цель которого — обогащение арсенала выразительных и изобразительных средств журналистики богатством приемов художественной литературы и тем самым повышение ее общественной роли;

- прецизионная журналистика, призывающая не беллетризировать СМИ, а насытить их научным содержанием, которое только и может объективно отражать действительность;

— народная, или общественная, журналистика ("Шарлоттский проект"), которая стремилась "отдать демократию в руки народа" и использовала новые формы работы с аудиторией;

— расследовательская и исследовательская журналистика;

— потребительская журналистика и др.

Если говорить не только о печатных СМИ, но и об электронных, следует подчеркнуть, что Вторая мировая война стимулировала общее развитие средств массовой информации США. Подлинную революцию в системе СМИ совершило телевидение.

Первая передача из Вашингтона в Филадельфию (портрет президента Гардинга) осуществлена в 1921 г., а первое живое изображение передано по радиоволнам уже через четыре года. Экспериментальные телевизионные станции появились в 1931 г. В 1939 г. начались массовое производство телевизионных приемников с 9-дюймовым экраном. В том же году несколько сотен постоянных владельцев телевизионных аппаратов, проживавших в Нью-Йорке и его пригородах, смотрели по телевидению открытие Всемирной выставки. Примечательно, что еще в 1941 г. входящая в Национальную радиовещательную корпорацию Нью-Йоркская телевизионная станция включила в свой эфир первую торговую рекламу.

Второй старт американского телевидения относится к 1945 г. Через год во всей Америке будет продано 6400 телевизоров, а в 1948 г. в Соединенных Штатах уже был миллион телевизоров и 60 работающих телестанций. Еще через год их количество удвоилось, а в 1950 г. превысило 6 млн штук. К этому времени в 64 городах страны уже действовали 106 телевизионных станций, а в Федеральной комиссии по связи ожидали решения заявления 300 предпринимателей, просивших о предоставлении им лицензий па право открытия новых телевизионных предприятий.

Первой по времени создания вещательной компанией является Эн-би-си (Нэшнл бродкастинг компани — Национальная вещательная компания), созданная в 1926 г. как дочернее предприятие корпорации "Рэдио корпорейшн оф Америка" ("Американская радиокорпорация").

Си-би-эс (Коламбиа бродкастиш систем — Вещательная система Коламбиа) возникла в 1927 г. как радиовещательная компания. Си-би-эс, 80% доходов которой поступает от рекламы, принадлежат ряд киностудий, несколько популярных журналов; корпорация также участвует в эксплуатации природных ресурсов океанов, в добыче и переработке нефти и в производстве компьютерной техники.

Эй-би-си (Америкен бродкастиш компани — Американская вещательная компания) была основана в 1943 г., а окончательно утвердилась десятилетие спустя. Крупный успех пришел к Эй-би-си в 1955—1961 гг. благодаря включению в передачи компании фильмов Уолта Диснея и продукции голливудских киностудий. Эй-би-си первой в американском вещании стала показывать программы, открытые для участия рекламодателей, что привело к отказу от спонсорства. Регулярные передачи спортивных программ принесли компании дополнительный успех у зрителей.

В систему корпорации Эй-би-си входят: телевизионная сеть, пять телестанций, компания "Эй-би-си радио" с четырьмя сетями обслуживания и 14 радиостанциями, компания видеозаписи с сетью магазинов розничной торговли, киностудия и издательство, специализирующееся на публикации сельскохозяйственных журналов, 266 кинотеатров.

Как бы ни было оттеснено на второй план некоммерческое телевидение Америки частными, коммерческими сетями, их присутствие ощущается прежде всего благодаря созданной в 1969 г. Пи-би-эс ("Пабллик бродкастиш сервис" — "Служба общественного вещания"), в которую к середине 1980-х гг. входили 264 телестанции, во многом связанные с университетами. Основным ее назначением является образовательное вещание. Некоммерческое телевидение в США финансируется из государственного бюджета, а также за счет добровольных пожертвований от частных лиц и различных организаций.

Телевидение впервые стало играть роль важнейшей силы в американском политическом процессе в 1952 г., в ходе кампании по выборам президента США, в которой высший государственный пост страны оспаривали Д. Эйзенхауэр и Э. Стивенсон. Началась массовая выдача лицензий, произошел стремительный скачок, вызванный тем, что был проложен кабель, соединивший Восток и Запад США и позволивший Нью-Йорку и Лос-Анджелесу обмениваться телевизионными программами.

Согласно опросу журнала "Тайм" в 1969 г. абсолютное большинство американцев предпочитало телевизионные новости печатным. На тот случай, если бы существовал единственный источник информации, один американец из двух выбрал бы телевидение, предпочтя его и радио, и газетам. Столь мощная экспансия телевидения не могла не оказать и прямое, и косвенное влияние на периодическую печать, побудив ее к многосторонней адаптации к новым условиям.

"К середине 80-х годов структура телевизионной индустрии США претерпела существенные изменения. Они были обусловлены как причинами общими для всей американской экономики, так и рядом тенденций, проявившихся в пропагандистском бизнесе. Проводившаяся администрацией Рейгана политика дерегулирования имела своим следствием многочисленные слияния и поглощения, усиление концентрации во всех сферах деловой активности. Влияние этой мании слияния на телевизионную индустрию было огромным: буквально за два года она претерпела изменения в структуре собственности, равных которым она не знала предыдущие 30—40 лет. Слияние Эй-би-си с Кепитл ситиз, поглощение монополией Дженерал электрик Ар-си-эй (и принадлежавшей ей Эн-би-си), приход к власти в Си-би-эс Лоренса Тиша, который спас корпорацию от враждебного поглощения Тедом Тернером, но взамен стал ее крупнейшим акционером и президентом, — все эти события произошли буквально одно за другим, на глазах у всей страны. Резкая ломка устоявшихся форм собственности и управления в трех ведущих телесетях, которые десятилетиями были признанной элитой бизнеса и казались незыблемыми в изменчивом мире американских СМИ, не могла не приковать к себе внимание".

Важнейшим событием в американских СМИ явилось слияние в 1989 г. крупнейших корпораций массмедиа "Тайм инкорпорейтед" и "Уорнер коммьюникейшенс", в результате чего образовалась поистине гигантская империя масс-медиа, едва ли не крупнейшая в мире.

Журнал "Ю-Эс ньюс энд уорлд рипорт" ("Новости Соединенных Штатов и мировой рапорт") отмечал: "Сделка между "Тайм" и Уорнер — это лишь одна из волн недавних "мегасделок" в области средств массовой информации. В последние два года французская Ашетт совершила потрясающий налет на США. приобретя за 1.10 млн долл. "Трольер инкорнорейтед", издателя "Энциклопедиа Американа". "Ньюс корпорейшен" Руперта Мердока нашла 3 млрд долл., чтобы приобрести "Ти-Ви гайд" и родственные ему издания. Мердок высказал опасение, что этот процесс неизбежно ведет к уменьшению разнообразия мнений, ибо "несколько гигантских корпораций могут определять, что народ должен читать, слышать и видеть"".

Событием большого масштаба считают также слияние "Парамаунта" ("Главенствующего"), одной из последних студий независимого кино Голливуда, и международной компании видео — "Виаком интернешнл", крупнейшей корпорации кабельного телевидения, собственника музыкальной цепи "Эм-ти-ви" ("Мюзик телевижн" — "Музыкальное телевидение"), которая производит программы, распределяемые по подписке и продаваемые ТВ-сетям. Третьим союзником стал "Блокбастер интертейнмент" ("Супербоевик развлечение"), фирма номер один в США по производству видеокассет. Это привело к рождению второй мировой после "Тайм — Уорнер" группы мультимедиа. "Парамаунт" рекомендовал своим акционерам переместить акции в компании, специализирующейся на телешоппинге (телепокупка). А Самнер Редстоун, главный собственник, президент и генеральный директор "Виаком", истинный победитель этой эпопеи, самодовольно заявил: "Теперь мы сможем создать супердержаву мультимедиа".

Относительная стабильность количества ежедневных газет в США скрывала их возрастающую концентрацию, потому что создание мелких газет в провинциальных городах уравновешивало исчезновение более крупных газет в больших городах.

"991 г. был для печати США более благоприятным, чем предыдущий, который специалисты и издатели называли катастрофическим, имея в виду падение из-за экономического спада объема рекламы и доходов от нее, — отмечала Г. А. Голованова. — В 1992 г. спад продолжался, но все-таки наметились признаки оздоровления, улучшения ситуации". Об этом свидетельствовал рост рекламы и прибылей таких информационных корпораций, как "Ганнетт компани", "Найт-Риддер ньюспейперс", что объясняют, в частности, довольно низкими ценами на бумаг}'. Этот год также характеризовался продолжением процесса купли-продажи газетных изданий, их переходом из одних рук в другие. Однако спрос на газеты в целом сохранился на прежнем уровне, а многие из них даже повысили тиражность. Так, в 1992 г. печатались тиражом более 1 млн экз. лишь четыре газеты ("Уолл-стрит джорнел", "Ю-Эс-Эй тудей", "Нью-Йорк тайме" и "Лос-Анджелес тайме"), идущие с большим отрывом от остальных изданий этого типа.

Профессор Принстонского университета С. Бейкер одну из причин повсеместного охлаждения публики к печати видит именно в отсутствии в ней соревновательности, потому что в 90% американских городов издается лишь одна ежедневная газета. Наличие в стране "фальсифицированных медиа" он объяснил коммерциализацией газет, их всесторонней зависимостью от рекламных поступлений (70—80% общего дохода газет), имеющих целью исключить конкуренцию. "Находящиеся под давлением рекламы, газеты, — как считает он, — распространяют под предлогом объективности "послания для всех случаев", не имеющие ни цвета, ни запаха, но стремящиеся затронуть средние классы и состоятельную клиентуру, разыскиваемую рекламодателями".

Радикальные предложения Бейкера, в частности ввести особую "таксу" на рекламу, а полученные средства распределить по нуждающимся газетам и журналам, естественно, не встретили понимания и тем более поддержки в журналистских кругах, полагающих, что все издержки господствующего положения рекламы в американских СМИ представляют собой неизмеримо меньшее зло, чем финансовое субсидирование массмедиа правительством либо партиями, что неизбежно привело бы к установлению над ними прямого политического контроля, в корне несовместимого с их независимостью. По мнению многих экспертов и практиков, потери в тиражах и рекламе можно возместить, если не вообще избежать их, при условии выработки правильной стратегии обслуживания прежних читателей и привлечения новых — в частности молодежи, женщин и представителей национальных меньшинств.

Наряду с компанией "Тайм Уорнер" ведущие позиции в американской журнальной периодике занимает группа Херста, среди основных изданий которой журналы "Гудхаузкипши" ("Хорошее домоводство"), "Космополитен", "Эсквайр" и "Попьюлер микеникс" ("Популярная механика"), компания Самюэла Ньюхауза ("Хауз гарден" — "Дом и сад", "Мадемуазель" и др.), "Мередит паблишинг корпорейшен" (9 журналов, в числе которых "Ледиз хоум джорнел" — "Журнал домохозяйки и др.). Макгроу — Хилл (еженедельник "Бизнес уик" — "Деловая неделя", перешедший впоследствии во владение М. Блумберга) и полсотни изданий, посвященных торговле; наконец, компания "Си-би-эс" (20 журналов, включая "Вименс дей" — "День женщин").

На особом месте, занимая одним им принадлежащую нишу в системе американских массмедиа, находятся иллюстрированные журналы литературы и общественного мнения, флагманами которых являются "Сатердей ревью" ("Субботнее обозрение"), "Атлантикмансли" ("Атлантический ежемесячник"), "Эсквайр" и "Ньюйоркер". Существуют еще в большей степени политические, как правило, иллюстрированные журналы, в которых политика — главная тема, но каждый из них не принадлежит ни к какой политической партии или, по крайней мере, не признается в этом открыто: "Америкен меркьюри" ("Американский вестник"), "Америкен опинион" ("Американское мнение"), "Нью лидер" ("Новый лидер"), "Нешнпревью" ("Национальное обозрение"), "Рипортер" ("Репортер"), "Гардиан" ("Страж") и др.

Если многие из этих изданий являются органами консерватизма и правого радикализма, то на левом фланге выпускается также немало журналов, но внешнему виду больше напоминающих бюллетени и рассчитанных на узкий круг своих сторонников. Речь идет об изданиях, открыто провозглашающих себя официальными органами тех или иных леворадикальных организаций.

Наряду с другими важными событиями в сфере американской журналистики за последние годы не осталось незамеченным общественностью прекращение с июня 1992 г. издания журнала "Проблемз оф коммьюнизм" ("Проблемы коммунизма"), являвшегося основным печатным органом истории, теории и практики антикоммунизма. Как отмечала "Нью-Йорк тайме", журнал "пал жертвой развития демократического процесса в мире. Вместе с тем Информационное агентство правительства США, издававшее этот журнал, заявило о своем намерении публиковать новое издание подобного толка, поскольку, по его мнению, хотя коммунизм ушел в прошлое в большинстве стран мира, интерес к нем}' не угасает, и оно будет знакомить читателей с историей коммунистического движения".

Это событие стало возможным лишь благодаря переменам, произошедшим на мировой арене, прежде всего в СССР и странах Центральной и Восточной Европы.

Отражая современное состояние мира, средства массовой информации одновременно играют весьма важную роль в достижении геополитических целей. Весьма показательным в этом отношении является так называемый Анненбергский проект, осуществлявшийся департаментом изучения политических коммуникаций Северо-Западного университета США. Формально проект направлен на обеспечение нейтрального форума, открытого для изложения разнообразных мнений по оценке воздействия технологий коммуникаций на политику. Была и другая цель: служить связующим мостом между политмейкерами, представителями промышленного капитала, исследовательскими академическими кругами, прессой и публикой. Один из руководителей Анненбергской Вашингтонской программы по изучению политических коммуникаций Элвин А. Снайдер открыто заявлял о взаимодействии вашингтонской администрации со средствами массовой информации: "С американской стороны цели публичной дипломатии в холодной войне скрупулезно излагались в течение многих лет Белым домом и конгрессом так, чтобы специалисты по информации знали, что от них ожидают... Конгресс должен пересмотреть свой взгляд на публичную дипломатию в сегодняшнем мире, возможно, имеющим право на инициативу "Завоевание мира: американское информационное наступление"".

Его поддерживает Ньютон X. Миноу, директор Аниенбергской вашингтонской программы: "Конец холодной войны поднял новые вопросы относительно американских международных отношений. Достаточно взглянуть на карту, висящую на стене начальной школы, чтобы увидеть, как драматично изменился мир, начиная с взрыва Советской империи несколько коротких лет назад. Появилось много новых наций. Старые враги, ранее стремившиеся уничтожить друг друга, стремятся теперь находить способы сотрудничества. Они работают над внедрением рыночной экономики, используют преимущества свободы и ценности демократии. Спутниковое телевидение, волоконная оптика, компьютеры и видеозаписи переместили публичную дипломатию на новую стадию.

Инструментами информации Америки в годы холодной войны, сыгравшими ключевую роль в развале коммунизма, были "Голос Америки", радио "Свободная Европа" и телевидение "Уорлднет", передававшие наши сообщения правды и призывы к свободе и к миру, срывая усилия тоталитарных режимов, стремящихся управлять информацией. Но с открытием прежде закрытых обществ появляются новые вызовы и возможности. Белый дом, конгресс и федеральные агентства ищут способы изменить публичную дипломатию...

Какова перспектива для правительства в области радиовещания во все более и более загроможденном коммерческом международном рынке средств информации? Как могут новые инструменты публичной дипломатии влиять на руководство демократическими революциями? Имеются ли совместные возможности для американского правительственного радиовещания и американского общественного телевидения?.."

Под демократическими революциями в данном случае понимается не антифеодальное движение национальной буржуазии в той или иной стране и даже не национально-освободительное движение, а насаждение американских ценностей. Таким образом, средства массовой информации выступают орудием для достижения конкретных геополитических целей.

Что же касается специализированной периодики, следует отметить, что она содержит большое количество разнообразных типов изданий. Наибольший интерес представляют те, которые распространяются среди больших коллективов людей, объединенных общей профессиональной и трудовой деятельностью. Это, к примеру, деловые издания, заводская печать, пресса профсоюзов и военная печать. У каждой из этих категорий изданий есть, естественно, свои особенности и отличительные признаки, однако очень многое их объединяет. Прежде всего — возможность дифференцированно влиять на различные группы читателей. Так, специализированные издания, сосредоточившие внимание преимущественно на вопросах науки и техники, выделились из общей системы американской журналистики не сразу. В настоящее время в США издается около 20% всех выходящих в мире журналов этой категории. Научно-технические журналы распространяются зачастую не только внутри страны, но и за ее пределами; у многих имеются отделения или корреспонденты за рубежом. Они рассчитаны на сравнительно узкий круг специалистов и поэтому могут весьма четко ориентироваться в запросах читательской аудитории. Деловые издания, включающие множество типов, отличает высокая степень дифференциации, стремление наиболее эффективно оказывать влияние на читателя в соответствии со своими специфическими задачами. В условиях научно-технической революции быстрыми темпами растет число инженерно-технических работников и других специалистов, что также увеличивает контингент читателей подобных изданий. Охват читательской аудитории весьма значителен. В США только журналов бизнеса издается в пять раз больше, чем ежедневных газет общего типа. Кроме того, деловые издания распространяются в национальном масштабе, а не в региональном или местном, как газеты.

Значительный удельный вес в прессе США занимает так называемая заводская печать, издаваемая крупными промышленными компаниями для своих работников. Существует три направления коммуникаций в сфере предпринимательства: сверху вниз — от менеджмента к управляемым; снизу вверх — от управляемых к менеджменту; по горизонтали — между звеньями среднего менеджмента в целях координации производственной деятельности и сплочения коллектива в интересах компании. Особенно большую роль играют коммуникации сверху вниз. Письма администрации к рабочим, памятки и руководства, справочники, газеты и журналы для различных категорий рабочих и служащих — все это и многое другое позволяет оперативно влиять на общественное мнение, формировать его в нужном направлении.

Заводские газеты, как правило, выходят один или два раза в неделю и предназначаются для отдельных предприятий соответствующих корпораций. Журналы издаются центральным правлением компаний. Они выходят раз в месяц или в квартал и являются своеобразным связующим звеном между работниками всех предприятий данной компании.

Заслуживает особого упоминания такая важная категория периодических изданий США, как профсоюзная печать. Она возникла вместе с самим профсоюзным движением в первой половине XIX в. и быстро приобрела силу и размах. Рост тиражей и широкое распространение профсоюзных газет и журналов были связаны с усилением рабочего движения в стране. Эта взаимосвязь особенно видна в переломные моменты американского рабочего движения, в годы экономических кризисов и войн. Профсоюзы являются единственной организованной массовой силой рабочих и служащих США и пользуются значительным авторитетом. В 1980-е гг. неуклонно шла политизация профсоюзной печати. Это вызвано тем, что центр тяжести общественной активности все более переносился на политическую арену. В связи с этим перед газетами и журналами профессиональных союзов возникли новые задачи, что, в свою очередь, привело к новым формам их функционирования и предопределило тенденции дальнейшего развития.

Сейчас пресса профсоюзов представляет собой столь же мозаичную картину, как и все американское профсоюзное движение в целом. Большая часть печати, естественно, продолжает оставаться реформистской. Налицо два направления: правая ветвь профсоюзной прессы выступает, как правило, с позиций делового юнионизма и поиска компромисса с работодателями; левая профсоюзная печать стремится соединить рабочее движение с активной политической борьбой, не довольствуясь экономическими требованиями.

Теоретический орган крупнейшего профсоюзного объединения АФТ — КПП ежемесячник "Америкэн федерейшенист" ("Американский федералист"), основанный еще в 1894 г., — наиболее яркий представитель делового юнионизма. В отражении вопросов внешней политики это издание следует в русле поддержки правительственных инициатив, независимо от того, какая администрация находится у власти — республиканская или демократическая. Ряд отраслевых профсоюзов довольно часто находится в оппозиции правящим группировкам. Особое положение занимает местная профсоюзная печать. Эти издания имеют разную периодичность и распространяются, как правило, в масштабе штата, округа, города. Произошла переориентация читателей с профсоюзной прессы на заводскую. Политизация коснулась, например, многотиражки "Форд уоркер" ("Рабочий Форда"), газеты "Портлайт" ("Портовый огонь"), распространяемой среди портовиков Нью-Йорка, газеты "Спарк-глаг" ("Запальная свеча") (автомобилестроительные заводы компании "Дженерал моторе") и других изданий.

Помимо чисто профсоюзных средств на содержание профсоюзной печати иногда перечисляются по различным каналам и правительственные ассигнования, и денежные средства различных фондов, например Фонда в поддержку демократии, основанного по инициативе Р. Рейгана. Профсоюзная печать теряет былую мощь, хотя пока еще является действенным инструментом формирования общественного мнения.

Значимое место в системе специализированной печатной журналистики США занимает военная печать. США имеет самую мощную в мире сеть военной печати. Здесь каждое 20-е периодическое издание, в том числе каждая 12-я газета, относится к разряду военных. Большое количество журналов издается различными военизированными обществами, ассоциациями и группами. Около 50 рассчитано на ветеранов. Кроме того, выпускается значительное число военных газет, относящихся к так называемой полевой печати, общий тираж которой закладывается из расчета 1 экз. на 2—3 военнослужащих. Крупнейшая официальная военная газета в США — "Старз энд страйпе" ("Звезды и полосы") — издается значительным тиражом и распространяется в десятках стран. Если в конце 1980-х гг. выпускалось более 1,5 тыс.

военных изданий, то ныне в распоряжении американских военных около 1,9 тыс. периодических изданий, в том числе 366 журналов и 1038 газет, разовый тираж которых свыше 12 млн экз., более 300 радиотелевизионных станций, ряд киностудий, ежегодно выпускающих в прокат 1100 кинофильмов.

Кроме того, редакции чисто гражданских изданий имеют в своем штате журналистов, занимающихся исключительно военной тематикой. Л наиболее крупные издания выделили специальных представителей для связи с министерством обороны. Пропагандистские службы Пентагона и вооруженных сил регулярно снабжают массовые издания тенденциозными материалами. Военная печать является одним из звеньев информационно-пропагандистской машины Пентагона, и ее функционирование нужно рассматривать в контексте деятельности политико-идеологических структур.

В последние годы произошли серьезные изменения в освещении американскими СМИ военных конфликтов, в которые США втянуты перманентно. Выделяются следующие группы журналистов, освещающие военные конфликты:

— журналисты — комбатанты (офицеры, работающие в военных СМИ;

- журналисты — некомбатанты (сотрудники гражданских СМИ);

"включенные" журналисты (сотрудники гражданских СМИ, прошедшие специальную подготовку и имеющие право работать непосредственно в частях, на кораблях и в соединениях).

Изменилась и сама работа журналистов в войсках.

Картина будет неполной, если не сказать о влиянии на прессу разведывательного сообщества США. Как известно, ЦРУ, РУМО, ФБР, АНБ и другие спецслужбы поддерживают самые тесные контакты с прессой, используют журналистов для тайных операций. Если говорить о тематике выступлений печати, посвященных деятельности американских разведчиков, то здесь можно встретить все: от серьезных, вдумчивых работ до низкопробных детективов, прославляющих похождения современных джеймсов бондов. Разведка США пользуется услугами ряда медийных организаций.

Американская сеть связи уже во второй половине 1980-х гг. стала самой сложной и разветвленной в мире, соединяя людей и машины, передавала не только телефонные разговоры, но и разные виды другой информации: данные ЭВМ, телевизионные программы и т.д. Это "умная сеть", главное звено между американским обществом и веком информации. Диапазон применения компьютеров, связанных с телекоммуникационными системами, возрастает еще больше. В распоряжении потребителей находится информация, содержащаяся 3 тыс. электронных библиотек и находящаяся в условиях уже практически существующих глобального и постоянно увеличивающегося фонда информации и глобальной телекоммуникационной системы, которую отличает высокая надежность.

Как считает профессор Гарвардского университета Гари Оррен, "появление новых средств коммуникации ведет не к уменьшению, а к увеличению разнообразия массмедиа. Так же, как печатная продукция не исчезла с появлением радиовещания и телевидения, мы можем ожидать, что газеты и журналы будут сосуществовать с новыми средствами коммуникации, такими, как электронная почтовая связь между компьютерами или система телетекст, которая передает на телевизионные экраны текстовую и графическую информацию. Вскоре новые средства дополнят, но не заменят многообразную систему средств информации, которая существует сегодня".

Исключительную роль играет ставшая глобальной сеть Интернет. Она была создана в США в 1969 г. под названием АРПАНКТ специалистами Агентства министерства обороны США по проектам в области передовых исследований, которые соединили вместе четыре компьютера, чтобы продемонстрировать возможность создания широкой компьютерной сети. Компьютеры были установлены в университете штата Юта, в университете штата Калифорния в г. Санта-Барбара, Калифорнийском университете Лос-Анджелеса и Стэндфордском исследовательском институте. Конструкция системы позволяла легко подсоединять компьютеры, поэтому к 1972 г. в систему АРПАНЕТ входило уже более 50 университетов и военных исследовательских учреждений. Созданы и другие сети, как правительственные, так и частные. Для информационного обеспечения незасекреченных военных программ создана сеть МИЛНЕТ и подсоединена к АРПАНЁТ. Эти соединенные между собой сети составили основу для ДАРПАНЕТ, которую со временем стали просто называть Интернет (от англ. interconnected).

В Соединенных Штатах существуют общество Интернета, Совет по структуре Интернета и Специальная группа по инженерному обеспечению Интернета, состоящие из добровольцев, которые проводят открытые конференции, где разрабатываются операционные стандарты и решаются различные проблемы. Компьютеризация позволила серьезно модернизировать сбор, храпение и каталогизирование информации. А это, в свою очередь, привело к радикальнейшим изменениям в массмедиа.

Глобализация информационного пространства выдвинула в число национальных приоритетов США участие в создании так называемой Глобальной информационной инфраструктуры (ГИИ). Несмотря на то что Соединенные Штаты фактически господствуют па мировом информационном рынке, современные тенденции развития средств массовой коммуникации заставляют эту страну идти в ногу со временем и активно добиваться руководящей роли в таком перспективном направлении, как использование современной вычислительной техники в распространении информации.

В 1980 г. в Нью-Йорке вышла книга Энтони Смита с чрезвычайно примечательным названием "Прощай, Гутенберг". Она посвящена подлинной революции в сфере печатных средств массовой информации США вследствие привнесения технологических новшеств в эту область и в первую очередь компьютеризации всего газетно-журиального дела. Речь шла о вторжении электронно-вычислительной техники как в процесс производства газеты или журнала, включая составляющие его этапы — планирование и оформление номера, набор, верстку и само печатание, так и, что необходимо подчеркнуть в данном случае, в сферу информации во всем объеме, включая ее сбор, хранение и распространение.

Новейшая технологическая революция фундаментально затронула американские системы электронных средств массовой информации, особенно телевидение. "Фокс", национальная сеть эфирного телевидения, четвертая по счету, явилась красноречивейшим доказательством стремления цепей эфирного телевидения удержать свои позиции в сфере аудиовизуальных средств в условиях все более ожесточенной конкурентной борьбы с "кабелем". Благодаря инвестированию 500 млн долл., "Фи-би-си" ("Фокс бродкастинг компани" — "Широковещательная компания Фокс", чаще просто "Фокс") установила контроль над местными телевизионными станциями в таких крупных городах, как Детройт, Атланта, Даллас и Кливленд. Новым признаком хорошего самочувствия новорожденной "нетуорк" явилось ее стремление запустить в скором будущем "взрослую" развлекательную сеть на кабельном телевидении. Принадлежащие "Фокс" телестанции обслуживают сеть крупнейших телерынков страны.

Кабельное телевидение появилось в Америке как средство передачи эфирных программ в маленьких городках или отдаленной сельской местности, где не было уверенного приема телевизионных сигналов.

В середине 1970-х гг. началась эра программ, предназначенных специально для кабельного телевидения. Постепенное распространение кабельного телевидения также и в крупных городах обусловлено расширением выбора программ. Кабельное телевидение, хлынувшее мощным и нарастающим потоком во все свободные поры американской системы, представляло грозную опасность для самих устоев эфирного вещания в США, имеющего уже более чем полувековой опыт.

Крупнейшие телебизнесмены Америки убедились: бесконечная диверсификация аудиовизуальных средств и их функций является острой необходимостью, подлинным влиянием времени. Поэтому телецепи все больше средств инвестируют в содержание, в тематику, в программное обеспечение телевидения. В стремлении адаптироваться к новой ситуации ведущие компании эфирного телевещания стали все больше поворачиваться лицом к "кабелю" по примеру радиотелекорпорации "Эн-би-си", создавшей собственную кабельную телеслужбу "Консьюммер ньюс энд бизнес ченнел" ("Потребительские новости и канал бизнеса"). С распространением кабельных телесетей все большее развитие и признание получало платное (абонентское) телевидение как разновидность коммерческого телевещания, в котором оплата телевизионного обслуживания осуществляется либо

в виде подписки на просмотр определенных программ, либо в виде платы за подключение к какому-либо каналу, число которых растет буквально не по дням, а по часам. Осуществляя прием сигналов передач со спутников и ретранслируя их по кабельным сетям, кабельные телесети или каналы, как правило, специализируются на определенных тематических программах. Если, скажем, "Си-эн-эн" представляет событийную информацию, охватывающую различные области общественной жизни, то "Энтертейнмент ченнел" — развлекательные передачи, "Дисней ченнел" — платный канал, ориентированный на детскую аудиторию, а общественно-политическая кабельная сеть "Кейбл сателлайт паблик афферс нетуорк" ведет прямые передачи с заседаний палаты представителей Конгресса США.

Американский телевизионный мир переживает глубокие и стремительные перемены, главным мотором которых является новейшая технология. Пришествие цифрового телевидения беспредельно умножило возможности вещания и бесконечно расширило его горизонты.

Образование различных секторов скоростной многофункциональной магистрали информации должно ускорить вертикальную концентрацию, чтобы контролировать всю цепь продукции — распространение. Крупнейшие коммуникационные и телефонные корпорации, которых манит перспектива получения невиданных прибылей, приходят в движение. Специалисты говорят о едином компьютеризированном потоке информации, вбирающем на принципиально новом мегауровне все ныне существующие виды массовой коммуникации, прежде всего письменную журналистику, радиовещание и телевидение, и преобразующем их новое общее качество. Так, президент и генеральный директор компании "Майкрософт" Билл Гейтс считает, что скоро микроинформатика и телевидение в Соединенных Штатах составят одно целое. А Джон Скелли, президент и генеральный директор компании "Эппл", полагает, что индустрия телевидения, телекоммуникации, информация и аудиовизуальное развлечение (телевизор, фильмы, видеоигры и т.п.) образуют единый рынок.

Далее оценим роль транснациональных корпораций в сфере средств массовой информации. Это "феномен, который привлекает особенно пристальное внимание в последние годы в связи с развитием новейшей коммуникационной технологии, дающей возможность поистине всемирного охвата стран и континентов, превращения земного шара в "глобальную деревню", где люди смотрят одни и те же телепередачи, читают одни и те же газеты, обсуждают одни и те же события. Разумеется, сейчас реальное воплощение этого кажется еще весьма отдаленной перспективой, но некоторые контуры "глобальной деревни" уже начинают вырисовываться... Выпускаются зарубежные издания "Тайма", "Ньюсуика", "Ридерз дайджест", многих других американских журналов, разумеется, программы американских телесетей идут на экранах большинства стран мира, издаются за рубежом и некоторые американские газеты...".

Информация и коммуникация, сделавшись одним из наиболее важных ресурсов общества, уже производят 15% валового национального продукта США. И, как справедливо отмечает Е. Ч. Андрунас, в Америке "формирование информационной структуры шло в трех главных направлениях: уменьшение числа "переделов" информации, т.е. устранение барьеров на ее пути от поставщика к потребителю; стирание граней между разными средствами или каналами доставки информации потребителю; индивидуализация информации в соответствии с запросами пользователя... И, что не менее важно, это едва ли не единственный товар на рынке, стоимость которого постоянно и очень заметно снижалась по мере совершенствования компьютера и систем связи".

Средства массовой информации США, как печатные, так и электронные, играют важную роль в удовлетворении информационных потребностей населения и в общественно-политической жизни страны. Вместе с тем американские массмедиа в условиях глобализации информационного пространства стали выполнять и наднациональные функции, что, в частности, проявляется в экспансии американских СМИ в другие страны. Немаловажным явлением также стало резкое усиление деятельности транснациональных медиакорпораций.

Именно в этот период было сформулировано понятие информационного империализма, конкретными проявлениями которого являются:

1) концентрация газет, журналов, радио и телевидения, а также средств связи в руках горстки мощных специализированных корпораций;

2) прямое подчинение значительной части средств информации и связи многоотраслевым монополиям;

3) открытое вмешательство органов государственно-монополистического капитализма, в том числе контролируемого монополиями государственного аппарата капиталистических стран, прежде всего США, в сферу информации;

4) господство транснациональных корпораций информации на мировом рынке новостей капиталистического мира;

5) углубление диспропорций в обеспеченности средствами информации и связи империалистических держав с одной стороны, и молодых развивающихся стран — с другой;

6) все более широкое использование печатью, радио и телевидением Запада дезинформации для пропагандистского обеспечения внутренней и внешней политики империализма.

Как видим, несмотря на некоторую устарелость формулировок, многие положения этого определения остаются весьма актуальными и в наши дни.

Пройдя через годы холодной войны, разрядки напряженности и перестройки внутренней и внешней политики, мировая журналистика столкнулась с новыми проблемами после распада СССР и социалистического лагеря.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика