Меню
Главная
УСЛУГИ
Авторизация/Регистрация
Реклама на сайте
Модель "государственного" социализма в СССРСОВЕТСКОЕ ГОСУДАРСТВО И ПРАВО ПЕРИОДА ПОСТРОЕНИЯ "ОСНОВ СОЦИАЛИЗМА" И...СОВЕТСКОЕ ГОСУДАРСТВО И ПРАВО В УСЛОВИЯХ КРИЗИСА СОЦИАЛИЗМА (СЕРЕДИНА...ОБЩИЙ КРИЗИС СОЦИАЛИЗМА И ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЕ ИЗМЕНЕНИЯ В МИРЕ В КОНЦЕ XX...РОССИЯ В 1990-Е ГГ.Лагерь социализма и геостратегияГосударственно-капиталистическая монополия: фантом "предпосылок...Планирование и максимум общественного благосостояния: концепция...ОБРАЗ БУДУЩЕГО В ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ НАЧАЛА XX ВЕКА И..."Новая" историческая школа Г. Шмоллера: этическая экономия и...
 
Главная arrow Бухучет и аудит arrow Теория бухгалтерского учета
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >

Учет при социализме (1930-1990)

Подавление учетной мысли привело к возникновению положения о принципиальных различиях между социалистическим и капиталистическим учетом. Важнейшими из них были названы следующие:

1) при капитализме бухгалтерский учет отражает процесс воспроизводства, основанный на частной собственности, при социализме – процесс, происходящий в условиях общественной социалистической собственности;

2) при капитализме бухгалтерский учет ограничен рамками одного предприятия, при социализме – это часть единой системы народнохозяйственного учета;

3) при капитализме бухгалтерский учет есть частное дело отдельных предпринимателей, при социализме он ведется по плану счетов, единому для данной отрасли народного хозяйства;

4) при капитализме задачей учета становится выявление прибыли, при социализме цель учета – отражение выполнения данным предприятием всего хозяйственного плана;

5) при капитализме над бухгалтерским учетом безраздельно властвует коммерческая тайна, а в отчетности имеют место факты фальсификации, при социализме в бухгалтерском учете возникает объективная необходимость реально и правдиво отражать действительность.

Надуманные идеологические различия скрывали истинные особенности, вытекающие из различий в форме собственности и управления. Монополия государственной собственности и административное управление экономикой существенно упрощали технику учета, исключали многие операции, тормозили развитие экономических инструментов, что вело и к редукции предмета учета.

Переход к социализму для бухгалтерского учета помимо упрощения учетной техники имел три главных следствия:

1) сферой применения бухгалтерского учета было признано все народное хозяйство;

2) параллельное существование двух дисциплин – счетоведения (как теории бухгалтерского учета) и счетоводства (практического применения принципов счетоведения) – признано нежелательным;

3) двойная запись стала рассматриваться как метод, как прием учета, а не как объективно действующий закон.

Утверждение о единстве различных видов учета было основано на требованиях XVI партийной конференции об установлении единства бухгалтерского, оперативного и статистического учета. 23 января 1930 г. ЦИК и СНК СССР приняли постановление о передаче ЦСУ СССР Госплану СССР, в результате было организовано Центральное управление народнохозяйственного учета Союза ССР при Государственной плановой комиссии Союза ССР – ЦУНХУ.

Проблема усугублялась тем, что помимо бухгалтерского и статистического в 1930-е гг. получил самое широкое, почти повсеместное, распространение новый вид учета – оперативный. Его зарождение должно быть отнесено к первым годам Советской власти и связано с работами Рудакова, Майзельса, Вейсброда и Цубербиллера.

Статистический учет в то время подвергался большой деформации. То ли от неведения, то ли сознательно многие статистики стали развивать мысль об использовании в статистике бухгалтерских данных и о слиянии учета и статистики.

Попытка создания теории и практики единого социалистического учета и теоретически, и практически оказалась несостоятельной. В теории это приводило к появлению книг-монстров, где под одним переплетом перепутывались самые фантастические идеи, а на практике плановики захватывали власть над бухгалтерами, изгоняли лучших, уничтожали содержательный и живой учет, подменяя его все нарастающими отчетными сводками.

Признание двойной записи методом бухгалтерского учета, естественно, приводило к торжеству балансовой теории. Действительно, если рассматривать баланс как двоякую группировку хозяйственных средств, ясно, что двойная запись – это только технический прием, вытекающий из необходимости непрерывно учитывать средства хозяйства и их источники. Этот взгляд разделяли наиболее видные авторы того времени Я. М. Гальперин, II. А. Кипарисов, Н. А. Леонтьев. Доказательством победы балансовой теории следует признать и тот факт, что до 1940 г. название балансовый учет в значительной степени преобладало над названием бухгалтерский учет, вытесняя последнее из названий учебников, книг и учебных программ. Однако в рамках теории баланса были выдвинуты интересные соображения.

Я. М. Гальперин предложил новую структуру баланса, разделив актив на средства в трех сферах – производства, обращения и потребления, а пассив – на собственные и привлеченные ресурсы. Придавая огромное значение оперативности и единству учетных данных, он же впервые подчеркнул необходимость сделать основной задачей бухгалтерского учета контроль выполнения плана. В отличие от Рудановского, предлагавшего вести учет выполнения плана системно, т.е. вводить плановые данные в систему счетов бухгалтерского учета, Гальперин полагал, что на предприятии должны быть две параллельные системы данных – плановые и учетные. Отклонения же от плана в этом случае выявляются не на счетах, а как разность между плановыми и учетными показателями.

Н. А. Леонтьев дал членение, вполне соответствующее взглядам Гальперина. Новым было только выделение в особый раздел перераспределенных средств (бессрочные и срочные изъятия) в активе и обязательств по распределению в пассиве.

Н. А. Кипарисов выделял в особый раздел издержки и потери.

Большое внимание балансу уделил Р. Я. Вейцман. Именно он внес в нашу литературу понимание баланса как синтетического учетного показателя. Он же предложил для практики удобную группировку: в активе – основные средства, средства в обороте, средства вне оборота (отвлеченные средства); в пассиве – фонды, кредиты, регулирующие статьи, результаты (накопления и доходы будущих лет).

Весьма оригинальны были идеи В. И. Стойкого. Трактуя вслед за Р. Я. Вейцманом баланс как показатель финансового положения, состава средств и результатов, он считал, что баланс вытекает из счетов и, следовательно, содержит в себе всю их систему. Поэтому отдельные счета относятся к балансу как части к целому.

Стоцкий последовательно проводил два параллельных членения и пассива, и актива по функциональному признаку (формирование средств) и по целевому назначению. Наличие таких группировок позволяет выявить структуру средств и их источников, чему особенно способствует близость этих группировок к системе бухгалтерских счетов.

Любовь к балансу привела к попытке выделения отдельной дисциплины. Ее назвали "Балансоведение". Данный термин Рудановский трактовал как синоним счетоведения, которое он выводил из математики и считал наукой о наиболее общих законах хозяйственной деятельности.

Η. Р. Вейцман (1894–1981) понимал балансоведение как часть науки о бухгалтерском учете – ее специальный раздел о балансе, но подчеркивал отличие балансоведения от науки об анализе хозяйственной деятельности. Наибольшее распространение получил взгляд ленинградской школы (Блатов, Николаев, Помазков). Балансоведение согласно их взглядам включает теоретические принципы построения баланса, оценку его статей и вместе с тем является наукой об анализе хозяйственной деятельности. Подобный взгляд разделял и Кипарисов: "Система балансоведения как отрасли счетоведения, – писал он, – включает в себя две основные части: учение о построении баланса и учение о методах исследования хозяйственной деятельности единичных хозяйств на основе их баланса". Однако, если ленинградцы рассматривали балансоведение как самостоятельную по отношению к счетоведению дисциплину, то Кипарисов трактовал балансоведение как часть счетоведения.

К середине 1930-х гг. балансоведение слилось с анализом хозяйственной деятельности, и термин почти исчез из учетной литературы, но связь между анализом и учетом, впервые четко установленная в балансоведении, осталась.

В конце 1920-х гг. под влиянием идей Рудановского развивался нормативный учет, внедрение которого связывают с именами Е. Г. Либермана и Μ. X. Жебрака. В основу норм они предлагали заложить максимально допустимые расходы. Теоретически нормативы вводятся для того, чтобы учитывать и документировать не все текущие фактические затраты, а только отклонения от них. Поэтому Жебрак предлагал при нормативном учете составлять документы только на выявленные отклонения. Однако очень скоро получил всеобщее признание взгляд о том, что в документах должны фиксироваться все фактические производственные расходы.

Впервые нормативный учет был применен на практике в 1930 г. на харьковском заводе "Серп и молот". Во второй половине 1932 г. было уже 12 предприятий, работающих на основе нормативного учета. Более широкому внедрению его в практику мешали недостатки нормирования и неритмичность работы промышленных предприятий. Если в США предприятия, работающие по этой системе, имели общую величину отклонений фактической себестоимости от стандартной в границах от 0,5 до 2% в год, то у нас такие отклонения составляли от 7 до 30%.

Поэтому, несмотря на широкую пропаганду "чистого" варианта нормативного учета, отмеченные обстоятельства тормозили его распространение. В результате стал формироваться новый вариант нормативного учета. В 1948 г. Жебрак писал, что "при более или менее устойчивой номенклатуре вырабатываемой цехом продукции целесообразно отказаться от поиздельного разреза учета затрат и ограничиться только цеховым разрезом. Последний вообще очень важен для того, чтобы можно было судить о качестве работы цеха". Далее он сформулировал известное положение о "невиновности" изделий за общие отклонения, так как последние возникают по вине администрации. Установка, выдвинутая Жебраком, получила в дальнейшем широкое признание.

Среди других факторов, тормозящих распространение "чистого" нормативного учета затрат на производство, следует выделить отсутствие строго обоснованных нормативов. Так, А. С. Маргулис (1910–1981) видел крупную ошибку в построении нормативов затрат в том, что нормирование ограничено рамками одного предприятия, в то время как надо исходить из отраслевых норм затрат. Он же отметил, что сами нормы и плановые калькуляции во многих случаях завышены.

Эрих Карлович Гильде (1904–1983) применил для исследования учета затрат моделирование. Суть этого подхода заключалась в том, что схемы учета затрат проецировались не на отрасль промышленности, а на технологический тип производства, в результате создавались условия для формирования единой схемы учета затрат вне связи с отраслевыми разрезами. Надо отметить, что когда Гильде начинал свои исследования, в стране действовало 58 отраслевых инструкций, из них только по машиностроению – 12. Систематизация и замена этого множества методологических положений была его огромной заслугой.

Возможности использования моделирования в целях учета и анализа издержек производства продемонстрировал В. Б. Ивашкевич, в начале 1970-х гг. предложивший построение учета затрат по центрам ответственности. "Центр ответственности, – писал он, – представляет собой область деятельности наделенного правами и обязанностями руководителя определенного уровня управления. В распоряжение этого руководителя выделяются материальные, денежные и трудовые ресурсы, за эффективное использование которых он несет персональную ответственность". Внутри центров ответственности учет затрат дифференцируется по местам их формирования.

В эти годы получили дальнейшее развитие формы счетоводства. В 1930-с гг. преобладали различные варианты карточных форм. Но к 1940-м гг. получила распространение мемориально-ордерная форма, при которой стали широко применять накопительные ведомости. Для однородных операций открывалась отдельная ведомость. По истечении месяца в ведомостях подводили итоги и на их основе составляли мемориальные ордера, где указывалась корреспонденция счетов (проводки). Если операция носила единичный характер, то мемориальный ордер выписывали непосредственно по первичному документу, после регистрации мемориальных ордеров в хронологическом порядке в журнале делали записи оборотов в Главной книге.

При разработке формы стремились к сокращению записей, связанных с регистрацией данных. Поиски начались с идеи дополнить колонки накопительных ведомостей шифрами корреспондирующих счетов. В результате получился регистр интегральной формы. Но в таком регистре дебетовые и кредитовые обороты сгруппированы по корреспондирующим счетам. Отсюда возможность регистрировать каждый факт хозяйственной жизни не дважды, а один раз – либо в дебетовой части, с указанием кредитуемого счета, либо в кредитовой, с указанием дебетуемого счета. При любом варианте технические записи сокращаются в два раза. Оба варианта практически равноценны.

Упрощение учета произошло и за счет ликвидации мемориальных ордеров, а с ними и хронологической записи. Эволюция бухгалтерского учета вообще приводила к отмиранию последней. В 1950-х гг., когда знания распространились, а привычки исчезли, решили покончить с хронологической регистрацией. Так возникла журнально-ордерная форма. Она подвела черту под развитием ручных форм регистрации, ликвидировав технически и сохранив по существу двойную запись, упразднив хронологическую регистрацию и создав условия широкого применения позиционной записи для целей аналитического учета. Журнально-ордерная форма стала, бесспорно, самым экономичным способом регистрации фактов хозяйственной жизни.

Однако эта форма имела серьезные изъяны. Когда накопительная ведомость превратилась в журнал-ордер, в каждой отрасли, на каждом предприятии стали возникать свои варианты этой формы. Таким образом, в чистом виде эта форма никогда ни на одном предприятии не применялась.

Журнально-ордерная форма была определенным этапом в развитии счетоводства, многие даже считали ее "краеугольным камнем" советской бухгалтерии, но на самом деле она, скорее всего, стала ее надгробием.

В 1950-е гг. получают достаточно большое распространение счетно-перфорационные машины, и начинается поиск новых форм счетоводства – таблично-перфокарточных. Большие изменения, которые принесла вычислительная техника в учет, не могли не оказать влияния на общую концепцию формы счетоводства.

В послевоенных трудах по бухгалтерскому учету одно из центральных мест заняла проблема соотношения централизации и децентрализации бухгалтерского аппарата.

К началу 1960-х гг. руководящим работникам всесоюзного масштаба стали очевидны преимущества централизации учета. В ноябре 1964 г. вышло постановление Совета Министров СССР "О мерах по устранению серьезных недостатков в организации бухгалтерского учета и усилению его роли в осуществлении контроля в народном хозяйстве". И с этого момента был взят решительный курс на централизацию учета. Она проводилась в форме централизованных бухгалтерий (ЦБ). Считалось, что централизация учета позволяет:

1) лучше распределить обязанности между сотрудниками;

2) сократить их число;

3) повысить производительность их труда;

4) ускорить представление отчетности;

5) ликвидировать внутренние расчеты;

6) использовать вычислительную технику;

7) усилить контроль за деятельностью материально ответственных лиц.

Такая структура предусматривала как бы создание технологии обработки данных и была связана с введенным новым понятием "учетный цикл". Он состоит из ряда процедур, выполняемых в определенной последовательности – измерение и сбор первичной информации, ее классификация и запись в конкретные материальные носители, обработка и получение сводных данных и составление отчетных форм. Таким образом, цикл охватывает время от момента получения исходных данных до момента получения баланса или, что одно и то же, равняется промежутку времени от баланса до баланса.

Унификация хозяйства, сосредоточение всей собственности в руках государства приводили к требованиям стандартизации учета, применения единых правил и методик. С начала 1930-х гг. возникают планы счетов наркоматов, создаются отраслевые планы счетов, которые не только содержат обязательную для всех предприятий отрасли счетную номенклатуру, но и полностью определяют правила регистрации фактов хозяйственной жизни, а в некоторых случаях и регламентируют их. Первый типовой отраслевой план счетов был утвержден 9 октября 1940 г. (для промышленности). В 1949 г. он был пересмотрен, а 4 ноября 1954 г. утвержден новый типовой план счетов промышленности.

К концу 1950-х гг. в народном хозяйстве действовало несколько отраслевых планов счетов. Их множественность стала тормозить как централизованное руководство бухгалтерским учетом, так и дальнейшее его совершенствование. Поэтому на базе отраслевых был создан единый "План счетов бухгалтерского учета производственно-хозяйственной деятельности хозяйственных организаций союзного, республиканского и местного подчинения". Его должны были применять государственные предприятия почти всех отраслей народного хозяйства – промышленности, строительства, транспорта, сельского хозяйства, торговли и связи и т.д. независимо от их подчиненности. Однако в случае необходимости отдельные отрасли народного хозяйства по согласованию с Министерством финансов СССР могли вводить в единый план счетов дополнительные счета в связи со спецификой деятельности предприятий этих отраслей.

Единый план счетов не распространялся на банки и внешнеэкономические организации. Он был уточнен в 1968 г., пересмотрен в 1985, 1991 и 2000 гг. и стал центральным нормативным актом, регламентирующим правила учета в стране.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >

Похожие темы

Модель "государственного" социализма в СССР
СОВЕТСКОЕ ГОСУДАРСТВО И ПРАВО ПЕРИОДА ПОСТРОЕНИЯ "ОСНОВ СОЦИАЛИЗМА" И УПРОЧЕНИЯ ТОТАЛИТАРНОГО РЕЖИМА (1930-1941)
СОВЕТСКОЕ ГОСУДАРСТВО И ПРАВО В УСЛОВИЯХ КРИЗИСА СОЦИАЛИЗМА (СЕРЕДИНА 1980-Х – 1990-Е ГГ.)
ОБЩИЙ КРИЗИС СОЦИАЛИЗМА И ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЕ ИЗМЕНЕНИЯ В МИРЕ В КОНЦЕ XX ВЕКА. ИНТЕГРАЦИЯ ПЕРЕХОДНЫХ ЭКОНОМИК В КАПИТАЛИСТИЧЕСКУЮ МИР- СИСТЕМУ
РОССИЯ В 1990-Е ГГ.
Лагерь социализма и геостратегия
Государственно-капиталистическая монополия: фантом "предпосылок социализма"
Планирование и максимум общественного благосостояния: концепция рыночного социализма О. Ланге - А. Лернера
ОБРАЗ БУДУЩЕГО В ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ НАЧАЛА XX ВЕКА И ЭКОНОМИЧЕСКИЕ КОНЦЕПЦИИ ПЕРЕХОДНОГО ПЕРИОДА ОТ КАПИТАЛИЗМА К СОЦИАЛИЗМУ
"Новая" историческая школа Г. Шмоллера: этическая экономия и катедер-социализм
 
Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика