Меню
Главная
УСЛУГИ
Авторизация/Регистрация
Реклама на сайте
Мировая социально-экономическая география в XX – начале XXI века:...ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ГЕОГРАФИИПРИМЕНЕНИЕ МАТЕМАТИЧЕСКИХ МЕТОДОВ В ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ГЕОГРАФИИСистемный подход как методологическая основа социально-экономической...Сущность социально-экономической географии
Основные направления "старой негативной" школы институционализмаЭкономическая политика и положение сословий во Франции при "Старом...Неоднородность институционализма: старая, новая школа и французский...Деятельность старых республиканских юристовСтарый спор
 
Главная arrow География arrow Социально-экономическая география
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >

Лекция 13. НОВЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ В СОЦИАЛЬНО- ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ГЕОГРАФИИ

В результате изучения данной главы студент должен:

знать

• причины возрождения ряда старых ветвей (направлений) социально-экономической географии в последние десятилетия;

• новые проблемы географических исследований социальной инфраструктуры на современном этапе развития России;

• основные задачи исследований в области географии образования и географии науки;

• современные направления исследований географии культуры;

уметь

• пользоваться основными информационными материалами по развитию новых направлений в социально-экономической географии (учебными, специальной научной литературой, географическими и родственными им периодическими изданиями, справочными, энциклопедическими и др.);

• выявлять и оценивать в новейших публикациях актуальные проблемы развития новых направлений в социально-экономической географии и их конструктивное значение на современном этапе развития российского общества и международного сообщества в целом;

• применять свои знания для решения исследовательских и прикладных задач в новых областях в социально-экономической географии;

владеть

• навыками анализа и систематизации научного и учебного материала;

• методами выявления актуальности и проблематики современных географических явлений и процессов;

• приемами выполнения расчетно-графических работ (заполнение таблиц, построение графиков, схем, картограмм и т.п.) по географии образования и науки, типам питания людей, географии финансовой сферы и другим новым направлениям в социально-экономической географии.

Новая жизнь "старых" направлений

Как следует из содержания первых трех глав, сфера исследования общественного крыла географической науки постоянно расширялась. Происходила экспансия географов в области, исследуемые другими науками. На стыке географии с экономикой, социологией, медициной возникали все новые направления исследований – от экологической географии (по А. Г. Исаченко) и географии природных ресурсов и до географии культуры и других высоких сфер жизни общества. При этом исследуют не только реально существующие материальные объекты, но и идеальные, ментальные. Появились работы по географии восприятия, образная география и когнитивная география. Выяснилось, что во многих случаях человек или организация принимает решение исходя не из объективных свойств географических объектов, а на основе сложившегося представления о них.

Немецкий географ XIX в. О. Пешель полагал, что экономическая география (в отличие от физической) "пасется" на чужих полях. Не следует думать, что в результате сложения результатов, полученных разными науками, образуется некая свалка случайных вещей в кладовке или в бюро находок. Новая отрасль географических знаний производит более или менее систематический обзор материала, обрабатывает его с применением методов географии и вырабатывает новую информацию, имеющую научное и практическое значение, – не случайный набор данных, а ансамбль упорядоченной информации. Вот цель для географа. От географов ждут вклада в решение разнообразных проблем, связанных с изучением пространственного разнообразия. И если они этого не делают, их место занимают представители других наук, и прежде всего экономисты. Существует даже термин "экономический империализм".

Пример тому – толстый том доклада о мировом развитии "Новый взгляд на экономическую географию" – публикация Всемирного банка (2009 г.). Создан этот труд в основном стараниями экономистов, но о его содержании красноречиво говорит не только название, но и заголовки частей и разделов: география и процветание; география в движении: преодоление расстояния в Северной Америке; география, глобализация и развитие; география в движении: преодоление разобщенности в Западной Европе; формирование экономической географии; географический портфель; принципы управления географическим портфелем; единство, а не единообразие: эффективные подходы к территориальному развитию; страны в поисках единства; география в движении: плотность, расстояние и разобщенность в Африке, к югу от Сахары. В книге много информации по отдельным странам. Она иллюстрирована картами более полутора десятка стран и двумя десятками карт мировых и отдельных материков. В сущности, такой доклад должен был быть создан с участием географов.

Тенденция расширения интересов географической науки была предсказана в начале XX в. Так, А. Геттнер, предполагая, что у все большего числа фактов выявляется их географический характер, писал: "С прогрессом познания целые ряды географических явлений могут быть и завоеваны, и потеряны, и в зависимости от субъективно различной оценки природных связей объем географического исследования может быть понят различно".

И действительно, географическая наука в XX в. развивалась таким образом, что поле ее деятельности все более расширялось, и в первую очередь за счет охвата явлений социальной жизни ("географии человека"). С открытием причинной обусловленности географическим окружением все новых и новых сторон жизни общества возрастает "ветвление" общественной географии. Идеи о возможности некоторых направлений (правда, в рамках физической географии) были высказаны еще в XVIII в. И. Кантом, например о географии морали и теологической. Но реально формирование новых направлений происходило уже во второй половине XX в., что отражало и процесс углубления географического познания, и объективный процесс усложнения общества, возникновение в нем новых отраслей и сфер деятельности.

Очевидно, что если географы не возьмут на себя изучение многих из возникающих перед человечеством проблем, то это поле деятельности будет занято другими науками.

Новейшие достижения отечественной науки и разделы о новых отраслях СЭГ нашли отражение в вузовских учебных пособиях. Так, в новое учебное пособие "Россия: социально-экономическая география", как пишут в предисловии А. И. Алеексеев и В. А. Колосов, "включены абсолютно новые разделы, которых в географических учебниках еще никогда не было, например география финансово-бюджетной сферы, география рынка жилья, география Интернета, конфессиональная география и этнические конфликты и др."

При рассмотрении новых направлений ЭСГ будем исходить из схемы дисциплин, изучающих различные территориальные системы (см. гл. 1). Традиционные ("старые") ветви связаны в основном с отраслями материального производства (промышленности, сельского хозяйства, транспорта). Велик стаж и политико-географических исследований (хотя в отечественной науке их развитие временами – в силу внешних обстоятельств – прекращалось). Это направление, вошедшее в официальное название нашей науки, состоящее из четырех прилагательных, подробно рассматривается в отдельной главе (см. гл. 14). Старые корни имеет и география населения и населенных пунктов (расселения), иногда включавшаяся в экономическую географию в качестве ее раздела, но ныне ставшая самостоятельной, поскольку изучает часть знаменитой триады "природа – хозяйство – население". В последнее время более всего развиваются исследования по географии поселений – городских (геоурбанистика) и сельской местности (георуралистика).

Однако и в этих старых направлениях, связанных с изучением населения и хозяйства, существуют относительно новые разделы. Так, началось формирование географии строительной индустрии и строительства. Изучает эта дисциплина территориально-строительные комплексы, включающие в себя строительные и монтажные организации с их техникой, кадрами, сооружениями; предприятия, производящие конструкции и конструкционные материалы для строительства; предприятия по капитальному ремонту строительной техники; машиностроение для строительства и промышленности строительных материалов; НИИ и проектные организации строительного профиля. Мощности комплексов определяются потенциальными объемами капитального строительства (в натуральном и стоимостном выражении), численностью кадров. Картина размещения отрасли очень динамична в связи с перемещением строительных организаций в новые районы и пункты строительства.

Несколько позднее стала формироваться география связи (как отрасли народного хозяйства). Она на наших глазах превращается в географию территориально-информационных систем, бурно развивающихся благодаря научно-техническим достижениям, появлению новых видов и технологий связи. Отметим связанную с этой проблематикой интересную работу А. В. Нагирной. Все в большей степени география связи смыкается с географией обслуживания. Границы территориально-коммуникационных комплексов весьма динамичны, как и сама отрасль. Об уровне развития комплексов можно судить по статистическим данным: о числе, допустим, стационарных телефонных аппаратов и мобильных телефонов в пределах страны, региона (на 1000 жителей), о числе персональных компьютеров, пользователей Интернета, протяженности коммуникационных сетей.

В географии населения и расселения слабо пока развивается изучение территориальных систем трудовых ресурсов (в новых для нашей страны рыночных условиях – рынков рабочей силы).

Актуально в наши дни изучение одной из сторон этого рынка – географии безработицы, качества рабочей силы (так называемого человеческого капитала, включающего не только накопленный уровень образованности населения, но и уровень профессиональной подготовленности, традиционные трудовые навыки, психологическую и физическую готовность и способность к труду в различных отраслях экономики, а также трудовую мотивацию). При снижении энерго- и материалоемкости общественного производства именно особенности состояния рынка рабочей силы, соотношения спроса и предложения становятся определяющими в размещении производства. Новое научное направление СЭГ призвано изучать закономерности функционирования территориальных систем трудовых ресурсов. Это направление наиболее тесно связано с собственно экономической географией, так как изучает людей в качестве производительной силы.

Второе дыхание приобрела география природных ресурсов, развитие которой предвидел немецкий географ Карл Риттер. В 1836 г. он говорил о развитии "географического продуктоведения". Оно должно давать "научно обработанные сведения о естественных произведениях природы, во взаимозависимости и связи как со всей землей, так и человеческим обществом". В прошлом веке эту идею развил советский географ А. А. Минц. Проблемы использования природных ресурсов рассматривались в работах И. Ф. Зайцева и О. А. Изюмского.

Старые корни имеет география внешней торговли, правда теоретические ее основы разрабатывались преимущественно экономистами, но до настоящего времени появляются современные работы географов по этой проблематике.

По мере возрастания в мировой экономике роли непроизводственной сферы появилась потребность (в рамках гуманизации, социологизации географии) в географических исследованиях сферы обслуживания населения – социальной инфраструктуры в широком смысле слова и формирующихся социально-инфраструктурных территориальных систем. Это и интегральные системы, охватывающие все частные виды обслуживания, и частные системы (по видам обслуживания), в том числе и тс, которые по ряду признаков относятся к сфере материального производства (пассажирский транспорт, особенно городской, розничная торговля и общественное питание). Степень продвинутости в исследовании этих направлений различна. Большую роль сыграл московский географ С. А. Ковалев (1911 – 1997). Вместе с соавторами им написана книга по географии сферы обслуживания. Изучение некоторых видов обслуживания не пошло дальше общей характеристики учреждений соответствующей отрасли, анализа качественных и количественных показателей уровня ее развития и территориальной дифференциации этих показателей в стране, регионе. Применяются также сравнения с международным и нормативным уровнями, изучается соотношение спроса и предложения. Установление различий от места к месту по статистическим данным в территориальном разрезе – первый шаг в исследованиях. Но до исследования территориальных систем дело при этом не доходит.

Наиболее часто используются при анализе развития отрасли обслуживания такие показатели, как объем услуг (в денежном выражении на 1 жителя или 1000 жителей), доля запятых в сфере услуг от всех занятых, число работников отрасли на 1000 жителей, пропускная способность учреждений – число посадочных мест (общественное питание), больничных коек, мест в кинотеатрах, в том числе на 1000 жителей. Информативны сведения об общем числе учреждений в пределах территории, различий в плотности (на 1000 кв. км) при одинаковом характере расселения.

О географии торговли, преимущественно международной, писал еще И. Кант. Эта тема была излюбленной в коммерческой географии. Гораздо меньше развивалась география внутренней торговли, изучающей территориальные системы торгового обслуживания населения. В советской географии этой тематикой занимался И. В. Никольский (1907–1986). Он разработал особый вид районирования – "торгово-экономические зоны" на территории СССР. Среди затрагиваемых изучением проблем – распределение торговых предприятий по мощности (площадь торговых и складских помещений, число работников и торговых мест, объем товарооборота); соотношение товаров привозных и местного производства (в натуральных объемах по видам и в денежном выражении); структура товарооборота с выделением продовольственных и непродовольственных товаров, в том числе предметов длительного пользования; объемы продаж различных товаров в данной местности с учетом природных условий, этнических особенностей потребления, зависимость их от экономико-транспортно- географического положения, занятости и доходов населения, платежеспособного спроса. Особо исследуется территориальная дифференциация цен на товары. Наконец, изучается территориальная организация систем торговли, предприятий торговой сети. Исключительная динамичность отрасли требует постоянного отслеживания (мониторинга) происходящих изменений. Часть необходимой информации исследователь получает из официальной статистики, но необходимы и первичные данные, получаемые "в поле", в том числе результаты социологических исследований.

Слабо развивается пока география жилищно-коммунального хозяйства, несмотря на явную территориальную системность соответствующих объектов. Пока жилье изучается больше с этнографической точки зрения, географии материальной культуры, а также в экистике (науке о поселениях). С географической точки зрения важны территориальные различия в обеспеченности жилой площадью (в квадратных метрах или числе жилых помещений на жителя), благоустройстве жилья, соотношении жилья по этажности, материалу построек и их возрасту. Изучается соотношение семейной структуры населения (распределение семей по числу членов) и наличия квартир с разным числом комнат. Анализируется связь "жилищной ситуации" с демографическими и этническими особенностями населения, миграционными процессами, с природными условиями, мощностью строительной базы, привязанностью жилого фонда к поселениеобразующим предприятиям. "Жилищная" география примыкает к географии потребления. Отметим, что унификация строительной базы приводит к нивелированию качественных различий жилых построек не только в одной стране, но и во всем мире, что не всегда оправданно, так как не учитываются климатические, сейсмические условия местности, этнические традиции.

Повсеместно развитые отрасли социальной инфраструктуры – среднее образование и здравоохранение (кроме курортного дела) – наименее географичны. Здесь возможно только установление территориальных различий в обеспеченности услугами, а территориальная организация изучается лишь на микроуровне. Распределение школ и медицинских учреждений более всего связано с характером расселения (густота и людность поселения), зависит от демографической структуры населения. Вариант размещения: небольшие учреждения низшего уровня – медпункты, начальные школы – в малых сельских поселениях сочетаются с крупными учреждениями высшего уровня в крупных сельских поселениях и в городах – административных центрах. Возникла тенденция формирования целых медицинских кластеров. На северной окраине Санкт-Петербурга сформировался кластер лечебных и научных учреждений онкологического профиля. В городах размещение школ, больниц, поликлиник – вообще не географическая, а чисто планировочная задача.

Значительно более географично высшее специальное образование, сформировались соответствующие территориальные системы, изучаемые географией высшего образования. Сначала был поставлен вопрос об их изучении в рамках работ по географии населения, городов, обслуживания, а позднее появились работы, специально изучающие эту отрасль социальной инфраструктуры (В. В. Покшишевский, Э. Л. Файбусович, А. П. Катровский).

Исследование территориальной организации высшего образования включает установление числа поселений с учреждениями высшей школы – пунктов (с одним вузом) и центров (с двумя и более). Эти центры высшего образования классифицируются по числу вузов (и их филиалов), численности студентов различных форм обучения (дневное, вечернее, заочное отделение), по специализации вузов, по доле студентов в населении города (показатель специализации города на услугах высшего образования, значение этой отрасли как градообразующей). Представляет интерес вопрос о зонах обслуживания вузовских центров, т.е. территориях, откуда рекрутируется в вузы данного города основной контингент студентов. Выбор вуза для обучения свободен, тем не менее большинство студентов выбирает вузы своего города или ближайшего, где ведется подготовка специалистов желаемого профиля. Исключение составляют наиболее крупные вузовские центры с престижными и уникальными вузами – они имеют широкую сферу притяжения. Несколько сложнее выяснить зоны, для которых готовят кадры в данном вузовском центре.

Изучается соотношение между числом мест в вузах (годовой прием) и числом выпускников средних учебных заведений в год в пределах данной территории, насыщенность населения лицами с высшим образованием (чем выше доля таких лиц, особенно в занятом населении, тем меньше потребность в подготовке новых кадров – при прочих равных условиях). Спрос на места в вузах зависит от недостаточной насыщенности территории кадрами высокой квалификации, от возрастной структуры населения; специализация вузов определенной территории во многом связана с ведущими отраслями ее экономики. Например, кадры металлургов готовят в районах, специализирующихся на металлургической промышленности.

Когда потребность в специалистах определяется числом жителей (врачи, педагоги), соответствующие вузы размещаются пропорционально численности населения.

Важными характеристиками вузовского центра являются данные о материально-технической базе – учебных помещениях, учебном оборудовании, лабораториях, общежитиях, библиотечном фонде. Кроме того, важны данные о качестве преподавательского состава (его квалификацией определяется престижность вуза и качество подготовки специалистов).

География науки успешно развивается в последние годы. Территориальная организация отечественной науки исследована в работах А. В. Тимофеевой. Появляются аналогичные работы по зарубежной тематике, посвященные развитию технополисов, технопарков. Методологическая трудность в том, что наука превращается в непосредственную производительную силу, прикладные ее отрасли и соответствующие научные учреждения тесно связаны с предприятиями. Поэтому, по крайней мере частично, географию науки следовало бы отнести к географии материального производства. Тем более что наука менее всего обслуживает непосредственно население, а потому не относится собственно к социальной инфраструктуре.

Основу научно-территориальных систем составляют разнообразные научно-исследовательские (включая и экспериментальные производства) учреждения с их оборудованием (часто весьма фондо- и капиталоемким), установками тина синхрофазотронов с их огромными размерами и кадрами. Имеются в России многочисленные наукограды (иногда в сельской местности, например в Ленинградской области Колтуши и Воейково), это бывшие закрытые административно-территориальные образования. Им посвящены работы А. А. Агирречу.

О размещении отрасли и о характеристиках систем трудно судить из-за того, что нет ясности, как оценивать научную продукцию (например, числом опытно-конструкторских разработок, открытий, изобретений, публикаций). Сбор информации затруднен и тем, что научная работа ведется в разных ведомственных системах: в Российской академии наук (и других академиях), в высших учебных заведениях и непосредственно в различных отраслях народного хозяйства ("отраслевая" наука). В сфере научных исследований, связанных в первую очередь с ВПК, затрудняет изучение засекреченность материалов.

При всем том в самом общем виде картина размещения науки в России вырисовывается вполне определенная. Констатируется высокая концентрация научных учреждений, кадров, научных журналов в Москве, в меньшей степени – в Петербурге, в специализированных городах науки, в таких академических центрах, как Екатеринбург, Новосибирск, Иркутск, Владивосток. Крупные научные центры сложились в Мурманской области (Апатиты), Ростове-на-Дону, Красноярском крае, в Якутске.

В принципе можно ставить вопрос о существовании географии бытового обслуживания, но реально таковая не оформилась еще в самостоятельное направление, и связано это с отсутствием сформировавшихся территориальных систем бытового обслуживания, поскольку сама отрасль стала развиваться недавно. Конечно, выполняющие работы на заказ парикмахеры, портные, сапожники существовали еще в средневековых городах, но сельское население, жившее в условиях натурального или полунатурального хозяйства и составлявшее большинство жителей страны, обслуживалось даже в XIX в. в лучшем случае мастерами, переходящими из одного дома заказчика в другой. Лишь в XX в. в связи с урбанизацией, а также с расширением номенклатуры видов обслуживания (фотоработы, ремонт сложной бытовой техники и т.п.) стали формироваться отраслевые территориальные системы в отличие, например, от торговых систем, существовавших столетиями (ярмарки, местные торжки).

География финансов (денежного обращения) довольно давно и успешно исследует процессы ввоза и вывоза капитала, платежный баланс на уровне государств, концентрацию финансового капитала, сеть мировых банков. Но сравнительно недавно появились первые публикации по проблемам территориальных систем финансов и денежного обращения внутри страны, хотя предвидел возможность и необходимость такого направления исследований еще Η. Н. Баранский. Реализовать эту идею было крайне трудно из-за практически полной закрытости соответствующей информации. В открытой печати публиковались, правда, сведения в территориальном разрезе о развитии сберегательного дела, числе вкладчиков и средних размерах вкладов. К тому же сеть банковских учреждений в условиях плановой экономики была крайне унифицированной. В настоящее время с этой унификацией покончено, но трудности с отсутствием информации остаются, а сама сеть банков и показатели их деятельности характеризуются нестабильностью.

Тем не менее появились исследования размещения по регионам страны банков, их мощности (активов). Многочисленны работы по "бюджетной" географии, лучше обеспеченные официальной информацией. Устанавливаются регионы-доноры федерального бюджета и регионы-реципиенты, т.е. получатели средств в виде дотаций и субвенций от центра, правда, анализируется связь бюджетной ситуации с региональной экономической и геодемографической ситуацией, со специализацией экономики регионов. Подлежат изучению денежные потоки на внутрирегиональном уровне. В принципе для региона (субъекта Федерации) при наличии данных (а получить их очень сложно) можно установить сальдо денежного обращения – как разницу между суммой полученных наличными платежей в качестве заработной платы, пенсий, стипендий, денежных переводов и по другим каналам, с одной стороны, и платежей наличными за приобретаемые товары и услуги, отправку переводов, вложения в банки и ряда иных – с другой. Если поступление денежной массы в регион превышает платежи населения – это свидетельствует о недостаточном предложении товаров и услуг, что вынуждает население либо хранить деньги "в чулке", либо вывозить их за пределы региона и тратить там. Соответственно, в регионе возникает необходимость в постоянном поступлении денежной наличности из федерального центра, поскольку выплаченные суммы не возвращаются в денежные каналы региона и не могут быть использованы для выплаты зарплаты, пенсий населению. Обратное соотношение означает, что часть товаров и услуг в регионе реализуется приезжим. Отдельно следовало бы изучать картину территориальных различий в покупке и продаже иностранной валюты. Если покупка населением (в официальных обменных пунктах) превышает продажу, это отражает процесс либо накопления свободно конвертируемой валюты гражданами в тех же "чулках", либо о вывозе ее за пределы региона (в том числе и за пределы страны). Заметим, что финансовые учреждения, а также и другие учреждения, входящие в систему рыночной инфраструктуры (биржи, страховые компании), обслуживают в большей мере производственную сферу, поэтому, входя в непроизводственную сферу, они лишь частично выполняют социально- инфраструктурные функции.

Наряду с исследованием отдельных видов социальной инфраструктуры и частных территориальных систем необходимо изучение интегральных территориальных социоинфраструктурных систем. Особый интерес представляет сравнительный анализ уровня социоинфраструктурного развития территорий. Главная трудность при этом (даже при наличии статистической информации) – найти интегральный показатель уровня развития. Таковым предлагают считать отношение численности занятых в сфере услуг ко всему занятому населению. Возможна оценка по стоимости основных фондов социальной инфраструктуры на душу населения (этот показатель более всего зависит от обеспеченности жильем). Применяется оценка по суммарной стоимости услуг на душу населения. Это можно сделать для платных услуг, но значительная часть услуг просвещения, здравоохранения предоставляется бесплатно, а часть – на льготных условиях. Все же делаются подсчеты доли сферы услуг в валовом национальном и даже региональном продукте.

Использование статистических показателей само но себе не обеспечивает установления территориальных различий.

О развитии сферы услуг можно судить по двум основным показателям: а) по их доле в региональном продукте (ВРП); б) по доле занятых в этой сфере в общей численности занятых. Чаще используется второй показатель. О доле занятых в услугах в 1997 г. в России можно судить по данным табл. 13.1.

Таблица 13.1

Доля занятых в отраслях услуг в 1997 г. по крупным экономическим районам, %

Экономический район

Доля занятых в отраслях услуг

РФ

54,6

Северный

55,5

Северо-Западный,

63,3

в том числе Санкт-Петербург

67,5

Центральный,

64,0

в том числе Москва

77,0

Поволжский

52,5

Северо-Кавказский

54,6

Уральский

52,4

Западно-Сибирский

56,6

Восточно-Сибирский

55,8

Дальневосточный

61,5

Судя по данным табл. 13.1, существенной разницы в доле занятных в услугах между районами не существует, исключение составляют Центральный и Северо-Западный районы, что связано с высокой занятостью в этой сфере в Москве и Санкт-Петербурге (в 2002 г. занятость в этой сфере в Москве составила 73,9%, в Санкт-Петербурге – 67,9%). Если исключить эти два района, то заметно выше среднероссийской нормы доля услуг в Дальневосточном районе, а самая низкая доля – в Центрально-Черноземном. Однако это вовсе не свидетельствует о том, что состояние сферы услуг в Дальневосточном районе хуже, чем в Центрально-Черноземном районе. При более высокой плотности населения и густоте крупных поселений, характерных для Центрально-Черноземного района, обслуживание населения организовать легче, чем слабо заселенных территорий Дальнего Востока, для которых характерна большая удаленность населенных пунктов от центров обслуживания.

В этой же книге приводятся данные о структуре занятых в 2002 г. в разрезе областей (табл. 13.2).

Таблица 13.2

Структура занятных в сфере услуг в 2002 г., %

Область

Транспорт и связь

Торговля

ЖКХ

Отрасли социальной сферы

Новгородская область

6,5

14,4

6,8

18,5

Псковская область

8,5

13,2

5,0

18,4

Тверская область

6,8

15,0

5,0

17,5

Ленинградская область

6,9

18,2

5,6

18,6

РФ

7,7

16,6

4,9

17,8

И в этом случае мы не видим серьезных различий между областями. Заметно выделяется только доля занятых в торговле в Ленинградской области. Можно также отметить, что по развитию отраслей социальной сферы три из четырех областей имеют показатель выше среднероссийского, то же и но ЖКХ.

Рассмотрим эти соотношения в мировом масштабе (табл. 13.3).

Таблица 13.3

Страны с долей занятых от всего занятого населения на начало XXI в., %

Место

Страна с наивысшими показателями

Занятость в сфере услуг

Место

Страна с низшими показателями

Занятость в сфере услуг

1-е

Багамские о-ва

90

1-2-е

Ангола, Пангини (Папуа – Новая Гвинея)

15,0

2-3-с

Антигуа и Барбуда, Израиль

82,0

3-е

Эфиопия

13,2

4-е

Люксембург

80,6

4–6-е

Мозамбик, Судан, Уганда

13,0

5-е

Великобритания

80,4

7-9-е

Афганистан, Буркина- Фасо, Воет. Тимор

10,0

6-е

Нидерланды

80,0

10-е

Замбия

9,0

7-е

Канада

79,0

11-е

Гамбия

6,0

8-е

Андорра

78,9

12-е

Бурунди

4,1

9-11-е

Исландия, ОАЭ, Суринам

78,0

13-е

Нигер

4,0

12-е

Сингапур

77,4

13-е

Иордания

77,3

14-е

США

76,8

15-17-с

Аргентина, Норвегия, Уругвай

76,0

18-е

Перу

75,5

19-е

Австралия

75,3

20-е

Барбадос

75,0

В левой части таблицы расположены государства-лидеры по доле занятых в сфере услуг. Подавляющее их большинство – это страны с высоким уровнем развития экономики, в которых "все обслуживают всех". Наряду с этим первые строчки занимают малые государства, благополучие которых связано с обслуживанием иностранных туристов. Ясно и то, что в реальности уровень обслуживания и качество услуг, занимающих 14-е место Соединенных Штатов явно не уступает Суринаму и Иордании. В правой части таблицы представлены страны с самыми худшими показателями, возможно, к этим 13 присоединится 14-е государство – отделившийся Южный Судан. Кроме Афганистана, Восточного Тимора, Папуа – Новой

Гвинеи, все остальные страны – африканские, во многих из них хозяйство носит еще натуральный характер.

Таким образом, оценить уровень развития социальной инфраструктуры каким-то одним показателем невозможно. Для населения, особенно сельского, при дисперсном характере расселения и слабом развитии автомобилизации важны не только объемы услуг, но и территориальное распределение учреждений обслуживания (УО). Имеет значение комплексность услуг в месте проживания, обеспечивающих возможность получения набора услуг (и отдельных их видов) по месту жительства. Об обеспеченности социальной инфраструктурой можно судить тогда по доле населения, имеющего возможность пользоваться услугами в своем поселении, в общей численности сельского населения территории, а также по доле населения, живущего от центра обслуживания на расстоянии 5–10 км и более.

Помимо подсчетов по отдельным видам услуг предлагается показатель доли населения, получающего по месту жительства услуги минимального набора (комплекта) учреждений обслуживания – школа, дошкольное учреждение, медицинское учреждение, магазин, почта, клуб, библиотека, остановка общественного транспорта. При прочих равных условиях уровень развития социальной инфраструктуры в сельской местности, определяемый этим интегральным показателем (максимальный – 100% комплекта услуг по месту жительства, минимальный – полное отсутствие УО), зависит от характера расселения, доли проживающих в мелких и отдаленных поселениях, где функционирование любых УО оказывается экономически неэффективным. Имеет значение также густота сети поселений и обеспеченность устойчивой транспортной связи с центральными поселениями.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика