Меню
Главная
УСЛУГИ
Авторизация/Регистрация
Реклама на сайте
Эпоха кино и радио в спортивной журналистикеИстория спортивной журналистики РоссииСпортивный бизнес в различных видах спортаСпортивная журналистика в периодической печатиСпецифика спорта как объекта работы спортивного психологаПсихология спорта высших достиженийПроблемы и темы спортивной журналистикиФизкультурно-спортивная журналистика в СССРЦели, задачи и функции спортивной журналистикиЭлектронные СМИ и жанры спортивной журналистики
 
Главная arrow Журналистика arrow Спортивная журналистика
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >

Лекция 1. Спорт как предмет спортивной журналистики

Знаменитые и прекрасные слова Пьера де Кубертена из "Оды спорту" доказывают, что основной и главный предмет спортивной журналистики чрезвычайно разнообразен в своих проявлениях, разнообразен, как мир; и нет практически ни одной области жизнедеятельности человека, которая бы не имела никакой связи со спортом. Соответственно все сферы жизни в определенных условиях могут попадать в сферу интересов спортивной журналистики. Получается, что предметом рассмотрения спортивной журналистики выступает весь мир, вся окружающая нас действительность, а объектом внимания спортивного журналиста может становиться все, что угодно.

"Ода к спорту" Пьера де Кубертена

I. О спорт! Ты — наслаждение!

Ты верный, неизменный спутник жизни.

Нашему духу и телу ты щедро даришь радость бытия.

Ты — бессмертен.

<...>

II. О спорт! Ты — зодчий!

Ты помогаешь находить пропорции совершеннейшего творения природы — человека, торжествующего в победе и сокрушающегося в неудаче. Ты — мастер гармонии. <...>

III. О спорт! Ты — справедливость!

Ты указываешь прямые, честные пути, которые ищут люди для достижения целей, поставленных в жизни. Ты — беспристрастен. <...>

IV. О спорт! Ты — вызов!

Ты требуешь борьбы. Вся сила наших мускулов сосредоточена в одном на взрыв похожем слове — спорт. Ты —трубадур. <...>

V. О спорт! Ты — благородство!

Ты осеняешь лаврами лишь того, кто боролся за победу честно, открыто, бескорыстно. Ты — безупречен. <..->

VI. О спорт! Ты — радость!

Ты устраиваешь праздники для тех, кто жаждет борьбы, и для тех, кто жаждет этой борьбой насладиться. Ты — ликование. <...>

VII. О спорт! Ты — плодотворность!

Ты преградой встаешь на пути пагубных недугов, извечно угрожающих людям. Ты — посредник. <...>

VIII. О спорт! Ты — прогресс!

Ты способствуешь совершенству человека — самого прекрасного творения природы. Ты — устремленность. <...>

IX. О спорт! Ты — мир!

Ты устанавливаешь хорошие, добрые, дружественные отношения между народами. Ты — согласие.

Хотя Кубертен употреблял слово "мир" в другом значении (как согласие), мы имеем право действительно сказать: спорт — это целый мир (как универсум), что можно расшифровывать двояко. Во-первых, стоит согласиться, что спорт — это своеобразная модель мира, которая действительно отражает и воспроизводит весь спектр взаимоотношений человека с природой, обществом, другим человеком и самим собой. Однако воспроизводит все-таки где-то упрощенно, где-то исключительно символически, но в любом случае — не вполне адекватно и полноценно.

Во-вторых, здесь заключено указание на внутреннюю неисчерпаемость самого спорта, несущего в себе такие потенциальные возможности (и получившего такое значение), что он уже создает и собственную шкалу ценностей, и амплитуду возможностей для самореализации, и набор мировоззренческих принципов, и многое другое.

Поэтому данный учебник, посвященный спортивной журналистике, предлагает рассматривать спорт и в качестве самодостаточного социокультурного явления, и, одновременно, в качестве главного и доминирующего предмета спортивной журналистики. И чтобы разобраться в специфике данного вида деятельности, на наш взгляд, прежде необходимо понять, что представляет собой спорт, определить понятийные рамки его феномена, его генезис и функции.

Различные явления, связанные с развитием и демонстрацией силы и выносливости, знакомы каждой человеческой цивилизации с самых первых шагов ее развития. Виды физической активности, не имеющие прямой, конкретной общественно-производственной цели, играли роль неких условных моделей социальной действительности, выполняли подготовительную, образовательную и воспитательную функции. Кроме того, в поисках причины зарождения многих простейших форм подобных состязаний исследователи указывают на частое их ритуальное происхождение и сакральное значение — древние ирландцы, к примеру, играли отрубленными головами врагов, символически перенимая их силу и смелость.

У каждого народа были свои традиционные физические игры и развлечения: упражнения в верховой езде, метании копья, беге, всевозможных видах единоборств. Они подготавливали молодое поколение к будущей жизни, к труду и войне, вырабатывали определенные формы знаний, умений и навыков. Так, историки спорта отмечают, что "среди народов России особой популярностью пользовались плавание, кулачный бой, катание на санях и лыжах, игры в мяч, свайку, бабки и городки"[1].

Это был еще не спорт в его современном понимании. Относить данные праспортивные явления к спорту — это все равно, что считать наскальные росписи, которые изображают человечков, идущих на лыжах или метающих копья, прообразом спортивной журналистики. Но тогда чем же принципиально отличается спорт от тех самых архаичных праспортивных явлений, игр и т.д., если и то, и другое можно считать за физическую, игровую, соревновательную и воспитательную деятельность, имеющую определенные социально значимые результаты?

Прежде всего, как отмечает теоретик спорта Н. Н. Визитей, необходимо выделить следующий немаловажный момент: "Соревновательность — действительно основополагающее качество спорта. Все остальные его качества являются второстепенными в том смысле, что они могут быть, а могут и не быть. Соревновательного же момента не быть не может. Если его нет — нет и спортивной деятельности"[2]. Но ведь "соревновательность" — это настолько универсальная и всеобщая социальная категория, что она возникает фактически при любом контакте двух людей, пронизывает всю человеческую культуру, и сам исследователь Визитей это особо подчеркивает. Но он же и указывает: "Необходимо в исходном определении сущности спорта еще одно <...> акцентирование: спорт — официально организуемое соревнование"[3]. Добавим от себя — не только официально организуемое соревнование, но и соревнование, итоги которого признаются и легализуются именно как спортивные результаты. Опять же сошлемся на авторитет теоретиков спорта: "Спорт отличается от других видов деятельности тем, что здесь физическая активность не только средство подготовки, но и, как правило, непосредственный предмет соревновательной деятельности"[4]. То есть во главу угла ставится не подготовка к войне и труду, не жертва богам, не какие-либо мотивы повседневной жизни, а само соревнование в чем бы то ни было, соревнование как таковое и победа в нем — вот то, что позволяет отделить бокс от тривиального мордобоя, соревнования по поеданию пончиков на скорость — от банального обжорства, спортивную охоту — от охоты промысловой и т.д.

Итак, чтобы разнообразные народные забавы, традиционные и не очень развлечения и прочие явления общественной жизни, имеющие спортивный, игровой характер, приобрели статус спорта, необходимо осуществление ряда условий: стремление достигнуть максимально возможных результатов в разных видах физической и умственной деятельности; наличие организованных состязаний и особых общественных отношений, связанных с ними; общественное признание результатов этих состязаний как имеющих самостоятельную значимость.

Когда эти условия соблюдаются, тогда праспортивные явления и становятся спортом. Появляются специальные организации (вне зависимости от их названия и статуса), которые берутся за проведение официальных соревнований на постоянной и регулярной основе по определенным правилам, фиксируют и признают результаты этих соревнований.

Что касается этимологии самого слова "спорт", то А. А. Исаев приводит следующие данные: "Слово "спорт" — по свидетельству серьезных историко-библиографических изысканий <...> — возникло, весьма вероятно, в преддверии новой истории. Причем вначале — во французской фонетической форме — "дэспорт", что означало (в вольном переводе) послерабочую "разгрузку", проходившую в разнообразных формах отдыха-развлечения и включавшую, в частности, игры, элементы состязания и иные способы интересного времяпровождения. Почти такая же фонетическая конструкция возникла в некоторых других языках (испанском, португальском), а в английском и немецком языках она преобразовалась в "спорт" (sport). В последующие времена этот термин все теснее и четче сопрягался с понятием, отображающим собственно соревновательную деятельность, профилированную систему подготовки к достижениям в ней и специфические межчеловеческие отношения в данной сфере"[5].

То есть произошло переосмысление, кристаллизация понятия — от элитарных физических упражнений и игр простонародья, к тому, что мы имеем сейчас — путем замены одних значений другими. Но произошло это далеко не сразу. Тому, как происходил этот процесс и как он влиял на информационное освещение спорта в СМИ, будет посвящена первая глава нашего учебника.

Обратимся к примеру из современного спорта. Летом 2008 г. во время телевизионных трансляций чемпионата Европы по футболу произошло событие, обозначившее давно ощущаемое отечественным профессиональным сообществом состояние смены эфирных приоритетов: зрительский рейтинг четвертьфинального матча Россия — Голландия превзошел по абсолютным и относительным показателям главное событие года на телеэкране — новогоднее обращение Президента РФ. Это — очевидное свидетельство институализации спорта как одного из основных вещательных трендов отечественного телевещания. Именно в эти дни особенно остро проявилась феноменология спорта как субъекта и объекта информационной деятельности. Все выпуски новостей на радио и в телеэфире начинались с сообщений об успехах российских футболистов. Статьи об этом открывали первые полосы печатных изданий.

Можно сказать, что именно в подобных ситуациях ощущается потребность как в качественной спортивной журналистике, так и в профессионалах, которые бы ею занимались. Понять специфику данного вида информационной деятельности исходя исключительно из общей теории журналистики вряд ли возможно. Требует подробного и тщательного рассмотрения сам феномен спорта. Нами предлагается подход, заключающий в себе две принципиальные методологические позиции.

Прежде всего мы понимаем спорт как специфический социокультурный феномен, объединяющий две стороны человеческой деятельности — развлечение и соревнование.

Понятно, что с момента зарождения спортивных соревнований в древнем мире спорт как особый вид человеческой деятельности расширил собственную номенклатуру функций. Но мы настаиваем именно на двух вышеупомянутых онтологических свойствах спорта как сферы применения вполне конкретных человеческих усилий.

Не менее важным нам представляется понимание специфики спортивной деятельности как деятельности исключительно информационной. Точнее говоря, деятельности, являющейся источником информации, которая в определенном социально-психологическом, экономическом, а порою и политическом контексте, обретает особую социальную значимость и ценность. Спорт по своему характеру есть деятельность, цель которой — достижение результата, имеющего овеществленное выражение в цифрах и фактах.

Если проанализировать в исторической ретроспективе развитие функций спорта, то мы обнаружим постоянное нарастание потребности социума в самой спортивной деятельности, разных ее видах и формах, во-первых, а, во-вторых, отметим параллельное увеличение объемов информации о спорте, распространяемой по самым разным каналам коммуникации. Мы можем говорить даже о диалектической зависимости: чем стремительнее растет роль спорта в жизни человеческого общества, тем больше потребность в организованной и направленной информации об этом социокультурном феномене.

Эволюция спорта как объекта и субъекта информационной деятельности выстраивается соответственно в двух генеральных направлениях. Первое было связано с расширением видов и типов спортивной деятельности, форматов соревнований, социальной базы агентов спорта. То есть происходило увеличение инвариантности подобной сферы человеческой активности. Что само по себе продуцировало увеличение информации о ней. Развитие и техническое совершенствование СМИ, их трансформация в массовидный социальный институт привели и к усилению роли спорта как объекта их целенаправленных действий по получению информации. Особенно ярко подобная зависимость проявилась в XX в.

  • [1] История физической культуры и спорта / под ред. В. В. Столбова. М., 1984. С. 83.
  • [2] Визитей Н. Н. Физическая культура и спорт как социальное явление. Кишинев, 1986. С. 33.
  • [3] Визитей Н. Н. Сущность и социальные функции современного спорта. М., 1988. С. 21.
  • [4] Футбол как объект гуманистического исследования : сб. статей / сост. и ред. В. И. Столяров, Е. В. Стопникова. М., 2002. С. 12.
  • [5] Исаев А. А. Спортивная политика России. М., 2002. С. 52.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика