Меню
Главная
УСЛУГИ
Авторизация/Регистрация
Реклама на сайте
История спортивной журналистики РоссииСпортивная журналистика в периодической печатиРазвлекательные жанры и спортивная журналистикаФизкультурно-спортивная журналистика в СССРЦели, задачи и функции спортивной журналистикиСпорт как предмет спортивной журналистикиЭлектронные СМИ и жанры спортивной журналистикиЖанры спортивной журналистики в современных печатных СМИИнформационные жанры спортивной журналистики в радио- и телеэфиреАналитические жанры спортивной журналистики в радио- и телеэфире
 
Главная arrow Журналистика arrow Спортивная журналистика
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >

Проблемы и темы спортивной журналистики

Если мы зададимся вопросами: "Чем привлекательны спортивные публикации и спортивные программы и почему спортивная журналистика столь востребована?", — то легко сможем найти сразу несколько весомых и убедительных ответов. Во-первых, спорт непредсказуем, он всегда подразумевает элемент неожиданности, всегда содержит интригу, способную держать зрителя в напряжении до последних секунд соревнований. Во-вторых, спортивная борьба — это борьба не только с соперником, но и с природными стихиями, с техникой, с собственными слабостями и недостатками, где многое, если не все, зависит и от характера, и от умения, и от тренированности. История каждого спортивного успеха — это почти всегда еще и история о преодолении, о торжестве воли, о победе над препятствиями и лишениями, а зачастую и просто история о подвиге. В-третьих, спорт патриотичен. Он вызывает стремление болеть за любимую команду, вызывает чувство сопричастности, идентичности. И наконец, спорт — это не только спорт, а еще и политика, и бизнес, и множество самых разных вещей.

Как уже было отмечено ранее, в сферу внимания спортивной журналистики попадают не только спорт, физическая культура, но и все события общественной жизни, связанные с ними. Эти события могут носить экономический, политический, культурный характер и при этом иметь определенное спортивное значение, вызывать интерес у аудитории спортивных СМИ. Зачастую достаточно трудно разграничить, куда будет правильней отнести целый ряд явлений, имеющих прямое отношение к спорту, но в основе своей существующих на принципах другой, соседней сферы жизни социума. В качестве красноречивого примера достаточно вспомнить, как определяются страны-хозяева Олимпийских игр — в этом процессе исключительно спортивные причины неразрывно соединены с политическими, экономическими, социальными основаниями.

Это же правило сохраняется и в медиапространстве: "Про весьма значительную часть спортивной тематики в СМИ можно сказать: это не про спорт, это про англичан или шотландцев, про локальные и региональные идентичности, про столицы и сельскую местность, про классы, пол, расу и этничность. <...> Модели освещения в СМИ спорта становятся источником — возможно, уникальным источником — информации о том, каковы наши убеждения и мнения, какова наша культура в широком смысле этого слова. Здесь очень легко узнать, что мужчина думает о женщине (и иногда наоборот, что женщина думает о мужчине); как один этнос (раса) относится к другому; что европейцы думают об американцах или обитатели одной части страны — об обитателях другой; <... > что мы вообще считаем в жизни хорошим и дурным в наше сегодняшнее время стремительно меняющихся ценностей".[1]

Одной из постоянных тем, с которой сталкиваются журналисты, рассказывая о спорте и, особенно, о большом международном спорте, является политика со всем тянущимся за ней шлейфом проблем, находящих отражение в спортивных СМИ. С одной стороны, можно сказать, что политическая окраска спорта — это расширение его интеграционных функций, где главная задача спорта состоит в создании национального чувства идентификации и национального престижа. С другой стороны, спорт часто используется как политический инструмент для выстраивания взаимоотношений с другими странами и нациями.

Спектр мнений по поводу взаимоотношений спорта и политики, как заметил исследователь В. И. Столяров, "колеблется между двумя противоположными полюсами: либо считают, что спорт не должен иметь ничего общего с политикой ("Спорт — вне политики") <...>, либо полагают, что спорт по своей сути всегда политичен"[2]. Сторонники первого подхода, ориентирующиеся на взгляды и разработки знаменитого основоположника олимпизма П. де Кубертена, несколько идеалистически утверждают, что спорт самодостаточен, имеет цель и смысл только в самом себе и находится полностью вне сферы политики. Приверженцы противоположной точки зрения считают, что он по самой своей природе обречен на связь с политикой больше, чем любой иной род человеческой деятельности, и более того, что спорт и есть политическая деятельность, политика в чистом виде со всеми ее позитивными и негативными сторонами и результатами. Есть и альтернативные теории эклектического характера, которые не отрицают включения спорта в сферу политики, однако, оперируя опять же политическими терминами, настаивают на требовании независимости и автономности спорта. То есть участие спорта в решении политических вопросов допускается, но не в форме подчинения требованиям государства или партий, а для защиты исключительно спортивных интересов и ценностей.

Особенно ярко проявились процессы политизации спорта в связи с развитием международного олимпийского движения. И если до Первой мировой войны Олимпиады не несли в себе ярко выраженного политизированного характера с четко артикулируемой проблемой соперничества национальных сборных по всем без исключениям видам спорта, то именно в 20-е гг. прошлого века эти проблемы стали выходить на первый план в том, как освещали подготовку к очередным Олимпийским играм СМИ (по преимуществу, печатные). Мы отмечали ранее, что недопуск на Олимпиады команд Германии и Советского Союза именно в этот период лишь усилил наметившуюся тенденцию. Наглядное представление о том, в какой атмосфере повышенного внимания со стороны журналистов приходилось выступать на Олимпийских играх спортсменам, дает игровой фильм англичанина Хью Хадсона "Огненные колесницы"[3]. В нем рассказано о событиях легкоатлетической программы летней Олимпиады в Париже в 1924 г. В основе сюжета — реальная история соперничества двух членов британской сборной — бегунов Гарольда Абрахамса и Эрика Лиддела. И хотя картина Хадсона является данью ретростилю мирового кино, но атмосфера ожидания сенсационных подробностей передана достаточно точно и убедительно о том, что Олимпиады как высшая форма спортивных соревнований постоянно увеличивали свое информационное присутствие в СМИ, говорит хотя бы тот факт, что именно к летним Олимпийским играм в Берлине в 1936 г. правительство нацистской Германии опробовало и внедрило первую систему телевизионной трансляции. Вторая мировая война на несколько лет прервала поступательное развитие мирового олимпийского движения. Но уже в 1948 г. в Лондоне состоялись очередные летние Олимпийские игры, с которых публика могла видеть телерепортажи.

Дальнейшее развитие технических возможностей телевидения привело к усилению его влияния на организацию крупнейших международных соревнований, и прежде всего Олимпиад. Постепенно происходила коммерциализация олимпийских соревнований. Настоящее соперничество разворачивалось за приобретение прав на телетрансляции. Суммы, которые получает МОК от крупнейших телекомпаний мира, постоянно растут. Что не может не породить повышенного внимания не только тележурналистов, но и представителей всех остальных СМИ к событиям Олимпийских игр. Количество журналистов, которые аккредитуются на Олимпийские игры, сегодня уже исчисляется тысячами. Однако "олимпоцентричность" спортивной тематики в непрофильных медиа порождает определенные тематические перекосы, когда о спорте в ежедневной газете, например, вспоминают исключительно в связи с каким-нибудь скандалом, либо с каким-то сопровождающим трендом. Например, борьба за право получения права на проведение зимних Олимпийских игр в Сочи в 2014 г. При подобных подходах собственно спортивные результаты перемещаются либо в специализированные рубрики, либо на специализированные полосы периодических изданий общего интереса, либо становятся объектом информационного внимания со стороны непосредственно спортивных медиа.

Так или иначе, спортивные результаты — это не нечто абстрактное или субъективное, они существуют объективно и конкретно, они легко поддаются измерению, в режиме реального времени определяя, кто выше, быстрее, сильнее — следовательно, лучше. Соревновательность — неотъемлемое качество спорта, и это очень похоже на конкуренцию в политике. Сами по себе занятия спортом, конечно, абсолютно аполитичны. Но политическое, идеологическое значение привносится извне, по принципу сходства, используя как раз конкретность и наглядность спортивных результатов. "Если тот или иной класс, нация, государство признают ценность спорта, они делают все, чтобы поставить его себе на службу, взять в свои руки управление и контроль над ними <...>. Уже простая информация о спорте носит идеологический характер, служащий средством управления спортом и спортивным движением, спортивной пропаганды, агитации, рекламы и т.д."[4].

Политике по природе присуще использовать все, что ее окружает, в своих интересах и для своих целей. Задумаемся: на международных соревнованиях ни один спортсмен не выступает сам за себя, он представляет государство, которое его подготовило, выделило средства на тренировки, экипировку, транспортировку к месту соревнований. И отсюда следует, что его победа неизбежно становится победой делегировавшей его страны, служит удовлетворению национальной гордости и демонстрации национального превосходства. При этом понятно, что взгляд на международные соревнования как на определенный символ, модель, ритуальное сражение между нациями является серьезным упрощением. Реальность спортивных состязаний отличается от повседневной жизни тем, что заключена в строгие рамки (время, место и т.д.), ограничивается правилами, и за пределами этих рамок и правил не существует.

Но нам никуда не деться от того факта, что по традиции каждой из спортивных побед сопутствует демонстрация государственных символов государства, которое представляет победивший спортсмен. Как отмечает Н. Бродская, "флаг и гимн государства становятся обязательным атрибутом такой победы.

Демонстрация флага — таким образом — это не обязательно дальние походы военно-морских эскадр или присутствие за рубежами страны наших воинских контингентов либо миротворцев. Спорт больших достижений предоставляет возможности для демонстрации флага, как правило, в гораздо более благоприятном медийном контексте"[5].

Таким образом, на сегодняшний день не может быть сомнений в том, что современный спорт способен играть довольно значительную роль в формировании образа государства как для внутренней аудитории, так и за рубежом, в проведении государством его внешней и внутренней политики. Спорт практически при любой общественно-политической системе, господствующей идеологии и культурно-мировоззренческой парадигме отражает общие достижения того или иного общества. По мнению отечественного теоретика спорта П. Виноградова, "физическая культура и спорт органически связаны с функциональными основами общественного устройства и развития общества. Во многом они могут выступать в качестве градусника, т.е. показывать уровень его развития, а также здорово оно или нет".

В любой стране развитие спорта и рост рекордов во многом определяются такими социально-экономическими факторами, как уровень жизни населения, поддержка со стороны государства, наличие спортивных баз, организация детско-юношеского спора, материально-техническое и медицинское обеспечение спорта. И каждой стране присуща собственная система организации спортивного движения, которая в значительной степени зависит от исторических традиций, сложившейся иерархии культурных ценностей, типа государственного устройства, политических, социальных, экономических, демографических условий, материального благосостояния, развития науки, техники и общественной культуры, религиозного своеобразия и т.д.

Понимание того, что международный спорт может рассматриваться как красноречивый показатель прочности общественной формации, и более того — жизнеспособности нации в целом, проявилось уже в начале XX в., когда США первыми начали вести подсчет общекомандного медального зачета на Олимпиадах и первыми начали использовать спорт для саморекламы. Следом к этому пришли и другие страны. Тем самым произошла определенная идеологизация международного олимпийского движения, чему вряд ли был рад тогда Пьер де Кубертен. За этим последовало усиление политических факторов в организации и проведении крупных международных соревнований, что не было оставлено ни советской, ни западной прессой без внимания. Достаточно вспомнить печально известные бойкоты московской Олимпиады (1980) и Олимпиады в Лос-Анджелесе (1984), которые выступили в качестве мощного инструмента идеологического и политического противостояния двух мировых систем — социалистической и капиталистической. Естественно, что стой и с другой стороны пресса была ангажирована на освещение соответствующим образом всего комплекса возникших при этом проблем. О спортивных результатах на обеих Олимпиадах читатели, зрители и слушатели с противоположных сторон "железного занавеса" узнавали в последнюю очередь[6].

Во времена холодной войны спортивные победы на международных соревнованиях использовались в качестве действенного идеологического оружия в противостоянии двух общественно-политических систем для демонстрации преимущества и превосходства каждой из них. Так, в статье "Спорт и международный авторитет социалистического образа жизни" в журнале "Теория и практика физической культуры" за 1985 г. читаем: "По признанию отнюдь не сторонников социализма, для роста авторитета СССР среди американцев советские спортсмены сделали не меньше, чем советские ученые, запустившие спутник в космос"[7].

Н. П. Бродская писала о роли спорта для создания образа СССР как великой сверхдержавы: "Существовало несколько так называемых "брендов", призванных поднять престиж и привлекательность Советского союза в глазах мирового сообщества. К подобным брендам можно, безусловно, было отнести космос, балет, спорт. <...> В условиях настоящей идеологической войны, когда большинство мировых СМИ твердили об угрозе "красной чумы" и "коммунистической угрозы", Советский Союз не без успеха использовал свои достижения в спорте для формирования привлекательного образа страны. Успех на спортивных аренах стал восприниматься в качестве неотъемлемого национального символа СССР".

Подобное же трепетное отношение к успехам в спорте было характерно и для США. Та же Н. Бродская отмечает: "Соединенные Штаты с большим успехом и умением использовали и используют спорт больших достижений как один из инструментов по созданию и продвижению позитивного восприятия страны на международной арене. В этой стране всегда присутствовало понимание огромной роли спорта в деле конструирования национального имиджа страны. США могут похвастаться целой масскультурой проведения спортивных соревнований. <...> Стабильно успешные выступления американских атлетов в определенных видах спорта позиционируются как несомненное достоинство и превосходство американского образа жизни". Для иллюстрации отношения американского общества к спорту достаточно привести фразу, приписываемую президенту США Дж. Кеннеди, который так формулировал цели соревнования с СССР: "Престиж нации — это полет на Луну и золотые олимпийские медали".

В конце 80-х гг. прошлого века был установлен "абсолютный мировой рекорд" использования спорта в политических целях, фантастический по своей эффективности. Правительство Южной Кореи использовало проведение Олимпийских игр в Сеуле для выхода из многолетней политической изоляции. С недавнего времени еще одна страна, претендующая на роль мировой сверхдержавы, уделяет огромное внимание позиционированию себя на международной арене, целенаправленно используя при этом достижения своих спортсменов. Речь идет о Китае, который, как отмечали многие спортивные обозреватели, превратил Олимпийские игры в Пекине в демонстрацию триумфа своей системы спортивной подготовки и общественно-политической системы в целом. И в 2012 г. в Лондоне китайские атлеты весьма успешно поддержали реноме своей родины как страны, способной производить мировых чемпионов и рекордсменов едва ли не в промышленных масштабах.

Постоянно находит отражение в спортивных СМИ продвижение представителей разных стран в различных спортивных рейтингах, таблицах, медальных зачетах и т.п. Подобные рейтинги и таблицы коэффициентов официально приняты многими международными спортивными организациями и достаточно хорошо известны благодаря постоянному вниманию к ним журналистов. Для массовой аудитории движение спортсменов и команд по рейтингам — довольно серьезный показатель. К специальной и профессиональной аудитории это относится в меньшей степени, поскольку специалист обязательно найдет в этих рейтингах странности и уязвимые места, поскольку любая модель — это всегда упрощение реалий. Тем не менее общекомандный медальный зачет по итогам различных соревнований все равно выступает показателем — часто неофициальным, де-юре непризнанным (например, на Олимпиадах) — но де-факто очень важным, поскольку он красноречив, нагляден, а потому — чрезвычайно популярен среди самых различных слоев аудитории. Вспомним, как совсем недавно без упоминания текущего места сборной России в таком зачете на Олимпийских играх в Лондоне не обходился ни один выпуск спортивных новостей, этого не удалось избежать практически ни одному журналисту, это было темой, которая волновала зрителей, болельщиков, просто любопытствующих в разговорах дома, на работе, в общественном транспорте.

На настоящий момент место страны в неофициальном командном зачете, против которого так горячо выступал П. де Кубертен, повсеместно воспринимается как показатель уровня развития страны, ее науки и технологий, считается проявлением преимуществ ее социально-политической системы, рекламой ее менталитета, культуры, духовных ценностей, характеризует в целом жизнеспособность нации и естественным образом способствует поднятию авторитета государства на международной арене.

Медальный зачет — одна из причин, почему современные Олимпийские игры, по замечанию российского исследователя С. Н. Кузьменко, "стали своего рода моделью, которая не только отражает и воспроизводит на своем уровне широкий спектр человеческих отношений, но и воздействует на сознание и поведение людей". Сейчас ни одно государство не возьмется проводить Олимпийские игры только из идеальных спортивных соображений, игры служат для демонстрации престижа страны, идеологической системы, политического режима. Даже выбор страны — хозяйки очередной Олимпиады к концу XX в. стал определяться прежде всего политическими мотивами. Проведение игр превратилось в весьма выгодное мероприятие, не только с финансовой, но и с политической точки зрения. Не случайно США практически к каждой Олимпиаде выставляют свой город-кандидат на рассмотрение МОК. Получение права на проведение соревнований такого уровня — это уже победа в конкурсе между претендентами, которая говорит не только об уровне развития спорта в стране, но также служит признанием устойчивости и привлекательности ее политической системы, ее успехов в экономике, наличия развитой инфраструктуры, сферы услуг и много другого. Кроме того, принятие и проведение на своей территории таких соревнований, имеющих общепланетарный масштаб, вследствие развития СМИ и огромного числа зрителей предоставляет прекрасные возможности для дальнейшей пропаганды и рекламы среди самой широкой аудитории своих национальных культурно-мировоззренческих ценностей. В этом с Олимпийскими играми вряд ли может сравниться любое другое общественное событие, причем не только в сфере спорта.

Журналисты, оказывающиеся на пересечении спортивной и политической проблематики, сталкиваются прежде всего с темами, связанными со спортом высоких достижений, и в меньшей степени — с массовым, общедоступным спортом. Это неудивительно. На мировой политической арене оценивается не уровень здоровья граждан и качество жизни, не стабилизация гражданского общества, духовное и физическое оздоровление молодежи, профилактика девиантного поведения и т.д., а победы и рекорды. Внимания СМИ удостаиваются спортивные события лишь достаточно высокого уровня с точки зрения их престижности, зрелищность и результата. Каждое государство выставляет на международную спортивную арену не столько достижения широких масс, вовлеченных в занятия общедоступным спортом, сколько результаты единиц, представляющих собой всю страну. Лучшие спортсмены и команды, делегируемые на международные соревнования, —лишь вершина айсберга. Самим айсбергом как раз и является вся система спортивных отношений в стране, базирующаяся на развитости физической культуры населения и вовлеченности его в занятия общедоступным массовым спортом. И от того, насколько прочна данная основа, как раз и зависит устойчивость ее вершины, и эту зависимость спортивный журналист должен четко понимать и не имеет права игнорировать. Его цель, чтобы на виду у общественного мнения, у средств массовой информации оказывались не только единицы высококлассных спортсменов и их результаты, но и то, что способствовало их появлению.

Конечно, случаи, когда спортивному журналисту приходится вторгаться в поле политики и оказывать какое-то заметное влияние на политические процессы, достаточно редки. Чтобы мы ни говорили о значении спорта, он не может, например, непосредственным образом разрешить острые политические конфликты. Это возможно разве что в сказке — вроде того, как это описано у А. Волкова в знакомой всем с детства книжке "Огненный бог маранов", где волейбол примирил враждующие народы. Чаще происходит наоборот, и спортивное соревнование служит причиной эскалации напряженности между странами, если она уже существует — достаточно привести в пример войну Гондураса и Сальвадора в 1969 г., начавшуюся в результате футбольных матчей между сборными командами этих стран.

Но международный спорт дает возможность познакомиться с другими культурами и странами, заложить самые общие основы взаимоуважения и взаимопонимания, и здесь уже определенная, достаточно весомая роль принадлежит и журналистам. Существует множество фактов и свидетельств того, как спорт может активно содействовать формированию национальной идентификации и служить поддержанию национальной гордости. Неоднократно отмечалось, что спортивные комментаторы в своей работе используют, кроме (а часто и вместо) имен и фамилий спортсменов, указания на их национальность — "американец", "немец", "китаец", "финн" и т.п., привнося тем самым в рассказ о спортивных соревнованиях элементы обыденного имиджа какой-либо нации, с которыми неизбежно коррелируются у комментатора, а значит и у его массовой аудитории, выступления спортсмена, его успехи и поражения, особенности поведения на спортивной площадке и т.д.

Общекультурные идеи, которые заключает в себе спорт, модифицируются в разных странах. Каждая нация стремится выделять виды, дисциплины и частные аспекты спорта, лучше отражающие ее характер, подчеркивать то, что соответствует ее культуре и принятым традициям, благодаря чему ее спортсмены могут рассчитывать на успех. Таким образом, в случае победы спортсмены неизбежно наделяются теми чертами, присущими их соотечественникам, которые, по мнению массовой аудитории, способствовали победе. Так, немцы — дисциплинированные и организованные, американцы — энергичные и агрессивные, французы — страстные и изобретательные, китайцы — трудолюбивые и еще более дисциплинированные, чем немцы и т.д.

Если детализировать и уточнять, что под этим может подразумеваться — то это такие понятия, как национальный стиль, национальная школа, с одной стороны, и воля к победе как черта национального характера — с другой. Результаты конкретных соревнований могут забываться, но расхожие утверждения о "знаменитом бойцовском характере британцев", о "мужестве, бойцовском духе и страсти канадских хоккеистов", о том, что "в футболе выигрывают всегда немцы" легко становятся общими местами и проникают в массовое сознание. Точно так же, как и мнение о том, что русским мешает выигрывать в решающих матчах "задумчивый славянский пессимизм" и прочие стороны "загадочной русской души", которые нередко встречаются в публикациях зарубежных авторов.

Разумеется, в каждом спортивном результате имеется что-то от целого, из которого он вырос, но только что-то. Журналист должен помнить, что результат каждого отдельного спортсмена дает основания судить в целом об обществе, о нации и ее типических чертах, о государственном или общественном строе, но пользоваться этими основаниями следует с осторожностью и деликатностью. Так что, сталкиваясь с взаимосвязью спорта и политики, журналист, прежде всего для себя, должен ответить на следующие вопросы: "В каких именно политических целях может быть использован и реально используется спорт, кто (какие политические силы) может быть в этом заинтересован, каковы причины, побуждающие их к этому?", — чтобы избежать опасности нарушения тонкой грани между национальной идентификацией и национальной рознью.

Одна из ключевых ценностей мира спорта — верность и преданность своей команде. Но верность команде легко трансфермируется и переносится в иные, более крупные явления, и тогда речь начинает идти о патриотизме и национализме. Националистические чувства или идеология, формируемые или продвигаемые через спортивную сферу, принято называть "спортивным национализмом"[8]. В таком случае спорт приобретает значение интегрирующего, объединяющего нацию фактора.

Проявление патриотизма, национализма, подчеркивание любви к своей стране или нации, которые проявляются в разных формах у ведущих, знаковых спортсменов, и на которых так любят заострять внимание пресса и телевидение, могут становиться символами единения нации. Классический пример — это коренная австралийка Кэти Фримен, победительница и рекордсменка Олимпиады 2000 г. в Сиднее в беге на 400 м, обернувшаяся во время круга почета в двойной флаг: одна сторона — государственный флаг Австралии, другая — флаг аборигенов. Другой, даже более масштабный пример, это зимние Олимпийские игры в Лиллехаммере в 1994 г., где Норвегия вышла в лидеры по числу наград, а лыжный спорт стал символом норвежского достоинства и фактором формирования национальной идентичности, что практически положило конец дебатам об объединении со Швецией. В этом контексте становится понятной фраза, с досадой брошенная в интервью норвежским биатлонистом Свенсеном на Олимпиаде в Ванкувере: "Обидно проигрывать шведу!"

Но наряду с формированием национальной идентичности среди многих болезненных тем современного многообразного мира особую остроту приобретают вопросы национальной толерантности и расовой терпимости, которые не миновали и сферу спорта. С одной стороны, они отражают проблему уважительного отношения к сопернику, представляющему другую нацию или расу, а с другой — в свете все нарастающей глобализации — проблему формирования собственных национальных команд и лиг в смысле предоставления выходцам из национальных меньшинств и иммигрантских сообществ равных возможностей для самореализации в спорте вместе с представителями доминирующей нации. Тенденции развития спорта в некоторых странах приводят к тому, что вовлеченность в тот или иной вид спорта оказывается связанной с расовыми и этническими стереотипами, преодоление которых создает определенные сложности для представителей меньшинств в борьбе за попадание в команду или определенную роль в команде[9].

Когда сборная Франции одержала победу на чемпионате мира по футболу в 1998 г., из освещавших первенство только ленивый журналист не останавливался на теме этнического разнообразия французской команды и алжирского происхождения ее лидера Зинедина Зидана. Французская пресса с удовольствием подчеркивала это обстоятельство как показатель национального превосходства, родившегося из толерантности, близкой к теме братства, звучавшей перед каждым матчем французских футболистов, когда они, обнявшись, пели "Марсельезу". Можно вспомнить, как ранее данную проблему удачно решал Советский Союз, национально-этнические конфликты которого были скрыты и от внутренней, и от внешней аудитории, видевшей вместо этого на телеэкране, скажем, победы баскетбольной сборной, в которой физическая мощь русских, техническая оснащенность прибалтов, скорость и страсть грузин соединялись в универсальный рецепт успеха. Более того, как писал американский исследователь советского спорта Р. Эдельман: "Победа мужской баскетбольной команды представлялась идеальным воплощением в миниатюре огромного братского многонационального союза"[10].

Тесно связан с предыдущими темами вопрос презентации в СМИ психофизического образа спортсмена той или иной страны, его человеческого облика, что складывается из таких "ингредиентов", как доступность и простота в общении, скромность, устойчивость к "звездной болезни", мировоззрение, умение с достоинством принимать поражения и т.д. Одним из немногих пятен на репутации СССР как спортивной державы для внешней аудитории всегда были закрытость и чрезмерная сдержанность наших атлетов, в том числе и в общении с прессой. В результате сложилось стереотипное представление о советском спортсмене, которое до сих пор не изжито и переносится не только на русских, но и на других восточноевропейских спортсменов: они — "бездушные автоматы без чувства юмора"[11], слишком серьезные, слишком скучные, механистичные, не умеющие общаться с журналистами, не способные на полное самовыражение в спорте. Неудивительно, что в западной культуре, где представления о спорте исторически были соединены с идеей самоуправляемого, ответственного, социально заинтересованного и активного индивида, стремящегося к максимальной самореализации, такой образ получил негативную окраску.

На этот негатив накладывается, кроме того, некий комплекс неполноценности, заставляющий наших спортсменов, тренеров, чиновников и иных специалистов, вплоть до спортивных журналистов, винить в наших неудачах погоду, спортивные сооружения, ошибки и предвзятость судей, пристрастие антидопинговых служб и даже проявления всемирного антирусского заговора. Вспомним реакцию Евгения Плющенко на проигрыш американскому фигуристу на Олимпиаде в Ванкувере, которая позволила обозревателю "Вашингтон пост" заметить: "Лайсачек выступил лучше — в том числе, и на финальной пресс-конференции"[12], а журналисту "Нэйшнл Ревью" — озаглавить свой материал не иначе как "Ноющие русские". В самой публикации говорилось: "Все, что касается нытья русских о серебряной награде Плющенко, точно совпадает с главными темами общественной жизни в России со времен распада Советского Союза в 1991 г.: паранойя (это сделали с нами враги); травля (ты слабак, Эван Лайсачек, потому что ты не сделал четверной прыжок); искажение действительности (серебро стоит золота); искажение исторических событий (новая система выставления оценок была введена <...> именно по причине предыдущих обманов со стороны русских)"[13]

Ключевым принципом, в определенной степени объединяющим все предыдущие темы и снимающим возможные противоречия между ними, выступает соблюдение принципа fair play. Принцип fair play подразумевает под собой уважение к духу и правилам игры, соперникам, судьям, зрителям, недопустимость обмана, подкупа, употребления допинга, договорных матчей. Он объемлет все то, что позволило Д. Голсуорси назвать спорт "спасительной силой в нашем мире", поскольку "здесь соблюдаются правила и уважают противника независимо от того, на чьей стороне победа". И это действительно является высочайшей ценностью спорта, пренебрежение которой не прощается и не забывается.

С одной стороны, уличенный в употреблении наркотических средств Майкл Фелпс сразу потерял несколько спонсорских контрактов. Фирмы расторгли их, полагая, что у спортивной аудитории не должно быть негативных ассоциаций с их брендами. Знаменитые рекорды пловчих и пловцов ГДР всегда упоминаются с неким оттенком подозрения, нивелирующим их значимость. Пойманные на допинге ведущие российские биатлонисты Юрьева, Ахатова и Ярошенко вызвали в свое время самые разные негативные эмоции у болельщиков — от разочарования до возмущения и негодования.

С другой стороны, нередко заслуги отдельных выдающихся спортсменов и спортивных команд становятся не только знаменательными событиями в жизни их стран и регионов, но и делают их, в определенной степени, знаковыми фигурами в судьбе народов и этнических групп. Такие спортсмены при жизни становятся символами национальной гордости своих народов, кумирами целых поколений зрителей и болельщиков.

Именно звезды спорта мирового уровня и напряженная борьба между ними становятся объектом пристального внимания аудитории, наблюдающей за соревнованиями напрямую или через СМИ. На Олимпиаде в Пекине Елена Исинбаева стала самой "смотрибельной" спортсменкой на телевидении, опередив 51 китайского олимпийского чемпиона. За тем, как в Лондоне все тот же Майкл Фелпс завоевывает рекордное количество олимпийских наград, а Усэйн Болт, играючи, подтверждает славу самого быстрого человека на планете, наблюдал, без преувеличения, весь мир.

Но не только "человеческий фактор" способен приковывать внимание аудитории. К примеру, всегда повышенный интерес вызывают вопросы вмешательства государств, правительств в спортивную жизнь. Система управления спортом в каждой стране определяется во многом именно степенью вмешательства государства в спортивное движение, что может проявляться в разных формах: от исключительно законодательной деятельности до прямого административного вмешательства.

Различия в подходе к управлению спортом (следовательно, и к его финансированию) напрямую влияют на оценку спортивного имиджа государства, поскольку сложившаяся в каждом отдельном государстве система организации спорта обязательно отражает уникальную, сформировавшуюся и устоявшуюся в условиях конкретной страны совокупность причин и следствий.

Помимо законодательного участия государства в делах спорта и прямого финансирования значительное внимание СМИ всегда притягивают проявления неформального влияния государственных и частично государственных структур на спорт, выходящее за рамки существующей официальной модели "вмешательства", и этот вопрос чрезвычайно актуален именно для нашей страны. Формы подобного влияния достаточно разнообразны: российский теннис оказался на подъеме в начале XXI в. во многом благодаря покровительству, которое ему оказывал президент Борис Ельцин; гарантии другого президента, Владимира Путина, помогли российской заявке выиграть конкурс на проведение Олимпиады 2014 г.; развитие волейбола в России связано с поддержкой экс-главы ФСБ и секретаря Совета безопасности Николая Патрушева; существование многих провинциальных команд во многих видах спорта зависит только от воли местной администрации и т.д. Здесь можно также вспомнить "Газпром" с его социальными программами развития спорта или фонд "Национальная академия футбола", финансируемый Романом Абрамовичем и осуществляющий свои проекты совместно с РФС и министерством спорта.

Тесно связанными с большим зрелищным спортом неизменно оказываются все темы экономической направленности, касающиеся прежде всего возможности вести эффективный прибыльный бизнес в спортивной сфере. Во многих странах спорт является полноценной отраслью рынка, в которой вполне возможны экономически выгодные или, по крайней мере, самоокупаемые бизнес-структуры, особенно если речь идет о наиболее популярных спортивных видах и дисциплинах. В России же даже в футболе, который называют спортом № 1, пока невозможно представить существование полностью самоокупаемого и самодостаточного клуба, зависящего только от рыночной конъюнктуры, от доходов с продаж билетов на стадионы, прав на телетрансляции, фирменной атрибутики или хотя бы выпускников своей спортивной школы.

Сюда же мы можем отнести и иную проблематику экономических отношений в сфере труда профессиональных спортсменов, которая очень часто оказывается предметом пристального внимания спортивной журналистики — все вопросы оплаты, оформления контрактов, смены места работы, социальной защищенности, честной конкуренции и т.д. Современный профессиональный спорт представляет собой определенный вид трудовой деятельности, "признаками которой служат: сознательный выбор в качестве основного вида деятельности; получение материального вознаграждения; возможность для творчества, квалификационного роста и продвижения. Особенностью являются кратковременность и высокая травмоопасность"[14]. К сожалению, далеко не всегда и не везде экономическая и правовая регламентация статуса спортсмена разработана равноправно с другими отраслями, свободна от злоупотреблений и нарушений. Не только в России, но в нашей стране в частности, нормы управления и экономических отношений в трудовой деятельности спортсменов (особенно болезненная тема переходов, трансферных рынков и сопряженных с ними финансовых потоков) разработаны и соблюдаются недостаточно четко и последовательно, зависят от укоренившихся обычаев или нелегальных спекулятивных схем. Отсутствие упорядоченности и ясности в этих вопросах — один из тех факторов, которые зачастую вынуждают спортсменов покидать свою страну, устраивая судьбу в других национальных чемпионатах, а то и в других национальных командах.

Необходимо также обратить внимание на проблему эротизации подачи спорта в СМИ, и прежде всего в телевещании. Сегодня активно ищутся и находятся новые жанры и форматы, ориентированные на сексуальность медиасодержания. Эту тенденцию необходимо рассматривать в более общем контексте, связанном с функционированием стереотипов и мифов массовой культуры. Польский исследователь Збигнев Лев-Старович отмечал еще два десятилетия назад: "Отличительной чертой массовой культуры является ее эротизм. Можно проследить, как от робкой демонстрации обнаженного тела пришли к открытому показу сексуальных сцен. Если присмотреться ближе к кинематографии, программам ТВ, журналам, научно-популярным публикациям, издаваемым во всем мире, то мы увидим, сколь широко представлена сексуальная тематика, преобладает натурализм в постановке вопросов пола, увеличивается информация о сексе, девиации и сексуальной патологии"[15].

В подобном контексте эротика обретает важное тематическое значение для возможного наполнения телеэфира, подачи образов спортсменов и спортсменок в электронных и печатных СМИ. Последние сезоны в практике российского телевидения свидетельствуют о качественном нарастании подобной тематики. Процесс эротизации затронул даже такие популярные проекты, как ледовые шоу "Первого канала" или "Танцы со звездами" ("Россия"). В первом случае произошло очевидное усиление темы отношений между мужчиной и женщиной, которые являются основой для создания произвольной программы в таких разрядах фигурного катания, как соревнования спортивных пар и танцы на льду. Во втором случае ясно, что телегеничность спортивных танцев была вызвана наличием в этом виде спорта такого вида соревнований, как латиноамериканские танцы, основанные на пластической трактовке чувственного напряжения между партнерами. Несколько лет назад программы, посвященные спортивным танцам, были ударным номером сетки вещания канала 7ТВ. Проще говоря, "эротические" виды спорта достаточно востребованы современным телевидением.

Мы не анализируем спортивные и хореографические составляющие выступления участников и участниц, но обращаем внимание на постоянное подчеркивание тендерного конфликта в "отношениях" между членами соревнующихся дуэтов. В ряде ситуаций продюсеры и режиссеры подобных проектов идут на откровенное подчеркивание сексуально-притягательных черт внешнего облика участниц. Вроде трюка с облитой с головы до ног водой фигуристкой Татьяной Навкой ("Лед и пламень"). Конфликт между мужчиной и женщиной также стал базовым для большинства хореографических композиций, которые увидели зрители проекта "Болеро" ("Первый канал").

Понятно, что в советский период развития спортивного телевещания скрытая или явная эротизация контента была неприемлема для руководства медийной сферы. Хотя по Центральному телевидению каждое утро по рабочим дням передавали 15-минутный выпуск программы "Утренняя гимнастика", в котором перед камерами выступали спортсменки в соответствующих костюмах. Уже в середине 80-х гг. прошлого века эту передачу сменила "Спортивная аэробика", которую вела под ритмичную музыку фигуристка Наталья Линичук. Костюмы участниц программы стали еще более игривыми. Идеология, стоит признать, подавляла в эфире те немногие возможности тендерной самоидентификации тех, кто появлялся на экране, или участвовал в создании программ.

В подобных обстоятельствах сферами, где индивидуальность журналиста мужского пола могла наиболее раскрыться, были спортивные и развлекательные передачи. Именно вне политики он мог чувствовать себя более свободным. Самыми популярными видами спорта, всячески пропагандируемыми советским телевидением, были футбол, хоккей, фигурное катание. Именно трансляции с таких соревнований и вели мужчины-комментаторы. Исключение составлял на советском телевидении баскетбол, который был отдан единственной женщине-комментатору Нине Ереминой. Уже в перестроечные времена на спортивном телеэкране появилась Анна Дмитриева, ставшая, на наш взгляд, не только лучшим телеспециалистом по большому теннису, но и одним из лучших отечественных спортивных комментаторов вообще. Ныне специализация журналистов по видам спорта в практике телевидения не носит столь явного тематического и тендерного характера. Во-первых, резко возросло число тех субъектов вещания, которые культивируют показ спортивных состязаний. Как правило, журналисты и комментаторы "ведут" несколько видов спорта. А, во-вторых, по-прежнему главным критерием отбора для допуска к микрофону является собственный спортивный опыт ведущего-журналиста. Хотя можно заметить, что дамам поручают комментировать такие "красивые" виды спорта, как теннис, спортивная и художественная гимнастика, синхронное плавание. Несомненным привлекательным фактором телегеничности таких соревнований является повышенная концентрация женщин в кадре. Многие тренеры и спортсмены нынче уже всерьез рассуждают об эротизации определенных видов спорта[16].

Однако эротизируется и сам спорт как предмет спортивной журналистики, с явным увеличением развлекательной доминанты в его презентации в эфире. Это объясняет и появление не только девушек-ведущих в выпусках спортивных теленовостей, но и их присутствие в различных программах преимущественно в формате ток-шоу. Таковы, например, проекты "Удар головой" и "90—60—90" ("Россия-2"). Показательным было и присутствие модели Виктории Лопыревой в качестве соведущей ток-шоу "Футбольная ночь" (НТВ). И уж вовсе откровенно сексуализированным выглядит поведение экс-спортсменки Лейсан Утяшевой в рубрике проекта "НТВ утром", где она вместе с партнершами демонстрирует разминочные упражнения в соответствующих бикини на суше и в бассейне. Телекамеры при этом настойчиво фиксируют вполне конкретные части тела увлеченных разминкой девушек. А комментаторы в студии после подобных "включений" не отказывают себе в удовольствии их прокомментировать. Аналогичные приемы характерны и для проекта "Все включено" ("Россия-2").

Фактор навязчивой визуалиции сексуальной идентификации медиаперсон женского пола, связанных со спортом, мы обнаруживаем не только в самом телеэфире, но и в печатных СМИ, которые также ориентируются в подобных ситуациях на существующие тренды. В этом смысле характерен опыт журнала "Maxim". Данное ежемесячное издание позиционируется как "самый читаемый мужской журнал в России". Оно выпускается под зонтичным брендом "Maxim" издательским домом "АФС" (Ашет Филипаки Шкулев)[17], имеющим лицензию от правообладателя — "Alfa Media Group Inc" (США, Нью-Йорк). Кроме России, аналогичный журнал выходит еще в 18 странах Европы, Азии, Латинской Америки. Общий тираж одного ежемесячного номера журнала в России — 370 тыс. экземпляров. То есть с точки зрения потребления "Maxim" имеет имидж вполне респектабельного издания, имеющего свою вполне определенную целевую аудиторию, преимущественно мужскую.

Эта особенность предопределяет и содержание журнала, где значительную часть полос занимают фотографии девушек и женщин в стиле ню. Дабы придать некоторую читательскую легитимность подобным иллюстрациям редакция "Maxim" ежегодно проводит конкурс среди читателей по составлению рейтинга ста самых сексуальных женщин года. Его результаты публикуются в декабрьском номере каждого календарного года. В 2010 г. анонс данной акции, носящей для выпуска структурообразующий характер, был вынесен на обложку: "100 самых сексуальных женщин страны! Сакральный рейтинг"1. Далее в этом же номере высказался по поводу рейтинга главный редактор журнала Александр Маленков. Из 410 страниц декабрьского выпуска журнала публикация фото обнаженных красавиц заняла 70. Аналогичную ситуацию можно было наблюдать и в декабрьском номере 2011 г.

Если проанализировать список "100 самых сексуальных женщин" по версии 2011 г., то обнаружатся любопытные закономерности. В "эротической сотне" оказались фото семи бывших и действующих спортсменок: Марии Шараповой (45-е место), Анны Курниковой (51-е), Марии Кириленко (74-е), Алины Кабаевой (77-е), Татьяны Навки (86-е), Ирины Чащиной (87-е), Анны Сидоровой (100-е). Те виды, которые представляют "глянцевые" спортсменки, лишь подтверждают тенденцию эротизации визуальной составляющей современного спорта: теннис, спортивная и художественная гимнастика, фигурное катание и немного экзотичный для нашего телевидения керлинг (Сидорова). Каждая из участниц так или иначе связана с телевизионной деятельностью — либо в качестве ведущей какого-либо проекта, либо как рекламное лицо.

Однако еще более показательным является то обстоятельство, что около двух десятков участниц списка-2011 так или иначе участвовали в различных телевизионных проектах, ориентированных на спортивную и соревновательную составляющую. Среди них — Мария Кожевникова, Вера Брежнева, Жанна Фриске, Оксана Федорова, Дана Борисова, Анна Семенович, Светлана Светикова и др. Они участвовали в рейтинговых телепроектах "Последний герой", "Лед и пламень", "Большие гонки", "Специальное задание", "Танцы со звездами", "Ледниковый период". Таким образом, можно говорить не только о тенденции конвергенции различных видов СМИ, но и о том, что эротическая составляющая в продвижении спорта на телеэкране обрела вполне конкретные и наглядные черты.

Вопрос же тендерной идентификации также стоит сегодня на повестке дня спортивных СМИ. Так, в августе 2009 г. на чемпионате мира по легкой атлетике, проходившем в Берлине, золотую медаль в беге на 800 метров среди женщин завоевала спортсменка Кастер Семеня из ЮАР. Ее феноменальный результат, а также весьма непохожая на привычный женский силуэт фигура заставили Международную федерацию легкой атлетики провести расследование относительной половой идентификации чемпионки. В мировую прессу просочились сведения о том, что Семеня является гермафродитом. Подобная непроверенная информация вызвала бурный поток сенсационных публикаций и материалов во всей мировой прессе, в том числе и российской. Возникли даже материалы, в которых авторы воскрешали историю вопроса о тендерной идентификации в связи с известными в мировом спорте случаями отрицательного влияния гормональной регуляции на половую идентификацию спортсменок (как правило, девушки принимали мужские гормональные препараты, а не наоборот). Вспоминали случаи, связанные с негативным опытом легкоатлеток и пловчих из ГДР. Однако международная медицинская экспертиза официально признала принадлежность спортсменки к женскому полу. Подобная ситуация еще раз нам наглядно демонстрирует такую особенность спортивной журналистики, как чрезмерную ориентированность на фактор событийности, сенсационности. Соответственно и проблематика, освещаемая спортивными СМИ, также формируется исходя из тех эпизодов спортивной жизни и сопутствующих ей обстоятельств, которые становятся достоянием журналистов и медиа.

Спортивная медицина не является в этом контексте исключением. Характерна в этой связи информационная биография случая с российской бобслеисткой Ириной Скворцовой, попавшей в тяжелую аварию на трассе в Германии. Девушка долгое время находилась на излечении в немецкой клинике, о чем постоянно рассказывали российские СМИ, и прежде всего телевидение. Фактически трагедия спортсменки была превращена в некое подобие документального сериала, в котором финал вовсе не обещал счастливой развязки. Как только Ирина Скворцова была доставлена в Россию для продолжения лечения за счет средств федерального бюджета, то СМИ практически потеряли к ней интерес. Новость для журналистов перестала быть новостью, а процесс лечения был настолько длительным и непредсказуемым по результатам, что для ряда медиа он потерял свою "сенсационную" привлекательность.

Подобный подход в современных СМИ, к сожалению, характерен для журналистов, освещающих спорт и сопутствующие ему явления и проблемы. Но это, скорее, общепрофессиональная "болезнь" тружеников медиа в современных условиях. Тем не менее, ставка на сенсационность заставляет спортивных журналистов постоянно искать информационные поводы для своих материалов и репортажей. А потому темы, связанные с допингом, становятся такими востребованными не только в спортивной журналистике как таковой, но и в журналистике вообще. Череда скандалов касалась и российских спортсменов в разных видах: лыжные гонки, биатлон, легкая атлетика. Аналогичный интерес мировых СМИ вызывала и фигура американского велогонщика Лэнса Армстронга, который семь раз выигрывал престижную велогонку "Тур де Франс", при этом пережив драматический период борьбы с онкологическим заболеванием. Однако постоянные проблемы с допингом привели к тому, что из положительного героя спортивной журналистики он постепенно превратился в "плохого парня". Результат его карьеры в результате постоянных допинговых скандалов оказался печален: Армстронг получил пожизненную профессиональную дисквалификацию и был лишен всех завоеванных наград и титулов. Очевидно, что столь резонансным во мнении мировой спортивной общественности пример американца отчасти стал и по причине чрезмерного внимания СМИ к его личности и карьере.

В современной истории спортивной журналистики известен и обратный пример, когда медиа мира в буквальном смысле слова "пощадили" триумфатора Олимпийских игр Пекина Майкла Фелппса, пойманного с поличным во время приема марихуаны. Скандал не получил продолжения, и американец участвовал в лондонской Олимпиаде, где собрал весьма приличный "урожай" наград, став самым титулованным спортсменом-олимпийцем за всю историю современного спорта.

Все активнее заявляет о себе в современной спортивной журналистике тема параспорта[18], под которым понимают спорт для людей с ограниченными возможностями. История организации подобных состязаний восходит еще к XIX в.[19] Первоначально люди, имеющие разные физические недостатки, занимались различными, "подходящими" им видами спорта в кругу "своих". Так, например, в 1924 г. в Париже был образован Международный спортивный комитет глухих, который и организовывал подобные соревнования. Во время Второй мировой войны в Англии, в Сток-Мандевилльском госпитале были организованы спортивные соревнования для лиц с травмами опорно-двигательного аппарата. И уже 28 июля 1948 г. во время проведения Олимпиады в Лондоне в госпитале Сток-Мандевилла были проведены первые соревнования. Это была стрельба из лука. Именно с этого момента можно отсчитывать начало международного параолимпийского спортивного движения, которое расширялось с каждым олимпийским циклом. Именно то обстоятельство, что параспорт был изначально "привязан" к главным международным спортивным соревнованиям, и способствовало росту его популярности, в том числе и в медийной среде. Окончательно спорт больших достижений и параспорт организационно оформили свой союз после летней Олимпиады в Риме в 1960 г., когда вслед за летними Олимпийскими играми состоялись первые международные соревнования спортсменов с ограниченными возможностями. На следующей Олимпиаде в Токио в 1964 г. был уже официально поднят флаг, представлены гимн Параолимпийских игр и эмблема движения[20].

Поначалу СССР не принимал участие в подобных соревнованиях, так как известно, что инвалидам в нашей стране не оказывалось ни должного внимания, ни должной социальной поддержки. Но со временем ситуация кардинальным образом изменилась, и "параспорт" в буквальном смысле слова вышел из подполья. Однако внимание СМИ привлекали исключительно успехи спорстменов-параолимпийцев на международной арене. В отечественной спортивной журналистике к этому социальному явлению доминировал прагматически-сенсационный подход.

Описывать и заниматься рубрикацией тем и проблем спортивной журналистики можно бесконечно, ибо сам спорт как ее предмет постоянно являет нам примеры новостей, сенсаций, проблем. Мы постарались обозначить лишь наиболее приоритетные, на наш взгляд, из них. Но стоит обратить внимание, что подавляющее большинство из них так или иначе связано исключительно со спортивной информацией. К рассмотрению особенностей ее функционирования в современных СМИ мы и переходим в следующем параграфе.

  • [1] Блейн Н., Бойл Р. Спорт как жизнь: СМИ, спорт и культура // Медиа. Введение : учебник / под ред. А. Бриггза, П. Колби ; пер. с англ. Ю. В. Никуличева. 2-е изд. М., 2005. С. 464.
  • [2] Столяров В. И. Взаимоотношение спорта и политики (социально-философский и методологический анализ). С. 7.
  • [3] Фильм вышел на экраны в 1981 г. В нем снимались Бен Кросс, Иэн Чарлсон, Иэн Хольм, Джон Гилгуд. Американская киноакадемия назвала ленту "Лучшим фильмом года". Он удостоен четырех премий "Оскар": за лучший фильм, лучший сценарий (К. Уэлланд), лучшие костюмы (М. Каноперо), лучшую музыку (Вангелис).
  • [4] Исаев А. А. Спортивная политика России. С. 86.
  • [5] Бродская Н. П. Спорт больших достижений как пространство для формирования национального имиджа страны // Национальные интересы и имидж России. М., 2006. С. 67.
  • [6] По своему "вмешалась" политика и в показ в СССР соревнований зимней Олимпиады 1984 г., проходившей в Сараево (Югославия). В связи с кончиной Генерального секретаря ЦК КПСС Ю. В. Андропова в стране был объявлен траур, и олимпийские спортивные трансляции на это время были прекращены.
  • [7] Бугров Н. Н. Спорт и международный авторитет социалистического образа жизни // Теория и практика физической культуры. 1985. № 8. С. 56.
  • [8] См., например: Levermore R. Sport's Role in Constructing the "ínter State" World view // Sport and International Relations: An Emerging Relations. London, N. Y., 2004. P. 16—30; Cho Y. Unfolding sporting nationalism in South Korean media representations of the 1968,1984 and 2000 Olympics // Media, culture and society. 2009. URL: mcs.sagepub.com.
  • [9] Подробнее см.: Frey J. H., Eitzen D. S. Sport and society // Annu. Rev. Sociol. 1991. № 17. P. 503—521.
  • [10] Эдельман Р. Серьезная забава. История зрелищного спорта в СССР. М., 2008. С. 183.
  • [11] Cambers S. Diñara Sauna leads the new aristocrats emerging from latest Russian revolution // Guardian. 23.06.2009. URL: guardian.co.uk/ sport/blog/2009/jun/23/safina-wimbledon-russian-players.
  • [12] Shipley A. Lysacek is first American man to win figure skating gold since 1988 // The Washington Post. 19.02.2010. URL: washingtonpost. com/wp-dyn/content/article/2010/02/19/AR2010021900058.html.
  • [13] Weigel G. Whining Russians // National Review. 22.02.2010. URL: article.nationalreview.com/425702/whining-russians/george-weigel?page=l.
  • [14] Кулинкович Е. К. Профессионализация и коммерциализация современного спорта // Спорт: экономика, управление, право. 2004. № 24. С. 25.
  • [15] Лев-Старович З. Секс в культурах мира. М., 1991. С. 103.
  • [16] К вышеперечисленным обычно прибавляют также фигурное катание и легкую атлетику. Сами спортсменки активно эксплуатируют собственную привлекательность и молодость. Достаточно вспомнить феномен Анны Курниковой (теннис) и Светланы Хоркиной (спортивная гимнастика). Провоцируют подобную точку зрения телеаудитории на спортивные состязания и многочисленные фото в стиле ню спортсменок в глянцевых журналах.
  • [17] Входит в состав холдинга "Медиагруп".
  • [18] Para (лат.) — "присоединившийся". Таким образом, термин "пара-спорт" означает спорт тех, кто присоединяется к спортсменам.
  • [19] В 1888 г. в Берлине был, например, первый спортивный клуб для глухих.
  • [20] Место и время проведения последующих Параолимпийских игр см. в приложении 5.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика