Меню
Главная
УСЛУГИ
Авторизация/Регистрация
Реклама на сайте
Обзор современных систем электронного делопроизводстваОбзор современных пакетов автоматизированного проектирования...Исторический обзор развития Системы национальных счетовКраткий исторический обзор развития юридической (судебной) психологииИспользование электронной цифровой подписи
Аналитические жанры спортивной журналистики в радио- и телеэфиреИнформационные жанры спортивной журналистики в радио- и телеэфиреХудожественно-публицистические жанры спортивной журналистики в радио-...Эпоха развитой киновыразительности: кино второй половины XX - начала...История спортивной журналистики России
 
Главная arrow Журналистика arrow Спортивная журналистика
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >

Спорт в электронных СМИ исторический обзор

Эпоха кино и радио в спортивной журналистике

В начале XX в. кинематограф был единственным окном в реальный мир, но его зрителей прежде всего интересовали события неординарные, редкие, непривычные. Так воспринимались и первые спортивные соревнования, ведь для многих людей спорт еще оставался любопытной диковинкой. Можно сказать, что кинохроника своим успехом у аудитории во многом обязана именно спорту, а точнее — Олимпийским играм 1908 г. в Лондоне, которые были сняты фирмами "Пате" и "Гомон". На кадрах кинохроники оказались запечатлены соревнования по легкой атлетике у мужчин и стрельбе из лука у женщин, а особый интерес вызывает, пожалуй, заснятый первый опыт употребления допинга (стрихнина) итальянским бегуном, участвовавшим в марафоне. Но можно сказать, что и рост популярности спорта во многом был вызван тем фактом, что он попал в объективы кинокамер, ведь Олимпиады 1900 и 1904 гг. прошли почти незамеченными мировой общественностью.

В нашей стране в дореволюционный период спорт в журналистике по понятным причинам был представлен практически исключительно в периодической печати, но уже самое начало советской эпохи оказалось ознаменовано появлением спорта и физической культуры в кинематографе и на радио. В первую очередь внимание новой власти, стремившейся не упускать из-под контроля ни одной сферы общественной жизни, привлекло кино — как важнейшее средство культурного воздействия на самые широкие массы населения. При этом кинематограф рассматривался в качестве пропагандиста спорта и учебного пособия при занятиях им, но прежде всего — как проводник идей физической культуры в количественно иные слои населения, нежели это было до 1917 г.

С начала 20-х гг. прошлого века, когда становление и развитие физической культуры в республике шло исключительно в рамках всеобщего военного обучения (системы обязательной подготовки граждан к военной службе), единственной из достаточно многочисленных во время НЭПа киноорганизаций, регулярно уделявшей внимание спорту, была студия "Госвоенкино".

Однако примерно до 1927 г. выпущенные ею фильмы[1] спортивного характера ограничивались кинохроникой — как, например, съемка Олимпиады Красной армии и флота, проходившей в 1924 г. в Смоленске. В 1927 г. Госвоенкино перешло к созданию ряда короткометражных лент, имеющих задачей популяризацию спорта и физкультуры. В конце десятилетия произошел определенный сдвиг и в работе других киностудий — короткометражные и даже полнометражные физкультурные фильмы с названиями вроде "По пути физкультуры", "Как следует заниматься спортом", "Физкультура в обыденной жизни" и т.д. были сняты "Совкино", "Межрабпом-Русью" (после реорганизации в 1928 г. — "Межрабпомфильм", а впоследствии — киностудия им. Горького) и некоторыми другими обществами.

Однако на этом первоначальном этапе спорт присутствовал на киноэкране не только и не столько в виде документально-публицистических или учебных лент. Чаще всего он появлялся перед зрителем в игровом кино — в тех эпизодах, где герои приключенческих фильмов должны были ездить верхом, плавать, боксировать, фехтовать и т.д. Первые попытки использовать физкультурно-спортивный материал не в этой служебной роли, а в качестве сюжетообразующей темы были проделаны при создании так называемых "спортивных комедий" (причем для нашей страны это было так же характерно, как и для зарубежного кино, здесь развитие кинопроизводства шло параллельными курсами). В этих комедиях спорт экранизировался через достаточно нехитрую цепочку смешных положений, которые обыгрывали ситуации, традиции и правила того или иного вида спорта — водного, лыжного, автомобильного, стрелкового и т.д. Несложный сюжет давал возможность проводить пропаганду физкультуры увлекательным, бодрым и нескучным способом. В качестве примера подобных спортивных комических лент можно назвать "Отважных мореплавателей" или "Героя снегов и льдов", снятых на студии "Совкино" во второй половине 20-х гг. XX в. Вот как описывал их содержание журнал "Физкультура и спорт": "В "Отважных мореплавателях" трое ребят-рабфаковцев, не умеющих плавать, вынуждены поступить в школу плавания, и один из них даже берет приз на состязаниях. Попутно зрителю поданы уроки плавания и весь заманчивый материал воды, солнца, загорелого чистого тела...

Приблизительно такое же построение пропаганды и в "Герое снегов и льдов": комсомолец-книжник овладевает искусством физического развития. А снег, лед, морозный воздух, ощущаемый даже на экране, горы и леса, лыжи и коньки заражают зрителя энтузиазмом спортивного увлечения"[2].

Вообще, именно к акционерному кинематографическому обществу "Советское кино", созданному еще в 1925 г. с целью исключения конкуренции между государственными киноорганизациями, усиления идеологической составляющей их продукции и выдавливания из этой сферы частных компаний, со временем перешло лидерство и в плане производства физкультурно-спортивных фильмов. К1928 г. именно "Совкино" подготовило целый ряд спортивных комедий: "Снежные ребята", "Китайская олимпиада", "Чемпион мира" — их рекламу можно обнаружить в советских журналах и газетах. Из тех же источников можно узнать, что эти киноленты были отнюдь не собственного производства "Совкино". Главная советская киноорганизация, оказывается, активно выпускала в прокат фильмы западных кинокомпаний, в основном — немецких. Так, особым успехом у публики пользовалась "спорт-драма из жизни футболистов в 6-ти частях" "Одиннадцать чертей" производства фирмы "Националь-Берлин-Фильм". А после II зимних Олимпийских игр, прошедших в швейцарском Санкт-Морице в 1928 г., в советских кинотеатрах можно было увидеть фильм "Белый стадион", снятый по мотивам Олимпиады и с участием видных зарубежных спортсменов.

Конечно, такая ситуация, когда в каталоге проката "Совкино", скажем, на все тот же 1928 г. в разделе "Физкультура" имелось 22 названия, из которых только два фильма были советского производства, могла радовать аполитичного зрителя, ищущего зрелищ и развлечений, но только не власти и не идеологически выдержанных кинокритиков. В их публикациях на эту тему указывалось, что западные фильмы несут нашей аудитории элементы буржуазной идеологии, преклонение перед рекордами, восхваление отдельных чемпионов: "Заграничный экран, учитывая огромное значение физического воспитания масс, с целью отвлечения от классовой борьбы и подготовки пушечного мяса для новых империалистических авантюр, систематически давал и дает фильмы на физкультурную и спортивную тематику. Достаточно вспомнить еще недавно шедшие у нас картины: "Плыви, девушка, плыви", "11 чертей", "Белый стадион", "Горная баллада", "Путь к красоте и здоровью", чтобы убедиться, что за рубежом спорту уделяется достаточное внимание"[3].

Утверждалось, что как западные, так и отечественные спортивные комедии не несут никакой пользы нашему зрителю и не отвечают задачам правильной пропаганды и агитации физической культуры и спорта в широких массах: "...пошлейшие, нескладные истории воспринимаются и входят в сознание зрителя как должное и создают соответствующую идеологию. Даже нашего, советского зрителя они заставляют разражаться аплодисментами при показе спортивных моментов. Тут сказывается объективная мощность и заразительность спорта. <...> До сих пор вся наша кинопродукция как художественных, так культурных и педагогических фильмов на физкультурные темы носила случайный, неактуальный и невыдержанный характер. Полное отсутствие отражения совфизкультуры, ее установок, задач агитации и пропаганды, являлось результатом недопустимой оторванности кинопроизводства от руководящей физкультурной организации в лице ВСФК и от физкультурной общественности"[4].

Заметим, что, наряду с художественными кинопостановками, критике подвергались и документальные фильмы на физкультурно-спортивную тематику, выпускаемые советскими киностудиями. Так, первый действительно большой (состоящий из восьми частей) снятый в СССР (все тем же "Совкино") физкультурный фильм, посвященный первой Всесоюзной Спартакиаде 1928 г., вызвал следующие нарекания: "На наш взгляд, картина "Спартакиада" должна была добиться того, чтобы рядовой зритель сказал: да, здесь есть на что посмотреть, а спец-физкультурник в свою очередь добавил: да, здесь есть чему поучиться. Необходимо признать, что эта задача выполнена в целом рецензируемой картиной далеко не в той степени, как это хотелось бы видеть. <... > Сказать, что фильм отражает пролетарскую Спартакиаду, подводит итоги именно советской физкультуре, нельзя; в картине мы не видим отражения мысли о всеобщем оздоровлении, мы не видим утверждения, что "без врачебного контроля нет советской физкультуры", мы не видим, если не считать 2—3 скомканных сценок в конце картины, участия масс в каких-либо действиях. Соревнования, соревнования и соревнования — вот что, прежде всего, и почти исключительно отображает картина"[5].

Действительно, большая часть того киноматериала, что был снят в СССР на рубеже 20—30-х гг. XX в., имеет ярко выраженный хроникальный характер. В кадры кинохроники попадало все — от физкультурных парадов и праздников до отдельных матчей и шлюпочных походов. Большая работа была проделана киногруппой "Союзхроники", объездившей в начале 30-х гг. прошлого века практически весь Союз в специально оборудованных для съемки хроникальных фильмов вагонах. Эта киногруппа не только снимала документальное кино, хронику и киножурналы, но и сразу демонстрировала плоды своей работы в тех городах, где бывала. Уже к 1932 г. из наиболее значительных физкультурно-спортивных событий, заснятых "Союзхроникой", можно составить весьма солидный перечень — это республиканские и краевые спартакиады Башкирии, Карелии, Дальнего Востока, спартакиады Урало-Кузбасса, профсоюзов в Ленинграде, парад физкультурников в Москве, праздник на стадионе "Динамо" в честь комсомольской конференции, футбольные матчи Ленинград — Москва и многие другие. К всемирной рабочей спартакиаде, которая должна была состояться в 1933 г., "Союзхроникой" было подготовлено более 40 сюжетов кинохроники. Саму спартакиаду планировалось снимать не только в немом, но и звуковом варианте, да вот только не состоялась спартакиада...

Между тем, при обилии рядовой хроники на физкультурную тематику, практически продолжали отсутствовать большие документально-публицистические или художественные фильмы проблемного характера о физкультуре и спорте, что давало основания журналистам на протяжении 30-х гг. XX в. постоянно сетовать на то, что "благодарная тема о советском спорте еще совершенно нетронута" советским кинематографом. Продолжавшие регулярно выпускаться в прокат все новые и новые спортивные комедии обычно подвергались критике, зачастую — довольно резкой, вполне в духе общей атмосферы 1930-х гг.: "Киевская кинофабрика выпустила новый фильм "Счастливый финиш" (реж. Коломийцев). <...> Фильм без какой-либо изобретательности копирует канву сюжета американских спортивных комедий, где герой картины, никогда ранее не занимавшийся спортом, влюбляется в девушку, которая может ответить взаимностью только спортсмену. <... > В нашем фильме герой бегает, и это — отличие. А все остальное, хотя и построено на материале советской действительности, сфабриковано по старому рецепту. <... >

Один из чемпионов — победитель всех матчей, любимый всеми девушками Любко (роль которого исполняет знакомый физкультурникам чемпион бега Меерович) — выведен режиссером как отрицательный тип. Он щедро наделен всеми нездоровыми чертами, присущими буржуазным профессионалам, способным ради победы на все. Любко решает вывести из строя самого опасного конкурента, подсовывая ему туфли с умышленно надпиленными шипами, которыми тот ранит себе ногу. Откуда режиссер взял, что советские мастера спорта способны на такой поступок? Зачем такой поклеп? <... >

После безграмотно снятого бега (беспрерывные спурты: впереди то Марко, то Любко) побеждает Марко (после одного месяца тренировки — прекрасно!).

Счастливый финиш — Марко на вокзале в долгом поцелуе застыл с Асей. Поезд тронулся, а Марко целуется. <...> Счастливый финиш... но печальный старт киевской кинофабрики в области освоения спортивной тематики. Советские спортсмены вправе ожидать от нашей растущей кинематографии физкультурного "Чапаева". Время для этого назрело"[6].

Время назрело, но "физкультурного "Чапаева"" советская публика до Великой Отечественной войны так, пожалуй, и не дождалась. Хотя сам "Чапаев" — популярнейший киноактер Борис Бабочкин — в 1941 г. начал сниматься на "Ленфильме" в главной роли в картине "Мертвая петля" о жизни почти легендарного дореволюционного велогонщика, футболиста и авиатора Сергея Уточкина. Но съемки прервала начавшаяся война. Режиссером того незаконченного фильма, кстати, был никто иной как Семен Тимошенко — создатель лучшей из спортивных комедий довоенной поры. Его фильм "Вратарь", снятый в 1936 г. по книге Льва Кассиля "Вратарь республики", вполне достоин того, чтобы стоять в одном ряду с лучшими советскими комедиями того времени — "Веселые ребята", "Волга-

Волга", "Свинарка и пастух", "Цирк". История про простого парня Антона Кандидова, сначала ловившего на Волге арбузы, а в итоге отстоявшего ворота сборной СССР в международном матче с буржуйскими "Черными буйволами", выдержана все в той же обычной для спортивных комедий стилистке, за которую доставалось от критиков "Счастливому финишу" и другим картинам. Но именно "Вратарь" с музыкой Исаака Дунаевского и улыбкой Григория Плужника, сыгравшего роль Кандидова, стал на протяжении десятилетий любимым фильмом у советской детворы, гонявшей мяч во дворах и пустырях.

Говоря о лучших довоенных лентах, можно вспомнить еще одну точку пересечения спорта и кинематографа. Во всех фильмах, где использовались трюковые съемки, для этого привлекались физкультурники. Например, практически весь "боевой актив" "Мосфильма" — его каскадеры — вербовался из рядов физкультурников и значкистов ГТО. Особенно массовым было их присутствие в фильме "Александр Невский" с его многочисленными батальными сценами.

Традиция взаимоотношений кино и спорта была продолжена после окончания Великой Отечественной войны. Уже за первые послевоенные годы в СССР было выпущено свыше 20 художественных фильмов, среди которых преобладали комедии — "Семнадцатилетние", "Боксеры", "Флаг стадиона" и др. Одновременно увеличилось число документальных фильмов, посвященных физкультуре и спорту. Центральная студия документальных фильмов, выросшая из "Союзкинохроники", в конце 40-х гг. XX в. уже не ограничивалась в своей работе фильмами о физкультурных парадах и специальными выпусками "Кубок СССР" или "Бокс". С 1945 г., наряду с другими периодическими киножурналами, подготавливаемыми ЦСДФ, начал выходить звуковой киножурнал "Советский спорт", имевший большое значение для аудитории спортивных болельщиков в то время, когда телевидение еще не имело массового распространения.

Спорт на экране (статья И. Посельского, режиссера киножурнала "Советский спорт", и журналиста Ю. Смирнитского. "Физкультура и спорт", 1946, № 7)

"В прошлом году Центральная ордена Красного Знамени студия документальных фильмов приступила к выпуску специального киножурнала "Советский спорт". У нас уже выросла плеяда талантливых спортивных кинохроникеров. Это А. Шафран, В. Микоша, B. Доброницкий, Р. Халушков, А. Хавчин, И. Беляков, М. Ошурков, C. Коган, Б. Шер. Все это подлинные киноболельщики, и каждый из них определил свое спортивное призвание. Лучшие съемки разных видов водного спорта сделали А. Шафран и В. Микоша. В сложном искусстве съемки футбольных матчей образцы кинорепортажа показывают Р. Халушков, С. Коган, А. Хавчин, М. Посельский. В. Доброницкий мастерски показывает гонки скутеров и лыжные соревнования.

Для того, чтобы снимать спорт, нужно не только любить его, но и хорошо понимать происходящее. Например, В. Доброницкий, снимая велогонки, еще на старте из 40 гонщиков взял на прицел № 35 А. Логунова и до финиша не выпускал его из поля зрения объектива. Логунов был неоднократным победителем, можно было предположить, что и на этот раз он будет первым. И уверенность, с которой оператор избрал лидера, говорила, что у хроникера уже выработалось спортивное чутье, интуиция подлинного репортера. <...>

Особенного мастерства требует съемка футбола. Надо точно зафиксировать на пленке все забитые голы... И оператор стоит у ворот, где поминутно возникают рискованные положения, где назревает гол. Если он будет снимать все происходящее подряд, не хватит никаких запасов пленки, а когда мяч затрепещет в сетке, кассеты аппарата могут оказаться пустыми. Поэтому оператор должен выбрать на ходу из бесконечных атак на ворота только те, которые завершатся голом. <... >

Снимать футбол труднее, чем любые другие виды спорта. В журнале "Советский спорт" мы не ограничиваемся показом двух-трех моментов игры, нескольких кадров с трибун и съемки победившей команды. Мы стремимся раскрыть перед зрителем происходившую встречу, дать ей беспристрастную, но справедливую оценку. Вот почему съемка большого футбола требует тщательного выбора операторов, продуманной расстановки их на стадионе. Спортивный кинооператор должен быть ловким, смелым, решительным. С какой огромной скоростью ни мчат на гонках скутеры, снимающий их оператор должен быть впереди; иначе он упустит не только финиш, но и сам ход соревнования. Не каждый оператор способен на такие съемки. <... >

На всех экранах СССР демонстрируется звуковой киножурнал "Советский спорт". Кроме шести выпущенных номеров, в нынешнем году выйдет еще шесть. 50 мастеров кинорепортажа снимали спортивные сюжеты в Москве и Сухуми, Сочи и Свердловске; за пределами нашей страны — в Норвегии, Франции, на Балканах. Это выступление советской команды на кроссе "Юманите", 25-я эстафета "Вечерней Москвы" по Садовому кольцу, игры на кубок Дэвиса, острые моменты встречи лучших футбольных команд — "Динамо" и ЦДКА и многие другие события советского спорта. 15 спортивных сюжетов для киножурнала "Новости дня" засняли лауреаты сталинских премий Доброницкий, Микоша, Коган, Бунимович, Хавчин и 27 других операторов в 1945—1946 гг. <... > 150 раз опоясать футбольное поле стадиона "Динамо" можно учебно-спортивными фильмами, выпущенными за 15 лет. С рассвета и до зари следующего дня придется провести в просмотровом зале тому, кто захочет посмотреть их. Дайна 68 фильмов свыше 50 тысяч метров. Они посвящены 16 видам спорта".

Для советского спорта всегда была характерна опора на мощную научно-методологическую базу, на новейшие достижения науки, на создание и разработку все более эффективных методов обучения и подготовки спортсменов. В этом плане неудивительно, что возможности киносъемки активно использовались для создания учебно-методических материалов. Так, например, в 40—50-е гг. прошлого века широко применялась при разборе тех или иных технических элементов кинограмма — киносъемка, разложенная по кадрам. Такие кинограммы печатались в методических журналах, а в качестве эталонов использовались технические элементы того или иного вида спорта, выполняемые лучшими отечественными и иностранными спортсменами. Эталонные примеры сопровождались советами и наставлениями начинающим молодым спортсменам и физкультурникам.

Конечно, одними кинограммами жанровый арсенал физкультурно-спортивного кинематографа не исчерпывался. Режиссер Вячеслав Сутеев писал в журнале "Физкультура и спорт": "В зарубежной кинематографии спорт снимают только для хроникальных или рекламных целей. Наши задачи гораздо сложнее и интереснее тех, которые преследуют зарубежные киноработники. Средствами научно-популярного кино мы пропагандируем советский спорт, создаем киноучебники по многим видам спорта, помогаем научному исследованию спорта методами кино.

В Советском Союзе использование кино для спорта необыкновенно разнообразно — от хроникальной съемки спортивных рекордов и выдающихся соревнований до научно-исследовательских, учебных и научно-популярных картин о физической культуре и спорте. Каждый вид спорта — лыжи, бег, коньки, штанга, борьба, футбол, бокс — имеет свою особую, присущую только ему выразительность. Ведь нельзя снимать одинаковыми приемами прыжок с шестом и бой на ринге, конькобежца на льду и пловца в бассейне".

Самим В. Сутеевым в конце 40-х гг. XX в. было снято два учебных фильма "Техника классической борьбы" и "Методика обучения и тренировки в борьбе". Главным консультантом на съемках выступал известный спортивный журналист, начинавший работать на этом поприще еще до революции, Б. М. Чесноков, а снимались чемпионы Европы и Союза Н. Белов и К. Коберидзе. Подробно, с применением стоп-кадра и рапида, снимались все приемы борьбы, положение рук при захвате, позы и т.д.

Тот же кинорежиссер В. Сутеев подготовил подобные учебные фильмы о лыжах, гимнастике, велосипеде; режиссер Д. Боголепов — о ГТО и коньках; А. Кандахчан — о футболе и штанге. Совместными творческими усилиями В. Сутеева и Д. Боголепова были сняты научно-популярные фильмы "Зимний спорт в Москве" и "Водный спорт в Москве".

Задачей всех этих фильмов было показать зрителю то, что он никогда не увидел бы в жизни. Рекорд чемпиона в деталях теперь могли разглядеть не только болельщики, присутствующие на трибунах стадиона, но и миллионы людей в самых отдаленных областях Советского Союза. Стиль и манеру выдающихся мастеров спорта благодаря кино стало возможным перенимать в низовом коллективе физкультуры, изучать в научно-исследовательском институте. Режиссеры использовали самые современные технические приемы того времени — съемка в движении, рапид, стоп-кадр. Чтобы снять движения пловцов в фильме "Плавание", оператору пришлось забраться в водолазный колокол и вести съемки под водой. В фильме "Велосипедисты", снимая гонку за лидером, чтобы передать ощущение гонщика и его лидера — мотоциклиста на вираже, кинооператору пришлось превратиться самому в мотоциклиста, мчащегося рядом с гонщиком.

Выдвинутое партией и государством в постановлении ЦК ВКП(б) 1948 г. "О ходе выполнения комитетом по делам физической культуры и спорта директивных указаний партии и правительства" требование дальнейшего развития массового физкультурного движения в стране, а главное — повышения мастерства советских спортсменов в связи с выходом их в конце 1940-х — начале 1950-х гг. на широкую международную арену, заставляло и работников советского кино более широко и активно участвовать в пропаганде спорта и физической культуры. Регулярные спортивные киножурналы, короткометражные научно-популярные и документальные фильмы стали важной составляющей частью созданной в СССР системы пропаганды физкультуры и спорта.

Пожалуй, еще большее значение для этой системы имело спортивное радиовещание, достигшее к началу 50-х гг. XX в. очень серьезного уровня развития. Начало освещения и пропаганды физкультуры и спорта по радио можно отнести к середине 20-х гг. прошлого века, когда начали осуществляться первые еще достаточно разрозненные и бессистемные передачи, рассказывавшие о пользе занятий физкультурой, сообщавшие о проходивших спортивных соревнованиях и праздниках. Их появление совпало с началом регулярного радиовещания в крупнейших странах мира. В США, например, 5 сентября 1920 г. была впервые осуществлена радиотрансляция боксерского поединка.

Первым спортивным радиокомментатором был Гарольд Арлин (1895—1986), трудившийся на радиостанции "КДКА Питтсбург" в США. Впервые он вышел в прямой эфир в январе 1921 г. Г. Арлин был комментатором первой радиотрансляции бейсбольного матча "Пираты" — "Филис", состоявшегося 21 августа 1921 г. Трансляция имела успех, и вскоре Гарольд Арлин вновь вел радиорепортаж в прямом эфире. Он рассказывал о футбольном матче между командами "Питт Колледж" и Университета Западной Вирджинии, который состоялся в октябре 1921 г.[7]

В эти же годы радио активно "осваивает" самые популярные виды спорта. Естественно, что в силу природной специфики приоритет имеют игровые командные виды. Это объяснимо, так как именно в подобных видах наиболее силен элемент непредсказуемости хода поединка, высока вариативность различных драматургических ситуаций противостояния команд. Подобные зрелищные элементы усиливаются и присутствием на игровой площадке значительного количества игроков (от 2 до II)[8], что также повышает интерес публики. Ее состав, как показывает опыт радио- и телетрансляций, всегда был неоднороден. Помимо разделения на группы болельщиков соперничающих на площадке или поле команд, среди зрителей существует разделение на группы поклонников конкретного игрока или игроков. Именно данные обстоятельства и повышают для присутствующей на стадионе публики, а, следовательно, для следящих с помощью радио и телевидения слушателей и зрителей зрелищную ценность происходящего спортивного события. Так в 1923 г. в Канаде проводится первая в мире прямая радиотрансляция хоккейного матча между командами профессиональных игроков. А в январе 1927 г. в Лондоне организуется первая в истории радиотрансляция футбольного матча с участием клуба "Арсенал"[9].

Историки зарубежного радиовещания считают, что "радиоприемник в Западной Европе и США стал действительно массовым в 1926 г., когда впервые по радио передавался спортивный репортаж — о матче на звание чемпиона мира по боксу между американцем Демпси и французом Карпантье"[10]. В СССР использование радио в качестве действительно массового средства спортивной агитации и пропаганды имело иные временные маркеры и несколько иные формы.

Точкой отсчета для отечественной спортивной журналистики в плане систематического применения радио как средства пропаганды здорового образа жизни можно считать опыт московского радиовещательного узла, предпринятый в 1929 г. В этом году, с начала января, впервые начали выходить по радио передачи утренней гимнастики, превратившие радиослушателей в, как тогда стало принято говорить, "радиофизкультурников". "Индивидуальная гимнастика — вот та первоначальная, примитивная, а потому и общедоступная форма, которая позволяет вовлечь трудящихся в физкультуру в домашней обстановке"[11], — восторгался передовым опытом московского радиоузла журнал "Физкультура и спорт".

Судя по многочисленным приветственным и даже ликующим отзывам аудитории, это начинание московского радиовещания было встречено с большим удовлетворением. В тех домах, где были громкоговорители, целые семьи принимали участие в передаваемой по радио гимнастике. Такое вовлечение в физкультуру целых семей не снилось ни одному физкультурному кружку, ни одному заводскому или фабричному клубу.

Гимнастику передавали через станцию им. Коминтерна в 7.20, а сначала, в первое время, через опытный передатчик НКПиТ в 7.30 утра. Время было изменено "по просьбам трудящихся", не успевавших после гимнастики добраться до производства — заводы начинали работу с 8 утра. В выходные выпуски утренней гимнастики выходили позже — в 8.00. Получасовые по продолжительности передачи начинались с бодрого жизнерадостного марша, после которого работники радиоузла В. Набоков, В. Арцишевский и О. Высоцкая (ставшая впоследствии известным радиодиктором), одетые в спортивную форму, начинали выполнять в радиостудии упражнения и попутно руководить своими слушателями. Набор упражнений менялся каждый месяц.

Доброе утро, товарищи! (Очерк Ал. Уколычева о том, как ведутся трансляции утренней гимнастики из здания Радиокомитета с ул. Горького, 17. "Физкультура и спорт", 1934, № 1) "— Внимание, слушайте, говорит Москва, радиостанция имени Коминтерна. Начинаем передачу гимнастики по радио. Доброе утро, товарищи! Начинайте подготовку к занятиям. Оденьте трусики, туфли, проветрите комнату и приготовьте таблицу упражнений. Во время приготовлений прослушайте музыкальную вещь. Голос руководителя сменяют звуки музыки. Радиофизкультурники проводят подготовку. Через А—5 минут приготовление закончено. Одет не стесняющий движений легкий спортивный костюм, проветрена комната и приготовлена таблица упражнений. Музыка прекращается, снова голос руководителя:

— А теперь приступаем к практической части урока. Проверка пульса!

Десятки тысяч людей, внимательной прислушиваясь, ждут команду:

— Раз! <...>

Утренняя гимнастика по радио является подлинным средством вовлечения трудящихся в общее физкультурное движение, необходимой частью утреннего туалета каждого физкультурника и трудящегося. Гимнастикой по радио занимаются самые различные возрасты и категории".

Организаторы гимнастики по радио не ограничивались только формальным руководством занятиями и простыми советами; они брали радиофизкультурников под непосредственное наблюдение, учили их простейшим формам психофизиологического самоконтроля. Для этой цели руководитель гимнастики по радио В. В. Набоков обучал слушателей считать и записывать пульс, самостоятельно изучать и контролировать процессы нервно-психического утомления и восстановления (например — слушать и записывать по памяти числа).

Польза утренних физкультурных передач, таким образом, заключалась не только в их прямом благотворном действии на организм. Помимо передачи утренних гимнастических упражнений в определенные дни, тотчас после окончания гимнастики в эфир передавались небольшие беседы на физкультурно-врачебные темы, по сдаче норм на значок ГТО и т.д.

Кроме того, два раза в неделю — по воскресеньям (с 11.20 до 11.55) и по понедельникам (с 17.10 до 17.35) — по радио начали передаваться целые лекции по физкультуре. Лекторами выступали известные профессора и физкультурные работники-практики. Что касается аудитории подобных радиопередач, то, согласно собранным тогда же данным, 60% слушателей составляли московские рабочие и служащие. Остальные 40% — это аудитория не слишком отдаленных городов — Твери, Смоленска, Курска и т.д.

Под влиянием таких физкультурных передач, как отмечали работники радио, заметно менялась тематика поступающей в редакцию корреспонденции. Радиофизкультурники интересовались уже не только вопросами, затрагивающими довольно узкую сферу гимнастики, они просили дать совет по тому или иному вопросу физкультурного движения, по комплексу ГТО. Прослушав беседу о том, как сдать норму по лыжам, просили сообщить подробности, как и где можно сдать норму, если нет коллектива физкультуры на производстве, как вести подготовку по другим видам комплекса ГТО.

Таким образом, осуществлялся постепенный переход от простой гимнастики на дому к более сложным видам физического воспитания аудитории. Физкультурное радиовещание приводило радиофизкультурника на стадион, каток, лыжную станцию, вовлекало в подготовку и сдачу норм на значок ГТО — т.е. фактически ставило его в ряды организованных, готовых к труду и обороне советских физкультурников.

Говоря о других формах физкультурно-спортивного радиовещания, необходимо вспомнить первый прямой спортивный радиорепортаж со спортивного праздника на стадионе "Динамо", проведенный для московской аудитории в июне 1929 г. Зимой 1930 г. опыт был повторен — микрофон был установлен уже на хоккейном матче между командами Москвы и Ленинграда. Отметим, что обе передачи длились более часа. Неслучайно тогда впервые встал вопрос о подготовке квалифицированных спортивных радиокорреспондентов, о том, каким языком и как надо вести репортажи со спортивных состязаний, так чтобы это было и интересно специалистам, и доступно массам физкультурников. Возобладала идея о том, что в больших спортивных радиопередачах, которые рассчитаны на всесоюзную аудиторию, должны преобладать пропагандистские, агитационные, просветительские функции, а не просто сообщение, рассказ о событии. В дальнейшем это отложило серьезный отпечаток на требования, предъявляемые к работе советских радио-, а затем и телекомментаторов.

Считается, что самый первый в истории Европы спортивный репортаж с матча футбольных команд МТК — "Славия", проходившего в Праге 3 октября 1926 г., провел чешский комментатор Лауфер[12]. Первым советским радиокомментатором стал легендарный Вадим Синявский. Именно он при помощи судей А. Богданова, В. Зискинда и И. Севастьянова и передал в эфир тот самый, дебютный репортаж со стадиона "Динамо" о матче сборных Москвы и Киева 16 июня 1929 г.[13] Придя на радио в 1929 г., Синявский начинал с преподавания уроков утренней гимнастики, а уже в 1935 г. радиослушатели ловили на свои приемники трансляции из Турции — о первом по-настоящему серьезном международном испытании советского спорта. О соревнованиях футболистов, борцов, фехтовальщиков со стадионов Стамбула, Анкары и Измира рассказывал, конечно же, Синявский. А когда, начиная с 1936 г., в СССР начало разыгрываться первенство страны по футболу, и футбольный репортаж вышел на первое место по популярности на советском спортивном радио, то и здесь не обошлось без Синявского, который был зачинателем и автором этих передач. И на протяжении более чем двадцати лет, до появления в кабинке радиокомментатора Николая Озерова в 1950 г., Вадим Святославович оставался практически единственным и уникальным в своем роде специалистом. Два десятилетия слова "Синявский" и "радиокомментатор" были почти синонимами для слушателей.

Еще одной из интересных форм, принятых на вооружение спортивным радиовещанием в СССР на рубеже 20—30-х гг. XX в., была радиоперекличка. Она использовалась, например, когда в связи с праздничными или важными календарными датами и праздниками председатель или ответственный секретарь ВСФК слушал по радио доклады из разных городов или с разных производств о состоянии физкультурно-массовой работы на местах, и вместе с ним эти доклады один за другим слышали все радиослушатели. В 1930-е гг. на советском радио появляются уже не универсальные по тематике радиогазеты, как было в 1920-е, а отдельные тематические блоки-передачи: "По Союзу Советов", "Новости науки и техники", "Что нового за границей" и наряду с ними — "Спорт".

Отдельным явлением физкультурно-спортивной жизни, находившим свое отражение на радио, были радиорепортажи с физкультурных парадов, с большим размахом проводившихся на Красной площади в Москве и на центральных улицах и площадях других городов в 1930-х — начале 1940-х гг. В ситуации, когда перед советским физкультурным движением стояла одна главная цель, цитируя передовицу "Красного спорта", "неустанно крепить оборонную мощь своего рабоче-крестьянского государства"[14], сплоченные шеренги атлетов, с винтовками наперевес чеканящие шаг по брусчатке, призваны были символизировать силу пролетарского государства и готовность многомиллионной армии физкультурников выступить с оружием в руках на его защиту.

Однако после завершения Великой Отечественной войны СССР уже больше не представлял собой крепость, со всех сторон окруженную врагами, жители которой в любой момент должны быть готовы подняться на борьбу. Теперь СССР встал во главе целого ряда стран, ориентирующихся на него в устройстве своей социальной и в том числе спортивной жизни. Изменившаяся смысловая и символическая нагрузка спорта привела к смене вызывающего военного национализма начала 40-х гг. XX в. внешне более миролюбивым интернационализмом, который больше соответствовал идеям участия в общемировом спортивном движении. Неслучайно во второй половине 40-х гг. прошлого века военизированные физкультурные парады, на которых до войны демонстрировалась оборонная мощь страны, постепенно сошли на нет. Радиорепортаж с последнего грандиозного парада, размах которого еще объяснялся совсем свежими эмоциями после победы над фашизмом, состоялся в Москве 21 июля 1946 г. В нем участвовало 23 тыс. чел. и присутствовало 200 тыс. зрителей, а вели его 40 поэтов, писателей и чтецов. Дальше все было уже гораздо скромнее, хотя и в 1950-е гг. Николай Озеров продолжал комментировать ту часть традиционного парада 7 ноября, в которой по Красной площади проходили физкультурники.

Вообще, в эволюции физкультурно-спортивного радиовещания прослеживаются вполне очевидные сдвиги, которые происходили вслед за изменениями векторов в развитии физкультурно-спортивного движения в стране. СССР вышел из изоляции на широкую международную спортивную арену, причем советские спортсмены оказались способны претендовать на лидерство во многих видах, быть примером для подражания, и это удачно соответствовало всем устремлениям внешней политики и идеологии СССР. Соответственно акценты в развитии физкультурно-спортивного движения были перенесены от развития массовости и низовых коллективов физкультуры к большому спорту, крупным соревнованиям и мировым рекордам. В таких условиях спортивная журналистика, не теряя своего значения пропагандиста и агитатора, не переставая быть крайне политизированной и идеологизированной, приобретала новые черты — становилась более информативной, насыщенной и оперативной.

Все это совпало с поступательным развитием советского радио в целом. В 1947 г. было принято постановление ЦК ВКП(б) "О мерах по улучшению центрального вещания", в результате чего в системе советского радиовещания произошли серьезные изменения. Была изменена сетка вещания, ведущее место в радиопрограммах заняла оперативная информация. "Последние известия" Всесоюзного радио передавались 12 раз в день и, как правило, не обходились без новостей спорта. Именно из сообщений "Последних известий", подготовленных комментаторами В. Синявским и Н. Озеровым, корреспондентами Ю. Арди (Мациевским), Б. Воловым, Ю. Гальпериным, М. Лобжанидзе, В. Семеновым и другими (совсем узкой специализации тогда в "Последних известиях" не было, и на спорт начальство могло "бросить" любого из журналистов), советские люди в 40—50-е гг. прошлого века узнавали о победах своих любимых спортсменов и команд.

Ответственным редактором отдела физкультуры и спорта "Последних известий" был Шамиль Николаевич Мелик-Пашаев. Он пришел работать репортером на Всесоюзное радио во время Отечественной войны, остался и в послевоенные годы. Именно по его инициативе был создан спортивный выпуск "Последних известий". Помимо выпусков спортивной информации, отдел также готовил и передавал радиожурнал "Спортивные новости", репортажи, рассказы о спортсменах; он был связан двусторонними договорами, предусматривающими регулярный обмен информационными репортажами и другими материалами, с редакциями "Последних известий" в странах, входивших в ОИР — Международную организацию радиовещания (затем, после добавления слова "телевидение" — ОИРТ), объединявшую государственные радиовещательные организации стран социалистического лагеря: Болгарии, Венгрии, ГДР, Китая, Польши и т.д. Многочисленная почта, приходившая в адрес отдела физкультуры и спорта "Последних известий", свидетельствует о многомиллионной аудитории спортивных передач.

Человек-легенда — Вадим Святославович Синявский Вадим Синявский родился в Смоленске в 1906 г. С 1924 г. работал на Всесоюзном радио. В 1929 г. был зачислен в штат радиокомитета на должность инструктора по физкультурному вещанию. Необходимые знания в спортивной сфере приобрел, окончив Институт физкультуры в Москве. Стал основателем советской спортивной школы радиорепортажа. Помимо футбола, успешно и одинаково легко комментировал соревнования и по другим видам спорта — легкая и тяжелая атлетика, бокс, плавание, шахматы. 22 июня 1941 г. Вадим Синявский передал в эфир из Киева уникальный репортаж. Не из комментаторской кабины только-только отстроенного стадиона столицы Украины, а из гостиничного номера киевской гостиницы. Не о матче местного "Динамо" с московскими армейцами, а о поединке зенитчиков Киева и немецких бомбардировщиков. Он стоял у окна и кричал в телефонную трубку: "Попали!.. Мимо... Кажется, опять попали..."[15]

7 ноября 1941 г. был организован знаменитый прямой репортаж с Красной площади, где проходил традиционный военный парад, посвященный годовщине революции. Вадим Синявский был в числе небольшой группы работников Радиокомитета, которые не эвакуировались в Куйбышев, и участвовал в организации этого знаменательного и важного для страны репортажа.

Затем Синявский в качестве специального корреспондента радио ушел на фронт. Регулярно звучали в эфире его передачи с фронтов, из-под Москвы, из осажденного Севастополя, из Сталинграда, записанные на шоринофон1. Репортажи Вадима Синявского с кораблей Черноморского флота, с борта бомбардировщика были примером боевой публицистики фронтового корреспондента. При обороне Севастополя в 1942 г. был тяжело ранен. За боевые заслуги в Отечественной войне награжден орденом "Красной звезды" и медалями.

К спортивным репортажам Синявский вернулся в 1944 г., а осенью 1945 г. сотни тысяч болельщиков в СССР услышали, пожалуй, самый знаменитый репортаж Вадима Синявского — из Лондона, о противостоянии московского "Динамо" с родоначальниками футбола. 2 мая 1949 г. Синявский провел и первый в истории советского спорта телевизионный репортаж с футбольного матча "Динамо — ЦДКА".

Последний раз Вадим Синявский вышел в прямой эфир в 1971 г. во время репортажа с Садового кольца о легкоатлетической эстафете на приз газеты "Вечерняя Москва". Через год, в возрасте 65 лет, Вадим Святославович Синявский скончался.

Изменения, происходившие в спортивной журналистике на радио во второй половине 40-х гг. прошлого века, нашли отражение и в возросшей дифференциации программ в зависимости от запросов и вкусов различных категорий аудитории.

С конца 1945 г. по субботам в 17.00 с позывных жизнерадостного физкультурного марша, сочиненного И. Дунаевским, начинались передачи детского спортивного радиожурнала "Внимание, на старт!". Популярную не только у ребят, но и у взрослых передачу вел строгий судья и знаток всех правил Офсайт Инсайтович Полуфиналов. По понедельникам в 18.00 выходили физкультурно-спортивные передачи для молодежи — следующей возрастной категории радиослушателей.

Неизменной оставалась в 40-е гт. XX в. на центральном радио давно ставшая привычной для миллионов радиослушателей утренняя гимнастика. После перерыва, вызванного войной (передача не выходила с 1941 по 1946 г.), в исполнении новых ведущих Н. Гордеева и М. Сомова, она продолжалась меньше, чем в первые годы после своего появления — всего 15 мин, но начиналась все той же обязательной фразой "Доброе утро, товарищи! Начинаем урок утренней гимнастики!", и пользу от нее по-прежнему постоянно отмечали и подчеркивали в прессе: "15 минут утренней гимнастики по радио, если ей заниматься регулярно, скоро дают положительные результаты. Наблюдениями ученых установлено, что у тех, кто систематически занимается гимнастикой по радио, увеличиваются жизненная емкость легких, глубина дыхания, понижается артериальное давление, равномерно развивается мышечная система, сила мускулов, появляется правильная осанка, лучше работает желудочно-кишечный тракт и укрепляется нервная система. Таков результат 15 минут, отданных каждое утро гимнастическим упражнениям. Он будет полезен и комбайнеру, и ученому, и слесарю-стахановцу, и учащемуся. 15 минут утренней гимнастики помогут им провести рабочий день с большей интенсивностью, с большей пользой для Родины"[16].

В 1960 г. Всесоюзное радио передавало ежедневно уже четыре урока гимнастики: два для восточных районов страны и два — по первой программе. Кроме того, в 11 часов дня выходил десятиминутный выпуск производственной гимнастики, а некоторые союзные республики имели свои передачи гимнастики на национальных языках.

Вплоть до 80-х гг. XX в. уроки утренней гимнастики на центральном радио почти бессменно вел преподаватель Николай Лаврентьевич Гордеев, прекрасный методист физической культуры, знавший все тонкости работы на радио, овладевший умением словом и голосом передать все особенности и нюансы гимнастических упражнений. Он считал: "Работа преподавателей гимнастики по радио резко отличается от однотипной работы преподавателей с группами в учебных заведениях, медицинских учреждениях и т.п. В арсенале преподавателя по радио только голос, его речь, он не имеет непосредственного личного общения с занимающимися. Для него совершенно необходимы грамотная речь, музыкальность и, в некоторой степени, актерские данные. Большое значение при передаче уроков гимнастики имеют голосовые данные преподавателя, его дикция, умение взять хороший тон и темп проведения занятий. Творческие способности и педагогический опыт играют решающую роль в эмоциональной насыщенности урока"[17]. Сам Н. Гордеев всегда оставался внимательным, требовательно-мягким помощником радиослушателей, обращающимся не ко всем сразу, не к громадной массе, а к каждому человеку у радиоприемника в отдельности. На его уроках, на его голосе выросло не одно поколение советских физкультурников, буквально миллионы людей.

И все-таки самым популярным жанром на радио продолжал оставаться радиорепортаж о больших спортивных событиях, особенно — футбольный репортаж. Советское радиовещание в 40—50-е гт. XX в. активно знакомилось с опытом стран Европы в этом плане (особенно — Восточной Европы), а в Европе после второй мировой войны сложились две школы радиорепортажа. Представители первой школы прежде всего старались передать красоту игры, ее волнующую атмосферу, в том числе — отражая настроения болельщиков. Такие радиокомментаторы предпочитали работать на самом краю поля, мотивируя это тем, что таким образом они получают возможность живого контакта со всеми участниками матча. "Характерным представителем такого стиля является австриец Хериберт Мейзель. Когда он вел в 1954 г. передачу с матча Австрия — Швейцария на первенство мира (швейцарцы вели со счетом 3:0, но потом австрийская команда все же победила 7:5), немало слушателей получили сердечные припадки. И хотя представители этой школы впадают в преувеличения, именно такой стиль способен вызвать интерес к спорту, привлечь к приемнику миллионы слушателей, заинтересовав старых и молодых и донеся красоту спорта и до тех, кто раньше близко к стадиону не подходил"[18], — рассказывал Д. Сепеши, комментатор Венгерского радио (в Венгрии, кстати, тоже предпочитали именно такой, волнующий и страстный, стиль ведения репортажа).

Сторонники другой школы, к которой можно отнести и первых советских радиокомментаторов, предпочитали рассказывать слушателям о матче корректно и сдержанно. Небезразлично и то, что располагались они, как правило, в закрытой кабинке, устроенной на стадионе где-нибудь повыше. Оттуда и обзор поля был лучше, что способствовало более полному восприятию игры, и шум болельщицкой толпы через стекло не проникал — он подавался потом в эфир с особых микрофонов, что облегчало работу и техникам, стремившимся к более качественной передаче звука, и самим комментаторам. Радиокомментатор, таким образом, как бы возвышался над спортивной схваткой, и отрезанность от атмосферы бушующего стадиона позволяла ему оставаться бесстрастным и объективным.

В целом можно сказать, что не только радиорепортаж способствовал росту популярности спорта, но была и обратная зависимость — необходимость находить способы ведения радиотрансляции многих видов спорта, что двигало громадными шагами вперед всю технику радиорепортажа, и не только спортивного. В самом деле, у такой подвижной и быстротекущей игры, как футбол, должны быть свои способы подачи в репортаже, а у плавания, борьбы, легкой атлетики, настольного тенниса, шахмат — свои собственные. Кстати, именно советское радио с 1954 г. первым начало регулярно транслировать большие шахматные турниры. Что неудивительно, учитывая высочайший уровень развития шахматного искусства в СССР и то внимание, которое уделяли партия и правительство международным победам советских шахматистов. В качестве иллюстрации можно вспомнить состоявшийся вскоре после войны шахматный радиоматч СССР — США, выигранный советской командой во главе с Михаилом Ботвинником с большим преимуществом и вызвавший широкий резонанс в отечественных и мировых СМИ.

Как это делалось в Бразилии (Из книги И. Фесуненко "Бразилия, футбол, торсида...", М., 2003)

"Первый репортаж о футбольном матче прозвучал в бразильском радиоэфире 19 июля 1931 г.: на волне радио "Эдукадора Паулиста" о матче сборных команд штатов Сан-Пауло и Парана радиослушателям попытался рассказать репортер Николау Тума. До того дня футбол на бразильском радио появлялся только в форме кратких сообщений в информационных выпусках с результатами последних матчей. <...>

Тума стал не только родоначальником бразильского футбольного радиорепортажа, но и основателем первой из двух главных его ветвей или "школ", которые существуют и сегодня, условно названные "реалистической" и "поэтической". Да, он был "реалистом": в каком бы ритме ни проходил матч, как бы стремительно не развивались и не менялись игровые ситуации, Николау успевал за мячом и игроками, фотографически точно воспроизводя для слушателей ход игры. Для этого ему пришлось говорить очень быстро. Вскоре его прозвали "Спикер Пулемет". <...>

Свою приверженность "реалистическому" стилю Тума обосновал очень просто: "Радиорепортер обязан быть всего лишь фотографом. Своим голосом он фотографирует и передает слушателю все то, что происходит на поле". <... >

Николау был скуп на язык, он не придумывал никаких поэтических метафор, не давал игрокам прозвищ, не прибегал к артистическим приемам, чтобы расцветить, разукрасить свой репортаж. Он просто рассказывал о том, что видел. Так же действовали и его первые последователи: Рсбслло Жуниор и Псдро Луис. Правда, первый из них явился родоначальником самого знаменитого "фирменного знака" бразильских, а теперь и не только бразильских футбольных репортеров: Ребелло начал обозначать забитие гола протяжным воплем "Го-о-о-о-о-о-о-ол!", который тянулся несколько долгих секунд. <...>

Но вскоре на различных радиостанциях страны появились и приверженцы иного стиля в футбольном репортаже — "поэтического". Сторонники "поэтического стиля", ведя репортажи, изощрялись и при описании игровых ситуаций и эпизодов. Если игрок оступился и потерял мяч, то говорили: "Он наступил на помидор!". Когда игроку удавался хороший удар по воротам, в эфире звучало поощрительное: "Туда, туда ее, именно этого она хочет!". <...>

В Бразилии матчи по телевидению, как правило, не транслируются "живьем" на тот город, где играют данные команды. (На радио такое ограничение не распространяется.) Это узаконено для того, чтобы болельщик не терзался соблазном: то ли пойти на футбол, то ли посмотреть матч по телевизору! ? <... >

Бразильский болельщик привык приходить на стадион с маленьким транзисторным приемником, чтобы иметь возможность, наблюдая игру и болея за любимую команду, одновременно слушать радиорепортаж из прижатого к уху приемника. <...> Десятки тысяч людей на трибунах слушают его речитатив, глядя на игру, и не простят ему никаких "фантазий" и "украшательств", до которых, кстати сказать, большим охотником был наш Вадим Святославович Синявский".

Если в Бразилии телевизионный репортаж так и не смог потеснить радийный репортаж, сохранившийся до начала XXI в. как самостоятельный и самодостаточный жанр, то в нашей стране комментарий спортивных соревнований на радио не выдержал конкуренции со своим более молодым "родственником" — телевидением уже в 60-е гг. XX в. По мере распространения телевидения, начавшего развиваться после войны весьма бурными темпами, значение радиорепортажа, конечно, снизилось.

  • [1] В начале XX в., вплоть до 30-х гг., было принято говорить не "фильм", а "фильма" — в женском роде.
  • [2] Ил. Гр. Физкультура и кино в СССР // Физкультура и спорт. 1928. № 21. С. 5.
  • [3] Г. Г-ф. Мировую Спартакиаду — на экран // Физкультура и спорт. 1932. № 31—32.
  • [4] Борис Динерштейн. Физкультуру — на экран // Физкультура и спорт. 1930. № 17.
  • [5] Ю. В. Спартакиада на экране. На просмотре долгожданного фильма // Физкультура и спорт. 1929. № 4.
  • [6] Фирсов З. Счастливый финиш... или печальный старт // Физкультура и спорт. 1935. № 9.
  • [7] Трансляции с участием Г. Арлина шли не только на территорию США, но и в Европу. Популярность комментатора благодаря радиотрансляциям была велика. Когда в 1925 г. Гарольд Арлин вернулся работать в "Вестерн Электрик", то лондонская газета "Тайме" назвала его "самым известным в Европе американским голосом".
  • [8] Минимальное число игроков в составе одной команды составляет 2 человека (пляжный волейбол). Таков же минимальный состав в настольном теннисе, бадминтоне. В баскетболе в составе одной команды на площадке находятся 5 игроков, в хоккее и волейболе — 6, в гандболе — 7, в футболе — 11
  • [9] В ряде источников упоминается и другая дата первого в истории спортивной журналистики радиорепортажа. Он велся во время футбольного матча двух английских команд "Ливерпуль" и "Шеффилд Юнайтед" 16 июля 1927 г.
  • [10] Очерки по истории российского телевидения / под ред. В. В. Егорова. М., 1999. С. 58.
  • [11] Радио на помощь физкультуре // Физкультура и спорт. 1929. № 6.
  • [12] Сепеши Д. Репортаж с футбольного поля // Советское радио и телевидение. 1957. № 6. С. 34.
  • [13] По другим источникам, 26 мая в Москве играли сборные РСФСР и Украины.
  • [14] Вперед, испытанным ленинско-сталинским путем! // Красный спорт. 1940. № 1.
  • [15] Базунов Б. Спорт. XX век. Хроника отечественного и мирового спорта: события, персонажи, рекорды. М., 2001. С. 85.
  • [16] Доброе утро, товарищи! // Физкультура и спорт. 1948. № 1.
  • [17] Гордеев Н. Гимнастика для миллионов // Советское радио и телевидение. 1959. № 2.
  • [18] Сепеши Д. Репортаж с футбольного поля // Советское радио и телевидение. 1957. № 6. С. 35.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика