Меню
Главная
УСЛУГИ
Авторизация/Регистрация
Реклама на сайте
Разговорный стиль в аспекте текстовых категорийПублицистический стиль в аспекте текстовых категорийРелигиозный стиль в аспекте текстовых категорийОфициально-деловой стиль в аспекте текстовых категорийСтилистика текстовых категорийОсновные типы текстовых категорийНаучный стильНаучный стильТЕКСТОВЫЕ ПРОЦЕССОРЫЛексика научного стиля
 
Главная arrow Документоведение arrow Стилистика современного русского языка
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >

Научный стиль в аспекте текстовых категорий

Категориально-текстовой подход к речевому произведению определённого стиля связан с делением содержания текста на крупные содержательные компоненты, каждый из которых отражает ту или иную часть содержания. При таком подходе текст является содержательной структурой, компоненты которой связаны между собой логически и лингвистически. Каждая категория текста может характеризоваться как относительно самостоятельное явление, имеющее единый смысл и типичное композиционно-языковое оформление.

Тема научного текста обнаруживает тесную связь с конструктивным признаком стиля. Базовой тематической единицей здесь, как правило, выступает термин, обозначающий научное понятие с высокой точностью и степенью обобщения. Даже в биологии, медицине, этнографии, археологии, геологии и других науках, имеющих дело с человеком и другими живыми существами, с явлениями материального мира, тематическая номинация сигнификативна (понятийна), термин на базе понятия обобщает знание о классе явлений в научный концепт и включает его в состав соответствующей системы. В научной речи тема отображает предмет исследования и является логически связующим звеном всех составляющих этого исследования. Развитие темы с сё разбиением на частные подтемы, отражающие аспекты и этапы научного исследования, составляет основу содержательной структуры текста.

Выявление тематической организации текста начинается с определения его тематической цепочки. В каждом научном тексте прослеживается лексическая последовательность понятийно или, реже, референтно тождественных единиц - языковых сигналов темы, а также номинаций, состоящих с ними в родовидовых отношениях (языковые сигналы подтем). Тематические номинации могут выражаться как одним словом, так и номинативным словосочетанием. Частная подтема опознаётся по перемещению тематической номинации из самостоятельной в зависимую позицию или по вводимому уточнению ср.: пародия (тематическая номинация) и функциональная специфика пародии (номинация подтемы); рассуждение - развёрнутое рассуждение (видовой термин образован путём атрибутивного распространения родового); речевая конкретизация - художественно-образная речевая конкретизация - формы проявления художественно-образной речевой конкретизации (цепочка тематических номинаций, обозначающая движение темы от общей к частным). Таким образом в научном тексте логически разведены фрагменты, в которых обсуждается тема целого текста, и микротексты подтем. Однако базовая тематическая номинация повторяется и в составе подтемных номинаций, так что сквозной характер основной тематической цепочки налицо.

Научный текст обычно монотематичен, хотя наблюдаются и "двойные" цепочки, что связано с разграничением объекта и предмета исследования. Обозначения объекта иногда тоже составляют текстовую цепочку, аналогичную собственно тематической (отражающей предмет исследования) и сопровождающую её. Например, в статье Д. С. Лихачёва имеем основную тематическую номинацию сочетание различных стилей, с вариантами и подтемными уточнениями проходящую от начала до конца текста: соединения различных стилей, соединение двух стилей; соединение двух стилей, по другого порядка; ослабленные формы соединения различных стилей, структурное единство двух стилей, контраст двух стилей и др. Наряду с этим в тексте реализована объектная цепочка, даже более объёмная и плотная, чем первая: архитектура, английская готика, собор в Чичестере, "пламенеющая готика", "перпендикулярная готика", замок Даутон, собор в Чефалу и др. В ней представлены как научные концепты, так и реальные артефакты. Автор текста доказывает свою мысль о контрапункте стилей па материале архитектуры, и объект важен для него на протяжении большей части текста. Однако и во введении, и в выводах научной работы объектная цепочка номинаций неактуальна, что позволяет считать её дополнительной. Основная же тематическая цепочка проходит через весь текст.

Лексико-семантический состав тематической цепочки научного текста ориентирован на точность. Помимо базовой единицы (например, функциональный стиль), в цепочке используются перифразы, часто на базе родового понятия (исторически сложившаяся разновидность речи), трансформы, в том числе свернутые (стиль, функциональные стили, этот стиль), местоименные субституты (он). Образные номинации редки. В стилистическом отношении тематическая цепочка подобна целому тексту: она состоит из книжных и нейтральных единиц.

Если проследить комбинаторику единиц основной тематической цепочки, учитывая только единицы равного понятийного объёма (номинации основной темы), то обнаруживается следующая закономерность: базовая номинация темы является и наиболее частотной в тексте: она проходит через пего па повторах. При этом наблюдается относительно равномерное чередование основной номинации с прочими. Например: межэтническая интеграция (А) - этот процесс (б) - межэтническая интеграция - этноэволюционный процесс (в) - межэтническая интеграция - межэтническая интеграция - это (г) - такая интеграция (д) - межэтническая интеграция. В схематическом изображении цепочка имеет следующий вид: А-б-А-в-А-А - г - д - А (прописной буквой выделена основная номинация). Жёсткой упорядоченностью в тематическом ряду научный стиль не характеризуется, но обозначенная тенденция выражена в нём очень отчётливо, ср.: наличие в одном произведении нескольких стилей - новое высшее единство - сочетания различных стилей - они - они - соединение различных стилей <...> - соединение разных стилей - столкновение, соединение и соседство различных стилей - "контрапункт" различных стилей - "контрапункт стилей"... - соединение с другими стилями. Характерно, что только основная номинация может повторяться в тексте многократно, дополнительные же обычно не тиражируются.

К номинациям тематической цепочки, с её подтемными ответвлениями, примыкает другая тематическая лексика, необходимая автору в процессе изложения своей классификации или концепции. Так, к основной номинации живое вещество автор добавляет не только видовые термины зелёные растения суши, наземные животные, морские организмы, но и более частные, сопутствующие, противопоставленные: лес, еловые леса, древесина, хвоя, полынь, окружающая среда и ми. др. Вместе взятые, они образуют тематическое поле текста, в научной коммуникации всегда насыщенное, плотное. Категория темы, безусловно, относится к доминантным структурам научного текста.

Композиция в научном стиле стандартна: текст имеет заглавие, а его "тело" делится на введение, основную часть и заключение. В содержательном отношении композиция научного текста отражает эпистемическую ситуацию (процесс познания) и, если подойти с динамических позиций, следует за её этапами. Композиционные блоки и фрагменты научного произведения достаточно чётко разграничены с помощью лексического состава и специальных единиц связывания, причём между более крупными и сложными частями связь выражается ярче, чем между короткими и простыми. Это помогает правильному восприятию текста: адресат получает возможность отслеживать общую логику автора и отделять главную информацию от не главной.

Заглавие обычно носит информативный характер и включает в себя базовое имя темы целого текста. Заголовки прагматического характера в академическом и учебно-научном научном тексте - сравнительно редкое явление, хотя в научно-художественной речи, а также в полемических и "парадных" ситуациях идёт постоянный поиск привлекательных для адресата формулировок. Заголовочные клише научного текста - это номинативное словосочетание на базе имени темы (Нравственные концепты в лексическом освещении; Архетипы философского дискурса), речевые формулы о [чём], к вопросу о [чём] к проблеме [чего] (О геохимической эволюции биосферы; О культе медведя у эвенков; К вопросу о стилистическом словаре; К проблеме стереотипов сознания). В последнее время получила широкое распространение структура с отражением объекта исследования: к имени объекта или общей темы исследования через двоеточие добавляется имя (имена) предмета рассмотрения, например: Фразеологизмы в научной речи: обоснование типологии; Русская женщина: предназначение и судьба; Мировоззрение русского актёра: парадоксы и противоречия; Декабризм: парадоксы Зазеркалья.

В научном тексте возможен подзаголовок, цель которого -определить этап исследования (к постановке вопроса; некоторые итоги), его материал (на материале [каком]), в журнальной статье - повод (в связи с выходом в свет...) и др. Жанровые обозначения вводить в заглавие не принято. Жанр подразумевается или обозначается на титульном листе научного издания (автореферат; сборник статей; тезисы; материалы конференции), может служить названием рубрики научного периодического издания (обзоры; рецензии).

Введение как часть научного текста отражает начальные этапы познавательного процесса и включает в себя обзорный фон избранной проблемы, характеристику проблемной ситуации и представление уже имеющегося научного знания по данной проблеме (старого знания). В наличии и компоновке соответствующих композиционных фрагментов возможны варианты. Как правило, в конце введения с большей или меньшей уверенностью определяется цель автора и формулируется авторская гипотеза. Например, композиционное развитие во введении статьи Д. С. Лихачёва идёт по следующей логической схеме: понятие стиля в искусстве > принадлежность двум стилям подготовлена природой искусства > наличие в одном произведении нескольких стилей - задача, которую автор предлагает своим читателям > (гипотеза): видимое нарушение единства на самом деле создаёт новое высшее единство.

Переход от одного композиционного фрагмента к другому в рамках введения может осуществляться плавно, без специальных логических связок. Есть, однако, множество речевых стереотипов, помогающих адресату следить за развитием мысли автора. Вот, к примеру, операторы ввода старого знания: теоретические основы [чего] были заложены [кем, когда]; история пауки показывает; если взглянуть ретроспективно; к данной проблеме обращались [кто]. Е. А. Баженовой выявлен обширный перечень таких операторов, в составе которых лексика речи и мысли (писать, утверждать, предполагать, истолкование, идея, точка зрения), вводные и вставные конструкции того же значения (по словам, согласно концепции [кого], в понимании [чьём]), цитирование и отсылки к источнику цитируемого (в книге, статье, монографии [чьей]), антропонимы и нарицательные обозначения носителей старого знания (М. В. Ломоносов, основоположник, представитель формального направления). Кроме того, композиционному делению способствует размещение информации, открывающей новый содержательный фрагмент, в начале абзаца. Иногда такая информация оформляется в виде отдельного короткого абзаца. Не будем также забывать о таком значимом способе содержательного деления текста, как смена лексического состава в последующем фрагменте.

Заключение научного произведения обязательно соотносится с гипотезой автора. Содержательное ядро заключения - обогащенный в содержательном и модальном отношении вводный авторский тезис. Он служит обобщением, повторяется в более полной и отточенной формулировке и подаётся в тональности уверенного утверждения. Научная речь пользуется целым рядом стандартных речевых вводов заключительной части текста: итак, таким образом, в итоге, обобщая всё сказанное, перейдём к обобщению/заключению. Обязательными вводящие стереотипы не являются. Автор может организовать переход к заключению только на лексическом сдвиге, в лекции или докладе использовать паузу, но и при этом соблюдаются два правила. Во-первых, в заключении появляется лексика обобщения (весь круг вопросов, проблема в целом, современная риторика, анализ приведённого материала показал), усиливается роль множественного числа (наши наблюдения свидетельствуют, эти опыты создают общую основу) и категории среднего рода (в связи со сказанным, обследование продемонстрировало), появляются обобщённые метатекстовые речевые сигналы (в настоящей статье, данная монография). Во-вторых, в заключении используется только основная тематическая номинация. Развитие и, следовательно, дробление темы к заключению уже завершено, а применение основного имени темы свидетельствует об окончании познавательного пути. Имя темы встаёт в связь с предшествующими его употреблениями, два из которых (в заголовке и в конце введения) практически обязательны, и это последнее звено тематической цепочки "застёгивает", кольцует текст как целое. Красиво также "кольцо", образуемое обогащенными тематическими номинациями заглавия и заключения, возможно, образными, тогда как общее композиционное движение строится па рабочем термине. Это наблюдается в цитированной статье Д. Лихачёва: изящная формулировка предмета исследования контрапункт стилей использована только в заглавии и заключении, во введении же и в основной части многократны номинации соединение / совмещение стилей.

Парадоксальным образом, в научном тексте заключения может не быть вообще (встречаются тексты, чаще эмпирические, которые закапчиваются с рассмотрением последней группы материала или последнего этапа эксперимента), но если данная композиционная часть присутствует, она строится по названным правилам. Как и в большинстве функциональных стилей, введение и заключение образуют целостный дискретный текст в тексте - композиционную рамку.

Основная часть научного текста представляет новое знание автора. Её композиционные блоки и фрагменты отражают движение авторской мысли по линии развития темы, а также введение дополнительной и побочной информации (иллюстрации, сопоставления, общение с адресатом, субъективно-модальные наслоения, фрагментарное обращение к старому знанию).

В делении содержания па информационные фрагменты и в обеспечении единого логического развития текста огромную роль играют лексические и лексико-синтаксические единицы с текстовой функцией сегментации, т.е. "расчленения и одновременно связи смысловых фрагментов в рамках всего текста"[1]. Будем называть такие единицы логическими связками. Они делятся на собственно логические, указывающие на тип или характер последующей или предшествующей информации, и композиционно-логические, организующие заданную автором общую последовательность частей текста. Ср.: основное, главное, как правило, кроме того, то же, с одной стороны, с другой стороны, кстати, например (собственно логические) и вначале, прежде всего, в первую очередь; перейдём к [чему], затем, далее; наконец, в последнюю очередь; здесь, теперь (композиционные связки). Вводными операторами такого рода выделяются все фрагменты субъективно-модального характера: лучше сказать, конечно, нетрудно заметить, естественно, вполне попятно, к сожалению, удивительно, интересно. Весь лексический материал связок научного текста относится к нейтральным либо книжным языковым средствам.

Связки очень часто употребляются группами, образуя "цепочки хода мысли": во-первых - во-вторых - в-третьих; начнём с [чего] - продолжим - заканчивая, отметим. Ряд связок работает ретроспективно или проспективно, устанавливая дистантную связь с предшествующим или последующим фрагментом текста, иногда достаточно отдалённым (ещё раз, как отмечалось, сказанное ранее, в приведённых мнениях, вернёмся к; в этих примерах перед нами; позже, в дальнейшем, впоследствии, ниже следует). При этом начальный микротекст, как правило, не маркируется связкой, она появляется во втором и следующих фрагментах, а связь с предшествующим(-и) фрагментом(-ами) устанавливается на лексико-семантическом основании и поддерживается синтаксически (обычно анафорой). Научная речь располагает относительно устойчивыми композиционно-логическими моделями выстраивания частей текста, а то и целых текстов, например (Н - немаркированный начальный фрагмент):

(1) [Н] - Для сравнения укажем - Приведём ещё один пример -Если попытаться привести к общему знаменателю мнения о.., то;

(2) [Н] - Так, В связи с тем, что... - Однако;

(3) ... подошли к очень важной проблеме -ЪС самого своего возникновения - Ъ Как правило - Ъ Иногда - Ъ Приведу пример -Ъ Вспомним - И всё-таки снова - Ъ Именно в этом заключается. Сигналы хода мысли оформляются однотипными видовременными и личными формами глагола, что подчёркивает их взаимосвязь. Например: Настоящая работа ставит своей целью... - Для сравнения укажем - Заметим здесь - Вернёмся к - Присмотримся более внимательно - Прежде всего отметим - Подчеркнём - Проведём одну параллель - Подведём некоторые итоги. Так эксплицируются логические связи и одновременно обеспечивается композиционная чёткость научного текста.

Итак, разграничение композиционных частей, блоков, фрагментов научного текста базируется на использовании целого ряда речевых стереотипов, а также обдуманной лексико-синтаксической стратегии текста. Дополнительно в крупных научных жанрах (монография, диссертация) применяются рубрикация, заголовки глав и разделов. Компактному осмыслению композиции способствует дополнительный вторичный текст - оглавление (содержание).

Хронотоп, как и другие текстемы научного стиля, демонстрирует обобщённость и объективность авторского подхода к объекту. Изоморфные (подобные друг другу) категории времени и пространства в научной речи реализованы в своих концептуальных вариантах. Основное содержание научного текста (новое знание) является объективным и умозрительным, оно лишено конкретных эмпирических характеристик. Фактические данные (материал исследования) используются в качестве эмпирического базиса концепции, служат аргументами нового знания, но наиболее важны связи и отношения в пределах научной концепции или классификации. Иначе говоря, ведущими вариантами данных категорий являются концептуальное время и пространство.

Конечно, пространственно-временные очертания авторской концепции создаются в опоре на лексический фонд реального хронотопа, но здесь темпоральные сигналы (период, современный, всегда, редко, надолго, возникать, утрачиваться, теперь, тогда), как и более многочисленные локальные (направление, место, двумя путями, подход, входить в, состоять из, включать в себя, широкое понимание, углубление в проблему, отсюда вытекает, противостояние, здесь, в пределах, область, зона, граница, среди, в ряду, наряду, в кругу, за пределами; в области / сфере /рамках/ границах/ пределах), практически лишены конкретности, преобразованы в средства научной абстракции. Применение одного лексического сигнала влечёт за собой использование соотносительных и смежных с ним: Область, о которой далее пойдёт речь, а именно образование некоторых типов каузативных глаголов, находится, строго говоря, на границе словообразования и формообразования глагола. Целый ряд стандартных лингвем и речем научного текста генетически восходит к пространственным отношениям объектов реальности: с их помощью характеризуется состав и область распространения изучаемого явления, отношения включения, исключения, однородности его компонентов или единиц. Смысловые задачи сигналов времени сводятся обычно к определению темпоральных границ изучаемого явления.

Таким образом, концептуальное текстовое пространство и время сохраняют связь с реальным хронотопом и в то же время отстраняются от него путём десемантизации лексических единиц. Учёный строит свою концепцию, как строитель - здание. Или же можно уподобить его путешественнику, стремящемуся к определённой цели. Но учёного волнует суть, мысль, а не её формальные опоры, как статические, так и динамические. Эти опоры нужны, но они служебны, вспомогательны.

Признаком концептуального хронотопа является и особый характер условной точки отсчёта на шкале времени. Для автора научного текста обычно это позиция "сейчас и здесь", причём сам он отстранён от этой точки в пользу предмета речи. Локация научного текста определяется формулой: он (предмет исследования) - сейчас - здесь. При этом научное "сейчас" не означает "в момент речи" или "сегодня". Это, скорее "на данном этапе развития пауки", а также "в данный момент и всегда с этого времени": убеждённое изложение собственной теории как достигнутой истины, пусть относительной, является нормой научного текста. Концептуальное время оформляется, как правило, в формах грамматического настоящего времени, конкретнее - "настоящего вневременного". Фрагменты научного текста, в которых излагается авторская теория, могут строиться почти исключительно на данной грамматической лингвеме. Следует, однако, заметить, что абсолютизировать её роль нельзя. Научная речь характеризуется также свободными переходами между настоящим и прошедшим временем глаголов-сказуемых. Основная функция форм грамматического времени относительна - это функция сегментации текста на структурно-содержательные фрагменты разного объёма и назначения[2]. Грамматическое время полностью подчинено текстовой темпоральной организации.

Теми же средствами производится характеристика материала исследования. Фактический материал, на котором базируется доказательство или классификация, обладает реальными количественными характеристиками (объём, большая / значительная / меньшая часть [чего], пропорции), характеризуется по расположению, отношениям включения, исключения и др. Отношения групп материала часто оформляются с помощью предлогов пространственного значения (Слог в хинди может насчитывать две или три моры; Обереги-запреты, связанные с медведем, широко распространены среди эвенков; Состояние аргона в металлах активно изучается).

Объективное время и пространство в своём реальном варианте связаны с передачей преемственного (старого) знания. В научной речи применяется прямая датировка и локальная привязка научного события или концепции, например: Только поняв это, можно отличить представление о ноосфере Вернадского от представлений П. Тейяра де Шардена и Э. Леруа, впервые употребивших этот термин и испытавших на себе ещё в 20-х годах в Сорбонне несомненное влияние Вернадского; Э. Зюсс в 1875 г. ввёл в науку. Такого рода сигналы могут быть не только абсолютными, но и относительными: впервые, раньше других, опередив и т.п.; Поведение беспозвоночных первым стал углублённо изучать Ж.-А. Фабр, затем... его современник англичанин Дж. Леббок. В нашей стране пионером в этой области был В. А. Вагнер. Названные и другие естествоиспытатели в конце XIX - начале XX е. открыли... Позднее весьма плодотворно работал с насекомыми немецкий биолог К. Фриш, а в наши дни... Помимо текстовых включений, часто применяется затекстовой способ (цифровые или иные отсылки в тексте и сноски, выносимые либо в нижнюю часть страницы, либо в постпозицию текста с заголовком "Литература", "Цитированная литература", "Библиография" и др. Применяется также способ приблизительной пространственно-временной локализации: в послереволюционный период, задолго до, повсеместно, отечественная традиция, на протяжении длительного времени. Грамматическое оформление такой информации часто осуществляется на базе глагольных форм прошедшего времени, хотя это не принципиально. Насыщенность сигналами объективно-реального хронотопа наблюдается во введении научного текста, в его основной части они встречаются реже.

Отдельного внимания требует композиционная координация содержательных частей текста, осуществляемая с помощью речевых сигналов времени и пространства. Любой текст - это не только идеальное (содержательное), но и материальное явление, он имеет свою протяжённость во времени (если подходить к нему динамически, процессуально) и свой пространственный объём (при статическом подходе). Автор крупного текста как вербального объекта не упускает из виду этого обстоятельства, время от времени направляя внимание адресата то на общее развитие темы (цепочка связок начнём - продолжим, перейдём к), то на внутрилогические текстовые соотношения ретроспективного или проспективного характера (следующий вопрос, предварительное рассмотрение, уже характеризовалось, выше отмечалось, вспомним определение; в дальнейшем предполагается, подробнее этот вопрос будет рассмотрен позже), то на точку логической остановки и тематического сдвига (теперь о [чём], здесь следует вспомнить [что]).

"Отрицательные" категориально-текстовые показатели научного текста состоят в неупотребительности субъективного и художественного времени и пространства. Исключения возможны, например, в научной статье, посвященной юбилею выдающегося деятеля науки, или в рамках научно-художественного подстиля, но даже в этих случаях доминирования данных вариантов хронотопа не наблюдается.

Итак, научный текст активно использует объективную разновидность хронотопа: реальное время и пространство применительно к старому знанию и концептуальную разновидность этих категорий применительно к новому знанию, с его теоретической и фактической составляющими. Кроме того, сигналы пространства и времени применяются к тексту как вербальному объекту, в целях его композиционно-логического выстраивания.

Тональность в научной речи носит опосредованный, логизированный характер. Современная функциональная стилистика уже отошла от крайней точки зрения, согласно которой объективность, однозначность, безэмоциональность, бессубъектность являются нормой стиля на всех языковых уровнях (А. Н. Васильева). Речевая индивидуальность автора научных трудов, а следовательно, и психологическое наполнение последних, становятся правомерным предметом исследования[3]. Действительно, человек, чем бы он ни занимался, никогда не может, как писал Ш. Балли, отрешиться от собственного Я. Но всё познаётся в сравнении. Установка на объективность и обобщённость, безусловно, сказывается на пропорциях объективно-логического и субъективно-психологического содержания. Первое массировано и выдвинуто на первый план, второе фрагментарно, отодвинуто, лишено непосредственности.

Авторские самохарактеристики и волеизъявление в научном тексте исключены. Оценки и эмоции могут быть направлены на чужую точку зрения, научную проблему текста, материал исследования. Во всех этих случаях основными выразителями конкретной тональности выступают периферийные единицы соответствующего языкового ноля тональности - нейтральные слова, передающие понятия об эмоциях, и рационально-оценочные высказывания.

Характеристика другого исследователя, чужой позиции связана с выражением рациональной и эмоциональной оценки. Это делается с помощью стандартных речем: неоценимая возможность, блестящее доказательство, роль [кого, чего] трудно переоценить, вызывает большой интерес, болезненно сказалось, нельзя считать доказанным, отрицательно относился [к чему], плодотворная попытка, безупречная точность расчётов, авторитетное мнение и др. Как правило, позитивные оценки преобладают, а отрицательные тщательно отбираются (неудачный опыт, не вполне убедительное решение, некорректная аргументация). Применяется также лексика с соответствующими семами в составе лексического значения: основоположник, классический труд, опережая время, бездоказательно, необоснованно.

Субъективное отношение к проблеме проявляется ограниченно. Учёному позволительно выражать лишь немногие "неравнодушные состояния": уверенность или неуверенность, интерес, удивление, сожаление: небезынтересно отметить, можно с полной уверенностью утверждать, несомненно, попытаемся, неожиданный результат, к сожалению. Характеристика фактов, на которых базируется концепция, даётся более свободно, особенно в гуманитарных науках: новые / интересные / многообещающие факты, благодатный / богатый и разнообразный / полноценный материал; враждебное отношение протопопа Аввакума к изучению грамматики нашло своё выражение в резком неудовольствии. Позволительна и охотно применяется похвала материалу исследования, он может быть охарактеризован как свежий, богатейший, предоставляющий огромные возможности, необыкновенно разнообразный, неповторимый, открывающий уникальную возможность и т.п.

Эмоционально-оценочное впечатление поддерживается за счёт переносных лексико-семантических вариантов, пусть даже они стандартны и применяются не столь часто: глубокий интерес, высокая оценка, богатые возможности, гигантский размер. Научная речь пользуется также интенсификаторами (ведь, же, абсолютно, эффективный, яркий, мощный). К этим средствам подключаются отдельные фигуры речи и ритмические структуры.

Таким образом, научный стиль не лишён субъективно-модальных смыслов, и можно даже говорить о поле тональности научного текста ядерных жанров, по крайней мере, применительно к естествознанию и особенно к гуманитарным наукам. И всё же это не самое важное функционально-семантическое поле научного стиля, тем более, что все его средства относятся к периферии поля языкового.

Научное речевое произведение, скорее, содержит отсылки, напоминания о некоторых эмоциях, нежели выражает их. Исключение составляет жанр, оценочный по своей природе, - рецензия. Эмоции логизируются и здесь, но поле тональности гораздо мощнее, а в отдельных случаях, которые называют "разгромной рецензией" и "хвалебной рецензией", в этом поле присутствует открытое выражение оценочной позиции и эмоционального отношения автора. Характерно, к примеру, появление риторического вопроса: Уместен ли этот признак, когда речь идёт о...? (подразумевается: конечно, неуместен); Что же нового вносит N в эту концепцию? (подразумевается: ровно ничего).

В целом категориальная структура научного текста характеризуется доминированием категорий темы и композиции, при служебном положении категории хронотопа и отодвинутом - категории тональности. Все типичные для данного стиля текстемы связаны с объективно-логическим предназначением текста.

  • [1] Стриженко А. Л., Кручинина Л. И. Об особенностях организации текстов, относящихся к разным функциональным стилям. Иркутск, 1985. С. 70.
  • [2] Тураева З. Я. Категория времени: время грамматическое и время художественное. М., 1979.
  • [3] Котюрова М. П., Соловьева Н. В., Тихомирова Л. С. Идиостилистика научной речи. Пермь, 2011.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика