Меню
Главная
УСЛУГИ
Авторизация/Регистрация
Реклама на сайте
МОНГОЛЬСКИЕ ЗАВОЕВАНИЯ И ДРЕВНЕРУССКИЕ ЗЕМЛИ В XIII ВЕКЕГероическая тема в русской литературе периода монголо-татарского...Монгольское нашествие. Установление ордынского игаМонголо-татарское нашествие на РусьСпоры о монголо-татарском игеЛитература периода борьбы русского народа с монголо-татарскими...Монгольское нашествие и установление ордынского ига на РусиУстановление системы монголо-татарского ига над русскими землямиПовести о монголо-татарском нашествииБорьба с агрессией крестоносцев и набегами монголо-татарских...
 
Главная arrow История arrow Историография истории России
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >

Исторические знания периода монголо-татарского нашествия и установления ордынского ига в XIII веке

С конца 1230-х — начала 1240-х гг. на несколько десятилетий основной темой в отечественной историографии становится монголо-татарское вторжение. О разорении городов, сражениях русских войск с иноземными захватчиками рассказывают как специальные статьи летописных сводов, так и отдельные воинские повести. Этот список открывает летописный рассказ о первом военном столкновении русских с монголо-татарами на реке Каяке 31 мая 1223 г. Из-за феодальных распрей объединенная русско-половецкая рать тогда потерпела жестокое поражение в битве с тридцатитысячным отрядом под предводительством военачальников Чингиз-хана Джебе и Субедея. Татары преследовали русских до Днепра, по вторгнуться в пределы Руси тогда не решились. Разные версии этого повествования содержатся в Ипатьевской, Лаврентьевской и Новгородской первой летописях. В первой Повесть представлена наиболее краткой редакцией, во второй рассказ несколько развернут, самое подробное изложение битвы на Калке содержится в Новгородской первой летописи.

Как полагают исследователи, в основе последней лежит южнорусский летописный рассказ о мужественном сопротивлении врагу великого киевского князя Мстислава Романовича

с его зятем Андреем и князем Александром Дубровецким. Вариант Ипатьевской летописи был впоследствии дополнен вставками западнорусского происхождения. В позднейших летописных сводах Повесть о битве на Калке представляет собой различные комбинации сведений, почерпнутых из трех первоначальных версий. Во всех известных вариантах красной нитью проходит мысль о том, что причиной поражения русских была разобщенность князей, отсутствие между ними единства.

Спустя 14 лет после битвы па Калке, зимой 1237 г., монголо-татары вернулись и в этот раз уже надолго. Откликом на ордынское вторжение стала "Повесть о разорении Рязани Батыем". В ее основе лежит взятие города монголо-татарами в декабре 1237 г. Первый вариант рассказа об этом событии содержится в Новгородской первой летописи и является выдержкой из рязанского летописания. Сама "Повесть" как отдельное произведение дошла до нас в списках, старшие из которых датируются второй третью XVI в. Несмотря на то, что в них она является частью цикла о Николе Заразском (Зарайском), созданном в 1530-е гг., к моменту включения в него она уже существовала на протяжении трех столетий. Исследователи полагают, что автором первоначального текста этой воинской повести был рязанский летописец. Его рассказ изобилует целым рядом подробностей, которые мог знать именно житель Рязани. Не случайно повествование идет от первого лица и содержит такие обороты, как "Да и мы то видевши, устрашилися быхом и грехов своих плакалися день и нощь". Со временем детали трагической гибели Рязани стали стираться из памяти, а "Повесть" начала обрастать легендами. В XIV в. она была дополнена словами плача рязанского князя Ингваря Ингоревича, а в следующем столетии пополнена исторической песнью о Евпатии Коловрате.

После разорения Рязани монголо-татары пошли на Владимирское княжество. В феврале 1238 г. были захвачены и разграблены 14 городов Владимиро-Суздальской земли. Лаврентьевская летопись содержит подробный рассказ о взятии Владимира. В нем говорится о том, как татары разбили стан возле стен города, о переговорах с владимирскими князьями, подготовке к штурму, сожжении спрятавшихся в Успенском соборе жителей. Впоследствии этот сюжет лег в основу отдельной воинской повести, главный герой которой — великий владимирский князь Юрий Всеволодич (1188—1238). Повесть скорее всего была составлена по двум источникам — ростовскому и владимирскому. В ней с потрясающей силой раскрывается трагическая картина мужественной обороны города и жестокого истребления его населения. Все происходящее автор объясняет наказаньем Божьим за грехи и комментирует следующими словами: "За умножение беззаконий наших привел на нас Бог поганых, не им покровительствуя, но нас наказывая". Истинные же причины и последствия страшных разорений и опустошений были осознаны уже позже.

4 марта 1238 г. русские полки потерпели сокрушительное поражение в сражении с отрядом, возглавляемым темником Бурундаем на реке Сити. Владимирское войско подготовиться не успело, против неприятеля выступил лишь трехтысячный отряд под руководством воеводы Дорофея Семеновича. В неравном бою русские были окружены и почти полностью перебиты. Погибли также владимирский князь Юрий Всеволодич, ярославский князь Всеволод Константинович и ростовский князь Василько Константинович. После победы на Сити ордынцы взяли Торжок, двинулись на Новгород, но из-за весенней распутицы повернули назад. По пути они разорили окраины Черниговского и Смоленского княжеств.

Эти трагические события послужили поводом к написанию "Слова о погибели Русской земли после смерти великого князя Ярослава". Полагают, что оно было создано между 1237 и 1246 гг. "Слово" представляет собой отрывок не сохранившегося полностью произведения, описывавшего разгром русских княжеств полчищами Батыя в 1237—1240-х гг. Местом написания "Слова", по-видимому, была Северо-Восточная Русь, в то время как его автор имел южнорусское происхождение.

Дошедший до нас текст, судя по всему, является вступлением или первой частью памятника. Он носит типичные черты преамбул аналогичных средневековых произведений, создаваемых во время междоусобных войн и внешних агрессий. Прежде всего, эго ярко выраженный патриотический характер, воспевание былого богатства, политического могущества и красоты Русской земли. "Слово о погибели" дошло до нас в двух списках (XV и XVI вв.). В обоих оно стоит в виде предисловия к "Повести о житии Александра Невского", что является поздним объединением.

Вместе с тем составление самого жития Александра Ярославича (1221—1263) исследователи относят к 1280-м гг. Полагают, что идея его написания принадлежит митрополиту киевскому Кириллу (ум. 1280), с 1251 г. непрерывно пребывавшему в Северо-Восточной Руси и разделявшему политику Александра Невского. Это произведение, носящее в 13 дошедших до нас списках различные названия ("житие", "слово", "повесть о житии"), представляет собой слияние княжеской биографии с воинской повестью. Не вызывает сомнений, что такой синтез был обусловлен особенностями исторической эпохи, ролью князя Александра Ярославича в борьбе с западными агрессорами и его мудрой политикой с Ордой. Автор "Повести о житии", скорее всего, книжник из окружения митрополита Кирилла, был знаком с библейской и античной историей. Об этом свидетельствуют приводимые им исторические параллели ("лицо его Ярослава — как лицо Иосифа, которого египетский царь поставил вторым царем в Египте, сила же его была частью от силы Самсона, и дал ему Бог премудрость Соломона, храбрость же его — как у царя римского Веснаснана"). Называя себя современником князя ("слышал я от отцов своих и сам был свидетелем зрелого возраста его"), он писал биографию Александра по своим воспоминаниям, по рассказам соратников князя и, возможно, его сына Дмитрия (1250—1294). Главной целью этого сочинения было изложение наиболее значимых деяний Александра Невского, как умного политика и талантливого полководца. В "Повести" содержатся подробности побед в битве со шведами на Неве (1240) и с рыцарями Ливонского ордена на Чудском озере (1242), говорится о дипломатических отношениях князя с Ордой и упоминается его категоричный ответ Римскому папе ("от вас учения не примем"). При помощи приводимых в тексте библейских аналогий автор стремился запечатлеть для потомков героический образ Александра, показать его роль в деле защиты отечества.

Пройдя в 1237—1239 гг. по землям Северо-Восточной Руси, разграбив и разорив их, Батый в 1240 г. двинулся на Киев. 6 декабря после ожесточенного штурма город был взят. О разорении Киева, а затем городов Галицко-Волынского княжества подробно сообщает южнорусская летопись. Несмотря на то, что описанию взятия Киева в ней отведено меньше одной страницы, перед читателем разворачивается монументальная картина, дающая яркое представление о грандиозности и трагичности происшедшего.

После Батыева нашествия киевское и владимирское летописание прекратились. В Южной Руси летописи продолжали вести в Галицко-Волынских землях, в Северо-Западной — в принявшем па себя защиту северо-западных рубежей

Новгороде, на северо-востоке после падения Владимира летописание переместилось в Ростов.

Галицко-Волынская летопись является продолжением Киевской в составе Ипатьевского свода. Она делится на две части, отличающиеся идейной направленностью. Первая, доведенная до 1260 г., посвящена истории Галицкого княжества. Значительное место в ней отведено жизнеописанию князя Даниила Романовича (1201—1264), поэтому в науке эту часть принято называть "Летописец Даниила Галицкого". Составленный при епископской кафедре в Холме в 1256—1257 гг., он подробно описывает деяния князя, его борьбу с боярством, с польскими и венгерскими феодалами за Галицкий княжеский стол. Автор "Летописца" был современником Даниила, хорошо знал происходившие события и, возможно, даже состоял в дружине князя. Его отличало пристрастие к воинским сюжетам и батальным сценам. Он также обладал высокой книжной культурой, был знаком с переводными сочинениями и составлял летопись не как хронографический перечень событий, а вел свое историческое повествование, которое больше напоминает княжеские жизнеописания, без указания точных дат. В основе "Летописца Даниила Галицкого" несколько источников. Среди них такие, как повесть о судьбе малолетних Даниила и Василька Романовичей, Сказания о битве на Калке и о Батыевом побоище, рассказ о поездке Даниила в Орду, цикл воинских повестей о борьбе с ятвягами, предания половецкого эпоса, официальные документы и др.

Волынская летопись, охватывающая период с 1261 по 1290 г., повествует о событиях, происходивших во Владимиро-Волынском княжестве. Особое внимание в ней уделено князю Васильку Романовичу (брату Даниила) и еще большее его сыну Владимиру Васильковичу (умер в 1288 г.). Некролог последнему содержит много фактических подробностей о жизни, делах и последних распоряжениях князя. В нем подчеркивается его высокая образованность, благочестие и человеческие достоинства. Судя по всему, Волынская летопись была составлена в 1290-х гг. монахом или священником, который был в курсе описываемых им событий. В отличие от летописца Даниила Галицкого, он хорошо усвоил практику и традиции летописного дела.

Содержащиеся в Ипатьевской летописи жизнеописания Владимира Васильковича, Мстислава Даниловича, Льва Даниловича и других князей показывают, что во второй половине XIII в. в Юго-Западной Руси утвердилась новая манера исторического повествования. Возможно, сильные галицко- волынские князья стремились подражать обычаю, получившему распространение в Византии, когда император назначал специального историографа. В его обязанность входило находиться при императоре всю жизнь, многое записывать с его слов, пользоваться архивами монарха, и па основе всего этого составлять его жизнеописание. Возвеличивая в глазах современников галицко-волынских князей, южнорусская летопись вместе с тем воспевает воинскую доблесть в борьбе с внешними врагами и в целом посвящена прославлению Русской земли.

XIII веком датируются два самых ранних ростовских свода — Ярослава Всеволодича 1239 г. и свод 1263 г. Оба находятся в составе Лаврентьевской летописи. В истории ростовского летописания заметную роль сыграла княгиня Марья, дочь черниговского князя Михаила Всеволодича (1179—1246). Летопись княгини Марьи, созданная после событий 1262 г., когда по ростовским землям прокатилась волна восстаний против ордынских баскаков — наместников Золотой Орды, содержит цикл повестей о мученической кончине русских князей, не пошедших на компромисс с завоевателями. В них раскрываются такие сюжеты, как гибель в 1238 г. на реке Сити владимирского князя Юрия Всеволодича и мужа Марьи, ростовского князя Василько Константиновича, убиение в 1246 г. в Орде отца княгини и др.

Заметное место среди этих произведений занимает краткое сказание о черниговском князе Михаиле Всеволодиче, убитом со своим боярином Феодором в Орде по приказу хана, составленное во второй половине XIII в. (не ранее 1271 г.). Его появление связывают с установлением Марьей церковного почитания отца и его боярина и строительством в их честь церкви в Ростове. Впоследствии на основе краткого сказания было создано несколько более пространных редакций. Автором первой из них, написанной в конце XIII в., был некий священник Андрей. Она носит название "Слово новосвятою мученику, Михаила князя русскаго и Феодора воеводы перваго в княжении его". Во всех редакциях "Сказания" убийство черниговского князя в Орде трактуется как гибель за христианскую веру, что в условиях монголо-татарского ига носило характер политического протеста. Несмотря на то, что точных сведений, зачем Михаил ходил в Орду, не сохранилось, в "Сказании" причиной его поездки называется желание "обличить лживость" Батыя, "совращающую христиан". Такая интерпретация являлась противопоставлением черниговского князя другим русским князьям, которые после покорения Руси монголо-татарами должны были для получения ярлыков на княжение являться в Орду. Эта трактовка придавала рассказу о гибели Михаила, пожертвовавшего своей жизнью за чистоту христианства, общерусскую патриотическую окраску. Самый ранний из дошедших до нас списков "Слова новосвятою мученику..." содержится в пергаменном сборнике XIV—XV вв.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика