Меню
Главная
УСЛУГИ
Авторизация/Регистрация
Реклама на сайте
ИСКУССТВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XVIII ВЕКАСоциально-экономическое развитие России во второй половине XVIII в.СКУЛЬПТУРА ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XVIII ВЕКАРОССИЯ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVIII ВЕКАВведение. ИСТОРИОГРАФИЯ РУССКОГО ИСКУССТВА XVIII ВЕКАГравировально-ландшафтный класс Академии художеств под руководством...Литература и искусство России во второй половине XIX в.ИСТОРИОГРАФИЯ ВТОРОЙ ЧЕТВЕРТИ И СЕРЕДИНЫ XVIII ВЕКА. ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ...Внешняя политика России во второй половине XIX в.ГРАФИКА В РОССИИ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XVIII ВЕКА. ГРАВЮРА И РИСУНОК
 
Главная arrow История arrow Историография истории России
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >

Лекция 7. ПРОСВЕТИТЕЛЬСТВО И ИСТОРИОГРАФИЯ РОССИИ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XVIII ВЕКА

В XVIII в. получили развитие исторические идеи гуманистов XVI и рационалистов XVII столетий. В центре внимания просветителей XVIII в. (Ф. М. Вольтер, Э. Гиббон, Ж. А. Кондорсе, Г. Б. Мабли, Ш. Л. Монтескьё, Ж.-Ж. Руссо, Д. Юм и др.), как и их предшественников, находился человек — индивид, равный всякому другому. Христианская идея всеобщего равенства перед Богом была "опущена с неба на землю" и использована для того, чтобы сломать сословные перегородки. XVIII в. был временем возрождения античного духа. Человеческая личность противопоставлялась феодальному корпоративизму. Подкреплялись эти идеи теориями общественного права, общественного договора и разумного эгоизма.

С точки зрения просветителей, все благодеяния должны последовать сверху, и чем могущественнее правитель, тем больше у него возможностей облагодетельствовать своих подданных. Просвещенный монарх, окруженный философами, — идеал, естественно выраставший из идеологии буржуазного Просвещения. Идеи французских, английских и немецких просветителей стал и общеевропейским явлением.

Во второй половине XV'III столетия в России определились два направления просветительства. Представители умеренного, или либерального, крыла выступали за реформы, которые должны были осуществляться "просвещенным" монархом, представители революционного — за народную революцию. Распространение просветительской идеологии в России связано с Екатериной II. Правда, переписываясь с французскими философами и литераторами, императрица не предполагала возможных последствий своего увлечения.

Историческая литература была довольно широко представлена в России переводами произведений античных писателей, в частности, "отца истории" Геродота, сделанного А. А. Нартовым. Как и в большинстве других стран Европы, в России выходили энциклопедии, словари (лексиконы) по самым различным отраслям знаний, словари иностранных языков, в том числе и языков народов ее населявших, географические и исторические словари. Лучшими из них были "Географический лексикон Российского государства" Ф. А. Полунина и Г. Ф. Миллера (1773 и 1788—1789) и незавершенное произведение В. Н. Татищева "Лексикон Российский, исторический, географический, политический и гражданский" (впервые был издан в 1793 г.). В "Опыте исторического словаря о Российских писателях" (1772) II. И. Новикова содержались биографии представителей различных слоев общества.

В 60-х — первой половине 70-х гг. формировались исторические концепции, выражавшие взгляды разных социальных групп, зарождается буржуазная историография, в некоторых трудах появляется критика крепостного строя. В свою очередь дворянские историки пытаются осмыслить происходящее и укрепить свои позиции, обращаясь к историческому опыту.

Определенный подъем самосознания был связан с пробуждением так называемого "любительского интереса", который понимался исключительно как интерес к родной истории. Одним из таких "любителей истории", знавших и понимавших ее, был Алексей Иванович Мусин-Пушкин (1744—1818), сановник и ученый, владелец одной из самых знаменитых в России библиотек и коллекции древнерусских рукописных собраний, знаток российских древностей, издатель ряда исторических памятников и автор исторических исследований. Он вошел в русскую литературу и историографию как человек, открывший миру "Слово о полку Игореве".

А. И. Мусин-Пушкин занимал руководящие посты в учреждениях, которые определяли правительственную политику в области просвещения и науки. Управляющий корпусом чужестранных единоверцев (создан в 1775 г. для обучения детей, репатриированных после русско-турецкой войны 1768— 1774 гг.), обер-прокурор Святейшего Синода, президент Академии художеств, он использовал свое положение для формирования источниковой базы отечественной истории.

Деятельность Мусина-Пушкина была не просто научной, а нравственно-патриотической — собирательство древнерусских памятников, их изучение и издание с целью "показать отцов наших почтенные обычаи и нравы". Он издал Русскую Правду и "Поучение Владимира Мономаха", оба памятника с примечаниями. В 1767 г. вышел первый том "Библиотеки русской истории". В нем был помещен Кенигсбергский или, как его еще называют, Радзивиловский список "Начальной летописи"; биография Нестора и инструкция для издания памятников. Тогда же были изданы Никоновский список летописи, Царственная книга и летопись но Воскресенскому списку.

Взгляды аристократической части дворянства в области исторической мысли выражал князь Михаил Михайлович Щербатов (1733—1790) — общественный деятель, историк, публицист. Он получил хорошее образование, владел несколькими иностранными языками. Библиотека Щербатова насчитывала 50 тысяч томов, множество древних рукописей и собственных сочинений.

В 1760-е гг. в ряде статей Щербатов сформулировал свои социально-политические взгляды: отрицание равенства людей, требование сильной государственной власти, критика правительства с позиций дворянской аристократии. Он проводил большую работу по научной публикации исторических источников (Царственная книга, "История Свейской войны", "Летопись о многих мятежах", Царственный летописец и др.).

В 1767 г. в качестве депутата от дворян Ярославской губернии Щербатов участвовал в Комиссии по составлению нового Уложения, где выступил как лидер оппозиционного правительству родовитого дворянства. Он выступал за ограничение доступа в дворянство лицам из других сословий.

Послужной список Щербатова довольно большой: работа в Комиссии о коммерции, герольдмейстер, действительный камергер, заведование секретным делопроизводством по военным делам, тайный советник, президент Камер-коллегии, сенатор.

В 1778 г. Щербатов ушел с гражданской службы и до конца своих дней занимался историей и публицистикой — писал о вопросах законодательства, экономики, статистики, просвещения, всякого рода "рассуждения" и "размышления".

Свои взгляды на историю Щербатов выразил и обосновал в "Истории Российской от древнейших времен". Этот труд особенно ценен тем, что насыщен большим количеством разнообразных источников. С 1770 г. было напечатано 18 книг "Истории", за них автор получил звание историографа и почетного члена Петербургской Академии наук (1776). Изучением истории Щербатов занялся не без участия Екатерины И, которая поручила ему разобрать архив Петра Великого.

По Щербатову, исторический процесс представляет собой последовательно сменяющиеся события, происходившие под воздействием людей, "тайные пружины" поступков которых историк обязан выяснить. Его политический идеал — монархия, опирающаяся на старинное родовитое дворянство. Вопрос о происхождении государства Щербатов решает исходя из рационалистических предпосылок. Главной положительной чертой государственного строя он считает обеспечение возможности вельможам сдерживать власть царскую и дерзость народа. Статья Щербатова "О древних чинах, бывших в России и о должности каждого из них" преследовала цель исторически обосновать права "благородного сословия".

М. М. Щербатову принадлежит также интересный опыт изучения современной ему России, осуществленный им в труде "Статистика в рассуждении России" (1775—1777). Работа содержит целый ряд исторических сведений относительно прошлого городов и губерний, происхождения тех или иных учреждений.

В 1783 г. он издает утопический роман "Путешествие в землю Офирскую", в котором иносказательно воспевает старые порядки Руси. В конце 80-х гг. в сочинении "О повреждении нравов в России" Щербатов критиковал политику правительства и нравы придворной среды. По его мнению, история России после Петра I — это время пороков, излишеств в пище и одежде, корыстолюбия и лести, стремления к роскоши.

В области источниковедения Щербатов разделял идеи Байера и Миллера, демонстрируя критический подход к источникам. Он выдвинул определенные критерии выбора наиболее достоверных летописных списков и правила их палеофафического анализа, обосновал некоторые приемы изучения актового материала, необходимость знания хронологии. В основе разработанной им периодизации лежит развитие самодержавия и изменение его взаимоотношений с аристократией.

В целом труды М. М. Щербатова — важный этап в русской историографии. Его творчество оказато заметное воздействие на И. II. Болтина, II. М. Карамзина, С. М. Соловьева.

Иван Никитич Болтин (1735—1792) стал оппонентом и критиком Щербатова. Родился Болтин в старинной дворянской семье и получил домашнее воспитание. Позднее он поступил в Конногвардейский полк, где близко познакомился с Григорием Потемкиным, который впоследствии всегда помогал Болтину. После военной службы была таможенная, затем Болтин — прокурор Военной коллегии и вплоть до кончины — ее советник. Иван Никитич был одним из самых образованных людей своего времени, хорошо знал труды французских писателей и философов Бейля, Мерсье, Вольтера.

В историографии с именем Болтина связана критика работ двух его современников — II. Г. Леклерка и М. М. Щербатова. Сочинения Болтина с критическими замечаниями представляют собой последовательно расположенные выписки из работ упомянутых историков и примечания к ним в виде развернутых ответов автора. Отсюда заглавия работ: "Примечания на “Историю древния и нынешния России г. Леклерка, сочиненные генерал-майором И. Болтиным” (1788); "Критические примечания генерал-майора Болтина на [первый и второй] том “Истории” князя Щербатова" (1793—1794).

Француз Н. Г. Леклерк (1726—1798) приезжал в Россию два раза в царствования Елизаветы и Екатерины, всего прожил в России около 10 лет. По возвращении во Францию он издал в 6 томах свою работу "История естественная, нравственная, гражданская и политическая древния и нынешния России". "Примечания" Болтина на нее составили два больших тома — более 500 страниц. По его определению, сочинение Леклерка — "вовсе не история, а сельская лавочка, в которой можно найти и бархат, и помаду, и микроскоп, и медное кольцо".

В "Истории Российской" Болтин обнаружил довольно много ошибок и небрежностей, он критиковал Щербатова за неправильное ее понимание, незнание исторических приемов и неумение разбираться в фактах по степени их важности. Комментарии Болтина имели важное научное значение — они способствовали развитию углубленного анализа источников и становлению вспомогательных исторических дисциплин.

Задача "Критических примечаний" заключалась в том, чтобы восстановить правильность исторического факта, затем наметить пути установления этого факта и, наконец, дать характеристику и оценку отдельных сторон исторического процесса. И. II. Болтин подчеркивал, что достоинство историка составляет "избрание приличных веществ" (т.е. нужных и доброкачественных источников), "точность, безпристрастность в повествованиях, дельность и важность в рассуждениях, ясность и чистота в слоге и проч.".

Разделяя точку зрения об общности общественного развития различных народов, Болтин останавливался на роли в этом процессе таких условий, как климат, воспитание, форма правления. Понятие "национальный характер", по его мнению, зависит больше от климата. Стремление определить общие линии исторического развития ряда народов сочетается у Болтина с идеей своеобразия их исторической жизни. Наконец, он подчеркивает значение в истории счастья, фортуны — понятий, в конечном счете ассоциирующихся с Божественным промыслом.

Представление о сходстве исторического развития различных стран и одновременно идеи о своеобразии России Болтин использует для построения своей концепции. Крепостной строй для него — это порядок, который можно обосновать, исходя из "естественного разумения о вещах": если "вольный человек" не может быть "без собственности", то крестьянин не может быть без помещика; вольность приносит пользу далеко не каждому народу. Защищая крепостнический строй России, Болтин подчеркивает, что он в большей мере отвечает интересам русского народа, чем порядки, господствовавшие в других странах. Политическим идеалом Ивана Никитича была крепкая самодержавная власть.

Свое отношение к религии, церкви и духовенству Болтин выразил словами: "для народа просвещенного духовенство просвещенное полезно; для народа же непросвещенного духовенство просвещенное бедственно и гибельно".

Исторические взгляды Болтина отличались оригинальностью. Он один из наиболее крупных представителей историографии второй половины XVIII столетия.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика