Меню
Главная
УСЛУГИ
Авторизация/Регистрация
Реклама на сайте
Направления романтической историографииОсновные направления развития историографии XX века, изучающей...Основные направления развития в XVIII–XIX веках историографии,...Историография и обществоПроблемная историографияГуманистическая историография эпохи РенессансаИсториографияВизантийская историографияРУССКАЯ ИСТОРИОГРАФИЯ 60-80-Х ГОДОВ XIX ВЕКАИнвестиционное направление инновационной стратегии
 
Главная arrow История arrow Историография истории России
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >

Новые направления в историографии

Отечественную историю изучали не только в столицах, но и в провинциальных центрах. Характерным явлением для развития исторической мысли того времени явилось расширение тематики исторического исследования в экономическом направлении. Видными представителями этого течения были В. В. Крестинин, И. И. Голиков и М. Д. Чулков, выходцы из того нового класса, который со второй половины XVIII в. играл все большую роль в экономической жизни страны. Тяготение буржуазии к познанию прошлого закономерно. Историки из купцов или разночинцев нс столько интересовались штатными сюжетами феодальной историографии, сколько историей коммерции, понимаемой ими как история торговли, финансов, фабрик и заводов.

Василий Васильевич Крестинин (1729—1795) — талантливый ученый-самоучка, знаток истории русского Севера. Он родился в Архангельске, в семье "первостатейного" купца, получил хорошее для своего времени образование, владел несколькими иностранными языками, довольно рано увлекся историей. По его инициативе в 1759 г. группа архангельских жителей организовала Общество любителей местной истории — первое в России историческое общество, которое осуществляло активную археографическую деятельность. Одна из заслуг Крестинина — введение в научный оборот списка Пространной Правды, найденного им в составе старинной Кормчей. Кроме того, он опубликовал один из вариантов Двинского летописца, открыл ряд литературных памятников, среди них рукописное сочинение "О походе государя Ивана Васильевича Грозного в Новгород", список "Повести о Смутном времени" Авраамия Палицына.

В. В. Крестинин тщательно исследовал местную историю, прежде всего вопросы "сельского домостроительства", промышленности, коммерции, в том числе внешнеторговых связей. Это нашло отражение в его сочинениях "Исторические начатки о двинском народе древних, средних, новых и новейших времен" (1784), "Краткая история о городе Архангельском..." (1792), "Исторический опыт о внешней торговле государя императора Петра Великого от 1693 по 1719 г." (1795) и др. Признанием научных заслуг Крестинина стало избрание его в 1786 г. членом-корреспондентом Петербургской Академии наук.

Одним из видных представителей так называемой провинциальной историографии был Иван Иванович Голиков (1734— 1801), автор тридцатитомного сочинения "Деяния Петра Великого, мудрого преобразователя России". Отец Голикова, богатый курский купец, не обременял себя заботами об образовании сына, и впоследствии Иван Иванович неоднократно повторял, что он не исследователь, а лишь усердный "собиратель материалов, относящихся ко славе нашего отечества, и припроводитель оных в хронологический порядок". Между тем труд непрофессионального историка — один из наиболее значительных среди публикаций того времени о царе-реформаторе и, по мнению современных ученых А. Н. Котлярова и Г. В. Можаевой, "примерно на полвека определил основные направления в изучении истории Петра Великого".

Среди недостатков сочинения обычно отмечают "идеализацию личности Петра и его деятельности, отсутствие самостоятельных умозаключений и оценок, незнание или неиспользование приемов критики источника, описательно- повествовательную форму изложения". Тем не менее, делают вывод Котляров и Можаева, "внимательное прочтение сочинения Голикова убеждает в особой тщательности автора, в его стремлении к точности и полноте изложения, в использовании определенных источниковедческих и археографических приемов, в широкой историографической основе его труда, наконец, в наличии собственной методики, которая здесь просматривается". Как представитель купечества, Голиков внимательно проследил деятельность Петра I, направленную на развитие торговли и промышленности, которые считал важнейшими факторами экономической и политической стабильности государства.

Михаил Дмитриевич Чулков (1743—1793) — литератор, журналист, автор обширного труда по экономической истории. Сын солдата московского гарнизона, он учился в гимназии при Московском университете, выступал на сцене столичных театров, несколько лет находился па придворной службе. В 60—70-е гг. Чулков издавал сатирические журналы, сборники рассказов, несен и сказок (мотивы его сочинений впоследствии использовал в своих произведениях Л. С. Пушкин), опубликовал "Краткий мифологический лексикон".

Перейдя на службу в Коммерц-коллегию, Михаил Дмитриевич сосредоточил внимание на историко-экономической тематике. Он выявляет и систематизирует документы, извлеченные из архивов, изучает опубликованные источники и литературу. В результате этой работы появилось семи- томное "Историческое описание российской коммерции" (1780—1788). В первых пяти томах представлен обзор истории внешней торговли по отдельным регионам и странам, в шестом и седьмом — последовательно изложены документы по истории коммерции в России во второй половине XVIII в. Огромный фактический материал, включенный в "Историческое описание", Чулков в большинстве случаев не анализировал и не сопровождал комментариями и выводами. Он ставил перед собой практическую задачу — познакомить купцов с состоянием и порядком ведения торговли в разных странах. От современной ему историографии автор воспринял монархическую схему развития русского исторического процесса. Появление важного источника по истории экономического развития России имело большое научное значение.

В трудах В. В. Крестинина, И. И. Голикова, М. Д. Чулкова нашли отражение новые направления в проблематике исторических сочинений, массовые представления о прошлом. В сознании людей уже начинало складываться определенное понимание историзма. Исследователь русской провинциальной историографии второй половины XVIII в. А. А. Севастьянова писала: "Бытовавшие в среде грамотных образованных городских жителей взгляды отражались рядовыми представителями этой прослойки, теми, кому все проблемы общественного сознания понятны и родственны".

Таким образом, в рассматриваемое время были изданы произведения, сыгравшие значительную роль в развитии исторической пауки. Тогда же впервые были напечатаны основные источники русской истории — летописи и законодательные памятники.

Николай Иванович Новиков (1744—1818) принялся за подготовку издания памятников прошлого в 1770-х гг. Самым важным его начинанием стали 10 книг "Древней российской вивлиофики". Это был первый ежемесячный архивный журнал. Он состоял исключительно из архивных публикаций и памятников древней письменности. Русская история должна была служить, по представлению издателя, целям просвещения и борьбы с невежеством. Позднее издание было расширено до 20 частей. Аналогичное собрание источников стала выпускать и Академия паук ("Продолжение Российской Вивлиофики", 11 частей, 1786—1801).

Происходил Новиков из небогатых дворян Бронницкого уезда Московской губернии, обучался в Московской университетской гимназии, поступил на службу в лейб-гвардии Измайловский полк в Петербурге. Еще во время военной службы он проявлял интерес к словесности и книжному делу. В 1767 г. Новикова назначили одним из протоколистов Комиссии депутатов по составлению нового Уложения, и он стал лично известен императрице. Изучая материалы наказов, он близко познакомился с русской действительностью.

После выхода в отставку Новиков издавал еженедельный журнал "Трутень" (1769—1770), противопоставляя его французской просветительской философии, из которой русское общество усвоило лишь вольтеровский смех, превратив его в "безразборчивое зубоскальство". В журнале Новикова сатирически изображался высший свет, проводилась мысль о несправедливости крепостного права. Между "Трутнем" Новикова и "Всякой всячиной" Екатерины 11 возникла полемика о содержании сатиры. В итоге "Трутень" сначала умерил топ, отказался от обсуждения крестьянского вопроса, а затем и вовсе прекратил свое существование, конечно, не по своей воле. В 1772—1774 гг. Николай Иванович издавал журналы "Живописец", "Кошелек", однако и они были закрыты.

Модному французскому воспитанию Новиков пытался противопоставить добродетели предков. Материалы в его издания поступали из древлехранилищ и церковных собраний. Екатерина II разрешила Новикову доступ к государственным архивам. Много документов ему предоставили Г. Ф. Миллер, М. М. Щербатов, Н. Н. Бантыш-Каменский, а субсидировала издание "Вивлиофики", и достаточно щедро, сама императрица.

В это время Новиков считал, что "введение наук в России и художеств безвозвратно погубили нравы", но вместе с тем он был ревностным приверженцем просвещения, почитателем Петра I. Н. И. Новиков, находясь, по его словам, "на распутье между вольтерианством и религией", стал масоном. Масонская система И. Рейхеля, в которую он вошел, исповедовала нравственность и самопознание.

С 1777 г. Новиков издает Санкт-Петербургские "Ученые ведомости". Журнал ставил цель сблизить русскую литературу и науку с ученым миром Запада и в то же время подчеркивал заслуги отечественных писателей, особенно исторических. Нравоучительные идеи Новиков проводил и в ежемесячном журнале "Утренний свет" (1777—1779), который издавался в Москве и Петербурге, публикуя произведения Э. Юнга, Б. Паскаля, переводы немецких писателей. Все доходы с изданий шли на устройство и содержание народных училищ.

В 1779 г. куратор Московского университета М. М. Херасков предложил Новикову взять в аренду университетскую типографию, в которой издавались "Московские ведомости". Начинается самый блестящий период деятельности Новикова. За три года деятельности он опубликовал в университетской типографии больше книг, чем вышло до него за 24 года ее существования.

Н. И. Новиков начал готовить к изданию "Сокровища древностей Российских", но книга в свет не вышла. Можно предположить, что он заменил ее другим изданием — "Повествователь древностей Российских, или собрание разных достопамятных записок, служащих к пользе истории и географии Российской". Опубликованная им "История о невинном заточении ближнего боярина Артамона Сергеевича Матвеева" рассматривалась общественностью как оппозиционное выступление против Екатерины II, отстранившей в результате дворцовых интриг от дел полководца П. А. Румянцева. В 1783—1784 гг. Новиков выпускает "Прибавления" к "Московским ведомостям", включавшие статьи по истории. В 1788 г. без указания типографии он выпустил "Историю о страдальцах соловецких", ее издание впоследствии послужило основанием для его ареста.

Деятельность Новикова была в полном расцвете, когда его обвинили в незаконной перепечатке и перепродаже книг. После того как Николай Иванович напечатал "ругательную" "Историю ордена иезуитов", которым покровительствовала Екатерина II, было велено составить опись его изданий, самого "испытать в вере", типографию закрыть. В мае 1792 г. Новикова заключили в Шлиссельбургскую крепость сроком на 15 лет. Его обвинили в "гнусном" расколе, корыстном обмане, масонстве, сношениях с герцогом Брауншвейгским и в издании "зловредных" книг.

Н. И. Новиков провел в крепости четыре с половиной года. Освобожденный Павлом 1 в первый день его царствования он вышел на свободу, но вернуться к общественной деятельности не смог. До самой смерти Новиков прожил безвыездно в имении Авдотьино (ныне Ступинский район Московской обл.), заботясь лишь о нуждах и просвещении своих крестьян.

В сатирических журналах Новикова активно участвовал Александр Николаевич Радищев (1749—1802). Внук петровского денщика и сын богатого помещика, Александр Радищев с семи лет жил в семье родственника — директора Московского университета А. М. Аргамакова. Дети Аргамаковых имели возможность заниматься на дому с профессорами и преподавателями университетской гимназии, вместе с ними Александр Радищев с 8 до 13 лет учился в доме дяди по программе гимназического курса, бывал на экзаменах, гимназических и студенческих диспутах.

В 1762 г. Радищева определили в столичный Пажеский корпус. Через четыре года в составе группы студентов его отправили в Лейпциг для обучения праву. Кроме юриспруденции, в течение пяти лет будущий просветитель изучал литературу, естественные науки, медицину. Владея иностранными языками, он обыкновенно знакомился с произведениями непосредственно в подлинниках, по его словам, "учился мыслить", знакомясь, в частности, с сочинениями французских просветителей.

По возвращении в 1771 г. Радищев поступил па службу (в чине титулярного советника) протоколистом в Сенат; затем (в годы крестьянского восстания Е. Пугачева) — обераудитором (дивизионным прокурором) в штаб Финляндской дивизии. За время военной службы он познакомился с делами о беглых рекрутах и злоупотреблениях помещиков, манифестами Пугачева и приказами Военной коллегии. Все это не могло не повлиять на формирование его мировоззрения.

Вскоре Радищев публикует свой перевод "Размышлений о греческой истории" Г. Мабли, в одном из примечаний к которому писал, что самодержавие суть "наипротивнейшее человеческому естеству состояние". В Коммерц-коллегии Радищев сблизился с графом А. Р. Воронцовым, рекомендовавшим Александра Николаевича для службы на столичной таможне. Известно, что Радищева и Воронцова долгое время связывала искренняя дружба. После ареста Радищева Александр Романович поддерживал его семью.

В два последних десятилетия XVIII в. Радищев создал основные оригинальные произведения, жанрово весьма разнообразные: "Дневник одной недели", ода "Вольность", поэма "Творение мира", "Житие Федора Ушакова" и "Письмо к другу, жительствующему в Тобольске". Воспользовавшись указом Екатерины II о вольных типографиях, Радищев завел свою типографию на дому и в 1790 г. напечатал в ней главное свое сочинение — "Путешествие из Петербурга в Москву".

Труд, вызвавший скандал и сделавший автора знаменитым, был написан в духе "Сентиментального путешествия" Йорика (Л. Стерна). Путешествие частного лица из города- государства Петербурга в патриархальную Москву совершалось на фоне миграции просвещенного дворянства из города в деревню, интереса к романам Ж.-Ж. Руссо. Частный человек начал ощущать себя гражданином. Отсюда неизбежный интерес к организации общества, в котором он живет, стремление его усовершенствовать, размышления "на злобу дня".

Екатерина II "Путешествие из Петербурга в Москву" восприняла иначе. Недавняя пугачевщина, Французская революция, война Североамериканских штатов за независимость — в этой ситуации произведение Радищева приобретало прежде всего смысл политический. Императрица назвала его "бунтовщиком хуже Пугачева". 30 июня 1790 г. автор "Путешествия" был арестован. В июле как государственного преступника Радищева приговорили к смерти "посредством отсечения головы", но по случаю заключения мирного договора, завершившего войну со Швецией (1788—1790), императрица заменила смертную казнь ссылкой "в Сибирь, в Илимский острог на десятилетнее безысходное пребывание".

Находясь в ссылке, Радищев изучал сибирские промыслы, экономику края, быт крестьян. В письмах к А. Р. Воронцову он делился мыслями об организации экспедиции но Северному морскому пути. В Илимске были написаны "Описание Тобольского наместничества", "Письмо о китайском торге", "Сокращенное повествование о приобретении Сибири" и др.

Досрочная свобода пришла со смертью Екатерины II в 1796 г. Император Павел Петрович дозволил писателю вернуться в имение. Творчество А. II. Радищева этого периода связано с интересом к фольклору и славянской мифологии ("Вова", незаконченные "Песни, петые на состязаниях в честь древних славянских божеств").

В марте 1801 г., с воцарением Александра I, Радищев получает полную свободу и, более того, назначение в Комиссию по составлению законов. Он активно работает над проектами законодательных реформ. В записке "О законоположении", "Проекте гражданского уложения" и других работах Александр Николаевич развивает идеи уничтожения крепостного права и Табели о рангах, запрета продажи крестьян в рекруты, отмены телесных наказаний и пыток, введения суда присяжных и публичного судопроизводства, свободы слова и печати. При этом ответ на вопрос, как оградить от гибели "здание свободы", в последних трудах Радищева отсутствует.

Страшное потрясение, пережитое им в 1790 г., не прошло бесследно. Испытывая чрезвычайное психическое напряжение, Радищев свел счеты с жизнью.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика