Меню
Главная
УСЛУГИ
Авторизация/Регистрация
Реклама на сайте
ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРОГРАММНОМЕТОДИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ РАЗВИТИЯ, ВОСПИТАНИЯ И...Теоретические основы воспитания в целостном педагогическом процессеЦиклические концепции исторического процессаТеоретические и правовые основы понятий "невменяемость",...Художественная концепция. Теоретическая основа и особенности...Теоретические основы обученияОсновы методологии немецкой исторической школыТеоретические и методологические проблемы истории исторической науки...ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ГОСТИНИЧНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИННОВАЦИЙ И ИННОВАЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
 
Главная arrow История arrow Историография истории России
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >

Теоретические основы исторического процесса

Теоретические основы исторической концепции Ключевского отражали методологические искания научной мысли второй половины XIX в. Уже в первых его работах отчетливо проявился новый подход к исследованию одной из ключевых проблем, занимавших умы представителей "государственной школы", — роли государства в истории, идеи государства как наивысшего выражения "народного духа". Для них главным научным интересом была история государства — его происхождение, развитие и национальные особенности, а доминирующими источниками — акты государственной власти, официальные памятники законодательства, дипломатические документы. Для Ключевского, отмечала исследователь творчества историка Р. А. Киреева, "наибольший интерес представляли общественные группы и классы, повседневная жизнь народа, внутренние процессы, которые приводят в движение исторические силы, т.е. социально-экономические проблемы". Он признавал историческую неизбежность возникновения государства, но не считал его движущей силой общественного прогресса. Заимствуя у представителей "государственной школы" основные темы — роль географической среды, проблему колонизации, интерес к истории учреждений, Ключевский ставил и освещал их по-иному, новаторски. Другим был и круг источников, в том числе архивных, впервые введенных им в научный оборот.

От С. М. Соловьева Ключевский воспринял идею о значении географической среды в историческом развитии народа. Однако в отличие от своего учителя он не сводил географический фактор к антитезе степи и гор, дерева и камня, а постоянно прослеживал воздействие природных условий на народную жизнь. Значение природно-географического фактора ученый подчеркивал во всех своих основных трудах.

С учетом природных условий Ключевский раскрывал психологический тип великоросса. Такой подход сближал его с Л. П. Щаповым. Но если последний пытался найти решение вопроса в физиологическом воздействии географических условий как на отдельного человека, так и на целое общество, Ключевский єти условия рассматривал как внешний фактор. Но его мнению, оформление психологического типа великоросса происходит в процессе колонизации.

Позитивизм Ключевского определял его подход к изучению вопросов социальной и экономической истории, что не соответствовало исходным позициям представителей "государственной школы". Это видно уже по характеру тех источников, к которым обращается исследователь. Уделяя первостепенное внимание изучению быта, материальных условий народной жизни, ее идеологических проявлений, Ключевский анализировал сначала "Сказания иностранцев", затем "Древнерусские жития святых". Па основе этих произведений, а не официальных источников — летописей и актового материала — ученый раскрывал "быт местного мирка... со своими нуждами и болезнями, семейными непорядками и общественными неурядицами".

Интерес Ключевского к социальной истории получил отражение во многих его исследованиях — в докторской диссертации "Боярская дума Древней Руси", в статьях "Происхождение крепостного права в России", "Подушная подать и отмена холопства в России", "История сословий в России", "Состав представительства на земских соборах Древней Руси", "Отмена крепостного права" и др. Внимание ученого было сосредоточено главным образом на изучении истории правящих классов и крестьянства. Что же касается "торгово-промышленных групп Древней Руси", буржуазии и пролетариата, — о них он писал значительно меньше. По мнению историка и философа русского зарубежья Г. П. Федотова, это является свидетельством того, что социальная тема возникла у Ключевского не из европейской социальной борьбы, а имеет более глубокие, народные и вместе с тем личные корни: но условиям своего рождения и воспитания он "был, как бы, предназначен к тому, чтобы увидеть историю России в классовом разрезе".

В.О. Ключевский рассматривал исторический процесс как развитие общественных классов, роль и взаимоотношения которых менялись в связи с экономическим и политическим положением страны. Представители "государственной школы", историки-юристы М. Ф. Владимирский-Буданов, В. И. Сергеевич и др., выступили против его теоретических построений. Однако большинство специалистов восприняли новую схему русской истории, представленную в работе "Боярская дума Древней Руси", с интересом и одобрением. "Многие главы его книги положительно блестящи, — писал в то время студент, впоследствии академик С. Ф. Платонов, — а сама книга — целая теория, сплошь выходящая из пределов темы, близкая к философскому осмыслению всей нашей истории".

Историческая концепция Ключевского сложилась в процессе чтения курса лекций по русской истории, сначала в Москве на Высших женских курсах и в Московской духовной академии, затем — в Московском университете. Г. II. Федотов писал в 1931 г., что курс Ключевского, "как его знает наше поколение", сформировался в самом начале 1870-х гг. И уже "не только историческое мировоззрение Василия Осиповича, по и видение им русской истории было вполне законченным и цельным к началу семидесятых годов".

С подобным утверждением можно согласиться лишь частично. Сам Ключевский неоднократно говорил, что его "Курс русской истории" — это непрерывно идущая вперед работа, которой необходима обработка и переработка. И действительно, его историческая концепция, оставаясь неизменной в главном, постоянно совершенствовалась, чему, безусловно, способствовали систематические занятия ученого в архивах, изучение отечественной и зарубежной исторической и философской литературы, напряженная научно-исследовательская работа. Лишь в начале 1900-х гг. Ключевский принял решение об издании своего "Курса русской истории".

С первых лекций Ключевский уделял особое внимание вопросам методологии. Постепенно он создал стройную систему курсов, включавшую общий курс русской истории и пять спецкурсов, которые читал по строгому плану. Открывал цикл теоретический курс "Методология русской истории". Это был первый в России опыт подобного курса методологического характера, и уже в этом состоит его непреходящая историографическая ценность. Из многих поднятых в курсе проблем выделим три.

Во-первых, Ключевский неоднократно писал о неразрывной связи изучения русской (местной) истории с общеевропейской. Обязательность подобного подхода, указывал ученый, определяется тем, что метод изучения русской истории может быть выработан только в связи с обобщениями всеобщей истории, выведен из метода общеисторического изучения.

Во-вторых, ученый утверждал, что предметом исторического изучения является исторический процесс, "историческое движение". При этом в понятие "движение" он включал "силы, его производящие, свойства предметов, движимых этими силами, и порядок, или последовательность, самого движения". Он подчеркивал разницу между терминами "движение" (или "процесс") и "прогресс". Первый — это простое, не квалифицированное механическое понятие. Второй — квалифицированное движение, подразумевающее движение к лучшему, последовательный успех человеческого общежития. Однако этот успех подлежит сомнению, так как не имеет достаточной очевидности. Следовательно, "исторический прогресс есть термин, который ничего не определяет в ходе исторического движения". В связи с этим Ключевский предпочитал говорить нс о "прогрессе", а об успехах людского общежития, о приобретениях культуры или цивилизации.

В-третьих, изучив исторические теории ряда европейских ученых, Ключевский пришел к выводу, что "теории, с одной стороны, шире, а с другой — уже истории". Проявляется это в том, что они показывают, откуда и куда идет история; для историка же важнее всего изучение самого процесса движения, того, как совершается движение. "Я хочу сказать, — подытоживал Ключевский, — что философия истории и история — это две различные сферы ведения, которые никогда не сойдутся: здесь господствуют различные начала и различные методы изучения: философия истории есть философия, а не история; история, следовательно, должна быть сама собой, не переходя в философию". В то же время глубокое знание историком философии истории, методов исторического познания имеет крайне важное значение, позволяет не ограничиваться описанием исторического процесса. Задача исторического изучения — дать указание "доступной наблюдению связи и преемственности явлений, не восходя к исходному пункту этих явлений и не спускаясь к конечным их целям".

Для Ключевского существовала разграничительная линия между историей и философией истории. Такая позиция ученого вызывала немало споров и критику в его адрес.

Теоретические положения, развитые Ключевским в 20 лекциях спецкурса "Методология русской истории", в целом философская основа его концепции, были кратко изложены в четырех вступительных лекциях первого тома изданного в 1904 г. "Курса русской истории". Среди них понимание "местной" (т.е. национальной) истории как части всемирной, "общей истории человечества"; признание содержанием науки истории исследование исторического процесса, иначе говоря — хода, условий и успехов "человеческого общежития или жизни человечества в ее развитии и результатах"; выделение трех основных исторических сил, которые "строят людское общежитие": "человеческая личность, людское общество и природа страны". Относительно истории общества ученый полагал, что ее изучение составляет особую отрасль исторического знания: науку об обществе, историческую социологию, "наиболее обильный материал для которой дает изучение местной истории".

Новаторская идея Ключевского, выраженная в его концепции, заключалась в необходимости анализировать внутренние социально-экономические процессы и взаимоотношения различных слоев общества на том или ином этапе его развития. При таком подходе внешняя политическая история государства отступала на второй план, уступая место исследованию хозяйственной жизни страны, ее экономики и торговли.

Основным фактом русской истории Ключевский считал колонизацию: "История России есть история страны, которая колонизуется. Область колонизации в ней расширялась вместе с государственной ее территорией. То падая, то поднимаясь, это вековое движение продолжается до наших дней... Ряд этих периодов — это ряд привалов или стоянок, которыми прерывалось движение русского народа по равнине и на каждой из которых наше общежитие устроялось иначе, чем оно было устроено на прежней стоянке". Как известно, идею колонизации ученый воспринял от С. М. Соловьева, дополнив и развив ее на обширном конкретно-историческом материале. В дальнейшем эту идею развивали ученики Ключевского. Наиболее полным исследованием на эту тему является монография М. К. Любавского, написанная в 1920-е гг., "Обзор истории русской колонизации с древнейших времен и до XX века" (впервые издана в 1996 г.).

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика