Меню
Главная
УСЛУГИ
Авторизация/Регистрация
Реклама на сайте
Функции структур и институтов по связям с общественностью в РоссииСовременные тенденции развития связей с общественностью и их структур...СВЯЗИ С ОБЩЕСТВЕННОСТЬЮ: ПОНЯТИЕ, СУЩНОСТЬ, ВОЗНИКНОВЕНИЕ И РАЗВИТИЕОбъединения специалистов и профессиональные издания в области рекламы...Европейская Конфедерация по связям с общественностью
Функции структур и институтов по связям с общественностью в РоссииСовременные тенденции развития связей с общественностью и их структур...Объединения специалистов и профессиональные издания в области рекламы...Европейская Конфедерация по связям с общественностьюСВЯЗИ С ОБЩЕСТВЕННОСТЬЮ В СИСТЕМЕ ИНТЕГРИРОВАННЫХ КОММУНИКАЦИЙ
 
Главная arrow Журналистика arrow Связи с общественностью в органах власти
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >

Лекция 2. РАЗВИТИЕ СТРУКТУР И ИНСТИТУТОВ ПО СВЯЗЯМ С ОБЩЕСТВЕННОСТЬЮ В РОССИИ

В результате освоения данной темы студент должен:

знать

объективные предпосылки появления и становления структур и институтов по связям с общественностью в России;

• основные структуры, работающие на российском рынке, их функции и формы работы;

уметь

анализировать тенденции развития структур по связям с общественностью в России в контексте мировых трендов;

владеть

навыками анализа ситуации в области связей с общественностью в России.

Эволюция связей с общественностью и их структур в России

В России процесс появления и развития связей с общественностью как самостоятельной и структурированной отрасли стал, с одной стороны, ответом на новые вызовы общественного и экономического развития, а с другой – отражением мировых процессов в этой сфере. Однако в нашей стране движение в этом направлении началось значительно позже, чем во многих других странах. Например, как уже упоминалось, считается, что сам термин "связи с общественностью" впервые в официальном документе употребил третий президент США и один из отцов-основателей этой страны Томас Джефферсон, имевший при этом в виду не просто связи с общественностью, а необходимость их активизации, под чем он, в свою очередь, понимал усилия политических институтов но созданию климата доверия в новом масштабе. Событие это датируется 1807 г. В России, как известно, в это время была совершенно иная повестка дня. Достаточно напомнить, что у нас в 1861 г. только-только отменили крепостное право.

Пример из практики. Некоторые исследователи (например, А. Н. Загородников[1], считают, что "на Руси институтом связей с общественностью вполне можно считать Новгородское вече" – форму прямого народного правления в Новгородской боярской республике, существовавшей в 1136–1478 гг. Можно толковать эту мысль и шире, имея в виду вече как своеобразный инструмент связей с общественностью, в принципе как народное собрание в Древней и Средневековой Руси – и во всех народах славянского происхождения до образования государственной власти раннефеодального общества. Очевидные для феномена вече функции коммуникации и управления – ключевые для связей с общественностью – сближают его со скандинавским тингом ((сканд. – ting, исл. – ping, нем. – Tag – Таг) – древнескандинавское и германское правительственное собрание свободных мужчин страны или области, как правило, имело не только законодательные полномочия, но и право избирать вождей или королей) и англосаксонским витенагемотом ((англ. – witenagemot, witan) – народное собрание в англосаксонский период истории Англии, возникло в VII в., представляло интересы знати и духовенства и имело совещательные функции при короле). Это еще раз подчеркивает: развитие связей с общественностью в России при всем своеобразии шло в русле общемирового и общеисторического тренда.

В царской России связи с общественностью существовали в форме репрезентации царской власти, основу которой составляли торжественные массовые мероприятия и ритуалы: коронация, триумфальный въезд, парады, придворные праздники и даже траур и похороны императора. Их эстетика призвана была инсценировать отличие власти от простых смертных и ее сходство с богами, святыми и героями, создавая тем самым иерархические дистанции. Такая система иерархических дистанций позволяла эффективно и беспрепятственно проходить управленческой информации сверху вниз, доводя царскую волю до подданных без ущерба для императорского величия.

Пример из практики. Непосредственное общение императора с народом, например, с Красного крыльца в Московском Кремле может рассматриваться как классика связей власти с общественностью. При этом, по мнению американского исследователя российской истории Р. Уотмана, анализ сценариев царствования от Петра I до Николая I и сопутствовавших им ритуалов показывает, что в таком контексте "ритуал – это не маска силы, а тип власти"[2].

Для такой работы, которую можно охарактеризовать как связи с общественностью, в то время в России был характерен ряд особенностей:

• во-первых, эта работа базировалась на идеях христианства, канонах православия;

• во-вторых, связи с общественностью в меньшей степени проявлялись в коммерческом сегменте, где львиная доля усилий вкладывалась, говоря современным языком, в маркетинг и рекламу, а в бо́льшей – в обслуживании правителей;

• в-третьих, в связях с общественностью тогда преобладало представление о самобытности развития России и определенная настороженность по отношению к либеральным ценностям.

Природу коммуникаций российского государства с общественностью во второй половине XIX в., пожалуй, наиболее ярко можно проиллюстрировать па примере Сибири – региона, удаленного от столицы и долгое время игнорировавшегося, который позднее решено было попытаться больше интегрировать в общеимперское пространство. Кроме того, Зауралье проявило себя как источник разнообразных ресурсов для развития промышленности России. Коротко говоря, власть имела все основания для того, чтобы чувствовать интерес к региону и активнее действовать в нем по всем направлениям, включая и связи с общественностью.

Пример из практики. Избранная при этом властями стратегия предполагала, прежде всего, развитие системы коммуникаций и во второй половине XIX в. было установлено телеграфное сообщение Сибири с губерниями Европейской России. Также одним из наиболее значимых факторов включения Сибири в информационно-коммуникативное пространство империи стало создание властью собственных СМИ на территории края, главной задачей которых являлось тиражирование многочисленных официальных постановлений, распоряжений высшей и местной администрации и их оперативное распространение среди населения. В 1857 г. практически во всех четырех сибирских губерниях - Тобольской, Томской, Енисейской и Иркутской – стали выходить "Губернские ведомости". Официальный орган губернского правления существовал за счет казны. Подписка на него была обязательной для всех учреждений, включенных в структуру власти.

Содержание работы государственных структур с населением в этот период строилось в том числе и на религиозности народа. Примерно в то же время появились и официальные издания церковного ведомства, которые со своей стороны тоже решали задачу трансляции необходимых власти религиозных монархических идей.

Пример из практики. Так, в 1863 г. стали выходить "Иркутские епархиальные ведомости", с 1880 г. увидели свет "Томские епархиальные ведомости", в 1884 г. – "Енисейские епархиальные ведомости". При этом, как отмечает Е. Сенина, "создание официальных изданий в крае представители высшей администрации рассматривали не только как эффективный способ информирования общества, но и как важный элемент управления им"[3].

Исследователи связей с общественностью того периода также отмечают, что государственная власть была чувствительна к тому, что могло в принципе нанести вред ее имиджу и поколебать авторитет ее представителей среди населения и потому ввела и поддерживала практику фильтрования информации. Министр внутренних дел, например, имел право запрещать периодическим изданиям касаться каких- либо вопросов государственной важности, обсуждение которых будет сочтено неудобным. Таким образом, к концу XIX в. было зафиксировано несколько десятков такого рода распоряжений.

В СССР вопреки распространенному мнению был накоплен значительный опыт связей с общественностью. Безусловно, это были связи с общественностью не в их нынешнем понимании, а близкие, а зачастую и просто сливавшиеся с пропагандой, но отрицать их существование нельзя. Основу существовавшей в СССР системы составляли организации Коммунистической партии, специальные отделы пропаганды и агитации, представлявшие собой идеологические центры па местах. Но сама система была намного шире. В целом к ней можно отнести молодежные, ветеранские, женские, детские, творческие организации и союзы, которые так или иначе обеспечивали контакт между властью и обществом, служа каналом двусторонней связи. Это важно, поскольку наличие такой связи является одним из существенных отличительных признаков именно связей с общественностью – в отличие от прямой пропаганды, для которой характерно однонаправленное воздействие.

Свою роль играли, безусловно, подконтрольные Коммунистической партии СМИ, деятельность которых несводима исключительно к политической индоктринации общественности. Газеты и журналы, телевидение и радио того времени в СССР к тому же служили барометром настроений в обществе, инструментом диагностики "больных" точек. В частности, одну из ключевых ролей в редакциях средств массовой информации играли отделы писем, по материалам которых нередко создавались самые резонансные материалы.

Начало формирования связей с общественностью нового для нашей страны типа относится бо́льшей частью исследователей к рубежу 1980–1990-х гг. Тогда прежде существовавшая система связей с общественностью, и без того, усеченная и с явным перекосом в сторону пропаганды, постепенно уступала место новым идеям, а затем и новым структурам, более соответствовавшим новой реальности и принципиально новым потребностям.

Во-первых, у обновленного государства с изменившейся структурой власти, которое к тому же стояло перед необходимостью глубинных и далеко не всегда популярных среди населения реформ, все более четко формировалась потребность в отладке новых каналов и форм связей с общественностью. Недаром именно к этому времени относится появление первых отделов уже непосредственно по связям с общественностью в государственных структурах.

Пример из практики. Ярким примером дефицита эффективных связей между властью, государственными органами и общественностью в то время стал фактический провал денежной реформы 1991 г. Названная "павловской" по имени инициировавшего ее бывшего в то время премьер-министром Валентина Павлова, она продемонстрировала всю важность и необходимость результативных коммуникаций со стороны государства. Реформа была задумана как средство стабилизации денежного обращения, сокращения избыточной денежной массы в наличном обращении и решения проблемы дефицита на товарном рынке СССР. Однако эти цели не были разъяснены населению, не были им поняты и приняты, а потому сама реформа была воспринята как конфискационная и по существу антинародная. Официально обоснованием для изъятия из обращения и обмена (с существенными ограничениями) 50- и 100-рублевых купюр образца 1961 г. была объявлена борьба с фальшивыми рублями, якобы завозившимися в СССР из-за рубежа. Такого рода аргумент закономерно был воспринят как пропаганда. В результате планы правительства реализовались лишь частично: удалось изъять из обращения 14 млрд наличных рублей, но сопутствующим эффектом при этом стала окончательная утрата доверия населения к властям.

Во-вторых, на фоне укрепления рыночных отношений в экономике сначала государственные предприятия, а затем во все большей степени и негосударственный сектор, нарождавшийся бизнес начали понимать, что связи с общественностью способны обеспечить им стратегическое конкурентное преимущество и при этом несводимы к одной лишь рекламе. При этом структура только зарождавшегося рынка формировалась и ныне существующими двумя основными группами игроков – подразделениями или, на первых порах, отдельными сотрудниками внутри организаций (компаний, партий, избирательных штабов) и внешними по отношению к организациям независимыми агентствами. Среди последних сначала господствующие позиции занимали иностранцы – российские представительства западных специализированных агентств, которые служили и источником самых современных на тот момент взглядов и технологий в области связей с общественностью. Но уже очень скоро были созданы первые отечественные Р R-агентства.

Пример из практики. Так, к 1993 г. свои представительства в Москве открыли Burson-Marsteller, Ogilvy Public Relations Worldwide, BBDO, и на какое-то время российский рынок был монополизирован. Но уже к 1994 г. в России действовали такие собственно русские агентства, как "Маслов, Сокур и партнеры", "Михайлов и партнеры", Агентство Р.И.М., Агентство "Имидж-ленд".

Первые годы деятельности российских компаний в области связей с общественностью проходили под знаком жесткого давления со стороны компаний западных. По словам одного из основателей агентства "Михайлов и партнеры" Сергея Михайлова (в сентябре 2012 г. назначен генеральным директором информационного агентства ИТАР-ТАСС), в то время, если Всемирный банк давал России энную сумму па приватизацию, то одним из условий было то, что пиаром занимается, например, Burson-Marsteller[4].

Однако но мере развития российского рынка уже к середине 1990-х гг. позиции российских игроков в сфере связей с общественностью в конкурентной борьбе с иностранцами укрепились. На их стороне оказались такие сильные стороны, как знание специфики локального рынка, динамичность развития и креативный потенциал. Так, в 1995 г. агентство "Михайлов и партнеры" выиграло у Hill & Knowlton и Burson-Marsteller тендер на продвижение в России французского аспирина UPSA.

В-третьих, в результате демократизации общественно- политической жизни, отмены политической монополии коммунистической партии, введения свободных выборов к тому же в условиях многопартийности во весь рост встал вопрос о связях с общественностью в политике и политическом консультировании.

Пример из практики. Вехой в процессе развития сферы связей с общественностью в России стало образование в 1989 г. Агентства стратегических коммуникаций "Никколо М", которое впервые в России было построено как центр политического консультирования и профессиональное консалтинговое. Можно сказать, что с участия "Никколо М" в кампании по выборам в Верховный Совет СССР – первых альтернативных выборах после 1917 г. – началась история политконсалтинга в России.

"Никколо М" и его сотрудники работали во всех общенациональных и множестве региональных избирательных кампаний, в том числе по выборам президента Российской Федерации, депутатов Государственной Думы, глав регионов и мэров городов. Компания вела проекты более чем в 70 российских регионах. С начала 1990-х гг. "Никколо М" активно занимается PR-кампаниями и консультированием государственных органов и бизнес-структур в России и за рубежом, среди которых органы власти всех уровней, финансово-промышленные группы, общенациональные объединения и союзы. Руководители "Никколо М" Игорь Минтусов и Екатерина Егорова-Гантман по праву считаются гуру связей с общественностью в России.

Связи с общественностью в области политики, по мнению многих теоретиков и практиков, развивались в постсоветской России не так однозначно поступательно, как, например, в корпоративном сегменте. Поскольку их появление и институционализация в современном виде связано с введением в России института прямых выборов, то последовавшие в какой-то момент отмена таких выборов и усложнение условий деятельности политических партий заставили усомниться в долгосрочной востребованности политической составляющей связей с общественностью и стратегические перспективы этого сегмента.

Однако в дальнейшем появилась перспектива возрождения прямых выборов, что, безусловно, оживляет политическую борьбу и – вместе с ней – связи с общественностью в политике.

Пример из практики. В 2012 г. в России планировались, например, 4294 тура выборов разного уровня. Федеральным законом в России в том же 2012 г. введен единый день голосования на выборах в органы государственной власти субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления. Это – второе воскресенье сентября года, в котором истекают сроки полномочий указанных органов, а в год проведения выборов депутатов Государственной Думы очередного созыва – день голосования на этих выборах. Это ведет к известному упорядочению выборного процесса, но не к его свертыванию. Например, в 2012 г. в единый день голосования в Твери и Тверской области завершились сразу 62 избирательные кампании.

Однако не совсем правомерно связывать функционирование и развитие связей с общественностью исключительно с избирательным процессом в России. Во-первых, представители отрасли, как показывает уже сложившаяся практика, востребованы и за пределами России. Так, например, руководители агентства "Никколо М" в качестве консультантов участвовали в ряде успешных предвыборных кампаний в странах ближнего (Белоруссия, Украина, Латвия, Грузия) и дальнего (Польша, Монголия, Никарагуа, Южная Корея, Венесуэла, Колумбия, США) зарубежья.

Кроме того, в России произошла либерализация российского законодательства о партиях и по состоянию на конец 2012 г. в Министерстве юстиции РФ было зарегистрировано 40 партий. Среди них немало партий, в выборах вовсе не участвующих, которым важна постепенная, планомерная работа с общественностью вне увязки с выборами. Впрочем, постоянная работа с электоратом принципиально важна и для крупных партий, поскольку активизация связей с общественностью исключительно накануне и в рамках избирательной кампании заведомо не даст ожидаемого результата.

К тому же, связи с общественностью в политике не могут быть ограничены исключительно избирательным и политическим процессом. Потребность в такой работе есть у неправительственных общественных организаций, гражданских объединений, фондов, движений, фронтов и т.п.

Пример из практики. Показательно, что в 2011 г. три российских компании по связям с общественностью вошли в ежегодно составляемый исследовательской компанией в области связей с общественностью The Holmes Report рейтинг 250 крупнейших коммуникационных агентств мира. Рейтинг The Holmes Report составляется на основе открытых данных по суммам агентских вознаграждений PR-компаний за предыдущий год. В рейтинге 2011 г. среди российских компаний лидировала Компания развития общественных связей (КРОС), занявшая 55-ю строчку таблицы с 20 млн долл, вознаграждений. Далее шли Коммуникационная группа АГТ (58-е место, более 18 млн долл.) и Группа компаний Pro-Vision (174-е место, 5,1 мли долл.). Для сравнения: первые три строки рейтинга The Holmes Report заняли американские сетевые пиар-компании Edelman (531,5 млн долл.), Weber Shandwick Worldwide (525 млн долл.) и Fleishman-Hillard-Vanguard (505 млн долл.)[5].

Одна из наиболее авторитетных профессиональных ассоциаций в России – Российская ассоциация по связям с общественностью – также регулярно готовит рейтинги игроков сегмента связей с общественностью, исходя при этом из несколько других индикаторов.

Пример из практики. Так, по итогам 2011 г. лидерами рейтинга успешности развития российских PR-агентств стали (даны в алфавитном порядке): Fleishman-Hillard Vanguard, SPN Ogilvy, АГТ, Компания развития общественных связей и компания "Михайлов и партнеры", а в число лидеров рейтинга качественного присутствия в информационном поле вошли (даны в алфавитном порядке): Infomost Communications, Newton PR & Communications, Компания развития общественных связей, "Никколо М", "Социальные сети".

Впервые попытка периодизации истории связей с общественностью в России была предпринята в 1997 г. практиком связей с общественностью В. Моисеевой[6]. Она выделяет три этапа:

первый этап (1988–1991) – зарождение рынка связей с общественностью, связанное с появлением соответствующих служб в государственных структурах и открытием московских отделений международных агентств;

второй этап (1991–1995) – период роста и становления. Российские агентства осваивают зарубежный опыт,

постепенно адаптируют его к отечественным условиям и начинают проводить крупные PR-мероприятия и информационные кампании. Наиболее активно развивается политический консалтинг, в ряде вузов начинается обучение но специальности "Связи с общественностью". Появляется Российская ассоциация по связям с общественностью (РАСО, создана в 1991 г.);

третий этап начинается в 1996 г. и характеризуется качественным скачком в развитии PR. На этот процесс оказывает влияние формирующийся информационный рынок и меняющаяся структура массового сознания, требующая все более тонких и точных форм работы с целевыми группами.

По мнению В. Моисеевой, на качественное изменение PR-рынка существенно повлияли:

• завершение рекламного бума, вызванного деятельностью финансовых пирамид;

• расширение и усложнение практики избирательных кампаний, ставших одной из наиболее капиталоемких областей консалтинга в связях с общественностью;

• дифференциация рынка информационных каналов, возникновение новых секторов прессы, где стал появляться современный подход к работе с информацией;

• кризис доверия к СМИ со стороны общества, что обусловило необходимость создания поля повышенной информационной достоверности.

Существуют и иные периодизации развития связей с общественностью в нашей стране, однако в целом, описывая эпоху становления сегмента связей с общественностью в современной России, большинство исследователей склонны согласиться с предложенной М. Шишкиной[7] периодизацией развития связей с общественностью в современной России:

• первый период – доинституциональный (1988–1991), когда оформляется лишь первый признак института, феномен связей с общественностью того времени состоит, прежде всего, в том, что, не имея такой основательной традиции, как на Западе, он, несмотря на огромные трудности, динамично развивается и уже играет достаточно важную роль в управлении социальными процессами, а также существенно влияет на российскую политическую культуру, экономику, духовную жизнь общества;

второй периодпервичная институционализация (1991–1994), стадия формирования начальной организации субъектов. Доказательством этого служит создание в 1991 г. первой Российской ассоциации по связям с общественностью (РАСО), деятельность которой во многом предопределяет развитие связей с общественностью в нашей стране;

третий периодвторичная институционализация. Его начало ознаменовано принятием РАСО в 1994 г. "Декларации профессиональных и этических принципов в области связей с общественностью".

Таким образом, первый из вышеназванных периодов можно сравнить с броуновским движением с параллельным накоплением теоретических знаний и практического опыта. Связи с общественностью в то время реализовывались по бо́льшей части специалистами с журналистской подготовкой или со знанием психологии и социологии. Второй и третий этапы уже можно охарактеризовать как время углубления и систематизации профессиональных знаний, оформления сегмента как рыночного с созданием соответствующих подразделений в организациях и независимых агентств по связям с общественностью, разработки учебных программ для подготовки профильных специалистов, осознания необходимости его структуризации и саморегулирования параллельно с законодательным регулированием со стороны государства.

Последнее – особенно важно. Как прогнозировал академик Н. Моисеев[8], народы, не сумевшие овладеть информационными диалогами, окажутся на периферии исторического процесса. И без развитой системы связей с общественностью на государственном или предпринимательском уровнях прогресса и успеха не добиться. Без осознания этого государством, без понимания в среде политиков, чиновников, законодателей необходимости и роли связей с общественностью, как инструмента интеграции общества и готовности принимать соответствующие меры, становление связей с общественностью как отрасли было бы неполноценным.

К числу принятых в стране законов, прямо или косвенно регулирующих сегмент связей с общественностью, следует отнести федеральные законы "О СМИ", "О гостайне", "О рекламе", "Об информации, информатизации и защите информации", "О порядке освещения деятельности органов государственной власти в государственных СМИ", "Об общественных объединениях", выборное законодательство, законодательство о деятельности партий и т.п.

28 июля 2003 г. (этот день теперь отмечается как профессиональный праздник специалистов по связям с общественностью) было подписано постановление о внесении квалификационных характеристик специалистов по связям с общественностью в Общероссийский классификатор профессий рабочих, должностей служащих и тарифных разрядов (ОКПДТР). Речь шла о следующих должностях: заместитель директора по связям с общественностью, начальник отдела по связям с общественностью, менеджер по связям с общественностью и специалист по связям с общественностью.

Разработаны, согласованы с отраслевым сообществом и официально приняты также требования к квалификации и функциональные обязанности работающих в связях с общественностью на разных уровнях. Этому предшествовала значительная и сложная работа, поскольку связи с общественностью – дисциплина комплексная, охватывающая разные сферы деятельности (социологию, психологию, маркетинг, менеджмент, журналистику и т.д.) и по определению от специалистов в этой области требуется немало навыков и умений.

Пример из практики. Так, Сэм Блэк выделяет следующие основные качества настоящего специалиста: здравый смысл, отличные организаторские способности, ясность суждений, объективность и критичность восприятия, богатое воображение и способность понимать точку зрения другого, стойкость характера, исключительное внимание к деталям, живой пытливый ум, старательность, склонность к длительной самостоятельной и творческой работе, оптимизм, чувство юмора, гибкость и умение одновременно иметь дело с разными проблемами. Кроме того, работающий в сфере связей с общественностью должен отличаться индивидуальным подходом к выполняемой работе, обостренным чувством возлагаемой на него ответственности, преданностью профессии и товарищам но команде и твердой убежденностью в необходимости профессионального самосовершенствования.

На языке же действующих в России официальных документов, среди требований к квалификации, например, на первом месте стоит высшее профессиональное образование по специальности "Связи с общественностью" или высшее профессиональное образование и дополнительная подготовка по специальности. Общую характеристику функций, например, специалиста по связям с общественностью – в самом общем виде – можно сформулировать следующим образом: при работе во внешней для организации среде - это содействие улучшению взаимопонимания между организацией и теми, с кем она контактирует за ее пределами, а также разработка и реализация соответствующих планов и рекомендаций, а при работе во внутренней для организации среде – поддержание репутации организации, участие в создании условий для формирования духа единой команды, преодоление разрыва между руководством организации и персоналом.

Такая формализация и фиксация были необходимы, чтобы связи с общественностью превратились в признаваемую государством профессию. Официальное признание профессии специалиста по связям с общественностью стало важным и закономерным итогом работы многих профессионалов, которые и заложили основы отрасли в России. Это достижение поставило Россию в ряд ведущих экономических держав с развитым гражданским обществом, где труд специалистов по связям с общественностью обладает государственным статусом и пользуется общественным уважением.

  • [1] Загородников A. PR вчера и сегодня. URL: rau.su/observer/ Nl_2012/028_046.pdf (дата обращения: 25.04.2013).
  • [2] Уортман Р. С. Сценарии власти: мифы и церемонии русской монархии. Т. 1. От Петра Великого до смерти Николая I. М.: О.Г.И., 2002. Серия "Материалы и исследования по истории русской культуры". Вып. 8.1.
  • [3] Массовые коммуникации в эпоху глобализации: СМИ, реклама, связи с общественностью: научно-практическая конференция (Иркутск, 10–11 декабря 2007 г.). Иркутск: Изд-во Иркутского гос. ун-та, 2008. С. 148.
  • [4] URL: soob.ni/n/2002/l/s/25 (дата обращения: 15.03.2013).
  • [5] URL: holmesreport.com/admin/fckeditor/editor/filemanager/connectors/aspx/fckeditor/userfiles/file/Top250_201l_Holmes_ rev.pdf (дата обращения: 12.04.2013).
  • [6] Моисеева В. Развитие российского рынка связей с общественностью // Маркетинг и маркетинговые исследования в России. 1997. № 5.
  • [7] См.: Шишкина М. А. Паблик рилейшнз в системе социального управления. СПб., 2002.
  • [8] Моисеев Η. Н. Информационное общество: возможности и реальность // Полис. 1993. № 3.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика