Меню
Главная
УСЛУГИ
Авторизация/Регистрация
Реклама на сайте
Понятие уголовного закона и источники уголовного законодательства...Предметы ведения Российской Федерации, субъектов Российской Федерации...ОСНОВЫ НАЛОГОВОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИОсновы налогового законодательства Российской ФедерацииНациональное законодательство Российской ФедерацииАнтикоррупционное законодательство Российской ФедерацииЗаконодательство о благотворительности в Российской ФедерацииОРГАНИЗАЦИЯ ЮРИДИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИЗаконодательство о налогах и сборах в Российской Федерации
 
Главная arrow Журналистика arrow Связи с общественностью в органах власти
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >

Законодательство Российской Федерации

Конституционные установления о праве каждого лица, законно находящегося на территории Российской Федерации, "свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом" (ч. 4 ст. 29 Конституции РФ), гарантированности на российской территории свободы массовой информации и запрете цензуры (ч. 5 ст. 29 Конституции РФ) должны получать (и в ряде случаев уже получают) свое дальнейшее развитие и конкретизацию в принципах и нормах отечественного отраслевого законодательства.

Лучшим вариантом такого развития явилась бы подготовка и принятие Федерального закона "О свободе массовой информации в Российской Федерации", который бы закрепил базовые нормы и принципы правового регулирования информационных отношений по поиску, получению, передаче, производству и распространению информации на территории Российской Федерации, в своей совокупности образующего общее конституционное право знать.

В отсутствии такого базового законодательного акта развитие и конкретизация конституционного права знать осуществляется в принципах и нормах локальных законодательных и иных нормативных правовых актов различных отраслей отечественного законодательства.

В частности, в принципах и нормах Закона о СМИ, закрепившего право граждан на "оперативное получение через средства массовой информации достоверных сведений о деятельности государственных органов и организаций, их должностных лиц" (ч. 1 ст. 38) и квалифицирующего "нарушения права редакции на запрос и получение информации", а также установление "ограничений на контакты с журналистом и передачу ему информации, за исключением сведений, составляющих государственную, коммерческую или иную специально охраняемую законом тайну" в качестве разновидностей незаконного "ущемления свободы массовой информации" (ч. 1 ст. 58).

В принципах и нормах Закона об информации, установившего в качестве отдельного принципа правового регулирования отношений в сфере информации, информационных технологий и защиты информации принцип открытости "информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления и свободный доступ к такой информации, кроме случаев, установленных федеральными законами" (п. 3 ст. 3) и запретившего (за исключением сведений, составляющих государственную или служебную тайну) ограничение доступа к "информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления, а также об использовании бюджетных средств" (п. 3 ч. 4 ст. 8). В соответствии с нормой ч. 6 ст. 8 этого Федерального закона "решения и действия (бездействие) государственных органов и органов местного самоуправления, должностных лиц, нарушающие право па доступ к информации, могут быть обжалованы в вышестоящий орган или вышестоящему должностному лицу либо в суд";

• в нормах ст. 140 УК РФ и ст. 5.39 КоА́П РФ в части решения вопроса об уголовной и административной ответственности за отказ в предоставлении информации;

• в положениях ст. 4 ФЗ о госслужбе, закрепившей в качестве отдельного принципа государственной гражданской службы Российской Федерации "доступность информации о гражданской службе" (и. 6 ст. 4);

• в директивных положениях политико-правовых документов: в утвержденной Президентом России 19 сентября 2000 г. "Доктрине информационной безопасности Российской Федерации"[1]. Этот документ содержит положение о том, что современный этап развития общества характеризуется возрастающей ролью информационной сферы, представляющей собой совокупность информации, информационной инфраструктуры, субъектов, осуществляющих сбор, формирование, распространение и использование информации, а также системы регулирования возникающих при этом общественных отношений. Информационная сфера в этом документе трактуется в качестве системообразующего фактора жизни общества, активно влияющего на состояние политической, экономической, оборонной и других составляющих безопасности Российской Федерации.

В перечне угроз конституционным правам и свободам человека и гражданина в области информационной деятель

ности "нерациональное, чрезмерное ограничение доступа к общественно необходимой информации" Доктрина поставила на достаточно "почетное" четвертое место. Среди источников этих угроз Доктрина справедливо называет "недостаточную разработанность нормативной правовой базы, регулирующую отношения в информационной сфере, а также недостаточную правоприменительную практику".

При этом Доктрина совершенно справедливо концентрирует внимание еще на одном концептуальном "узле" этой проблематики, не "развязав" который трудно рассчитывать на успех каких-либо конкретных действий в этой чрезвычайно тонкой и деликатной сфере информационных отношений. Имеется в виду тезис Доктрины о том, что "современные условия политического и социально-экономического развития страны вызывают обострение противоречий между потребностями общества в расширении свободного обмена информацией и необходимостью сохранения отдельных регламентированных ограничений на ее распространение".

Конкретные проявления указанного противоречия демонстрируют, например, отдельные нормы уже упомянутого ФЗ о госслужбе.

Во-первых, они содержат серьезные ограничения для гражданского служащего на разглашение сведений, ставших "ему известными в связи с исполнением должностных обязанностей" (п. 7 ч. 1 ст. 15), отнесенных "в соответствии с федеральным законом к сведениям конфиденциального характера" или "служебной информации" (п. 9 ч. 1 ст. 17), и, во-вторых, закрепляют обязанность гражданского служащего "соблюдать установленные правила публичных выступлений и предоставления служебной информации" (п. 10 ч. 1 ст. 17 и п. 14 ч. 1 ст. 18).

Пример из практики.

ОБ ОБРАЩЕНИИ ПОЛНОМОЧНОГО ПРЕДСТАВИТЕЛЯ ПРЕЗИДЕНТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В РЕСПУБЛИКЕ ХАКАСИЯ В. А. СТРИГИ

Решение № 1(135) от 15 января 1998 г.

В Судебную палату по информационным спорам при Президенте Российской Федерации поступило обращение полномочного представителя Президента Российской Федерации в Республике Хакасия В. А. Стриги, в котором приводятся факты, свидетельствующие, по мнению заявителя, о нарушении законодательства

Российской Федерации о СМИ председателем ГТРК Республики Хакасия В. И. Устяхиным.

В частности, как сообщает В. А. Стрига, председателем телерадиокомпании была отклонена передача в эфир представленного В. А. Стригой для обязательной публикации официального документа, отказано в возможности выступить в эфире кандидату в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания РФ по одномандатному округу № 30 Г. Я. Азанову. В заявлении также обращается внимание на несоответствие Устава ГТРК Республики Хакасия требованиям Закона РФ "О средствах массовой информации".

В. А. Стрига сообщает также о незаконных, по его мнению, действиях В. И. Устяхина в отношении журналистов телерадиокомпании, о грубых методах руководства, непрофессионализме председателя ГТРК.

Рассмотрев представленные сторонами материалы, заслушав представителя В. А. Стриги Радикевича Н. А., полномочного представителя Президента Российской Федерации в Республике Хакасия Стригу В. А., председателя ГТРК Республики Хакасия Устяхина В. И., начальника отдела правового управления ФСТР Андрощука С. В., главу администрации г. Саяногорска Бондаренко С. А., Судебная палата установила:

Третьего сентября 1997 г. полномочный представитель Президента РФ в Республике Хакасия В. А. Стрига направил председателю ГТРК РХ В. И. Устяхину для "обязательной публикации в телевизионном и радиоэфире без изъятия текста и комментариев" официальную информацию о налоговых льготах АО "СаЛЗ", подготовленную Государственной налоговой инспекцией по Саяногорску, ссылаясь при этом на Федеральный закон "О порядке освещения деятельности органов государственной власти в государственных средствах массовой информации". В. И. Устяхин отказал в публикации данной информации, мотивируя свои действия тем, что данная информация не является официальной и обязательной к опубликованию в силу требований Федерального закона "О порядке освещения деятельности органов государственной власти в государственных средствах массовой информации". Судебная палата считает решение В. И. Устяхина правомерным. Статья 3 Федерального закона "О порядке освещения..." содержит закрытый перечень органов государственной власти, чья деятельность должна освещаться в государственных СМИ в порядке, предусмотренном данным Законом. Полномочный представитель Президента Российской Федерации в регионе Российской Федерации, являясь по Положению о полномочном представителе Президента Российской Федерации в регионе Российской Федерации федеральным государственным служащим, входящим в состав Администрации Президента Российской Федерации. Таким образом действие настоящего Закона на него не распространяется. Вместе с тем Судебная палата считает, что в силу безусловной общественной значимости информации, представленной В. А. Стригой, ГТРК следовало найти возможность проинформировать жителей Хакасии о данной проблеме.

Судебная палата также установила, что В. А. Стрита неоднократно обращался к председателю ГТРК Республики Хакасия В. И. Устяхину с предложениями по освещению в эфире актуальных, на его взгляд, социально-экономических проблем.

В. И. Устяхин расценил подобные обращения как противоправные, посягающие па профессиональную самостоятельность телерадиокомпании.

Судебная палата считает, что В. А. Стрита в силу служебного положения вправе высказывать свои рекомендации по информированию населения республики и не усматривает в его действиях ущемления свободы массовой информации.

Вместе с тем Судебная палата полагает, что указанные обращения В. А. Стриги в адрес телерадиокомпании не вполне корректны. Так, В. А. Стрита ошибочно обосновывает свои предложения нормами Федерального закона "О порядке освещения деятельности органов государственной власти...". Также неуместно, по мнению Судебной палаты, требование В. А. Стриги о самостоятельном привлечении им к подготовке передачи журналиста-ведущего и аналитической группы.

Судебная палата также установила, что 23.10.97 г. в адрес В. А. Стриги поступила жалоба кандидата в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации Г. Я. Азанова в связи с отказом со стороны В. И. Устяхина в выступлении в эфире ГТРК РХ по заранее оплаченному времени в соответствии с п. 2.18 Инструкции ЦИК Российской Федерации о предоставлении эфирного времени на канатах государственных телерадиокомпаний избирательным объединениям, избирательным блокам, кандидатам в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации и публикации агитационных предвыборных матер налом в периодических печатных изданиях с государственным участием. Мотив отказа был связан с содержанием предвыборного выступления Г. Я. Азанова. Однако на заседании Судебной палаты выяснилось, что впоследствии Г. Я. Азанову все же была предоставлена возможность для выступления в эфире. Прокуратура Республики Хакасия не усмотрела в действиях В. И. Устяхина признаков состава преступления.

Судебная палата установила также справедливость замечания В. А. Стриги относительно несоответствия Устава ГТРК РХ требованиям ст. 20 Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации". Устав телерадиокомпании не был принят на общем собрании коллектива журналистов – штатных сотрудников редакции. В Уставе не определены взаимные права и обязанности учредителя, редакции, главного редактора, полномочия коллектива журналистов – штатных сотрудников редакции, порядок утверждения и изменения устава редакции, передача и (или) сохранение права на название, иные юридические последствия смены учредителя, изменения состава соучредителей, прекращения деятельности СМИ, ликвидации или реорганизации редакции, изменения ее организационно-правовой формы, что противоречит требованиям ст. 20 Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации".

Вместе с тем, как следует из разъяснения представителя ФСТР, Устав ГГРК РХ подготовлен на основе типового устава региональной телерадиокомпании, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации.

Однако Устав телерадиокомпании Республики Хакасия одновременно является уставом редакции СМИ. В этом случае на Устав телерадиокомпании должны распространяться требования, установленные Законом о СМИ.

Судебная палата учитывает то обстоятельство, что в силу специфики правового статуса телерадиокомпании содержание и процедура принятия ее уставных документов могут отличаться от аналогичных документов редакции периодического печатного издания.

Сложившаяся ситуация, по мнению Судебной палаты, является следствием правовой неотрегулированности в сфере телерадиовещания.

Судебная палата отмечает, что значительная часть заявления В. А. Стриги посвящена имеющему, по его мнению, место конфликту председателя ГТРК В. И. Устяхина с коллективом телерадиокомпании. Рассмотрение подобных вопросов нс входит в компетенцию Судебной палаты. Вместе с тем Судебная палата учитывает, что, по официальному сообщению в Судебную палату заместителя руководителя ФСТР О. А. Виноградова, данная ситуация станет предметом проверки специальной комиссии ФСТР.

Учитывая изложенное, в соответствии с п.п. 8–10, 15 Положения о Судебной палате но информационным спорам при Президенте Российской Федерации, Судебная палата решила:

1. Признать требования В. А. Стриги по обязательному обнародованию в эфире ГТРК РХ тех или иных направляемых им сообщений и материалов, в частности, информации о налоговых льготах АО "СаАЗ" не основанными на законе.

2. Рекомендовать ФСТР рассмотреть вопрос о соответствии уставов региональных телерадиокомпаний требованиям Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации" и внести соответствующие предложения при доработке законопроекта "О телевизионном вещании и радиовещании".

3. Рекомендовать полномочному представителю Президента Российской Федерации в Республике Хакасия В. А. Стрите, председателю ГТРК РХ В. И. Устяхину выработать механизм конструктивного взаимодействия по объективному и всестороннему инфомированию жителей Республики Хакасия о деятельности федеральных и республиканских органов государственной власти.

4. Направить данное решение в Управление Президента Российской Федерации по координации деятельности полномочных представителей Президента РФ в субъектах РФ, в Федеральную службу России по телевидению и радиовещанию, в Правительство Республики Хакасия.

В контексте современного подхода к требованиям информационной открытости деятельности органов публичной власти проблема заключается в том, что требование нормы закона об обязанности гражданского служащего "соблюдать установленные правила ...предоставления служебной информации" практически нигде не обеспечено наличием соответствующих норм подзаконных нормативных правовых актов, которые бы раскрывали правовое содержание категории "служебная информация" и содержали бы определенные правила ее предоставления.

Социально неудовлетворительной до сих пор остается ситуация и с более "высокой" чем служебная информация категорией – служебной тайной. Дело в том, что отсутствует законодательно закрепленное определение того, какая именно информация должна к ней относиться. В этих условиях "погоду открытости" в этой сфере определяет лишь относительно недавно приданное публичной огласке (кстати, после череды судебных исков от структур российского гражданского общества!) постановление Правительства РФ от 03.11.1994 № 1233 "О порядке обращения со служебной информацией ограниченного распространения в федеральных органах исполнительной власти". Причем определяет так, что позволяет чиновникам, устанавливающим те или иные ограничения в доступе, ориентироваться отнюдь не на нормы закона или хотя бы правительственного акта, а на сугубо неформальную, предельно субъективную категорию, именуемую "служебной необходимостью". Иными словами, решать вопросы предоставления информации общественности по собственному усмотрению.

В принятой спустя восемь лет после Доктрины новом политико-правовом документе предусматривается комплексное развитие государства, общества и бизнеса в условиях информационного общества, нация ориентируется на развитие экономики, основанной на знаниях – Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации[2].

Согласно положениям этого документа, целями формирования и развития информационного общества в Российской Федерации является повышение качества жизни граждан, обеспечение конкурентоспособности России, развитие экономической, социально-политической, культурной и духовной сфер жизни общества, совершенствование системы государственного управления на основе использования информационных и телекоммуникационных технологий.

При этом в Стратегии отмечалось, что формирование современной информационной и телекоммуникационной инфраструктуры, предоставление на ее основе качественных услуг и обеспечение высокого уровня доступности для населения информации и технологий требует принятия специальных законов, регламентирующих реализацию доступа к информации о деятельности органов государственной власти.

И такие законы в скором времени были приняты. В этом смысловом ряду на первом месте заслуживают упоминания Федеральный закон от 22 декабря 2008 г. № 262-ФЗ "Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации" и Федеральный закон от 9 февраля 2009 г. № 8-ФЗ "Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления".

Пример из практики.

РЕШЕНИЕ

Дело № 2–1133/2005 г. 17–18 октября 2005 года

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дзержинский районный суд Санкт-Петербурга, в лице судьи Свирской О. Д., при секретаре Заваткиной И. В.,

с участием заявителя Вдовина Ю. И., представителя заявителя – адвоката Павлова И. Ю„ действующего на основании ордера, представителя Федеральной службы по оборонному заказу – главного

специалиста отдела правового обеспечения Догляды В. Б., действующего на основании доверенности от 14.10.2005 года № 9/3122;

рассмотрев в открытом судебном заседании 17–18 октября 2005 года гражданское дело Ха 2–1133/05;

– по заявлению Вдовина Юрия Иннокентьевича об оспаривании действий органов исполнительной, власти: Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству, Федеральной службы по оборонному заказу, Министерства регионального развития РФ, Федеральной службы финансово-бюджетного надзора, Федеральной службы судебных приставов, Федеральной службы охраны РФ, Главного управления специальных программ Президента РФ, установил;

Вдовин Ю. И. обратился в суд с заявлением о признании незаконным бездействия Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству, Федеральной службы по оборонному заказу, Министерства регионального развития РФ, Федеральной службы финансово-бюджетного надзора, Федеральной службы судебных приставов, Федеральной службы охраны РФ, Главного управления специальных программ Президента РФ, выразившегося в неразмещении названными органами в сети Интернет информационных ресурсов о своей деятельности. Вдовин Ю. И. полагает, что бездействие органов исполнительной власти нарушает его права, предусмотренные ст. 29 Конституции РФ.

Представитель Федеральной службы по оборонному заказу заявление Вдовина Ю. И. полагает необоснованным, указывая, что Федеральная служба по оборонному заказу имеет информационный ресурс в сети Интернет с 2005 года.

Представители Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству, Министерства регионального развития РФ, Федеральной службы финансово-бюджетного надзора, Федеральной службы охраны РФ, Главного управления специальных программ Президента РФ, Федеральной службы судебных приставов просили рассмотреть дело в свое отсутствие, заявление Вдовина Ю. И. полагают необоснованным, поскольку информация о деятельности органов исполнительной власти в сети Интернет имеется.

Выслушав участников процесса, изучив материалы дела, суд приходит к следующему.

Согласно ст. 254 ГПК РФ, гражданин вправе оспорить в суде действие (бездействие) органа государственной власти, если считает, что нарушены его права и свободы,

В соответствии с ч. 4 ст. 29 Конституции РФ, каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом.

Порядок реализации права на доступ к информации из информационных ресурсов и гарантии предоставления информации уста-

новлены ст. 12, 13 Закона РФ "Об информации, информатизации и защите информации".

Постановлением Правительства РФ от 12.02.2003 года № 98 федеральные органы исполнительной власти обязаны своевременно и регулярно размешать информационные ресурсы в информационных системах общего пользования, в том числе в сети Интернет.

В своем заявлении Вдовин Ю. И. указывает, что информационный ресурс в сети Интернет Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству, Федеральной службы по оборонному заказу, Министерства регионального развития РФ, Федеральной службы финансово-бюджетного надзора, Федеральной службы судебных приставов, Федеральной службы охраны РФ, Главного управления специальных программ Президента РФ отсутствует.

Довод заявителя в этой части опровергается материалами дела, из которых следует, что на момент обращения Вдовина Ю. И. в суд названные в его заявлении органы исполнительной власти размещали сведения о своей деятельности в сети Интернет:

1. Федеральная служба по оборонному заказу в июне 2005 года открыла официальный сайт в сети Интернет, который размещен но электронному адресу: fsoz.gov.ru (л.д. 39);

2. Федеральная служба по военно-техническому сотрудничеству имеет информационный портал в сети Интернет по электронному адресу: fsvts.gov.ru (л.д. 108);

3. Федеральная служба судебных приставов имеет сайт с электронными адресами fssprus.ru (л.д. 126) и размещает свою информацию на сайге Министерства юстиции РФ но электронному адресу: minjust.ru (л.д. 124 об.);

4. Главное управление специальных программ Президента РФ размещает свою информацию на сайте Правительства РФ, имеющем электронный адрес: wwv.government.gov.ru (л.д. 218);

5. Министерство регионального развития имеет официальный портал в сети Интернет по электронному адресу: minregion.ru (л.д. 151);

6. Федеральная служба финансово-бюджетного надзора размещает информацию о своей деятельности на сайте Министерства финансов РФ но электронному адресу: minfin.ru (л.д. 178), в информационных системах "Гарант" и "Консультант"; территориальные органы Росфиннадзора размещают в Интернете информацию о своей деятельности как на собственных сайтах, так и на сайтах органов государственной власти или иных организаций (л.д. 176).

Представленные заинтересованными лицами сведения, подтвержденные материалами дела, Вдовиным Ю. И. и его адвокатом Павловым И. Ю. не опровергнуты. Довод Вдовина Ю. И. о том, что все названные им организации должны иметь собственные официальные сайты в сети Интернет, суд находит ошибочным, поскольку постановлением Правительства РФ от 12.02.2003 года № 98 такая обязанность на федеральные органы исполнительной власти не возложена.

При таких обстоятельствах у суда отсутствуют “основания для удовлетворения жалобы Вдовина Ю. И. в части обязания Федеральной службы по оборонному заказу, Федеральной службы по ВТС, Федеральной службы судебных приставов, Главного управления специальных программ Президента РФ, Министерства регионального развития РФ, Федеральной службы финансово-бюджетного надзора создать собственные информационные ресурсы.

Представитель Федеральной службы охраны РФ, полагая жалобу Вдовина Ю. И. необоснованной, не представил в суд сведений о размещении ФСО РФ сведений в сети Интернет. Доводы представителя ФСО РФ о том, что информация об этом органе регулярно размещается на бумажных носителях, средствах телевещания и других СМИ не доказывают надлежащего исполнения названным органом исполнительной власти постановления Правительства РФ от 12.02.2003 года № 98. Ссылка представителя ФСО РФ на то, что Федеральная целевая программа "Электронная Россия" рассчитана до 2010 года, является необоснованной, поскольку постановление Правительства РФ от 12.02.2003 года № 98 вступило в силу и подлежало обязательному исполнению органами государственной исполнительной власти. Факт размещения некоторых сведений о Федеральной службе охраны только в системах "Консультант" и "Гарант", по мнению суда, также не является надлежащим исполнением постановления Правительства РФ от 12.02.2003 года № 98, поскольку информация в названных системах предоставляется пользователям только на коммерческой основе, поэтому не может считаться общедоступной.

Поэтому заявление Вдовина Ю. И. в части обязания ФСО РФ своевременно и регулярно размещать информационные ресурсы в сети Интернет подлежит удовлетворению.

Постановлением Правительства РФ от 12.02.2003 года № 98 утвержден перечень сведений о деятельности Правительства РФ и органов исполнительной власти, обязательных для размещения в информационных системах общего пользования.

Из содержания сайтов Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству, Федеральной службы по оборонному заказу, Министерства регионального развития РФ, Федеральной службы финансово-бюджетного надзора, Федеральной службы судебных приставов, Главного управления специальных программ Президента РФ усматривается, что размещенная на них информация не содержит в полном объеме сведений, перечень которых утвержден постановлением Правительства РФ от 12.02.2003 года № 98.

Из отзывов заинтересованных лиц следует, что они самостоятельно определяют круг информации, подлежащей размещению 1з сети Интернет. Однако такое право названным выше постановлением Правительства РФ органам государственной исполнительной власти не предоставлено. Перечень сведений, указанный в постановлении Правительства РФ от 12.02.2003 года, обязателен для размещения всеми органами государственной исполнительной власти без исключения.

Поэтому заявление Вдовина Ю. И. в части обязания государственных органов исполнительной власти привести информационные ресурсы в соответствие с постановлением Правительства РФ от 12.02.2003 года № 98 подлежит удовлетворению.

В соответствии со ст. 258 ГПК РФ, суд, признав заявление обоснованным, принимает решение об обязании соответствующего органа государственной власти устранить в полном объеме допущенное нарушение прав гражданина или препятствие к осуществлению гражданином своих прав. Решение исполняется по правилам, указанным в части второй статьи 206 ГПК РФ, согласно которой суд устанавливает срок, в течение которого судебное решение должно быть исполнено.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 6, 12, 55–60, 254-258, 206, 194-198, 167 ГПК РФ, суд решил:

Заявление Вдовина Юрия Иннокентьевича удовлетворить частично.

Обязать Федеральную службу охраны Российской Федерации в срок до 1 января 2006 года разместить в сети Интернет собственные информационные ресурсы в соответствии с "Перечнем сведений о деятельности Правительства РФ и федеральных органов исполнительной власти, обязательных для размещения в информационных системах общего пользования", утвержденным постановлением Правительства РФ от 12 февраля 2003 года № 98 "Об обеспечении доступа к информации о деятельности Правительства Российской Федерации и федеральных органов исполнительной власти".

Обязать Федеральную службу по военно-техническому сотрудничеству, Федеральную службу по оборонному заказу, Министерство регионального развития РФ, Федеральную службу финансово-бюджетного надзора, Федеральную службу судебных приставов, Главное управление специальных программ Президента РФ в срок до 1 января 2006 года привести информационные ресурсы, размещенные в сети Интернет, в соответствие с "Перечнем сведений о деятельности Правительства РФ и федеральных органов исполнительной власти, обязательных для размещения в информационных системах общего пользования", утвержденным постановлением Правительства РФ от 12 февраля 2003 года № 98.

В остальной части заявления – отказать.

Решение может быть обжаловано в Санкт-Петербургский городской суд через Дзержинский районный суд Санкт-Петербурга в течение десяти дней со дня принятия решения судом в окончательной форме.

Судья ПОДПИСЬ

Мотивированное решение изготовлено 21 октября 2005 года

Простимулированный появлением Стратегии вектор на нормативно-правовое обеспечение состояния информационной открытости отправления отечественной публичной власти характерен не только для "верхних этажей" органов власти и управления. Например, в этом контексте представляет несомненный интерес опыт Ханты-Мансийского автономного округа, разработавшего и принявшего более 200 законов и подзаконных документов регионального уровня, регулирующих отношения в информационной сфере.

Целью принятия таких регуляций среди прочего является повышение эффективности госуправления и местного самоуправления, развития взаимодействия гражданского общества и бизнеса с органами публичной власти, качества и оперативности предоставления государственных и муниципальных услуг, а также информации о деятельности органов публичной власти.

Социальная значимость подобного рода нормативных правовых актов состоит не просто в возможности обеспечения доступа к информации о деятельности государственных органов и местного самоуправления, но и в возможности осуществления за их деятельностью общественного контроля. Содержание которого – и это важно подчеркнуть, – не должно носить формального, имитационного характера и должно включать: а) наблюдение за деятельностью подконтрольных субъектов; б) получение всесторонней информации о выполнении ими предписаний; в) анализ таких данных; г) предупреждение и выявление правонарушений[3].

  • [1] Доктрина информационной безопасности Российской Федерации (утв. Президентом РФ 9 сентября 2000 г. № Пр-1895) // Российская газета. 2000. 28 сент.
  • [2] Стратегия развития информационного общества в Российской Федерации (утв. Президентом РФ 7 февраля 2008 г. № Пр-212) // Российская газета. 2008. 16 февр.
  • [3] См.: Монахов В. Н. Проблемы развития законодательства о доступе к информации: в сб. Вопросы совершенствования законодательства в сфере обеспечения информационной безопасности; Издание Государственной Думы Федерального Собрания РФ. М., 2007. С. 56–65.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика