ПЕРЕСЕЛЕНЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА РОССИИ В ПОРЕФОРМЕННЫЙ ПЕРИОД (1861—1917)

Отмена крепостного права способствовала усилению миграционных процессов, требовала разработки внутренней миграционной политики. Но правительство не сразу осознало необходимость регулирования переселенческого движения. В тот период надежды возлагались на автоматическое урегулирование процессов размещения населения сообразно потребностям развития хозяйства в связи с получением крестьянами свободы передвижений. Законодательством переселение должным образом не регулировалось. По мнению одного из крупнейших российских исследователей и теоретиков переселенческого движения, принимавшего непосредственное участие в решении проблемы аграрного перенаселения, Кауфмана А.А. (1864—1919), массовое переселение крестьян в восточные районы само по себе не способно решить аграрный вопрос [6, с. 176]. Представление о масштабах переселенческого движения после крестьянской реформы дает Всеподданнейший отчет статс-секретаря Куломзина в 1896 г. В нем сказано: «Переселенческого движения, как явления народной жизни, у нас не существовало; были переселения по вызову самого правительства, случался, и даже не редко, переход отдельных лиц под влиянием исключительных обстоятельств в малонаселенные местности, но сравнивать такие уходы с современным движением не представляется возможным» [6, с. 16].

Однако даже в тот период интересы к заселению отдельных окраин заставляли правительство поощрять переселения. Примером тому служат продиктованные политической необходимостью меры по заселению присоединенного Приамурского края. В этих регионах было дозволено селиться всем желающим, как русским, так и иностранцам. Особыми правилами

1861 г. переселенцам были предоставлены широкие льготы по податям и повинностям. Также в середине 70-х гг. XIX в. было издано особое положение о порядке колонизации киргизской степи [6, с. 20]. При этом переселенческая политика пореформенной России фактически запрещала выселение крестьян из западных губерний, чтобы не ослаблять в западном крае русский этнос.

В 1881 г. было утверждено Положение «Об установлении временных правил о переселении крестьян на свободные казенные земли». Однако эти правила не только не способствовали переселению, а скорее сдерживали его. Отведение земель под заселение и ссудная помощь значительно отставали от объективной потребности в них. Во многом этим было обусловлено принятием нового закона о переселении, утвержденного в 1889 г., по которому должен был быть введен ряд льгот (по арендным платежам, исполнению воинской повинности, получению ссуд). Однако закон не был опубликован, и, следовательно, не был введен в действие.

В качестве механизмов воздействия на мотивацию и реализацию переселенческих настроений служили экономические инвестиционные проекты. Изменение миграционной политики и подходов к ее реализации произошло в связи с решением о строительстве Сибирской железной дороги. В 1893 г. был утвержден состоящий под личным председательством Государя Императора Комитет Сибирской железной дороги. Он и должен был регулировать переселения. Расходы по организации переселений были отнесены на особый 14-миллионный фонд «вспомогательных по Сибирской дороге предприятий». Пособия и льготы были значительно расширены; ссуды выдавались на дорогу, на хозяйственное обустройство, на посев; лесоматериалы на приусадебные постройки отпускались безвозмездно. На ссудные деньги можно было приобрести две лошади, две коровы, две телеги, сани, сбрую, необходимые земледельческие орудия. Были организованы склады сельскохозяйственного инвентаря. Из фонда Александра III, образованного на частные пожертвования, выделялись средства на церковно-школьное строительство. Интерес к переселенческому движению был вызван, прежде всего, экономическими соображениями: постройка железной дороги могла принести выгоду народному хозяйству лишь при условии заселения и промышленного развития Сибири.

«Колонизация российских окраин мотивировалась не только экономическими соображениями (налоговым обложением пустующих земель, улучшением торгового баланса, устранением аграрного перенаселения в европейской части страны и др.), но и, в еще большей мере, политическими интересами государства, а именно необходимостью упрочения русского присутствия в азиатском регионе, обеспечения безопасности границ и др.». На эту черту русской колонизации указывали почти все авторы, писавшие по данному вопросу. В отличие от других окраин, на Дальнем Востоке политические и военностратегические цели были доминирующим мотивом его колонизации. Так, Ф. Буссе писал: «Поскольку в основу соображений были поставлены политические потребности колонизуемых районов, то экономической стороне дела отводилось второстепенное значение» [11]. Таким образом, заселение Дальнего Востока имело (и имеет в настоящее время), не только экономическое, но и геополитическое значение.

В 1861 г. переселенцы на Амур были освобождены от подушной подати навечно, а от оброчной подати на землю — сроком на 20 лет. В 80-е гг. XIX в. положение несколько изменилось. С 1882 г. переселенцы в Приамурский край были освобождены от государственных повинностей сроком на пять лет. Правда, за ними сохранились общественные повинности, очень тяжелые в условиях Дальнего Востока. Правила 1882 г. на иммигрантов не распространялись. В 1886 г. льготы были введены также для лиц, приписывающихся к городам. Переселенцы на новом месте освобождались от всяких пошлин, государственных повинностей и военного постоя на десять лет. В начале XX в. льготы по освобождению переселенцев от разного рода повинностей были урезаны. Так, даже переселенцы на Сахалин с 1908 г. были освобождены от налогов только на пять лет.

Крестьяне, переселявшиеся на Камчатку, еще в 1853 г. были освобождены от рекрутской повинности навсегда, а переселенцы на Амур начиная с 1861 г. освобождались от повинности на десять рекрутских наборов. Эти же льготы распространялись и на лиц, зачислявшихся в дальневосточные города в 80-е гг. XIX в. С начала XX в. срок льготного освобождения от воинской повинности постепенно снижался, и в 1910 г. в Приамурском крае была введена всеобщая воинская повинность. Исключение составлял Сахалин, где с 1908 г. переселенцы освобождались от этой повинности на три года.

Льготы предоставлялись как организованным, так и индивидуальным переселенцам. И что интересно, они не были для всех едины. Размер помощи зависел от территории вселения и конкретной потребности переселенцев. Правительство взяло на себя решение организационных и социальных проблем: перевозку переселенцев, организацию сети врачебнопродовольственных пунктов, подготовку участков для расселения. Угроза истощения запасов пригодных для колонизации земель побудила правительство начиная с 1895 г. принять ряд серьезных мер, направленных на увеличение этих запасов. Было предпринято обследование огромных, дотоле совершенно не изучавшихся пустынных, так называемых таежных и урман- ных (самых трудных для освоения, болотистых, отдаленных), пространств Сибири [7, с. 34—37].

Ссудная помощь как инструмент переселенческой политики стала широко практиковаться уже с 1861 г. Ссуда различного целевого назначения предоставлялись отдельным семьям на хозяйственное обзаведение. Эта ссуда должна была возвращаться спустя пять лет в течение десятилетнего периода. В 80-е гг. XIX в. размер ссуды составлял обычно 100 руб. Причем в 1886 г., помимо ссуды на хозяйственное обзаведение и жилищное строительство, начали выдавать и путевые ссуды. В 1904 г. размер ссуд был повышен по сравнению с 1882 г. вдвое и доведен до 200 руб. Начиная с 1913 г., когда практически прекратились массовые переселения, размер ссуды в Приамурском крае достигал 400 руб., причем на Сахалине, например, часть ссуды обращалась в пособие. Эти меры были вызваны резким повышением цен и вместе с тем падением переселенческой волны перед Первой мировой войной. Но даже такое увеличение размера ссуд уже не могло мотивировать переселенческие настроения.

В 1882 г. с организацией морских перевозок из Одессы до Владивостока был разрешен бесплатный проезд переселенцев, отмененный, однако, уже в 1886 г., когда обнаружилось, что крестьяне и за свой счет будут переселяться в этот край. Исключение составляли лишь перевозки излишков женщин в семьях, да переезд вольных на Сахалин, оплачивавших стоимость билета наполовину (детей провозили бесплатно). С 1893 г. солдатам, служившим на Дальнем Востоке и уволенным в запас, было дано право в течение трех лет не только бесплатно выезжать на родину, но и выписывать семьи и привозить их на льготных условиях. Солдатам и матросам, продолжающим службу в Приамурском крае, в 1897 г. было разрешено бесплатно привозить сюда свои семьи.

В конце 90-х гг. XIX в. на железных дорогах Сибири для переселенцев были введены льготные тарифы, которые у взрослых составляли часть стоимости билета третьего класса, а для детей проезд был бесплатным. Этой льготой пользовались и переселенцы на Дальний Восток, которые по железной дороге добирались либо через Маньчжурию до Южно-Уссурийского края (южная часть Приморья), либо до Забайкалья, а там сплавом до Амурской области. Льготный тариф применялся и для рабочих, завозимых в край накануне Первой мировой войны, причем для рабочих, едущих на частные работы, был установлен льготный тариф, а завозимые на казенные работы ехали бесплатно. Кроме льготного или бесплатного проезда, переселенцам в пути оказывалась санитарно-продовольственная помощь. Врачебно-продовольственные пункты в Сибири были открыты в 1893 г. Продовольственная помощь детям и больным оказывалась бесплатно, взрослым — за плату.

Анализ миграционной ситуации, позиций работодателей, самих переселенцев и Правительства Российской Империи (в том числе различных ведомств, входящих в его состав, а также региональных властей — зауральских и дальневосточных) показывает, что с незначительными отличиями проблемы, присущие миграционной ситуации в тот период, были сходны с аналогичными в настоящее время. К их числу относились следующие:

  • — оценка вероятности угрозы экономике и безопасности страны отходничества граждан Китая и Кореи на территорию России и определение его масштабов, отвечающих экономическим интересам России;
  • — оценка степени опасности бесконтрольного въезда и пребывания на территории России иностранных граждан, а также привлечения работодателями на предприятия иностранных работников в качестве дешевой рабочей силы и извлечения сверхприбыли за счет снижения себестоимости производимой продукции.

В то время, как и в той или иной мере в настоящий период, предлагаемые способы привлечения, регулирования и надзора за пребыванием и проживанием иностранных граждан носили отпечаток узковедомственного подхода к решению различных проблем. Основные противоречия складывались между МВД, МИДом, Министерством торговли и промышленности (МТиП), Минфином (МФ), Главным управлением по землепользованию и землеустройству (ГУЗиЗ) и региональными властями.

Главные вопросы, по которым велась дискуссия и не удавалось достигнуть согласия, были: а) следует ли препятствовать проникновению на территорию России иноэтничных граждан из соседних стран или жестко регламентировать их въезд, проживание и использование в хозяйстве;

  • б) какие отрасли хозяйства и территории могут быть определены в качестве дозволенных для этих иностранцев;
  • в) какие законодательные акты и документы должны быть утверждены в качестве регламентирующих.

Единственное отличие, которое характеризует проблемы народонаселения Российской Империи рубежа XIX—XX вв. и современной России, заключается в том, что в центральных и южных губерниях России из-за быстрого естественного прироста населения усугублялась проблема малоземелья. Тогда эту проблему Правительство Российской Империи хотело решить путем переселения крестьянства из густонаселенных регионов на богатые сибирские и дальневосточные земли с предоставлением значительных льгот и преференций переселяющимся. Таким образом, на относительно пустующие земли на востоке страны претендовали не только иностранцы, проживавшие в приграничных государствах (Китае, Корее и Японии), но и собственное российское население.

К началу XX в. в стране сложилась острая политическая и социально-экономическая ситуация. Наиболее сложной была аграрная проблема. В рамках аграрной реформы проводились изменения в политике переселения крестьянского населения на окраины государства. Эта политика приобрела важнейшее государственное значение в связи с поставленными перед государством новыми целями: охраной границ, подъемом жизнедеятельности окраин, вовлечения их в общий хозяйственный оборот страны, смягчения аграрных затруднений в Европейской России. Политика, проводимая в этой сложной ситуации, получила название Столыпинской переселенческой политики.

Основополагающими нормативными актами, регулирующими миграцию населения в тот период, были: «Временные правила о переселении сельских обывателей и мещан-землев- ладельцев» от июня 1904 г., Закон «О дополнении некоторых постановлений действующих законов, касающихся крестьянского землевладения» от ноября 1906 г.; Положение «О порядке применения закона от 06.06.1904 г.», принятое в марте 1906 г., в которые впоследствии вносили изменения. В 1904 г. принимается новый переселенческий закон. В его основу был положен принцип свободы переселения, но формирование и направления миграционных потоков обеспечивались через особую поддержку со стороны правительства тем переселенцам, которые выбывали из перенаселенных местностей, и тем, которые направлялись в районы, определенные для заселения. Желающим воспользоваться государственным содействием в переселении давалась возможность предварительно познакомиться с предполагаемым местом вселения; будущим переселенцам было разрешено предварительно приезжать на новое место для выбора земельного участка и знакомства с условиями жизни и ведения хозяйства (так называемый институт ходоков).

Этот период проведения активной миграционной политики был отмечен созданием специализированного ведомства, отвечающего за разработку и реализацию переселенческой политики, а также за координацию действий в этом направлении работы других ведомств. По словам одного из виднейших специалистов в области изучения миграций населения в России, И. Л. Ямзина, и его коллеги В. П. Вощинина в то время Переселенческое управление приобрело характер учреждения чрезвычайной важности, так как в нем были сосредоточены все сведения о Зауралье и в качестве «всеазиатской земской управы» оно фактически влияло на жизненный уклад и развитие производительных сил целых территорий государства [14, с. 68].

В целях регулирования миграционных процессов и оказания помощи переселенцам государство разработало и провело в жизнь ряд мер. Меры видоизменялись в зависимости от направления государственной миграционной политики и от территории вселения переселенцев. На реализацию переселенческой политики из казны направлялись огромные средства. В целом государственным бюджетом было израсходовано на поддержку переселенцам в различных формах 75 333 336 руб.

Накануне Первой мировой войны был принят Закон «Об изменении правил о выдаче ссуд на хозяйственное устройство переселенцев». По этому закону «переселенцам, окончательно водворившимся в местностях, заселение коих признается необходимым по государственным соображением, часть домообзаводческой ссуды (то же, что и ссуда на хозяйственное устройство), но не свыше половины ее, обращается в безвозвратное пособие». Такая операция устанавливалась на три года в местностях, установленных законом, а потом могла быть изменена по решению правительства.

К финансовой помощи в денежной форме относился и такой инструмент миграционной политики, как предоставление ссуд, кредитов. Переселенцам, а именно семьям переселенцев, от правительства выдавались:

  • 1) путевые ссуды;
  • 2) ссуды «на хозяйственное устройство».

Выдавались переселенцам также ссуды «на общеполезные надобности» на основании разработанных и утвержденных в июне 1902 г. «Правил о выдаче ссуд на общеполезные надобности». Эти ссуды предназначались не отдельным семьям, а целым переселенческим обществам, селениям и товариществам крестьян в целях оказания помощи в улучшении землепользования и быта. Кроме того, переселенцы могли воспользоваться ссудами на продовольствие и обсеменение полей. Суды выдавались только нуждающимся в зависимости от их реальной потребности. К сожалению, не всегда ссуды выдавались в том размере, в котором нуждались переселенцы.

Государство предоставляло переселенцам льготный порядок предоставления и выплат ссуд. Так, на выданные ссуды не распространялись казенные или частные взыскания и никаких процентов и пеней не насчитывалось. Срок возврата ссуд был строго определен законодательством и распространялся на все местности водворения без исключения: возврат ссуд производился после пяти льготных лет в течение следующих десяти лет срочными ежегодными платежами в равных частях, причем разрешалось вносить причитающиеся платежи и до срока. Исчисление пятилетнего льготного срока начиналось для каждой ссуды по-своему, в зависимости от характера использования ссуд. Так, для путевых ссуд срок исчислялся со времени водворения переселенцев, а для прочих — со времени выдачи их. Срок платежей для других видов устанавливался с начала ближайшего после истечения льготных лет нового года, то есть с 1 января.

Правительство строго контролировало уплату платежей по возврату ссуд и возлагало функцию взыскания на полицию, под наблюдение казенных палат и подведомственных им чинов податной инспекции. В исключительных случаях правительство шло навстречу переселенцам в отсрочке выплат ссуд. В их числе были следующие.

Путевые ссуды. Их могли выдавать только семьям переселенцев, следующих до места назначения с разрешения правительства. Размер ссуды зависел от места водворения. Так, во все местности размер ссуды составлял 50 руб., а в Приамурское генерал-губернаторство путевая ссуда могла быть увеличена до 100 руб. В исключительных случаях правительство могло пойти навстречу нуждам переселенцев и выдавать дополнительные ссуды и во время следования по железным дорогам и на пароходах. Размер этой ссуды составлял 50 руб. Кроме того, правительство выдавало переселенцам дополнительные ссуды на приобретение перевозочных средств в размере до 100 руб. на каждое семейство с зачетом этой суммы на хозяйственное устройство, если они следовали в Приамурское генерал-губернаторство по Сибирской и Забайкальской железным дорогам. Всего с 1906 по 1914 гг. (включительно) было выдано путевых ссуд на сумму 1 514 350 руб. Если рассматривать выдачи путевых ссуд по отдельным местностям страны, то получаются следующие цифры: в Сибири путевых ссуд было выдано на сумму 975 тыс. руб., на Дальнем Востоке — 225 тыс. руб., на Кавказе — 7500 руб. Однако следует учесть, что распределение средств Переселенческого управления по отдельным местностям страны в сметах начинается с 1909 г. А непосредственно путевые ссуды распределяются между Сибирью, Дальним Востоком и Кавказом с 1909 по 1912 гг., в 1913 г. — только между Сибирью и Кавказом.

Ссуды на хозяйственное устройство (домообзаводческие ссуды). Эти ссуды выдавались переселенцам по письменному или устному ходатайству в течение трех лет со времени водворения. Их размер на семью составлял 200 руб. в Амурской и Приморской областях и 165 руб. в остальных местностях. Такое различие в размере объясняется пристальным вниманием государства к заселению Амурской и Приморской областей из-за их военно-стратегического значения.

Заметно отличались и ссуды, выдаваемые переселенцам при водворении их в обществах старожилов. Они не должны были превышать половину установленного размера (165 и 200 руб. соответственно). Также отличался и размер ссуды, выдаваемой тем переселенцам, которые водворялись на расстояние не далее 30 верст от места выхода. Эта ссуда не должна была превышать половину установленной для данной местности. Выдавался переселенцам также аванс до принятия окончательного решения о выдаче ссуды. Размер аванса зависел от территории водворения. В случаях крайней нужды семей переселенцев им могли быть выданы дополнительные ссуды. Условием предоставления ссуды являлось хозяйственное положение просителя. Выдавалась она частями по мере ее целесообразного использования.

Порядок предоставления ссуд на хозяйственное устройство со времени издания Временных правил в 1904 г. претерпел изменения в 1912 г. В июле этого года вошел в силу Закон «Об изменении правил о выдаче ссуд на хозяйственное устройство переселенцев». Принципиальное отличие этого закона от Временных правил заключалось в изменении оснований для предоставления ссуд, был увеличен их размер. Основанием стали являться трудности хозяйственного освоения территории или особая государственная необходимость их скорейшего заселения. Размер ссуд изменился в сторону увеличения и зависел от территории вселения, но не мог превышать 400 руб. на одно хозяйство в таежных частях Забайкальской области, Приамурской и Амурской областях, на острове Сахалин и 250 руб. — в остальных местностях Азиатской России. По этому закону устанавливались семь районных ссудных норм. Ссуды стали выдавать двумя частями: первая часть — при водворении семьи на землю; вторая часть — при условии использования первой части на хозяйственные нужды.

Результативность выданных ссуд невелика, поскольку в среднем ссуда на каждую семью не достигала положенных по закону размеров. Так, в 1906 г. размер ссуд в Азиатской России в местностях, хорошо освоенных и расположенных не в тайге, в среднем составлял 47 руб.; на Дальнем Востоке — 110 руб., в то время как по закону было положено 165 и 200 руб. соответственно. В 1913 г. размер ссуд в Азиатской России, вне зависимости от местности вселения, в среднем составлял 70,7 руб. Такой размер ссуд приводил к их нецелевому использованию. Переселенцы тратили их на потребительские товары, а не на строительство домов или устройство сельского хозяйства.

Всего же с 1906 по 1914 гг. на ссуды на хозяйственное устройство или на домообзаведение было израсходовано 71 705 899 руб. Эта самая большая сумма из всех выделенных на предоставление помощи переселенцам в ходе проведения миграционной политики в 1906—1914 гг. Выделение ссуд в региональном аспекте выглядит так. В Сибири выделено 47 278 500 руб., на Дальнем Востоке — 7 241 500 руб., на Кавказе — 768 500 руб. Необходимо учитывать, что распределение ссуд по регионам начинается в сметах с 1909 г., но в 1909, 1913, 1914 гг. они были распределены между Сибирью и Кавказом, в 1910, 1911, 1912 гг. — между Сибирью, Кавказом и Дальним Востоком.

Ссуды на общественные (общеполезные) надобности. Кроме ссуд, которые выдавались на каждую семью, государство предоставляло переселенческим сельским общинам, селениям, товариществам крестьян-домохозяев ссуды на общественные надобности. Ссуды по Временным правилам 1904 г. выдавались на следующие нужды:

  • а) для обводнительных, осушительных и дорожных сооружений;
  • б) на постройку общественных зданий;
  • в) на пожарную охрану сельских строений;
  • г) на сельскохозяйственные улучшения и т. д.

Решение об обоснованности удовлетворения ссуды принимал крестьянский начальник или соответствующее ему должностное лицо исходя из реальных потребностей обществ и обеспечения возврата. Размер ссуды не был законодательно определен, но была обозначена максимальная сумма в 300 руб. Правительство предоставляло и льготный порядок выплат ссуд, исключая начисление процентов и пеней. Кроме того, на общеполезные ссуды не распространялись никакие казенные или частные взыскания.

Возврат ссуды производился в течение десяти лет начиная с 1 января ближайшего после действительного получения ссуды года срочными ежегодными взносами в равных частях. В исключительных случаях возврат ссуды мог быть увеличен на срок до 20 лет по постановлению губернатора или областного учреждения по крестьянским делам (подразделение Главного управления по землепользованию и землеустройству — ГУЗиЗ). Также могли быть разрешены отсрочки возврата ссуды. Учетом выданных ссуд и контролем за их своевременным возвратом ведала местная казенная палата.

Принятый в апреле 1909 г. Закон «О порядке выдачи ссуд на общеполезные надобности переселенцев» внес принципиальные изменения в прежние основания предоставления ссуд. Новым основанием предоставления стало внутринадельное межевание. Эта ссуда могла выдаваться в случаях:

  • а) перехода селений от общинного землепользования к подворному;
  • б) расселения общества на отдельные поселки или хутора;
  • в) разделения полевой земли на отруба;
  • г) отвода к одним местам чрезполосных участков отдельным домохозяевам;
  • д) передела общинных земель в целях перехода к многопольному хозяйству с введением кормового клина.

Ссуда на внутринадельное межевание предназначалась исключительно на покрытие расходов по найму селениями землемеров. Закон от 9 апреля 1909 г. ограничивал количество надобностей до трех:

  • а) для обводнительных и осушительных сооружений;
  • б) дорожных сооружений;
  • в) на постройку общественных зданий.

Именно на них выдавались безвозвратные пособия с разрешения ГУЗиЗ. В этом законе была изменена максимальная сумма размера общеполезной ссуды в сторону увеличения с 300 руб. до 2000 руб. Решение о выдаче ссуды, сумма которой превышала 2000 руб., принималось ГУЗиЗ, а до 2000 руб. — губернскими или областными учреждениями по крестьянским делам.

Всего по сметам Переселенческого управления на общеполезные надобности было выдано 7 498 508 руб. (табл. 1.1). Что касается сумм на внутринадельное межевание, то они появляются отдельной статьей в сметах в параграфе «Ссуды на общеполезные надобности». Всего таких ссуд было выдано на сумму 3 125 000 руб. В Сибири по направлению «на общественные надобности» их выдано 4 952 755 руб. и 42 730 000 руб. на внутринадельное межевание. На Дальнем Востоке 860 000 и 70 000 руб. и на Кавказе — 546 000 и 25 000 руб. соответственно. Надо учитывать, что распределение из этих средств по регионам началось с 1909 г. Ссуды на общественные надобности в 1909,1913,1914 гг. были распределены между Сибирью и Кавказом, а в 1910, 1911 и 1912 гг. — между Сибирью, Дальним Востоком и Кавказом.

Таблица 1.1

Финансовые средства, выделенные на ссуды переселенцам в период с 1906 по 1914 гг., руб.*

Наименование ссуды

Сумма, руб.

Путевые

1 514 350

Ссуда на хозяйственное устройство или домообзаводче- ская

71 705 899

Ссуды на общеполезные или общественные надобности

7 498 508

''Таблица составлена по Сметам доходов, расходов и специальных средств Переселенческого управления Главного управления землеустройства и земледелия за 1906—1914 гг. Спб., 1907—1915 гг.

Система «ходачества» была более развита в первые периоды проведения переселенческой политики и с 1910 по 1913 гг. Эта система существовала как элемент переселенческой политики, при которой на территорию предполагаемого вселения первоначально отправлялись «ходоки», разведчики для конкретного знакомства с ситуацией на месте. Только вслед за ними, при их положительном впечатлении о месте вселения, принималось решение и происходило собственно переселение семьи или группы семей (вполне официальный термин того исторического периода дан в кавычках, т. к. не всегда понятен современникам. — Прим авт.). Значительный рост объемов государственных кредитов на переселение в период с 1906 по 1910 гг. стимулировал процесс переселений без предварительного знакомства с новыми местами проживания. В последующем доверие у населения к предлагаемым вариантам переселения, видимо, несколько снизилось и система ходачества вновь стала предшествовать переселениям с 1910 по 1913 гг. В то время общий объем переселений примерно на треть состоял из ходоков.

Интересно проследить за структурой расходов на переселенческое дело в Азиатской части России с 1893 по 1912 г. В то время все расходы производились по шести основным направлениям: ссудная помощь переселенцам, врачебная помощь переселенцам, содержание центрального управления и разные мелкие расходы, гидротехнические работы, дорожные работы и образование переселенческих участков (статистические, почвенно-ботанические обследования и межевые работы).

Общая сумма расходов составила за тот период 163 376 тыс. руб. Около половины этих затрат составили ссуды, 36 % — инженерные работы и 13 % — медицинская помощь. Структура расходов из года в год была практически стабильной. В расходы включались и средства на содержание аппаратов как в центре, так и на местах. Однако деятельность чиновников на местах состояла из практической работы по отводу переселенческих участков, их обустройству, организации прокладки дорог, гидротехнических работ и т. д., т. е. не сводилась к проведению только бюрократических процедур.

Общая сумма расходов начала стабильно и динамично увеличиваться начиная с 1906 г. Однако, судя по сохранившимся росписям и сметам расходов, названия статей и параграфов на протяжении двадцатилетнего периода менялись. Объединение их в более крупные группы позволяет проследить динамику расходов по каждой статье (или параграфу, как указано в росписях расходов) начиная с 1906 г., т. е. с того периода, когда расходы на переселенческие мероприятия становятся наиболее существенными (табл. 1.2).

Таблица 1.2

Расходы Переселенческого управления по росписи (предусмотрено бюджетом) с 1906 по 1913 гг.* (в рублях)

Содержание центральных учреждений

1906 г.

1907 г.

1908 г.

1909 г.

1910 г.

1911 г.

1912 г.

1913 г.

104 153

106 048

141 874

151 904

144 050

144 050

174 050

194 050

Содержание учреждений, ведающих переселенческими делами на местах

936 300

1 481 212

2 218 548

2 132 112

2 534 131

2 733 301

2 577 451

2 370 651

Операционные расходы по образованию переселенческих участков

1 288 480

3 222 860

4 291 817

6 434 339

7 144 333

8 707 748

10 962 202

10 081 000

Выдача ссуд и безвозвратных пособий (тыс.руб.)

1 829 7

4 865 9

10 641 4

11 770 0

11 930 0

11 639 0

8 663 0

10 377 5

В т.ч. домообзаводческие

ссуды

(тыс.руб.)

10 723 5

10 387 5

6 411 5

7 600 0

Ссуды на общеполезные надобности

-

-

"

955 000

1 000 000

2 000 000

2 676 000

Путевые пособия

-

-

-

-

251 500

251 500

251 500

101 500

Врачебно-продовольственная помощь

780 000

1 324 000

1 762 428

2 390 000

3 256 330

3 894 095

4 647 290

4 958 471

Другое

-

-

-

200 000

200 000

-

86 000

86 000

’‘Составлено по Ежегоднику Министерства финансов. Вып. 1907/1908 гг. Спб., 1900 г. С. 142; Государственная роспись доходов и расходов на 1908 г. Спб., 1907 г. С. 158—160; На 1909 г. Спб., 1909 г. С. 158—160; На 1910 г. Спб., 1909 г. С. 24; На 1911 г. Спб., 1909 г. С. 25; На 1911 г. Спб., 1909 г. С. 30—31; Приложение к Государственной росписи доходов и расходов на 1913 г. Спб, 1913 г.

В росписях расходов за 1913 г. в параграфах, отнесенных к содержанию аппаратов на местах («Учреждения, заведыва- ющие движением и водворением переселенцев»), к ним отнесены, к примеру, такие мероприятия, как «возмещение земским и крестьянским учреждениям части расходов, связанных с упорядочением переселенческого движения и организации группового ходачества, статистико-экономические обследования переселенческих хозяйств». В свою очередь, в разделе расходов на выплату ссуд предусматривались домообзаводственные ссуды, ссуды на общественные надобности (церкви, общественные здания, промышленные предприятия и пр.) и ссуды на внутринадельное межевание. Одна из самых крупных статей расходов — это операционные расходы по образованию переселенческих участков. Сюда входили работы по исследованию новых колонизационных районов, прокладка дорог, гидротех- ничские работы, так называемые поземельно-устроительные работы.

Сопоставление данных о численности переселенцев и расходов казны означает, что за 20 лет в среднем на одного переселенца по всем видам льгот, кредитов, социальной и инженерной поддержки из казны было израсходовано 32 руб. Если пересчитать эти затраты на осевшее, т. е. оставшееся население, то расходы на каждого осевшего переселенца составят 45 руб. Около половины этой суммы включают разного рода ссуды. [6, с. 20].

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >