Происхождение и расселение восточных славян.

Славяне входят в индоевропейскую языковую группу, как было установлено еще в XIX в. на основании целого ряда общих черт в языках народов, отделенных сегодня друг от друга тысячами километров, но когда-то имевших единых предков. Археологические находки позволяют установить время, когда индоевропейская общность стала распадаться, — приблизительно на рубеже IV—III тыс. до н.э. Археологически Западная и Восточная Европа изучены неплохо, но откуда начали движение индоевропейские племена и с какими известными археологическими культурами в Европе III тыс. до н.э. (ямной, боевых топоров, воронковидных кубков) можно их отождествить, — все это вызывает споры в науке: некоторые ученые, основываясь на совпадающих корнях в родственных языках, считают, что прародиной индоевропейцев были южнорусские степи; другие отводят ей место на Балканах, третьи — в Малой Азии. Сложившаяся к XII в. до н.э. на территории современной Европы от Франции до Украины культурно-историческая общность (группа близких по типу культур) полей погребений, или полей погребальных урн, стала основой для формирования в будущем таких европейских народов, как кельты, германцы, италики, латыши, литовцы и славяне и др. Причем последние три народности примерно до середины I тыс. до н.э. представляли собой единую балто-славянскую общность. Можно выделить и другой рубеж — V— VIвв. н.э., когда между Одером и Днепром, на территории нынешних Польши, Чехии, Белоруссии, Украины, России, появляются несколько археологических культур (пражская, Пеньковская, «длинных курганов» и т.д.), которые безусловно считаются славянскими. Тогда же славяне как особая этническая группа начинают упоминаться в письменных источниках — у готского историка VI в. Иордана и византийских писателей.

Этногенез славян между X в. до н.э. и VI в. н.э. — масштабные перемещения различных племен и народов, расцвет и упадок целых культур — остается пока слабо изученным. Так, не совсем понятно, какие народы античные авторы I—IV вв. подразумевают, говоря об антах и венедах. Одни историки полагают, что о предках славян — скифах-пахарях, или скелетах, — писал еще знаменитый древнегреческий историк Геродот в V в. до н.э.; к праславянским по своему происхождению относят зарубинецкую (I в. до н.э. — II в. н.э.) и Черняховскую (II—IV вв.) археологические культуры в Среднем Поднепровье. Оседлые земледельческие племена сколо- тов в середине I тыс. до н.э. входили в могущественное этнополитическое объединение — Скифское царство и вместе с другими народами вступали в контакты с античным миром Северного Причерноморья.

Здесь с VI в. до н.э. в процессе великой греческой колонизации стали появляться небольшие поселения, многие из которых превратились затем в процветающие города-полисы Ольвию, Херсонес (Севастополь), Феодосию, Горгиппию (Анапу), Диоскурию (Сухуми), Фасис (Поти) или мощные греко-варварские государства — Боспорское царство со столицей в Пантикапее (Керчь). Расцвет античных центров Причерноморья был обусловлен их многоотраслевой экономикой и налаженными торговыми связями. С берегов Черного и Азовского морей в Афины и другие города Греции вывозились зерно, рыба, рабы. В обмен поселенцы и варварская периферия получали вино, оливковое масло, цветные металлы, посуду и украшения[1]. Затем наступили трудные времена, когда античные города- государства испытывали натиск варваров. Скифов в причерноморских степях сменили воинственные сарматы; во II—III вв. с южных берегов Балтийского па северный берег Черного моря переселились готы. До начала III в. Крым оставался крайним северо-восточным форпостом Римской империи: ее воины охраняли Херсонес, а военные корабли стояли на базе- крепости Харакс (под Алупкой). В IV в. мощный поток варварских вторжений привел Западную Римскую империю к гибели. Сложившийся в Центральной Азии обширный гуннский союз кочевых племен в 370 г. переправился через Волгу, разгромил причерноморские центры, нанес поражение сарматам и готам и вытеснил их вместе с представителями Черняховской археологической культуры и другими народами на запад.

Другие ученые указывают на резкий разрыв между культурными традициями богатой Черняховской культуры (с гончарной керамикой, использованием стекла, римскими монетами и украшениями, что говорит об устойчивых экономических связях этой культуры с Римом) и более бедными славянскими памятниками VI в. и полагают, что процесс славянского этногенеза проходил севернее, на территории современных Польши и Белоруссии в границах культуры подклешевых погребений (IV—I вв. до н.э.) и пшеворской культуры (II—V вв. н.э.). На западе праславянские племена контактировали с кельтами и переняли от них производство кольчуг, замков с ключами, пил, напильников; а от германцев в язык славян попали такие слова, как «меч» и «шлем».

В поисках прародины славян современные археологи от культур раннего Средневековья продвигаются в глубь времен. Основной проблемой является соотнесение данной археологической культуры с конкретным этносом. Как быть, если при смене таких культур на одной и той же территории происходят резкие изменения в уровне жизни, технологии производства, погребальном обряде — могут ли эти изменения происходить в рамках одной этнической общности? Тем более что и Черняховская, и шневорская культуры были полиэтничными: вместе с предками славян туда входили другие народы — германцы, сарматы, фракийцы. Решение задачи усложняется тем, что в лесостепной полосе в то время проходили миграции и столкновения различных земледельческих и кочевых племен.

В эпоху крушения античного мира миграционные процессы захватывали и какую-то часть древнеславянского этноса: в 448 г. византийский посол слышал в ставке могущественного вождя гуннов Аттилы славянскую речь и записал, что его подданные сажают просо и пьют «медос», а при погребении устраивают погребальный пир — «страву».

В VI в. славяне уже самостоятельно выходят на международную арену. С середины столетия они систематически вторгаются за Дунай в пределы Восточной Римской империи (Византии), осаждают и грабят Константинополь, Фессалоники и Афины; совершают морские экспедиции на Крит и в Южную Италию. Византийский хронист Иоанн Эфесский в конце VI в. подвел итог этим вторжениям «проклятого народа склавинов»: «Они стремительно прошли всю Элладу, области Фессалоники и всей Фракии и покорили многие города и крепости. Они опустошили и сожгли их, взяли пленных и стали господами на земле». На территории империи появились даже независимые славянские племенные княжения — славянин; но к IX в. произошла эллинизация поселенцев, быстро усвоивших технологию, язык и религию своей новой родины. Только на окраинах Византийской империи возникают самостоятельные южнославянские государства — Болгария (VII в.), Хорватия (X в.), Сербия (XI в.).

  • [1] Сделанные в греческих мастерских драгоценные предметы для скифской знати нынеукрашают сокровищницы Эрмитажа и других музеев.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >