Развитие науки и культуры в СССР в годы «перестройки».

Решающее значение для развития отечественной культуры имела политика «гласности», проводимая советским партийно-государственным руководством во главе с М. С. Горбачевым с 1985 г. В выступлениях партийного руководства и в документах КПСС классовый подход в оценке художественного творчества с его идейной непримиримостью и «борьбой с буржуазными влияниями» постепенно заменялся распространением и утверждением общедемократических и общечеловеческих принципов, «социалистическим плюрализмом», который вскоре вышел далеко за рамки «социалистического» выбора.

Идеологом «гласности», как его называли в прессе, «истинным архитектором “перестройки”», считался секретарь ЦК КПСС по идеологии из среды либералов-«шестидесятников», попавший в середине 1960-х годов в опалу, А. Н. Яковлев. Под его руководством в ЦК стали регулярно проводиться совещания с руководителями средств массовой информации. Сам Яковлев развивал идеи «демократического социализма», многообразия его моделей, настаивал на приоритете «общечеловеческих ценностей» над классовыми, выступал поборником введения эффективных рыночных отношений. На первом этапе политики «гласности» в публицистике преобладали мотивы возвращения к «подлинному социализму» («с человеческим лицом»), к «чистому ленинизму». Неслучайно ведущее место на трибуне «гласности» заняли драматург М. Шатров с пьесой «Диктатура совести», публицист Е. Яковлев, возглавивший газету «Московские новости», писатель-диссидент Р. Медведев, латвийский режиссер-документалист Ю. Подниекс. В рамках отказа от жесткой цензуры на V Съезде кинематографистов в мае 1986 г. было принято решение снять «с полок» фильмы, ранее запрещенные к показу.

Вскоре процесс гласности вышел далеко за рамки заданного руководством КПСС курса демократического социализма. Особую роль в этом сыграли газеты и журналы демократической ориентации — «Аргументы и факты», «Московский комсомолец», «Московские новости», «Новый мир», «Знамя», «Октябрь», «Дружба народов», «Огонек». Их возглавили новые главные редакторы — писатели С. Залыгин, Г. Бакланов, В. Коротич и др. 1988 год стал «годом толстых журналов»: их тиражи выросли в 3—4 раза и стали соперничать с тиражами газет. В течение 1987—1989 гг. эти издания познакомили читателей практически со всеми запрещенными ранее в СССР произведениями откровенно антисоциалистического характера. Увидели свет роман А. Платонова «Котлован», повести «Собачье сердце» М. Булгакова, «Пушкинский дом» А. Битова, известный во всем мире роман Б. Пастернака «Доктор Живаго», а также такие произведения, как романы «Мы» Е. Замятина, «Все течет» В. Гроссмана, «Исчезновение»

Ю. Трифонова и многие другие. Значительное место в периодике заняли произведения современных писателей и публицистов, посвященные критике сталинизма. Наибольшую популярность среди них получили повести В. Распутина и В. Астафьева, романы Ч. Айтматова и Ю. Дудинцева, Д. Гранина и А. Рыбакова. В августе 1989 г. журнал «Новый мир» начал публикацию романов А. Солженицына «Раковый корпус», «В круге первом», «Архипелаг ГУЛАГ».

Наряду с либерально-демократическим течением набирали силу издания консервативного, так называемого национально-патриотического направления. Центрами духовной оппозиции западному влиянию стали журналы «Наш современник» и «Молодая гвардия», «Роман-газета», партийные газеты «Правда» и «Советская Россия». Наибольшим влиянием пользовались писатели Ю. Бондарев, В. Распутин, В. Белов, художник И. Глазунов. Интеллигенты-патриоты решительно заявили об оппозиции по отношению к «перестроечным» журналам и начале «гражданской войны» в литературе. В ходе развернувшейся полемики между «демократами» и «патриотами» антисталинский заряд публицистических выступлений (И. Клямкин, О. Лацис, Н. Шмелев и др.) перерос в антикоммунистический. Речь шла уже не о критике системы, а о невозможности ее трансформации.

В рамках «открытости», объявленной партийным руководством в художественном творчестве, налаживались контакты с Западом. После 1988 г. стали широко развиваться культурные, научные и образовательные обмены. Советские граждане получили широкие возможности для выезда за рубеж. «Железный занавес», долгие годы отделявший Советский Союз от остального мира, наконец-то рухнул. Одновременно в нашу страну хлынул мощный поток «произведений» массовой западной культуры — боевики, фильмы ужасов, порнографические издания, бульварные романы и многие другие «продукты» западного «индустриального» шоу-бизнеса, пропагандирующие культ насилия и низменных удовольствий.

С 1988 г. в СССР фактически была ликвидирована цензура. Постепенно на смену идеологическому диктату КПСС в науке, литературе, искусстве приходит диктат рынка, где спрос, а не качество является основным критерием оценки научного или художественного творчества.

В области образования изменения стали происходить не ранее 1987 г. До этого времени многие начинания, в том числе и широко разрекламированная программа компьютеризации школьного обучения, оставались лишь красивыми лозунгами. Школьная реформа 1984 г. была сведена к введению 11-летнего срока обучения и частичному повышению зарплаты учителей. Выделявшиеся из общей массы преподаватели-реформаторы (В. Ф. Шаталов, Е. И. Ильин и др.) так и не смогли оказать реального влияния на систему обучения, которая безнадежно отставала от требований времени. Численность студентов высшей школы с начала 1980-х годов стала сокращаться, а престиж высшего образования неуклонно падал. Резко снизился интерес молодежи к получению образования, особенно по техническим специальностям.

Все эго обусловило начавшуюся в 1987 г. реформу высшей школы. Ее главным направлением стала интеграция образования, производства и науки. Вводился принцип взаимоотношений между вузом и предприятием на договорных основах. Предприятие заказывало подготовку специалиста определенного профиля и оплачивало его обучение. Устанавливались гибкие учебные планы, упор делался на самостоятельную работу студента, отменялись различные льготы и привилегии при поступлении в вузы (рабфаки, квоты на подготовку национальных кадров и др.).

Преобразования в средней школе осуществлялись путем введения альтернативной образовательной системы. На базе общеобразовательных школ и техникумов стали появляться гимназии, лицеи, колледжи, которые разрабатывали собственные учебные планы. В этих новых учебных заведениях, как правило, вводились нетрадиционные предметы, учащимся предоставлялась относительная свобода выбора изучаемых дисциплин.

Следующим шагом в реформе школы и вузов было решение о создании в стране системы непрерывного образования, что в 1988 г. вылилось в административную реорганизацию органов управления образовательными учреждениями. Во главе системы стоял отныне Госкомитет по народному образованию. Однако эта верхушечная реорганизация, как и следовало ожидать, не дала каких-либо реальных результатов.

Схожие проблемы переживала и советская наука. Если прикладные отрасли научных знаний в 1985—1991 гг. получили некоторое развитие, поскольку повысилась потребность в конкретных технических разработках как в государственной, так и в негосударственной сфере экономики, то фундаментальные науки, которые всегда были гордостью нашего Отечества, оказались в крайне тяжелом положении. Вторая половина 1980-х годов стала временем больших кадровых потерь в научных коллективах страны. Перед учеными открылась легальная возможность получить работу за рубежом, где авторитет советской научной школы был весьма высок. Период «перестройки» стал периодом «утечки мозгов» на Запад.

Научный потенциал сокращался также за счет оттока ученых в другие, как правило, не связанные с наукой, сферы деятельности, в том числе различные коммерческие структуры. Это происходило на фоне общего экономического кризиса, резкого снижения финансирования перспективных научно-исследовательских разработок и привело к свертыванию фундаментальных исследований в СССР.

Серьезный методологический кризис охватил общественные науки. Попытки перестроить обществоведение на основе «ленинской традиции научного поиска» потерпели неудачу. Однако политика «гласности» позволила развернуть бурные дискуссии о путях развития советского общества. Важным фактором общественной жизни в период «перестройки» стал повышенный интерес к «белым пятнам» отечественной истории. Массовыми тиражами начали переиздаваться труды известных дореволюционных историков — Н. М. Карамзина, С. М. Соловьева, В. О. Ключевского, С. Ф. Платонова и многих других. Пристальное внимание было обращено к проблемам истории советского общества. «Перестройка» вызвала крах ценностных ориентиров и мифов «реального социализма», в рамках которых формировалось мировоззрение трех поколений наших соотечественников.

Это положение сформировало в обществе типичное для авторитарных структур власти социальное явление — мировоззренческое иждивенчество. Однако на смену одним мифам приходили другие, что требовало от уче- ных-обществоведов формирования новой парадигмы (системы взглядов), необходимой для проведения дальнейших исследований и анализа прошлого. В философии, социологии, политологии наступил этап бурных дискуссий и поисков путей дальнейшего развития научной мысли.

Произошли принципиальные изменения в области литературы и искусства. С одной стороны, писатели, художники, артисты, режиссеры и другие представители творческих профессий были полностью избавлены от идеологической опеки КПСС и административной цензуры, а с другой — постепенно были вынуждены подчиниться законам рынка. На первое место в конце 1980-х годов вышли проблемы финансирования искусства и творчества. Профессиональный уровень большинства фильмов, спектаклей, развлекательных эстрадных программ заметно снизился.

Роль и влияние телевидения и видеопродукции, активно приспосабливавшихся к рыночным отношениям и легко «перестраивавшихся» под вкусы потребителей, значительно возросли. Электронные СМИ и бульварная литература составили конкуренцию серьезным произведениям художественного творчества, а дешевые поделки западной массовой культуры постепенно подменили в восприятии значительной части общества подлинные образцы искусства, которые довольно быстро стали и вовсе недоступны для большинства публики. Заметно снизился общекультурный уровень советского общества.

Перестройка в кино, начавшаяся с выхода на экран ранее запрещенных фильмов («Агония» Э. Климова, «Комиссар» А. Аскольдова, картины К. Муратовой, А. Сакурова и др.), была отмечена интенсивными творческими поисками отечественных кинематографистов. Заметным явлением стали кинопублицистика и документальное кино. Картины «Больше света» М. Бабака, «Власть соловецкая» М. Голдовской, «Так жить нельзя» С. Говорухина стали подлинными событиями в жизни страны. Огромный общественный резонанс вызвало появление на советских экранах фильма Т. Абуладзе «Покаяние» (1987).

Однако постепенно в кинематографе проявились те же тенденции, что и в других сферах отечественной культуры. Так, вышедшие, наконец, на широкий экран фильмы великих мастеров мирового кинематографа —

А. Тарковского, Ф. Феллини, И. Бергмана и др. — уже не вызвали такого интереса, как раньше, уступая пальму первенства западным боевикам, комедиям и фильмам ужасов. Кроме того, кинотеатры не смогли конкурировать по разнообразию репертуара с видеосалонами, получившими большое распространение с конца 1980-х годов. Создатели фильмов столкнулись с острой проблемой отсутствия финансирования.

Коренным образом изменилась ситуация в Русской православной церкви. Переломным стал 1988 г., когда церковь официально отмечала 1000-летие принятия христианства на Руси. По всей стране возрождались храмы и монастыри, закрытые еще в первые годы советской власти. Были сняты запреты на отправление религиозных культов и обрядов, на распространение религиозной литературы и религиозного обучения. Помимо христианства обрели свободу и другие традиционные мировые конфессии, прежде всего мусульманство и иудаизм. В то же время политика открытости в религиозной сфере привела к тому, что в СССР устремились сотни «проповедников» самого разного толка, в том числе представляющие серьезную опасность для общества. Началось массовое увлечение астрологией, магией, экстрасенсорикой.

Таким образом, в годы «перестройки» советское общество вступило в эпоху серьезной трансформации всей системы культур по-нравственных установок, ценностных и мировоззренческих ориентиров, которая продолжается до настоящего времени.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >