Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Культурология arrow ИСКУССТВО ХХ ВЕКА
Посмотреть оригинал

Футуризм

Впрочем, в искусстве XX в. были и такие течения, которые воспринимали технический прогресс более чем серьезно. В первую очередь следует назвать футуристов. Термин «футуризм» происходит, как легко догадаться, от латинского слова «futurum» — «будущее». Для футуристов прошлое мертво, настоящее — эпоха борьбы и становления, и только в будущем видится им воплощение мечты об идеальном мире. В чем же футуристы видели свой идеал? Источником может служить документ под названием «Обоснование и манифест футуризма», опубликованный в 1909 г. идеологом направления, поэтом Филиппо Толшазо Маринетти (1876—1944 гг.). Из этого текста следует, что техника, по мнению футуристов, гораздо значимее искусства. О культурных ценностях прошлого говорится не иначе как пренебрежительно. В «манифесте» имеется даже прямой призыв разрушить все существующие музеи, библиотеки и учебные заведения. Воспевается машина, скорость, сила, многократно превосходящая человеческую. Красота рождается в борьбе, утверждают футуристы, агрессия прекрасна, она ведет к обновлению мира. Войну футуристы называли «гигиеной мира», восхваляя милитаризм и патриотизм. При этом участники направления культивировали идею презрения к женщине, как и вообще к женскому началу в культуре, заявляя, что будут безжалостно бороться против феминизма. Гуманитарной культуре противопоставлялась всемогущая машина, управляемая новым сверхчеловеком, свободным от любых оков, в том числе нравственных.

Казалось бы, агрессивный пафос «Манифеста» должен был найти воплощение во впечатляющих художественных акциях. Тем более что среди участников движения было много художников: Джакомо Балла, Умберто Боччони, Луиджи Руссоло (1885—1947 гг.), Карло Карра (1881 — 1966 гг.), Джино Северини (1881 — 1966 гг.). Для большинства из них футуризм оказался лишь этапом на долгом творческом пути, но в 1909—1910 гг. этих мастеров объединяли общие идеи. Главной своей творческой задачей футуристы считали изображение динамики меняющегося мира, скорости движения. Даже живые существа рассматривались футуристами как технические объекты, чыо «механику» следует обнажить, предъявить зрителю. Это привело к появлению такого термина, как «динамизм», который для футуристов и обозначал собственно передачу движения. Ощущение движения, совершающегося прямо на наших глазах, возникало за счет одновременного изображения его различных стадий. Зрение словно не поспевает за скоростью, с которой передвигается объект, и видит предыдущие фазы движения, тогда как объект уже успел совершить последующие. Так, созданная Джакомо Балла «Девочка, бегающая по балкону» (1912 г., Галерея современного искусства, Милан) (илл. 168), выполненная в технике, восходящей к французскому пуантилизму, являет собой «раскладку» такого движения, сделанную параллельно плоскости холста. Фигура девочки не имеет четких очертаний, ее «смазанный» из-за быстроты движения образ повторяется около десяти раз.

Тот же прием используется в другой картине Балла «Линии в движении + динамические последовательности. Полет ласточек» (1913 г., Музей современного искусства, Ныо-Иорк) (илл. 169). Самих птиц можно разглядеть лишь с трудом, перед зрителем предстают динамичные волнистые линии — траектории, по которым ласточки совершали свой полет.

Умберто Боччони в своих творческих исканиях оказался ближе к кубистам. Примером может служить полотно «Динамизм велосипедиста» (1913 г., частное собрание) (илл. 170). Из абстрактных, темных но колориту компонентов складываются очертания предельно собранной фигуры, чья прямая как стрела рука упирается в руль. Тело расположено по нисходящей диагонали, однако, движение совершается в прямо противоположном направлении. Это создает эффект преодоления. Сгруппировавшаяся фигура похожа на пушечное ядро, которое несется вверх и вперед, пересиливая законы земного притяжения. Фон, решенный как сумма абстрактных геометрических фигур, кажется плотным; это не воздух, а бумага, которую фигура велосипедиста прорывает мощным, неотвратимым движением. Наверху различима нарисованная в сложном ракурсе цифра «пять».

Джино Северины тяготел к масштабным динамическим сценам, как, например, «Танец пан-пан в Монико» (1911 г., авторское повторение 1959 г., Центр Помпиду) (илл. 171). Огромная толпа множится и гранится, словно в калейдоскопе. Кажется, что в следующее мгновение трубка калейдоскопа чуть повернется и картина изменится, чтобы уже никогда не стать прежней.

Удивительно, что при громкой и категоричной идеологии футуристы остались в рамках традиционной масляной живописи на холсте. На своих полотнах художники отразили лишь малую часть того, о чем говорилось в «Манифесте».

 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы