Валентин Серов (1865-1911 гг.)

Художник, из мастерской которого вышли многие будущие новаторы и реформаторы искусства, — Валентин Серов. Сам он был учеником двух выдающихся педагогов — И. Репина и П. Чистякова. Серов дружил и нередко выставлялся вместе с «мирискусниками», что объясняется тяготением к стилю модерн. Однако в его творчестве можно также найти черты импрессионизма. Для Серова характерен широкий диапазон тем и сюжетов. Он известен как выдающийся портретист, успешно работавший, в том числе, и с детской моделью, создатель ярких и характерных образов своих современников. Его интересовали сюжеты из русской истории, в частности XVIII столетие, в чем он близок мастерам «Мира искусства». После поездки в Грецию, осуществленной вместе с Бакстом в 1907 г., Серов создает ряд работ, вдохновленных древнегреческой мифологией и архаическим искусством.

Знаменитая «Девочка с персиками» (1887 г., ГТГ) (илл. 304) — относительно ранняя работа художника, в которой уже отчетливо улавливаются импрессионистические тенденции. С импрессионизмом эту работу роднит особое внимание к проблеме освещения. Комнату наполняет неяркий дневной свет, попадающий в помещение через окно, расположенное за спиной модели, лицо и руки которой оказываются в тени. Если бы свет был ярче, фигура превратилась бы в силуэт. Но и просто затененность лица противоречит традициям классического портрета, где акцент делался обычно на лице и руках. Серов же пишет не модель, а пространство вокруг нее, сам воздух, обволакивающий все в этой комнате: персики и осенние кленовые листья, лежащие на столе, блестящий металлический нож, фаянсовую тарелку на стене. В картине много белого, что способствует созданию прохладно-пасмурной атмосферы.

Импрессионистичностью, пленэрностью отличаются другие ранние детские портреты Серова, например, «Дети. Саша и Юра Серовы» (1899 г., ГРМ) (илл. 305), где мальчики изображены на открытой террасе, выходящей на море, и «Портрет Мики Морозова» (1901 г., ГТГ) (илл. 306), где с удивительной живостью схвачено порывистое движение ребенка.

Свет играет важную роль и в другом полотне художника — портрете О. К. Орловой (1911 г., ГРМ) (илл. 307). Однако определяющей для этого полотна явилась стилистика модерна. Если можно так выразиться, это «акцентированный» модерн, где особенно выделен такой характерный для этого стиля элемент, как изогнутая линия. Ножки и спинка стула, ножки столика и падающие от них тени, очертания вазы, рамы картин на стенах и рокайльная лепнина, абрис самой фигуры — все наполнено томной изысканностью ар нуво. Картина носит, несомненно, театрализованный характер, художник не пишет в стилистике модерна, он показывает (на примере своего полотна) этот стиль как совокупность определенных признаков.

Более декоративен, локален по колориту «Портрет И. А. Морозова» (1910 г., ГТГ) (илл. 308). Известно, что модель представлена на фоне натюрморта Анри Матисса. Морозов тяжело, немного подаваясь вперед, облокачивается о стол, отчего вздулась складками плотная ткань его костюма. Голова ушла в плечи, и вся видимая над столом часть фигуры превратилась в тяжелый монолит. Эта поза, весомость, значительность фигуры и требовательный взгляд несколько ассиметричных, а потому еще более приковывающих внимание глаз, превращают героя полотна в активного, даже напористого собеседника.

Серов также работал в весьма оригинальной для того времени технике монументальной графики. Так выполнены «Портрет Иды Рубинштейн» (1910 г.) (илл. 309) и «Анна Павлова в балете “Сильфида”» (1909 г., оба — ГРМ) (илл. 310). В этом выразилась свойственная эпохе тенденция возводить наброски и зарисовки в ранг самостоятельных произведений искусства, а в незаконченности видеть самостоятельный художественный прием. Портрет Иды Рубинштейн выполнен углем и темперой. Обнаженная модель восседает на ложе, застеленном темно-синим покрывалом. На его фоне как звезды сияют драгоценные камни, вправленные в перстни на руках и ногах Иды; будто Млечный путь протянулся зеленый шарф, искрящийся блестками. Сама фигура по цвету не отличается от фона, напоминая, таким образом, рельеф, что уже не раз отмечалось исследователями. Объем моделирован черным углем и белилами. Яркими акцентами выделяются тяжелая масса черных волос и ярко-красный рот. Совершенная обнаженность контрастирует в этом портрете с душевной замкнутостью. Сидя вполоборота спиной к зрителю, Ида оборачивается, бросая из-за плеча загадочный томный взгляд. Однако эго не взгляд соблазнительницы, для этого Ида слишком холодна, отстранена, надменна. Ее нагота не робка и не безлика — это царственная обнаженность. Ида облечена и облачена в покровы царственного высокомерия, «гордыни», как писали ее современники.

В еще более небрежной, «набросочной» манере сделан и портрет Анны Павловой. Белыми и черными прерывистыми линиями намечено изящное движение рук модели, длинная шея, жесткие изломы накрахмаленной пачки. Фигура расположена четко по диагонали полотна, что создает впечатление воздушности, полета.

Произведения на сюжеты из русской истории выполнены мастером гуашью и темперой в приглушенном, «пасмурном» колорите. На одной из таких работ шагает по берегу моря навстречу сильнейшему ветру высокая фигура Петра («Петр I», 1907 г., ГТГ) (илл. 311). На другой скачет во весь опор на коне одетая в мужское платье Елизавета Петровна, оставляя в испуганном изумлении крестьян, стоящих у обочины дороги (1900 г., ГРМ) (илл. 312). Этот «жемчужный» мир пронизан ветром и движением. Мастер очень внимателен ко всем деталям, необходимым для создания исторической достоверности. В то же время Серов далек от документальности и скорее следует эстетической программе «мирискусников» с их восторженным пассеизмом.

Если действующие лица русской истории показаны вблизи, их можно рассмотреть в подробностях, несмотря на овевающий их ветер, на их стремительные движения, то Навзикая на колеснице и бредущий за ней по морскому берегу Одиссей («Одиссей и Навзикая», 1910 г., ГТГ) (илл. 313) увидены издалека. Это та история, которую можно прозреть только сквозь дымку мифологических преданий. Исследователи отмечали, что мотив шествия, явленный в этой картине, заставляет вспомнить шествия, украшающие фризы античных храмов, например фриз Парфенона.

Серов постоянно искал в искусстве новые пути и приемы, никогда не останавливался на достигнутом и чутко реагировал на все художественные открытия своих современников. В своих произведениях он аккумулировал достижения наиболее влиятельных направлений эпохи — модерна и импрессионизма, — оживив этот сплав особым обаянием своей творческой индивидуальности.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >