Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Культурология arrow ИСКУССТВО ХХ ВЕКА
Посмотреть оригинал

ИСКУССТВО 1950-1960-Х ГОДОВ

Тема мирной жизни в официальном советском искусстве послевоенного времени

Огромной привлекательностью в послевоенное время обладала тема мирной жизни, труда и процветания, счастливого домашнего существования. Эти темы пользовались популярностью и до войны — в 1930-е гг. Однако теперь в работах такого рода становится меньше наигранного пафоса; они оказываются вдохновлены более чистым и благородным чувством — чувством ценности мирного бытия. Сюжеты, связанные с мирным существованием, «импонировали восприятию зрителя проявлением особой “вневоенной” красоты окружающего — человека, природы, предметов и т.д.»[1]. С особой остротой ощущалась «полнота жизни без войны, поистине радостный труд, в котором человек, только что переживший войну, чувствует себя особенно молодым и счастливым»[2]. В этом отношении определенный интерес может представлять полотно Т. Яблонской (1917—2005 гг.) «Хлеб» (1949 г., ГТГ) (илл. 446). Изображенное художницей изобилие по-прежнему очень далеко от реальности. Во многих районах Советского Союза был голод, продолжали принимать узников сталинские лагеря. Далеко не в каждом колхозе лежали груды золотого зерна. Однако в этом ликующем, преисполненном энтузиазма полотне явили себя мечты о том, какой должна быть жизнь великой страны, освободившейся от врага. Многими владело «нетерпение сердца», желание как можно быстрее залечить нанесенные войной раны, преодолеть бесчисленные трудности послевоенного времени. Поэтому и пользовались большой популярностью такие полотна, пусть по сути своей вполне официозные и созданные с одобрения вышестоящих инстанций.

Продолжал в эти годы работать и Пластов. В 1951 г. он пишет картину «Ужин тракториста» (ГТГ) (илл. 447). Произведение должно было олицетворять безмятежность деревенского вечера, и художнику удалось достойно справиться с поставленной задачей. Закатное освещение, далеко расстилающееся поле, синяя полоса неба создают впечатление звенящей вечерней тишины. Девочка в белом наливает из кувшина в миску молоко — мотив, использованный еще в XVII в. Яном Вермеером Дельфтским в картине «Молочница» (1658—1660 гг., Государственный музей, Амстердам). Там журчащая струйка молока также была призвана оттенить тишину и спокойствие окружающей обстановки. Художник заставляет, таким образом, не только видеть, но и слышать свое полотно.

С середины 1950-х гг. мастера почувствовали себя свободнее; они позволили себе обращаться к таким «безыдейным» темам, как обнаженная натура, изображать природу. Происходило возвращение к мотиву обнаженного женского тела. Отметим картину «Весна. В бане» (1954 г., ГТГ) Пластова (илл. 448), где показана молодая женщина, одевающая девочку в сенях бани. В жанре пейзажа работали С. Герасимов, Г. Нисский, Н. Ромадин (1903—1987 гг.). Произведения последнего отличаются особой экспрессионистической выразительностью, мастер умеет достичь нужного эффекта минимальными средствами, часто работает в почти монохромном колорите. Так, пейзаж «Последний луч» (1945 г., ГТГ) (илл. 449), изображает догорающий костер у лесного водоема в тот вечерний час, когда все готовится погрузиться во мрак.

В 1950-е гг. большой популярностью пользовались картины Ф. Решетникова (1906—1988 гг.): «Опять двойка» (1952 г.) и «Прибыл на каникулы» (1948 г., обе — ГТГ). Решетников — мастер, обладающий острым «конъюнктурным чутьем», автор таких официозных произведений, как «Генералиссимус Советского Союза И. В. Сталин» (1948 г.) и «Великая клятва» (1949 г., обе — ГТГ). Исполняемые по государственному заказу, такие произведения, вполне возможно, утомляли самого художника, который предпочел для разнообразия обратиться к «детской» теме. Композиции Решетникова прозрачны и дидактичны, как текст из школьного учебника. Пожалуй, более пристального внимания, чем остальные, заслуживает картина «Достали языка» (1945 г., Брянский областной художественный музейно-выставочный центр) (илл. 450). Изображается игра деревенских ребятишек в войну. Довольно крупные «наши» тащат маленького упирающегося «немца» в «ставку». «Немец» голый по пояс, и зритель может видеть все косточки его худого детского тела. Мальчишка в белой рубашке держит «немца» за тоненькую ручку с растопыренными пальцами. Создается впечатление, что картина написана не столько о детских играх, сколько о жестокости детей, которые только что видели настоящую войну и не успели научиться милосердию.

  • [1] История русского и советского искусства : учебник / иод рсд. Д. В. Сарабьянова. М.,1979. С. 350.
  • [2] Там же. С. 386.
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы