ГЕРМАНИЯ

Немецкая журналистика начала XIX века и домартовского периода (1830 — 1848 гг.)

До последней трети XIX века Германия оставалась «захолустьем Европы», «лоскутной монархией», отсталой полуфеодальной страной, раздробленной на множество самостоятельных княжеств. Развитие печати в Германии шло медленее, чем в передовых западноевропейских странах (Англии и Франции). Причиной была не только раздробленность Германии, но и суровая цензура, установленная немецкими правителями еще в

XVIII столетии. В 1749 г. прусский король Фридрих II пришел к выводу, что журналисты мешают осуществлению его милитаристских замыслов и ввел существенные ограничения для политической прессы. Лессинг писал своему отцу в 1751 г. из прусской столицы Берлина: «Я охотно бы прислал вам здешние политические газеты, но не думаю, чтобы это было вам интересно: вследствие строгой цензуры они большей частью так бессодержательны и сухи, что не могут удовлетворить ничьей пытливости»[1] .

В 1788 г. при прусском короле Вильгельме II был издан указ

0 том, что цензуре подлежат не только политические, но и научные периодические издания. Ситуация мало изменилась в начале

XIX века. Издатель журнала «Гермес» Фридрих Брокгаус писал в 1823 г. профессору Шмиту в Йену: «Наша немецкая журналистика являет собой полное ничтожество». В 1825 г. содержание немецкой прессы было столь бедным, что читающая публика предпочитала французские газеты и журналы и охотно читала «Жур- нальдеДеба», «Конститюсьонель», «Газет де Франс».

Многочисленные цензурные ограничения привели к тому, что в XVIII — начале XIX века немецкая пресса довольствовалась бесстрастным изложением фактов и была весьма скупа и сдержанна в комментариях. Значительную часть материалов в немецких газетах составляли письма, авторы которых рассказывали о тех или иных событиях. Немецкие периодические издания, в отличие от французских, не стремились навязать читателю свою точку зрения, отличались серьезностью тона и хорошей осведомленностью в разных сферах.

В середине 90-х гг. XVIII века необходимость реформ становилась все более очевидной для либерально настроенной немецкой интеллигенции. Спор шел о способах преобразования немецкого общества. Одни считали, что для того, чтобы изменить народ, нужно сначала улучшить условия его жизни. Другие (Ф. Шиллер, И.В. Гёте) полагали, что «для решения этой политической проблемы нужно пойти по пути эстетики, ибо только через красоту ведет путь к свободе»[2]. Выразителями «эстетической» программы стали литературные журналы «Ди Хорен» («Оры»), основанный Ф. Шиллером (1759—1805) в 1795 г. и «Ди Пропилеен» («Пропилеи»), основанный И.В. Гёте (1749— 1832) в 1799 г. Оба издания освещали в основном эстетические вопросы, проблемы состояния современной культуры и литературы. Эти журналы не имели успеха у широкого читателя. Не замеченным публикой остался и орган раннего немецкого романтизма — журнал «Атенеум» («Атеней»), издававшийся в Йене братьями А.-В. и Ф. Шлегелями в 1798—1800 г.

Толчок развитию политической прессы в Германии дала Великая французская революция. Господствовавшие в среде немецкой интеллигенции литературно-эстетические интересы были потеснены политическими спорами. Одним из первых изданий, в которых осуществился переход от литературно-художественной к политической проблематике, стал журнал «Дойче Мер- кур» («Немецкий Меркурий»), издававшийся немецким писателем Х.М. Виландом (1733—1813) в Веймаре с 1773 по 1810 г. В своих статьях на политические темы Виланд приветствовал французскую революцию, требовал радикальных реформ в Германии, призывал последовать примеру Франции. Профранцузски была настроена и первая берлинская ежедневная газета «Дер Телеграф», в которой юнкерской Пруссии с ее казарменными порядками противопоставлялась республиканская Франция.

Однако далеко не все немецкие периодические издания выступили в поддержку Франции. Издаваемая в Берлине в 1810— 1811 гг. вечерняя газета Генриха фон Клейста (1777—1811) «Берлинер абендблеттер» («Берлинские вечерние листки») была органом консерваторов, выступавших против французского влияния. Статьи, публикуемые в газете Клейста, представляли собой соединение немецкого патриотизма, доходящего до национализма, и ненависти ко всему французскому.

Как бы то ни было, но французское влияние на определенном этапе оказалось благотворным для немецкой журналистики. После присоединения в 1794 г. левого берега Рейна к Франции наметилось оживление общественно-политической и культурной жизни не только на левобережных территориях, но и по всей Германии. Произошел всплеск периодической печати, появились многочисленные новые газеты и журналы. На левобережных территориях была провозглашена свобода печати. С 1798 г. Иоганн Фридрих Котта (1758—1833) издает влиятельную газету «Альгемайне цайтунг» («Всеобщая газета»). Бастионами немецкого романтизма являлись выходившая с 1808 г. в Гейдельберге «Цайтунг фюр айнзидлер» («Газета для отшельников»), главным редактором которой был глава гейдельбергских романтиков Людвиг Ахим фон Арним (1781 — 1831), и литературно-художественный журнал «Фебус» («Феб»), издававшийся с 1808 г. в Дрездене Генрихом фон Клейстом. Фридрих Шлегель в своем журнале «Ойропа» («Европа»), обращаясь к немецкой истории, пытался пробудить национальное самосознание немцев.

Однако в 1810 г., вскоре после разгрома Пруссии, вступившей в 1806 г. в антинаполеоновскую коалицию, и заключения унизительного и кабального для Пруссии Тильзитского мира (1807 г.), Наполеон ввел строгую цензуру для немецких газет, а 29 мая 1811 г. немецким периодическим изданиям под страхом немедленного закрытия было запрещено печатать политическую информацию, не опубликованную прежде в официальной парижской «Монитёр». Нарушившая это условие влиятельная газета «Кёльнише цайтунг» («Кёльнская газета») была закрыта. Ни одно немецкое периодическое издание не осмелилось сообщить читателям о поражении Наполеона в России, пока русские войска не оказались на немецкой территории.

Постепенно отношение к Наполеону в среде немецкой буржуазной интеллигенции менялось. Если сначала Наполеон воспринимался как символ французской революции, то вскоре в нем увидели главу оккупационного режима и душителя свобод. Французское владычество на немецких территориях, с одной стороны, ускорило буржуазные преобразования в Германии, но, с другой, было тяжелым бременем для населения оккупированных территорий и ударом по национальному чувству немцев.

Поэтому поражение Наполеона в «Битве народов» под Лейпцигом в октябре 1813 г. было воспринято немцами как освобождение от французского владычества и сопровождалось патриотическим подъемом и ростом национального самосознания. Выразителем этих настроений стала газета «Райнише Меркур» («Рейнский Меркурий»), основанная в Кобленце в 1814 г. немецким писателем-романтиком и публицистом Йозефом Гёрре- сом (1776—1848). Его газета, проповедовавшая национальные чувства, разбудила политический инстинкт в Германии. «Гёр- рес стремился преимущественно к тому, чтобы пробудить историческое сознание и демократический дух немецкой буржуазии, научная достоверность и точность публикаций представлялась ему делом второстепенным»[3].

Гёррес был защитником идей французской революции и поборником политической свободы в Германии. Он не мог не видеть, что историческое развитие Германии, освободившейся от французского ига, пошло совсем в ином направлении: началась реставрация, были восстановлены прежние монархические порядки. Решения Венского конгресса 1814—1815 гг. закрепили власть немецких князей и раздробленность Германии. Созданный Германский союз был конфедерацией самостоятельных государств. Его создание не решало острейшей проблемы объединения Германии, без решения которой было невозможно формирование единого внутреннего рынка, эффективного и быстрого экономического развития страны.

Гёррес был возмущен результатами Венского конгресса и призывал немецких князей восстановить древнюю германскую империю. В «Райнише Меркур» он печатал статьи с призывами к национальному возрождению Германии, к ее объединению, развитию торговли и промышленности. В «Райнише Меркур» Гёррес впервые публикует передовые статьи с продолжением в нескольких номерах газеты. После него такая форма публикации передовиц стала традиционной для немецкой периодики. Другая новаторская черта публицистики Гёрреса — стремление к более тесному контакту с читателем, что побуждало его придавать своим статьям разговорную форму, рассчитанную на чтение вслух. Гёррес обрушился с критикой на немецких правителей, не выполнивших своего обещания даровать народу политические права. Вследствие этих нападок «Райнише Меркур» был запрещен в июле 1814 г. в Баварии, Вуртамберге, Бадене. 16 мая 1815 г. канцлер Пруссии обратился к Гёрресу с серьезным предупреждением, призывая его прекратить нагнетать страсти. Гёррес, страстный патриот, не внял этому предупреждению, и 10 апреля 1816 г. указом прусского короля газета была закрыта.

Гёррес продолжил свою публицистическую деятельность, в частности, в 1820-х гг. выступал с нападками на Пруссию в книге «Германия и революция» (1820). Гёррес эволюционировал в своих взглядах от поддержки французской революции к католицизму. Впоследствии он стал одним из самых известных немецких католических публицистов.

Гёррес был не одинок в своих требованиях демократизации и объединения Германии. В конце 1810-х гг. в германских княжествах разворачивается широкое движение, направленное против произвола монархов, бюрократии и полиции. Движущей силой этого движения было студенчество (студенческие объединения «буршеншафты») и мелкая буржуазия. В 1819 г. по решению йенского кружка студентов-республиканцев и демократов студент Карл Занд убил немецкого писателя Коцебу, который был агентом Священного союза и шпионом царского правительства, посылавшим русскому царю доносы о настроениях среди немецких студентов. В июле 1819 г. ученик аптекаря Ленинг совершил покушение на министра Иберя, яростного противника либералов. Эти события стали поводом, позволившим австрийскому канцлеру Меттерниху усилить давление на прессу и установить в Австрийской империи полицейский режим.

В августе 1819 г. съезд германских государей в Карлсбаде (Карлсбадская конференция) принял решения, направленные против того, что было названо «злоупотреблениями» свободой прессы. Под строгий контроль были поставлены университеты, развернулся полицейский террор. В каждом государстве-члене Германского союза не могла появиться в печати без предварительной цензуры ни одна газета или журнал, а также ни одно издание объемом менее 20 листов (320 страниц). Более того, могли быть запрещены и издания любого объема, если они представлялись властям задевающими достоинство или безопасность государства. Особенно жесткой цензуре подвергались газеты и журналы. В 1819 г. в Пруссии создана Верховная цензурная коллегия, а в 1822 г. принято постановление о газетном штемпеле, без которого ни одна газета не могла выйти в свет. Все без исключения публикации должны были содержать имя издателя. Цензору предоставлялось право требовать от директора периодического издания замены редактора, если тот, по мнению цензора, не внушает доверия. Более того, газеты должны были платить цензорам. Меттерних с гордостью писал: «Я раскинул сеть». Многие литераторы и журналисты не хотели мириться с таким положением и были вынуждены эмигрировать. Те же, кто оставался в стране, вели непрерывную войну с цензорами: изменяли названия газет и журналов, давали неверные адреса типографий и т. д.

Начало домартовского периода (1830—1848 гг.) в немецкой журналистике связано с тем существенным влиянием, которое оказала Июльская революция 1830 г. во Франции на ситуацию в соседней Германии, став катализатором либерально-демократического движения. В ряде государств Германского союза вспыхнули народные волнения, прошли массовые манифестации с требованиями объединения Германии, провозглашения республики. Над Германией нависла угроза революции.

28 июня 1832 г. верховный орган Германского союза Союзный сейм принял постановление, отменяющее свободу печати, политических союзов и народных собраний. Ответом журналистов стал созданный в 1832 г. «Союз печати», провозгласивший своей главной целью борьбу за свободу печати, отмену запрета на освещение в периодических изданиях политических вопросов.

В 1830-е гг. многие крупные немецкие писатели обращаются к публицистике, пробуют свои силы на журналистском поприще. «Наше время — время борьбы идей, и журналы — это наши крепости»[4],— писал Гейне. Формируется новый тип писателя-журналиста, писателя, связанного с газетами и журналами, видящего свое предназначение не в том, чтобы создавать чистую и вечную поэзию, но в том, чтобы проповедовать новые современные общественно-политические идеи. Ярким примером подобной трансформации может служить творчество немецкого писателя Георга Бюхнера (1813—1837), выступавшего за уничтожение частной собственности и революционные методы борьбы (см. Хрестоматия: Бюхнер Г.).

Во время своего пребывания во Франции Бюхнер вступил в тайную революционную организацию «Общество прав человека и гражданина». В 1834 г. Бюхнер, верувшись в Германию, создал в Гессене по французскому образцу «Общество прав человека», состоявшее из местных ремесленников и крестьян. Откликаясь на нарастающее в низах недовольство, Бюхнер пишет воззвание «Гессенский сельский вестник» (1834), в котором обличает продажность чиновников, социальное неравенство, бесправное положение немецких крестьян и призывает их к насильственным методам борьбы.

Пик борьбы двух лагерей немецкой интеллигенции: либерально-демократического и консервативного — пришелся на середину 30-х гг. XIX века. Либерально-демократический лагерь был представлен «Молодой Германией» — литературным течением, которое возникло в начале 1830-х гг. Родоначальником течения был немецкий публицист Людвиг Берне (1786—1837). В числе идейных вождей и крупнейших писателей течения — Г. Гейне, К. Гуцков, Г. Лаубе. Наиболее известными периодическими изданиями младогерманцев были журнал «Аврора», газета «Цайтунг фюр ди элегант вельт» («Газета для элегантного света»), издаваемые Генрихом Лаубе (1806—1884), и журналы «Форум дер журнал литератур» («Форум журнальной литературы») и «Телеграф фюр Дойчланд» («Немецкий телеграф») Карла Гуцкова (1811 —1878). Лаубе опубликовал на страницах «Светской газеты» стихотворения Гейне (см. Хрестоматия: Гейне Г.). Произведения самого Лаубе неодократно запрещались прусской цензурой. Дважды писатель подвергался аресту за свою политическую и журналистскую деятельность.

Младогерманцы хотели донести свои идеи до широкого читателя, стремились быть понятными ему. Отсюда обращение к таким жанрам, как фельетон, путевые записки, мемуары, рецензии, рассказы-корреспонденции, новеллы.

Консервативный лагерь в своих печатных органах проводил ярко выраженную апологетическую линию по отношению ко двору и правительству, утверждал незыблемость католической церкви. Одним из самых известных периодических изданий этого направления стала газета «Литературблат» («Литературный листок*) немецкого писателя и критика Вольфганга Менцеля (1798—1873), издававшаяся в Штутгарте с 1820 по 1849 г. В Германии борьба за пробуждение и укрепление национального самосознания сопровождалась националистическими, «тевтономанскими* настроениями. В немецкой литературе начала XIX века они нашли отражение в лирике поэта и журналиста Макса фон Шенкендорфа (1783—1817) и в «Боевых песнях» (1815) немецкого писателя Э.М. Арндта (1769—1860). Мен- цель стал одним из самых последовательных их выразителей в немецкой журналистике и публицистике.

В 1835 г. Менцель в «Литературблат* публикует статьи, содержащие резкую критику романа К. Гуцкова «Баллы сомневающаяся» (1835), в котором проповедовалось «освобождение плоти» в духе младогерманцев. Менцель называет книгу «безнравственной* и обращает на нее внимание властей как на произведение, подрывающее «основы религии, семьи и нации». Гуцков был арестован и заключен в тюрьму на три месяца. Союзный сейм принимает постановление, по существу запрещающее печатать произведения «Молодой Германии».

На защиту младогерманцев встал Людвиг Берне (1786— 1837). Еще раньше в издаваемом и редактируемом им с 1818 по 1821 г. политическом журнале «Ваге» («Весы») Бёрне пропагандирует национально-освободительные идеи, выступает ярым врагом Наполеона, с убийственной иронией отзывается о филистерской, захолустной Германии, скованной полицейскими порядками (см. Хрестоматия: Бёрне Л.)- По поводу постановления сейма он писал: «Мы все затронуты им: им оскорбляется и пригвождается к позорному столбу вся Германия, вся немецкая молодежь...*[5]. Бёрне прекратил свое сотрудничество в «Литературблат» Менцеля. Менцель в ответ на это в одной из своих статей упрекает Бёрне в измене родине и объявляет его французским агентом, обвиняя в отсутствии патриотизма, в неприязни ко всему немецкому и преклонении перед всем французским.

Бёрне ответил памфлетом «Менцель-французоед» (1837), ставшим последним произведением писателя, его своеобразным литературным и политическим завещанием. Центральным предметом полемики в памфлете становится вопрос о патриотизме. Бёрне дал отповедь Менделю, который упрекал его в отсутствии патриотизма. Бёрне со свойственной ему ясностью мысли и строгостью аргументации, беспощадностью иронии опровергает «тевтономана» Менделя, который выступал с монархических, антисемитских и ксенофобских позиций. Бёрне расходился с Менделем в оценке общественной ситуации в Германии, темпов и путей ее социокультурного развития. Констатируя бедственное положение Германии, отставшей в своем движении к свободе от Франции на сто лет, Бёрне эволюционистским взглядам своего оппонента противопоставил революционно-демократические убеждения. Революционная Франция представлялась Бёрне оплотом свободы на европейском континенте. Писатель говорил о необходимости союза Германии и Франции, о его важности для судеб не только своей родины, но и всей Европы. Бёрне продемонстрировал в памфлете тонкое понимание национальных особенностей разных народов Европы, спроецировал это понимание на анализ политической ситуации в Германии и Европе.

Диалогизм был отличительной чертой манеры Бёрне-публи- циста. Он ведет заочный диалог с оппонентом, не только выстраивая систему собственных аргументов, но и предоставляя слово своему идейному противнику.

Емкую характеристику стиля Бёрне-публициста дал Ф.П. Шиллер: «Удивительная свежесть и злободневность творчества Бёрне не в малой степени объясняется именно тем мастерством, с которым писатель владел оружием иронии и шутки. Неожиданные виртуозные сравнения, игра слов, антитезы, шутливые обращения, метафоры — все это искрится и блещет разноцветными огнями в статьях и письмах Бёрне»[6].

Бёрне многое сделал для развития немецко-французских связей. В 1836 г. он основал в Париже журнал «Баланс» («Весы»), который, по его замыслу, должен был способствовать обмену идеями между немецкими и французскими демократами.

Бёрне-журналист и публицист оказал значительное влияние на дальнейшее развитие периодической печати в Германии, в частности, на публицистику К. Маркса. «Журналистика Бёрне явилась новым шагом вперед в развитии немецкой печати. В журналах, которые он издавал в родном Франкфурте и затем в Париже, Бёрне, продолжая традиции Лессинга, поднял на небывалую до того высоту жанры театральной рецензии и фельетона. Он был одним из создателей жанра политического фельетона и успешно использовал эпистолярную форму для обсуждения в печати актуальных общественно-политических вопросов. Он существенно обогатил полемический арсенал немецкой публицистики, ее формы и стиль»[7].

Умер Бёрне в 1837 г. в Париже. На могиле писателя на кладбище Пер Лашез установлен памятник — фигура богини Свободы, соединяющей руки немцев и французов.

В 30—40 гг. XIX века в Германии появились первые рабочие организации. В 1833 г. создан «Немецкий народный союз», в 1834 г. — «Союз отверженных». Одним из наиболее ярких идеологов раннего этапа рабочего движения в Германии и зачинателем немецкой рабочей печати был Вильгельм Вейтлинг (1808—1871). Его главное произведение — «Гарантии гармонии и свободы» (1842), в котором под влиянием французских социалистов-утопис- тов Вейтлинг излагает свою теорию нового, справедливого общественного устройства. Он считал средством коренного преобразования общества революцию. В 1830—1840-х гг. Вейтлинг издавал два журнала — «Призыв о помощи немецкой молодежи» и «Молодое поколение», в которых пропагандировал идеи уравнительного коммунизма и революционные методы борьбы. Журнал «Молодое поколение» издавался при материальной и технической поддержке немецких рабочих и ремесленников. Впоследствии Вейтлинг эмигрирует в США, где будет издавать в 1850—1855 гг. газету христианско-социалистического толка.

В 1840 г. королем Пруссии стал Фридрих Вильгельм IV, от которого ожидали либеральных реформ. Либеральная интеллигенция обратилась к королю с петицией, в которой призывала его провести реформы, преобразовать Пруссию в конституционную монархию. Король ответил репрессиями. В частности, в 1843 г. была запрещена выходившая под руководством К. Маркса «Райнише цайтунг» («Рейнская газета»), печатный орган либеральной буржуазии, выступавшей против прусской реакции и королевского произвола. Многие талантливые немецкие писатели и журналисты вынуждены были покинуть Германию и издавать свои газеты и журналы за границей: так, в 1844 г. К. Маркс вместе с Арнольдом Руге издает в Париже «Немецко- французские ежегодники».

Однако именно при Фридрихе Вильгельме IV в Германии появились первые иллюстрированные журналы с карикатурами. В 1842 г. Фридрих Вильгельм IV, совершая визит в Англию, заинтересовался карикатурами в местных газетах. В немецких периодических изданиях печатать карикатуры тогда еще не было принято. По возвращении в Германию король отменил цензуру на изображения в печатных изданиях. В 1843 г. в Лейпциге вышло первое немецкое периодическое издание с иллюстрациями — «Иллюстрирте цайтунг» (*Иллюстрированная газета»). Ее издатель — талантливый немецкий художник И.Я. Вебер (1830—1880) взял в качестве образца английские и французские иллюстрированные газеты и журналы. Однако вскоре карикатуры становятся средством пропаганды либеральных идей, орудием в борьбе с троном. В 1843 г. вновь была введена цензура на изображения. Несмотря на это, время от времени карикатуры продолжали появляться в немецких газетах. В 1845 г. Каспар Браун (1807—1877) основал в Мюнхене иллюстрированный юмористический журнал «Флигенде блеттер» (?Летучие листки»), специализировавшийся на политической сатире. В конце 1850-х гг. в журнале был опубликован цикл забавных историй о добропорядочном бюргере, примерном семьянине Гот- тфриде Бидермайере, имя которого стало нарицательным для обозначения немецкого филистера с его идеалом спокойной и зажиточной жизни в семейном кругу. «Нидермайером» стали называть стиль искусства и жизни среднего слоя немцев и австрийцев середины XIX столетия, отразивший настроения самоуспокоенности бюргеров в период Реставрации, их стремление приспособиться к этому режиму, замкнувшись в узкий мирок интимных переживаний и домашнего уюта. Для «бидермайера» характерно тонкое изображение бытовых деталей и природы.

Немецкое искусство карикатуры отличается от французского большей старательностью и тщательностью рисунка, стремлением как можно точнее передать черты модели. Однако, как правило, немецкие карикатуристы придавали своим изображениям некоторую жесткость и тяжеловесность.

К концу 1840-х гг. ситуация в Германии продолжала обостряться. Этому в значительной степени способствовали экономический кризис в германских государствах и неурожай 1847 г., вызвавший волну голодных бунтов и погромов продовольственных лавок. На берлинских улицах раздаются призывы к революции. Перед лицом приближающейся революции произошел раскол в среде либерально-демократической интеллигенции. Ее умеренное крыло группировалось вокруг «Дойче цайтунг» («Немецкой газеты»), главным редактором которой был известный немецкий историк и литературовед Георг Готфрид Гервинус (1805—1871), ратовавший за объединение Германии, установление конституционной монархии и отрицавший политический радикализм. Левых радикалов возглавлял известный журналист Густав фон Струве (1805—1870), который призывал устранить различия между сословиями, улучшить материальное положение беднейших слоев общества, используя для достижения этих целей революционные методы борьбы. Струве редактировал журналы «Дойчер цушауер» («Немецкий зритель») и «Ман- нхаймер журнал» («Мангеймский журнал»).

Революционная волна прокатилась в 1848 г. по Западной Европе: в феврале произошла революция во Франции, вспыхнуло народное восстание в Милане; в марте пожаром революций были охвачены Венгрия, Вена и Берлин. Главный душитель свободы прессы в Европе, канцлер Меттерних был вынужден уйти в отставку и покинуть Австрию. Европейская печать поспешила воспользоваться новой политической ситуацией, чтобы сбросить цензурные кандалы и сделать глоток свободы.

  • [1] Цит. по: История печати: Антология: Т. II / Сост. Я.Н. Засурский,Е.Л. Вартанова. — М.: Аспект Пресс, 2001. — С. 79.
  • [2] Шиллер Ф. Собр. соч.: В 8 т. — М.: Гослитиздат, 1950. — Т. 6. — С. 291.
  • [3] История немецкой литературы: В 3 т. — М.: Радуга, 1986. — Т. 2. —С. 62.
  • [4] Гейне Г. Собр. соч.: В 10 т. — М.: Гослитиздат, 1959. — Т. 9. — С. 479.
  • [5] Берне Л. Парижские письма. Менцель-французоед. — М.: Гослитиздат,1938. — С. XXIX.
  • [6] Шиллер Ф.П. Людвиг Бёрне // Бёрне Л. Парижские письма. Мендель-французоед. — М.: Гослитиздат, 1938. — С. VIII.
  • [7] Гуревич С.М. Карл Маркс — публицист. — М.: Мысль, 1982. — С. 30.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >