Предмет современной философии науки

Являясь применением философии и ее категориальных средств к анализу и осмыслению науки, философия науки имеет внутреннюю структуру, аналогичную структуре самой философии. Как известно, в структуре философии принято выделять следующие ее разделы:

  • 1) онтологию - философское учение о бытии;
  • 2) гносеологию - философское учение о познании;
  • 3) общую социологию - философское учение об обществе;
  • 4) культурологию - общую теорию культуры;
  • 5) аксиологию - теорию универсальных ценностей;
  • 6) антропологию - общее учение о человеке;
  • 7) праксеологию - философское учение о человеческой деятельности.

Соответственно, в структуре общей философии науки целесообразно выделять следующие основные разделы:

  • 1) онтологию науки;
  • 2) гносеологию науки;
  • 3) общую социологию науки;
  • 4) культурологический анализ науки и научного знания;
  • 5) аксиологию науки;
  • 6) антропологию науки;
  • 7) праксеологию науки.

К настоящему времени не все указанные выше разделы философии науки разработаны достаточно глубоко и в значительном объеме. В наибольшей степени в этом плане "повезло" онтологии, гносеологии и социологии науки.

Онтология науки. Предмет онтологии науки - анализ и разработка общенаучной и частнонаучной картин мира, их основных категорий, динамики и исторической смены, оценки перспективности, эффективности и степени их универсальности, способов построения и др. Существуют четыре основных способа формирования общенаучной картины мира:

  • 1) разработка в лоне той или иной философии истинной картины мира и ее "навязывание" науке;
  • 2) обобщение предметного содержания науки того или исторического периода ее развития;
  • 3) репрезентация в качестве общенаучной картины мира онтологических представлений одной или нескольких фундаментальных научных теорий, имеющих статус научных парадигм для науки определенного периода;
  • 4) синтез элементов философской онтологии с содержанием фундаментальных научных теорий определенного периода развитии науки.

Первый способ создания научной картины мира получил название "натурфилософского", или "метафизического". Он был характерен для ранних этапов развития науки и был господствующим вплоть до середины XIX в. Правда, его влияние сохранилось и в философии науки XX в. (неогегельянство, неотомизм, диалектический материализм и др.). Второй способ разработки и построения научной картины мира возник вместе со становлением современного естествознания в Новое время (Н. Коперник, Дж. Бруно, Г. Галилей, И. Кеплер, И. Ньютон и др.). Наиболее мощные попытки в направлении создания научной картины мира путем синтеза предметного содержания различных наук своего времени предприняли французские энциклопедисты (Д'Аламбер, К. А. Гельвеций, П. А. Гольбах, Д. Дидро и др.), а также представители первого позитивизма (Г. Спенсер и др.). В отличие от натурфилософского способа разработки истинной научной картины мира, отрицающего возможность ее исторического изменения и замены в будущем на другую, более "адекватную", второй способ создания научной картины мира допускает исторический характер и изменчивость ее содержания в будущем. Однако и у него есть свои минусы:

  • а) невозможность обобщения предметного содержания науки при достаточно большом его объеме, который уже не в состоянии будет усвоить ни один ученый. Именно такая ситуация возникла в науке уже к концу XIX в. благодаря росту научной информации. Еще более драматичной она является в настоящее время;
  • б) существенная разнокачественность онтологического содержания и фундаментальных принципов различных наук не позволяет эффективно осуществлять их обобщение, которое эффективно возможно только для однокачественных объектов. Очевидно, что весьма проблематично обобщить содержание естественных и гуманитарных наук, или наук о природе и наук о духе, качественное различие и даже противоположность между которыми были справедливо зафиксированы неокантианцами. Для современной же науки, состоящей из сотен различных дисциплин и теорий, возможность обобщения их предметного содержания в силу указанных выше причин представляется уже нереальной в принципе. Третий способ создания общенаучной картины мира во многом избегает минусов и первого, и второго. Он является более эффективным и продуктивным по сравнению с ними. Начиная уже с середины XIX в. для большинства ученых стал вполне естественным и почти общепринятым взгляд, согласно которому роль общенаучной картины мира должна выполнять самая фундаментальная наука, а внутри нее - ее парадигмальная теория. Ясно, что в основе такого взгляда лежит явно, а чаще неявно, принятая редукционистская установка о возможности сведения содержания одних наук к другим, высшего - к низшему, сложного - к простому, законов менее фундаментальных наук к законам более фундаментальных. До начала XX в. наиболее фундаментальной наукой считалась физика, а внутри нее - классическая механика. Соответственно, их онтология и рассматривалась в качестве общенаучной картины мира. Вот почему создание альтернативных классической механике концепций - теории относительности и квантовой механики - привело к революции не только в физике, но и во всей классической науке. В конце XX в. на роль парадигмальных научных теорий в физике претендуют уже релятивистская космология и синергетика. Однако сегодня все чаще среди претендентов на роль лидера современной, постнеклассической науки называется также биология, а ее фундаментальная теория эволюции рассматривается как более подходящая основа для научной картины мира. Частично это связано с тем, что фундаментальные теории современной физики (космология и синергетика) в своих построениях уже частично используют язык и категории биологии (цель, гомеостазис, соперничество "альтернатив", борьба за самосохранение и выживание, самоорганизация, эволюция и др.). У данного способа построения общенаучной картины мира, наряду с его несомненными достоинствами, есть своя "ахиллесова пята". Она заключается не только в научном редукционизме, явно недооценивающем плюрализм и полипарадигмальность науки, но и в позитивистской по своей сути вере в возможность построения онтологии науки без привлечения философской онтологии и категориального языка философии. И та, и другая предпосылка не соответствуют реальной науке. История науки и ее реальное функционирование убедительно свидетельствуют о том, что фундаментальные научные теории, во-первых, всегда "завязаны" на философию и ее когнитивные ресурсы, во-вторых, наука в достаточной степени свободна в выборе "точек своего замыкания" на имеющееся концептуальное многообразие философского знания. В силу этого одно и то же предметное (онтологическое) содержание науки может оцениваться по-разному с позиций разных философских теорий и подчас диаметрально противоположным образом. История науки полна такого рода примерами:
    • 1) объективно-материалистическая интерпретация таких понятий классической механики, как "материальная точка", "пространство", "дальнодействие", "инерция" И. Ньютоном, с другой стороны, конструктивно-теоретическая интерпретация этих же понятий Дж. Беркли, Дж. Максвеллом, А. Эйнштейном и др.;
    • 2) объективно-материалистическая интерпретация содержания молекулярно-кинетической теории ее создателем Л. Больцманом, с другой стороны, ее инструменталистская критика Э. Махом;
    • 3) бескомпромиссная полемика А.Эйнштейна и Н. Бора по вопросу об онтологическом статусе законов квантовой механики, в которой Эйнштейн отстаивал позицию лапласовского детерминизма и утверждал о неполноте квантовой механики в силу вероятностного характера ее законов;
    • 4) до сих пор непрекращающиеся в науке и философии споры о первичности и вторичности динамических и статистических законов, степени их фундаментальности и объективности, природе понятия "вероятность", месте и роли "случайности" и "цели" в научной картине мира и т.д.

Сегодня все более популярной становится позиция, согласно которой в решении онтологических проблем науки общезначимого решения просто не существует. Это означает, что общенаучная картина мира всегда имела и будет иметь плюралистический характер, и принятие той или иной альтернативы в этом вопросе всегда имеет своим основанием когнитивный выбор ученых. Согласно этому взгляду как формирование онтологического содержания науки, так и выбор одной из альтернативных научных картин мира - это суверенное право ученых. Однако при этом не надо забывать, что научная картина мира всегда создается с привлечением и использованием когнитивного ресурса философии, у философов есть столь же суверенное право осуществлять критический анализ различных научных онтологии и давать им соответствующую философскую оценку с позиций определенной философии. Это право философия имеет не только потому, что при создании и обосновании научной картины мира так или иначе используется язык ее категорий, но и в силу того, что философия имеет более общие представления о бытии по сравнению с теми, которые в состоянии иметь наука. Дело в том, что философия разрабатывает свои представления о бытии (философскую онтологию), опираясь не только на науку, но и на результаты других способов освоения человеком действительности (обыденный опыт, здравый смысл, практику, искусство, политику, экономику, религию и др.).

Философия исследует свои проблемы, в том числе и онтологические, с позиций мировоззрения, общей стратегии и общего смысла человеческого существования в мире. И наука с точки зрения философии есть лишь один (а отнюдь не единственный) из способов моделирования реальности. Как показывает история самой науки, это весьма динамичный и развивающийся процесс построения знания о мире, когда с течением времени происходит отказ науки от своих прежних представлений, которые она когда-то считала истинными или даже абсолютно истинными. Например, такими наука считала геоцентрическую систему мира, евклидову геометрию, представления классической физики о пространстве, времени и детерминизме и т.д. Более того, история науки убедительно свидетельствует, что только в диалоге ученых и философов, науки и философии может быть выработан приемлемый для общества консенсус в оценке онтологического содержания науки и ее оснований. Как не может быть истинной философской онтологии без ее опоры на науку, так верно и обратное. Не может быть истинной научной онтологии без опоры на философское учение о бытии, поскольку, во-первых, наука своими силами принципиально не способна исчерпать все возможное содержание бытия, во-вторых, в своем видении бытия наука не свободна от заблуждений, отказываясь от своих прежних взглядов в пользу существенно новых, во многом несовместимых со старыми. Возможно, наука и приближается к абсолютной истине о мире объектов, но только лишь в целом, в тенденции, в итоге. В любой же конкретный момент своего существования наука может претендовать в лучшем случае лишь на относительную истинность своих различных концепций и теорий. Кроме разработки общенаучной и частнонаучных картин мира, важной задачей онтологии науки является реконструкция и критический анализ онтологических оснований и онтологических проблем отдельных наук и научных дисциплин, при этом как уже реализовавшихся, так и тех, которые могут иметь место лишь в будущих состояниях науки или в науке будущего (например, речь может пойти о существенной роли антропологических и экологических факторов в общенаучной картине мира и др.).

Гносеология науки. Это основной раздел философии науки, в котором наука изучается как особый вид познавательной деятельности. Основные проблемы гносеологии науки следующие:

  • а) что такое научное знание;
  • б) каковы его характеристики, отличающие его от других видов знания;
  • в) какова степень реализации таких свойств научного знания, как объективность, истинность, доказательность, проверяемость в реальной науке и ее различных областях;
  • г) в чем единство и различие разных видов научного знания (естественнонаучного, математического, социально-гуманитарного, технического; аналитического и синтетического; объектного и ценностного; дескриптивного и нормативного; интуитивного и дискурсивного; явного и неявного и др.)?

В предмет гносеологии науки также входит выявление и описание структуры научного знания, специфики его различных уровней (эмпирического, теоретического, метатеоретического), их функций в процессе научного познания. Важнейшая часть гносеологии науки - методология. Ее цель - описание общих методов научного исследования, а также специфических, характерных для различных уровней научного познания и различных областей науки. К числу центральных проблем эпистемологии относится динамика развития научного знания. Наиболее существенные ее аспекты - вопросы о закономерностях развития научного знания, соотношении эволюционных и революционных этапов в развитии научного знания, механизме конкуренции и критериях выбора наилучшей из соперничающих гипотез, научно-исследовательских программ, соотношении и взаимосвязи внутринаучных и социокультурных факторов в развитии научного знания как в целом, так и на различных этапах его развития. Фундаментальная проблема гносеологии науки - возможности и границы научного способа постижения действительности, наконец, анализ и реконструкция гносеологических оснований реальной науки как в диахронном плане (гносеологические основания различных культурно-исторических типов науки, а также сменяющих друг друга научных теорий), так и в синхронном (выявление и сравнение гносеологических оснований разных областей научного знания, а также отдельных наук и научных теорий).

Для современного этапа развития гносеологии науки существенное значение имеет опора на конкретно-научную методологию исследования самого научного знания и получаемые при этом результаты (логика науки, история науки, психология науки, когнитивная социология и др.). Современная гносеология науки существенно опирается в решении своих проблем на результаты их осмысления в рамках классической философии. Однако она не приемлет эпистемологический фундаментализм, в основе которого - вера в возможность достижения в науке абсолютно истинного, объективного и окончательно доказанного знания. Эту веру впервые провозгласили античные философы, построившие довольно мощные, оригинальные, хотя и различные системы эпистемологии (Демокрит, Пифагор, Фалес, Парменид, Платон, Аристотель). В период Средневековья эта вера оказалась подорванной, так как противоречила религиозному типу мировоззрения, для которого религиозные истины превосходят возможности научного познания и выше "истин разума". Однако в эпоху Возрождения и Новое время, в связи с кризисом средневековой европейской цивилизации, эпистемологическая вера античных философов вновь оказалась востребованной в культуре. Постепенно ее стало разделять все большее число философов и ученых как в Новое время, так и в XVIII - XIX вв. (Г. Галилей, Р. Декарт, Ф. Бэкон, И. Ньютон, Б. Спиноза, Г. Лейбниц, И. Кант, Г. Гегель, Ч. Дарвин, А. Лавуазье, П. Лаплас, Дж. Ст. Милль, У. Томсон, Д. Гильберт и др.). Только глобальный кризис, разразившийся в науке в конце XIX - начале XX в., смог пробить первую серьезную брешь в эпистемологическом фундаментализме науки:

  • а) построение неевклидовых геометрий, неклассических логик;
  • б) обнаружение логических противоречий в канторовской теории множеств;
  • в) создание альтернативных классической механике физических теорий, несовместимых с ней, - теории относительности, а позже квантовой механики;
  • г) создание целого ряда концепций, альтернативных классическим биологическим, экономическим, социальным и другим теориям.

Развитие науки не только свергло с пьедестала абсолютной истины все прежние теории классической науки XVIII - XIX вв., но и вообще поставило под вопрос претензию науки на достижение и обладание абсолютно адекватным знанием о мире. Дальнейшее развитие неклассической науки в XX в. только усилило это сомнение, породив взгляд, согласно которому все "истинные" научные концепции и теории не более чем хорошо обоснованные и практически полезные гипотезы, разделявшиеся большинством ученых в определенный период развития науки.

Необходимо подчеркнуть, что в эпистемологическом фундаментализме всегда существовали альтернативные взгляды и концепции. Например, два таких противоположных направления, как эмпиризм и рационализм.

Представители первого (Бэкон, Милль, позитивисты, сторонники интерпретации познания как отражения) считали первичным, абсолютно-истинным и надежным фундаментом научного знания эмпирические данные, получаемые с помощью якобы абсолютно объективных восприятий, на содержание которых не оказывают существенного влияния другие структуры сознания (мышление, воля, язык и др.). Согласно эмпиристам, все остальное научное знание должно быть логически выведено из непреложных эмпирических данных, ибо только в таком случае оно может претендовать на объективность. Все научные теории должны быть логическим обобщением эмпирических данных - вот гносеологическое кредо эмпиризма, его эпистемологический "символ веры". В философии науки эта концепция индуктивистского эмпиризма (включая неоиндуктивизм) оказалась раскритикована лишь в середине XX в. Было убедительно показано, что концепция индуктивистского эмпиризма серьезно противоречит как экспериментальным данным психологии восприятия, так и методам научной практики и, в частности, реальным способам построения научных теорий, реальной практике их выдвижения, обоснования и принятия научным сообществом. Одним из вариантов спасения эпистемологического фундаментализма явилась феноменологическая философия (Э. Гуссерль и др.). Однако, как показал опыт ее восприятия учеными и большинством философов науки, она не только не была поддержана ими, но и оценена как модель познания, весьма далекая от реальной научной практики.

Второе направление фундаменталистской эпистемологии - рационализм. Рационалисты (Декарт, Лейбниц, Кант, Гегель, Брауэр, Гейтинг и др.) пытались утвердить в качестве абсолютно надежного фундамента научного познания те или иные априорные структуры сознания и мышления:

  • а) врожденные идеи, интеллектуальную интуицию и дедукцию (Декарт);
  • б) рефлексивную деятельность сознания и мышления (Лейбниц);
  • в) самополагание и саморазворачивание Абсолютной идеей своего истинного содержания по внутренне присущим ей законам диалектического развития (Гегель);
  • г) априорные формы созерцания и категории рассудка (Кант);
  • д) глобальную математическую интуицию (Брауэр, Гейтинг).

Долгое время научной опорой рационалистического фундаментализма были математика, логика и теоретическая механика, которые рассматривались как системы неоспоримых, доказательных и абсолютных истин. Вплоть до середины XIX в. в математике и логике общепризнанными теориями были классическая арифметика, евклидова геометрия и аристотелевская силлогистика, не имевшие альтернатив. Однако во второй половине XIX в. произошел качественный перелом в развитии этих областей знания - возникла серия альтернативных им систем геометрии, арифметики и логики.

В начале XX в. возникла уже альтернатива всей классической математике и логике - интуиционистская и конструктивная математика и логика. В это же время кризис настиг и физику. Классическая механика с ее, казалось бы, очевидными и универсальными законами пригодна лишь как приблизительная истина для описания ограниченного круга физических явлений, обладающих относительно небольшими скоростями (по сравнению со скоростью света в вакууме) и относительно большими массами (где релятивистским эффектом можно пренебречь с практической точки зрения). Конечно, никто из сторонников классической механики (господствовавшей в физике в качестве непререкаемой истины в течение более 200 лет) не мог и подумать, что ей на смену может прийти какая-то другая, альтернативная ей теория. Однако в 30-х гг. XX в. физиками была построена еще более фундаментальная, по сравнению с теорией относительности, альтернатива классической механике - квантовая механика. Если теория относительности в противовес классической механике заявила об относительном характере свойств пространства, времени и массы, их зависимости от скорости движения тел или систем отсчета, по отношению к которым устанавливаются значения этих свойств, то квантовая механика заявила о принципиально вероятностном характере поведения физических объектов, особенно элементарных частиц, дополнив это утверждение принципами неопределенности полного описания любой физической системы и дополнительности. После этого доверие к эпистемологическому фундаментализму резко снизилось не только среди ученых, но и философов.

Необходимо подчеркнуть, что отказ от фундаменталистской эпистемологии вовсе не означает отказа от истины как цели науки или от очевидных преимуществ научного способа познания, по сравнению с другими способами. Однако очевидно, что этот отказ требует построения совершенно новой эпистемологии, в основе которой должны лежать совершенно другие принципы, чем те, что имели место в фундаменталистской эпистемологии. Это такие принципы, как:

  • 1) социокультурное понимание науки и научного познания в противовес трансценденталистскому и априористскому их толкованию;
  • 2) полагание в качестве субъекта научного познания и носителя научной истины не отдельных ученых ("гносеологических робинзонов"), а научного сообщества, которое служит особого рода социальной системой;
  • 3) признание субъект-объектного характера не только процесса научного познания, но и всех его результатов - научного знания;
  • 4) осознание принципиально противоречивого по своим свойствам и диалектического в целом характера научного познания (единства в нем логики и интуиции, эмпирического и теоретического знания, явных и неявных структур и детерминант, продуктивности и репродуктивное™, личностного и общезначимого, априорного и апостериорного знания, когнитивной свободы и когнитивной детерминации и др.);
  • 5) осознание консенсуального характера всех научных истин, особенно теоретических;
  • 6) признание социального и исторического характера и обусловленности научного познания и всех его результатов и др.

Все эти положения и принципы образуют основу современной антифундаменталистской эпистемологии, которая, благодаря признанию чрезвычайно сложного и противоречивого характера как структуры научного познания, так и его процесса, с полным правом может быть названа диалектической эпистемологической концепцией или диалектической эпистемологией.

Социология науки. Важный раздел современной философии - исследование специфики функционирования науки как особого социального института. Наука уже давно перестала быть делом гениальных ученых-одиночек и превратилась с конца XIX в. в одну из массовых профессий, в которой задействованы ученые разных специальностей с определенным разделением труда между ними (экспериментаторы, теоретики, прикладники и т.д.), четко налаженным обменом научной информацией и правилами научной игры, развитой системой коммуникаций как между самими учеными, так и между учеными и обществом. Сегодня наука стала не просто когнитивной, а социально-когнитивной деятельностью, где ее продукт считается зависящим не только от субъект-объектных познавательных отношений, но и от субъект-субъектных отношений между учеными. В отличие от эпистемологии, концентрирующей свое внимание на изучении субъект-объектных познавательных отношений в науке, социология науки акцентирует свое внимание на межсубъектных (когнитивных и организационных) отношениях в науке. Поэтому часто социологию науки кратко определяют как науку о научных коммуникациях или различных видах коммуникационных отношений в науке.

Зарождение социологии науки связывают с именем американского ученого Р. Мертона, создавшего первую парадигму этой дисциплины (30-е гг. XX в.) и заложившего основу классической социологии науки. Он же первый разработал ту систему этических норм науки (этос науки), которая, по его мнению, играет роль внутреннего основания для объединения ученых в особую социальную общность, отличающую ее от других социальных систем. Среди норм научного этоса Р. Мертон выделял четыре ценностных императива, регулирующих деятельность ученых: универсализм, коллективизм, бескорыстность и организованный скептицизм. Позднее Б. Барбер включил в этос науки еще два необходимых императива: рационализм и ценностную нейтральность. Современная социология науки имеет два основных направления: институциональное и когнитивное. Институциональная социология науки исследует функционирование науки:

  • а) как социального института, виды научных объединений, каналы связи и обмена научной информацией и другими ресурсами как внутри науки, так и между ней и другими подсистемами общества;
  • б) организацию и управление научными коллективами;
  • в) проблемы продуктивности и эффективности научных исследований;
  • г) профессиональные и социальные роли научных работников;
  • д) мотивацию научной деятельности;
  • е) способы профессионального признания и карьерного роста ученых;
  • ж) оценку вклада ученых в развитие своей дисциплины;
  • з) процесс формирования и подготовки научной молодежи;
  • и) отношения между поколениями в науке; к) деятельность научных школ;
  • л) проблемы научного лидерства и научных приоритетов и др.

Большой вклад в развитие институциональной социологии науки внесли Р. Мертон, Д. Прайс, Н. Сторер, Д. Крейн, Н. Маллинз, Э. Мирский и др. Выводы институциональной социологии науки имеют большое значение для построения общих социально-философских моделей науки. Когнитивная же социология науки сформировалась только в 60-70-е гг. XX в. (М. Малкей, Дж. Гилберт, Д. Блур, Б. Варне, К. Д. Кнорр-Цетина, С. Уолгар и др.). Она явилась результатом синтеза общих идей социологии знания (М. Вебер, Э. Дюркгейм, Ф. Знанецкий, К. Мангейм и др.) и гносеологии науки. Предмет ее исследования - изучение социологическими методами когнитивной деятельности ученых, характера и способов взаимоотношения между учеными в процессе обсуждения научных гипотез ("научных переговоров"), способов предъявления ими и удостоверения научной информации (особенно новой), механизма выработки (принятия) консенсуального решения научного сообщества об обоснованности, истинности и новизне предлагаемых теорий и подходов. Исследования в области когнитивной социологии науки напрямую связаны с эпистемологией, реальной методологией и практикой научного исследования, построением адекватных реальному научному познанию механизмов и моделей его динамики.

Культурология науки. Это еще один из важных разделов современной философии науки. Предметом культурологи науки является исследование науки как одной из подсистем культуры, ее взаимосвязи и взаимодействия как с культурой в целом, так и ее различными подсистемами (практической деятельностью, философией, искусством, религией, обыденным познанием, мифологией, политикой, нравственностью, правом, семиотическими и коммуникационными ресурсами). Поскольку культура - прежде всего специфическая матрица ценностей, выражающих "дух" этноса, нации, государства, постольку она не может не оказывать своего влияния на все частные виды человеческой деятельности, в том числе и на науку. Это влияние существенно сказывается на понимании роли науки в жизни общества (которая понималась по-разному и была неодинаковой в различные эпохи) и ее значимости для решения основных проблем человеческого существования. Также оно сказывается на формировании различных социокультурных оснований науки. То основное звено, через которое происходит проникновение культуры в науку, известный отечественный культуролог Г. Д. Гачев назвал "космопсихологосом". С его точки зрения, можно вполне резонно говорить не только о различии древневосточной, античной, средневековой, западноевропейской, китайской или арабской наук, но и о существенном различии (скажем, в рамках общей новоевропейской культуры) французской, английской и немецкой наук. Влияние культуры на науку осуществляется прежде всего через философию, в которой и с помощью которой культура рефлексирует и осознает себя как целое. Существует также непосредственное воздействие на научную деятельность и со стороны других сегментов культуры (искусства, религии, практической деятельности, социальных и экономических потребностей и т.п.). Об этом убедительно свидетельствует огромное число примеров из истории науки. Культурология науки тесно связана с историей науки, а также с такими разделами философии науки, как аксиология науки, антропология науки, социология науки.

Праксеология науки - раздел философии науки, предметом которого является изучение науки как инновационной деятельности. При таком подходе наука исследуется как структура, в которой могут быть выделены главные компоненты любой деятельности: предмет, средства, цель, результат со всеми прямыми и обратными связями между ними. При рассмотрении науки как инновационной деятельности необходимо выделять по крайней мере три качественно различных по содержанию плана научной деятельности:

  • 1) познавательный;
  • 2) практический;
  • 3) социокультурный.

Конечно, в реальной науке все эти планы взаимосвязаны между собой и переплетаются, а потому в чистом виде как отдельно существующие они могут быть выделены только в абстракции. Примером рассмотрения науки в первом плане может служить, например, модель научного познания, предложенная К. Поппером. В ней исходным пунктом научного познания считается не объект (предмет) познания, а проблема (Р(). Методом решения последней считается свободное выдвижение различных гипотез (Яр Я2... #п) и последующая фальсификация (элиминация, устранение) тех из них, следствия которых противоречат имеющимся фактам (ЕрЕ2,Ег.. Еп1). Промежуточным результатом является наиболее информативная из не опровергнутых опытом гипотез (Яп), а заключительным продуктом познавательного цикла - новая проблема (Р2). С точки зрения динамики науки она является более глубокой по сравнению с исходной проблемой. Общая схема научно-познавательной деятельности К. Поппера выглядит следующим образом:

Однако из этой схемы видно, что в ней отсутствует такой необходимый компонент всякой деятельности, как реальный субъект с его целью. И в данном случае понятно почему. Это не укладывалось в концепцию трех миров К. Поппера (физический мир, психический мир и мир объективного знания), в понимание им развития научного знания как чисто объективного процесса, совершающегося по внутренним, имманентным законам мира знания. У него, как ранее у Платона и Гегеля, субъекту научного познания отводится роль лишь исполнителя этих законов. Реальные же субъекты науки - ученые с их творческим потенциалом, вариабельными целями в зависимости от практических и теоретических задач, а также влиянием, оказываемым на них наличной социокультурой, оказались вне этой модели. Поэтому модель научного познания К. Поппера не может быть признана адекватной схемой по отношению к реальной научной деятельности. Этот недостаток попытались преодолеть в своих моделях научно-познавательной деятельности представители таких направлений современной философии науки, как когнитивная социология, радикальный конструктивизм, теория развития науки Т. Куна, постструктурализм и герменевтика. Однако деятельностное представление науки не может быть сведено только к рассмотрению ее в чисто познавательном плане. Наука включает в себя также практические фазы прикладного исследования и опытно-конструкторских разработок (создание полезных моделей, их материальное воплощение, испытание и др.). Последние две фазы особенно значимы для огромного числа технических и технологических наук, составляя их главную суть. Наука является также практической деятельностью в том смысле, что сама представляет особый вид технологии, основанной на использовании целого ряда технических приемов, навыков, мастерства, неявного знания, традиций и др.

Наконец, наука есть определенный вид социокультурной деятельности, направленной на умножение адаптивного потенциала человечества, создание и совершенствование предметно-орудийной базы общества, его социальных структур и институтов на основе их научного познания, умножение информационных ресурсов и образование людей, удовлетворение их социальных потребностей. Важные проблемы исследования науки как инновационной деятельности - определение места и функций науки во всей инновационной системе общества; исследование закономерностей и механизмов осуществления наукой инновационных функций, соотношения управления и самоуправления в научной деятельности, общего и особенного в государственной научно-технической политике разных стран, принципов экономического, правового и этического регулирования научной деятельности. В современном обществе наука стала в прямом смысле одним из видов практической деятельности, а именно социально организованным массовым производством новых научных знаний, их применением в разных сферах жизни людей и прежде всего в развитии экономики. Современная мировая экономика является существенно инновационной, поскольку лишь наукоемкая экономика является сегодня конкурентоспособной в мире и главным фактором обеспечения социального прогресса.

Аксиология науки.

Аксиология науки является применением к науке интерпретационного ресурса такого раздела философии, как общая теория ценностей (аксиология). Главная задача аксиологии науки - анализ и осмысление научной деятельности с позиций заявленных ею целей, а также философская оценка социокультурного смысла науки. Аксиология как раздел философии есть учение об универсальных ценностях (стратегических целях и идеалах) человеческого существования и возможностях их достижения. К числу таких универсальных ценностей относятся Благо, Истина, Добро, Справедливость, Красота, Польза и др. Предметом же аксиологии науки являются ценностные предпосылки и основания науки, научного знания и научной деятельности. Такие основания имеются как у науки любого исторического периода ее развития, так и у отдельных конкретных наук и исследований, как фундаментальных, так и прикладных. Содержание аксиологических оснований науки составляют представления о смысле существования науки, ее возможностях, целях, значении для человека и общества и т.п. Аксиологические основания науки непосредственным образом связаны с другими видами ее оснований (онтологические, гносеологические, антропологические, социокультурные, практические и др.). Они существенно различны как для разных культурно-исторических типов науки, так и для разных областей науки и научного исследования. Следует различать три главных вида аксиологических оснований науки:

  • 1) идеология научной деятельности (понимание ее общественного и человеческого смысла, предназначения и возможностей);
  • 2) социальные предпосылки науки и научной деятельности (требования, запросы и ожидания общества по отношению к научной деятельности и ее результатам);
  • 3) внутринаучные представления о необходимых целях и средствах осуществления научной деятельности (идеалы и нормы научного исследования).

Различие в социокультурных типах науки (древневосточная, античная наука, наука Средних веков, Нового времени и т.д.) во многом было детерминировано прежде всего заложенными в них отличиями в понимании общего смысла и предназначения науки, возможностей и границ научного познания, а также принятия в качестве "законных" определенных средств и методов научного исследования. Основными внутренними ценностями и идеалами науки любой эпохи являются объективная истина, доказательный характер знания и его практическая эффективность.

Как и все другие виды оснований науки, ее аксиологические основания также меняются со временем, а не являются чем-то раз и навсегда данным. Их трансформация обусловлена изменением как содержания исследуемых наукой объектов, так и методологии их познания, а также творческим потенциалом и мировоззренческой позицией отдельных ученых и научного сообщества в целом. Столкновение научных эпох, направлений и школ, отдельных ученых - яркое тому подтверждение.

Наконец, в структуре современной философии науки все более важное место занимает такой ее раздел, как антропология науки. В настоящее время она находится в стадии активного формирования. Предмет антропологии науки - изучение (и создание соответствующих концепций) мира людей, смысл жизни которых - в осуществлении научной деятельности. Здесь исследуются:

  • а) вопросы о соотношении индивидуально-личностной и профессиональной компоненты в деятельности ученых;
  • б) проблема продуктивного и контрпродуктивного поведения ученых, реальные стимулы (внутренние и внешние), инспирирующие и направляющие научную деятельность;
  • в) факторы, способствующие прогрессу науки;
  • г) условия, при которых происходит идентификация человека как ученого.

О важности этих проблем свидетельствует зафиксированное в психологии и истории науки то обстоятельство, что одним из главных условий достижения существенных результатов в науке является не только и даже не столько высокая степень научной эрудированности ученого или наличие у него творческих способностей, сколько его высокий личностный потенциал (воля, мотивация, способность к риску и ответственность и т.п.). В исследовании жизненного пространства ученых антропология науки опирается как на категориальный аппарат философской антропологии, так и на конкретные эмпирические исследования (прежде всего психологические и исторические) этого мира (психология науки, история науки, научные биографии и автобиографии ученых, социология науки, статистические данные о различных корреляциях научной результативности и личностных характеристик ученых и т.п.).

Необходимо отметить, что жизнь и судьба отдельных гениальных ученых всегда интересовала историков науки, психологов, писателей и журналистов. Ими накоплен большой эмпирический материал в этой области. Однако должной концептуальной философской рефлексии эта область философии науки пока еще не имеет. В этом отношении она явно уступает другим рассмотренным выше разделам философии науки.

Такова вкратце характеристика внутренней структуры современной философии науки и ее основного содержания. Рассмотренные выше разделы позволяют всесторонне и обоснованно ответить на главные вопросы философии науки: что такое реальная наука, каковы ее познавательные возможности, структура, методы, закономерности формирования и развития, каково мировоззренческое содержание и социокультурное предназначение науки.

Выводы

  • 1. Исторически философия науки возникла как эпистемология, как имманентная часть философии, изучающая науку как особый вид познания.
  • 2. Современная философия науки значительно шире эпистемологии по предмету, содержанию и используемым методам своего построения.
  • 3. Современная философия науки является междисциплинарным исследованием реальной науки в ее философских аспектах, синтезом философского и конкретно-научного (исторического, логического, эмпирического) исследования науки. Ее цель - построение общей теории структуры науки, закономерностей ее развития, взаимодействия философии и реальной науки, анализ различных философских оснований и философских проблем как науки в целом, так и отдельных научных дисциплин и теорий.
  • 4. Общая структура современной философии науки изоморфна структуре философского знания и состоит из следующих основных разделов: онтология науки, гносеология науки, социология науки, культурология науки, праксеология науки, аксиология науки, антропология науки.

Все эти разделы внутренне взаимосвязаны, и только их синтез позволяет ответить на главный вопрос философии науки: что такое реальная наука, каковы ее возможности, структура и закономерности развития?

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >