БЛИЖНИЙ ВОСТОК

Арабские страны

Периодизация послевоенной истории арабских стран достаточно условна, учитывая, что изучаемые страны существенно отличаются друг от друга по многим показателям, поэтому процессы их исторического и политического развития не могут протекать одинаково и синхронно. Тем не менее для каждого из нижепредставленных пяти послевоенных исторических периодов характерны особые черты социально-политических и экономических процессов. Период после 2011 г. можно рассматривать как новый этап политического развития арабского региона.

Достижение политической независимости и развитие арабских стран в 1950-х годах

Создание первой региональной организации — Лиги арабских государств. После Второй мировой войны доминирующей идеологией арабского региона становится арабский национализм, серьезной причиной активизации которой стало образование в 1948 г. государства Израиль, а символом арабского единства — борьба за права палестинского народа.

Впервые идея организационного оформления движения к арабскому единству прозвучала из уст британского министра иностранных дел Э. Идена в 1941 г., когда он заявил о полной поддержке, которая будет оказана правительством Великобритании любым усилиям арабских государств, осуществляемым в этот направлении. В 1943 г. он еще раз высказался в пользу любых форм политического, экономического и культурного сотрудничества, которые окажутся приемлемыми для арабов. Тем самым Великобритания, отдавая себе отчет в важной стратегической роли арабского мира в перспективе и опасаясь снижения своего авторитета и роста влияния в нем США и других крупных держав, стремилась заслужить симпатии арабов и сохранить свой авторитет в этом регионе, а возможно и направлять процесс объединения. Путь к объединению не был прямолинейным, так как арабский мир был неоднороден и уже тогда намечалась региональная борьба за лидерство, в частности между наиболее сильными государствами — Ираком и Египтом. В 1943 г. премьер-министр Ирака Нури аль-Саид (Nuri Said) выдвинул свой план объединения Сирии, Палестины, Ливана и Трансиордании в одном государстве под названием «Великая Сирия». Впоследствии предусматривалось его вхождение наряду с Ираком в организацию «Арабская Лига», куда могли также вступить и другие арабские страны. Похожая схема образования нового государства предлагалась королем Трансиордании Абдаллой I (Abdullah I) под его руководством. Затем также предусматривалось создание более широкой «Арабской федерации». Однако эти планы, активно поддерживавшиеся Великобританией, вызвали возражения в других арабских государствах, в частности в Египте и Саудовской Аравии, опасавшихся резкого возрастания влияния Хашимитской династии, к которой относились короли Ирака и Иордании[1].

Активным проводником идеи союза арабских государств и претендентом на лидирующее место в движении за арабское единство в годы Второй мировой войны выступил Египет. Роль координатора по вопросу единства арабских государств принял на себя египетский премьер-министр Мустафа Наххас-паша (Mustafa Nahhas Pasha). 25 сентября 1944 г. в г. Александрии (Египет) была созвана подготовительная конференция, разработавшая Протокол о создании региональной организации, устав которой был одобрен 22 марта 1945 г. на Общеарабской конференции в Каире, что ознаменовало собой образование Лиги арабских государств (ЛАГ) — региональной политической организации, открытой для всех независимых арабских стран. После ратификации устава Египтом, Ираком, Сирией, Ливаном, Трансиорданией, Саудовской Аравией и Йеменом, он вступил в силу в мае 1945 г. Только эти семь арабских государств на тот момент выступали как независимые, однако суверенитет их был ограниченным и формальным в силу их особых отношений с Англией, Францией и США.

Устав ЛАГ определил целями созданной организации координацию действий арабских стран в политической, экономической, социальной и культурной сферах «в направлении тесного сотрудничества» между ними, сохранения их независимости и суверенитета[2]. Поскольку членство в Лиге было предусмотрено только для независимых арабских государств, в ее хартии заметное место занимали вопросы отношений со странами, еще не добившимися независимости, такими как Алжир, Ливия, Палестина, Тунис. Им было разрешено участвовать в работе различных комитетов Лиги, а в случае Палестины — иметь своего представителя в Совете Лиги. Государства, входящие в Лигу и пожелавшие иметь более тесные двусторонние отношения, имели право заключать соответствующие договоры.

Образование Лиги арабских государств в 1945 г. стало важнейшим событием, повлиявшим на международные отношения и динамику регионального развития и взаимодействия отдельных арабских стран. Впервые движение за арабское единство перешло из сферы идеологии в практическую плоскость и получило политическое и организационное оформление в масштабах всего арабского региона, продемонстрировав широкое распространение идеологии арабского национализма.

Первое десятилетие (1945—1955) стало временем становления самой Лиги, развитием процесса деколонизации при сохранении зависимости арабских стран от Великобритании и других западных государств. Несмотря на существовавшие различия в уровне социально-экономического и политического развития отдельных арабских стран, их объединяло то, что все они относились к «многоукладным развивающимся странам с большой долей докапиталистических структур и доинстдустриальных форм труда, с аграрно-сырьевой специализацией, доминирующей над индустриальным развитием»[3].

В эти годы произошло обострение противоречий между арабским национальным движением и сионизмом, вылившееся в затяжной арабо-израильский конфликт. Неудачи ЛАГ в предотвращении раздела Палестины, в ее попытках решить палестинскую проблему и арабо-израильский конфликт военно-силовыми методами, повлекшими за собой военное поражение арабов в войне 1948—1949 гг., привели в дальнейшем к определенному спаду арабского национального движения и к усилению внутренних противоречий между арабскими государствами. Такое развитие событий в регионе заставило руководство Лиги критически оценить свою политику, следствием чего было подписание 17 июня 1950 г. Договора «О совместной обороне и экономическом сотрудничестве арабских государств»[4]. В конкретных условиях начала 1950-х гг. программа действий ЛАГ по совместной обороне, предусмотренная Договором, переносила центр тяжести арабской политики ЛАГ на укрепление военного и экономического потенциала арабских стран. Ее концепция в вопросе урегулирования проблемы Палестины и арабо-израильского конфликта основывалась на формуле «сила против силы».

В 1962 г. от ЛАГ отделился Экономический совет, который стал самостоятельным органом — Арабским социально-экономическим советом (АСЭС). Начиная с 1950-х гг. в рамках ЛАГ создавались специализированные межарабские организации, охватывавшие все аспекты экономической деятельности арабских государств, в том числе Арабский общий рынок, Арабский фонд экономического и социального развития. Арабский валютный фонд и др. В 1950—1960-х гг. Лига и АСЭС подготовили большое число соглашений, направленных на расширение межарабских экономических связей. Однако значительная часть принятых соглашений так и не была осуществлена, и деятельность межарабских экономических организаций оказалась малоэффективной.

Первая арабо-израильская война (1948 г.). Создание Иорданского Хашимитского Королевства (1952 г.). Англо-трансиорданский договор 1946 г. объявлял мандат Лиги наций утратившим силу. Трансиордания провозглашалась независимым королевством во главе с королем Абдал- лахом, при этом в стране оставались британские войска и сохранялась британская субсидия, Арабский легион продолжал находиться под командованием британских офицеров и на содержании британского казначейства. 15 марта 1948 г. между Иорданией и Великобританией был заключен новый договор, согласно которому Лондон мог размещать свои войска только в определенных пунктах, более точно определялось правовое положение военнослужащих британских частей и т.д.[5]

В ночь с 14 на 15 мая 1948 г. на основании решения Генеральной ассамблеи ООН от 29 ноября 1947 г., руководство Еврейского национального совета провозгласило в Тель-Авиве создание государства Израиль. На следующий день регулярные части армий Египта, Сирии, Ливана, Ирака и Трансиордании вошли в Палестину и начали боевые действия против вооруженных сил еврейской общины. Поскольку наиболее протяженный фронт находился со стороны Трансиордании, главнокомандующим был номинально назначен король Абдаллах.

Несмотря на количественное преимущество, арабам не удалось достичь поставленной цели: ликвидировать Израиль, более того, к моменту прекращения боевых действий Израиль контролировал на 30% больше территорий, чем отводилось еврейскому государству по плану раздела Палестины. Наиболее эффективной арабской силой показали себя трансиорданская и иракская армии, позволившие сохранить контроль арабов над восточной частью Иерусалима, включая Старый город. Родосские соглашения, вступившие в действие 3 апреля 1949 г., закрепили контроль Трансиордании над этими территориями, при этом Абдаллах не оставлял мыслей о расширении своего государства[6].

Руководство Трансиордании установило тесные контакты с лидерами прохашимитских кланов на Западном берегу реки Иордан и начало подготовку к созданию гражданской администрации, подчиняющейся Амману {Amman). В середине октября 1948 г. в Наблусе (Nablus) сторонниками короля был создан Национальный палестинский конгресс (НПК), который выступил за создание правительства, пользующегося поддержкой Абдал- лаха. В декабре того же года сторонники короля созвали в Иерихоне съезд НПК, на котором было принято решение об объединении обоих берегов Иордана под короной Абдаллаха.

Присоединение к Иордании части Палестины привело к резким политическим сдвигам в королевстве. Иорданская Палестина стала наиболее развитым в экономическом отношении районом Иордании. К 400 тыс. отсталым, находившимся под влиянием феодальных верхов феллахам (земледельцам) и кочевникам было присоединено около миллиона рабочих, ремесленников, крестьян, представителей интеллигенции и национальной буржуазии Палестины, имевших богатый опыт антизападной борьбы.

В апреле 1949 г. король предоставил трансиорданское гражданство всем пожелавшим того палестинцам. На Западном берегу начала вводиться гражданская администрация. 26 апреля 1949 г. король Абдалла подписал указ об изменении названия государства на Иорданию, исключив тем самым приставку «транс», подчеркивавшую расположение королевства исключительно за Иорданом. 3 мая 1949 г. было создано первое правительство Иорданского Хашимитского Королевства, в которое вошли три министра- палестинца, а в апреле 1950 г. состоялись выборы в парламент, в котором каждый из берегов был представлен 20 депутатами; король также назначил 7 палестинцев в Верхнюю палату — Сенат, состоявшую из 20 человек. 24 апреля обе палаты ратифицировали объединение. Великобритания признала контроль Аммана над Восточным Иерусалимом только де-факто. Арабские страны заняли жесткую позицию по отношению к политике Иордании и стремились не допустить дальнейшего расширения ее территории на запад. В 1949—1950 гг. Египет, Сирия и Саудовская Аравия два раза поднимали вопрос об исключении Иордании из ЛАГ на том основании, что аннексия Западного берега являлась нарушением устава организации (Иорданию спасал отказ Ирака поддержать исключение, что не давало возможности выйти на требуемый для принятия решения консенсус). В результате 13 июня 1950 г. ЛАГ приняла резолюцию, зафиксировавшую, что арабская часть Палестины аннексирована Иорданией в качестве «опекаемой территории» до тех пор, пока палестинский вопрос «не будет решен полностью в интересах ее жителей».

Однако уже в начале 1949 г. в областях Палестины, находившихся под властью Абдаллаха, начало расти недовольство его политикой подавления политических свобод, насаждения на посты в администрации Палестины своих чиновников, зависимостью от Великобритании, ухудшением экономического положения, связанного, в частности, с нахождением на ее территории более 500 тыс. беженцев.

В феврале 1951 г. Иордания заключила с США соглашение о помощи по так называемому четвертому пункту «программы Трумэна». В обмен на определенные преференции американским компаниям, Иордании оказывалась финансовая, техническая и экспертная помощь в реализации различных проектов развития. При этом политика Абдаллаха встречала большое сопротивление в парламенте, достигшее высшей точки в мае 1951 г., когда парламент отклонил представленный правительством проект бюджета. 20 июля 1951 г. король Абдаллах был убит членом экстремистской организации, объединившейся вокруг муфтия Иерусалима Хаджа Амина аль-Хусейни. Новым королем Иордании 6 сентября 1951 г. официально был провозглашен старший сын Абдаллаха Талал бен Абдаллах (Talal bin Abdullah).

Курс нового короля с первых же дней заметно отличался от прежней иорданской политики. Талал старался дистанцироваться от Великобритании, поощрял силы, выступавшие против каких-либо планов арабского объединения. В ноябре 1951 г. он нанес продолжительный визит в Саудовскую Аравию, продемонстрировав королю Абдель Азизу ибн Сауду (Abdul Aziz ibn Saud) намерение строить отношения с Саудовской Аравией на основе взаимных интересов, а не на междинастийной вражде. В продолжение начатого курса сближения с арабскими государствами король Талал подписал 22 марта 1952 г. Договор о коллективной обороне стран-членов ЛАГ. Одновременно начались преобразования и внутри страны: 7 ноября 1951 г. Палата депутатов одобрила новую Конституцию (вступила в силу 2 января 1952 г.), важным нововведением которой стала подотчетность правительства Палате депутатов.

11 августа 1952 г. на совместном заседании две палаты парламента низложили короля Талала (у которого обострилась душевная болезнь, которой он страдал) и провозгласили королем его старшего сына Хусейна (Hussein).

Новый король начал свое правление с того, что отстранил от власти консервативных политиков; в правительство на ключевые посты пришли деятели умеренно либерального толка. В обществе установилась атмосфера относительной свободы слова, начался рост оппозиционных настроений. Однако в сфере экономики ситуация оставалась прежней: Иордания не могла выйти даже на минимум хозяйственной самостоятельности и продолжала зависеть от внешних (в основном британских) источников финансирования.

19 января 1957 г. в Каире был заключен Пакт арабской солидарности,

который предусматривал ежегодную помощь Иордании со стороны Египта, Сирии и Саудовской Аравии в размере 12,5 млн египетских фунтов. Опираясь на этот пакт, Иордания расторгла 13 марта 1957 г. англо-иорданский договор 1948 г., а иорданское правительство резко осудило доктрину Эйзенхауэра.

14 февраля 1958 г. Иордания и Ирак провозгласили образование Объединенного Арабского Королевства (ОАК), целью создания которого было противостояние Объединенной Арабской Республике (ОАР), созданной в том же месяце. К такого рода союзу Иорданию подтолкнула попытка неудавшегося военного переворота, совершенная группой «Свободные офицеры».

Это интересно!

Впервые в арабском мире такого рода движение возникло в Египте в 1942— 1943 гг., но ст&то популярным и организационно оформилось после войны 1948 г., в которой принимали участие многие его члены. Во главе организации стоял подполковник Гамаль Абдель Насер. В дальнейшем, по примеру Египта тайные общества «Свободные офицеры» были созданы в Ираке, Йемене, Ливии, Судане (следует отметить, что документальных источников по деятельности этой организации очень мало).

Ядро созданного Насером тайного общества составляли офицеры — «разночинцы» (выходцы из средних слоев, городских мелких служащих, зажиточных крестьян). До вступления в общество «Свободные офицеры» почти все они примыкали либо к правоэкстремистским националистическим организациям, либо к крайне левым марксистским группам. Четко разработанной программы у «Свободных офицеров» не было, но главным составным элементом их требований была ликвидация британского господства, экономического и политического господства королевской семьи и крупных феодалов.

Всю ответственность за дестабилизацию страны руководство Иордании возложило на «мировой коммунизм» и «агентов» Советского Союза, прежде всего в Сирии и Египте. Однако объединение с Ираком просуществовало недолго, и распалось в июле 1958 г. в результате антимонархической революции в Ираке, установившей в стране республику и расторгнувшей федеративный договор. Распад Федерации стал поводом для Великобритании к переброске войск в Иорданию (16 июля). СССР потребовал от ООН принятия неотложных мер по пресечению агрессии. 2 ноября 1958 г. последний британский солдат покинул иорданскую территорию.

В условиях прекращения чередовавшихся политических кризисов правительство приступило к претворению в жизнь многочисленных проектов развития в экономической, социальной и культурной сферах. Были установлены дипломатические отношения с Советским Союзом (1964) и другими социалистическими странами.

Революция 1952 г. в Египте. Июльская революция 1952 г. в Египте, которая свергла монархический режим короля Фарука (Farooq), впервые поставила задачу превращения формальной независимости в фактическую. Ее опыт, формы и методы политической борьбы, особенности организации и руководства движущих сил стали в той или иной мере образцом для других революций в регионе. Впервые в практике арабского мира был создан Совет руководства революцией — временный орган власти, состоявший из военных. В дальнейшем эта форма коллективного правления представителей армии создавалась всюду, где власть оказывалась в руках военных.

К моменту окончания Второй мировой войны Великобритания все еще сохраняла господствующее положение в Египте (англо-египетские отношения юридически основывались на договоре от 26 августа 1936 г., заключенном сроком на 20 лет). Сразу же после 9 мая 1945 г. всеобщим требованием египетского народа было отмена этого договора и вывод британских войск из Египта. В течение 1945—1946 гг. в Египте непрерывно происходили демонстрации, митинги и другие антианглийские выступления, в результате которых Лондон начал передислокацию своих войск и отвод их из Каира, Александрии и других районов в зону Суэцкого канала.

Поражение египетской армии в войне 1948 г. с Израилем было воспринято в Египте как национальное бедствие. По всей стране прошли массовые антиправительственные демонстрации, недовольство распространилось и на армию. Когда в январе 1950 г. на парламентских выборах победила партия египетской буржуазии Вафд, англо-египетский конфликт вновь приобрел решающее значение для внешней политики Египта. Начались переговоры с Великобританией, которые продолжались около шестнадцати месяцев (до сентября 1951 г.) и завершились безрезультатно. В ходе переговоров Лондон утверждал, что египетская армия неспособна самостоятельно защищать зону канала и поэтому необходима система «совместной обороны». Обсуждение суданского вопроса еще больше отдалило позиции сторон. Египетская делегация требовала объединения Египта и Судана, выдвинув лозунг «единства долины Нила»; англичане заявляли, что Судану нужен десятилетний переходный период, в течение которого должен сохраняться их полный контроль над страной.

26 августа, в пятнадцатую годовщину подписания англо-египетского договора 1936 г., во всех крупных городах Египта были организованы митинги, на которых представители всех партий подвергли критике нерешителыюсть руководства. 15 октября 1951 г. египетский парламент после выступления премьер-министра Мустафы ан-Наххаса (Mustafa Nahhas) постановил в одностороннем порядке денонсировать договор 1936 г. и конвенцию 1899 г. об установлении режима кондоминиума в Судане. Король Фарук был провозглашен королем Египта и Судана, в Каире был создан «суданский кабинет».

В том же месяце США предприняли первую попытку расширить свое влияние в Египте за счет англичан. Взяв на себя роль посредника в урегулировании англо-египетского конфликта, США обратились к Египту с предложением рассмотреть возможность создания Средневосточной оборонительной организации (МЕДО). Проект МЕДО предусматривал эвакуацию большей части британских войск из зоны Суэцкого канала и передачу расположенной там военной базы под египетский суверенитет. Оборону этого района от «коммунистической агрессии» брал на себя военный союз, членами которого наряду с Египтом становились США, Англия, Франция и Турция. За согласие стать учредителем МЕДО Египту был обещан ряд высоких постов в командовании, специальная подготовка его армии, поставки вооружения из стран-партнеров. Египет должен был взять на себя обязательство предоставить командованию МЕДО такие стратегические и иные объекты на своей территории, какие будут необходимы для организации в мирное время «обороны» Ближнего Востока, а также все необходимое в случае войны, угрозы войны или международного кризиса.

Британское правительство ответило на решение египетского парламента о денонсации договора 1936 г. вооруженной агрессией: войска, стоявшие в лагерях, вышли из них и оккупировали города зоны Суэцкого канала — Порт-Саид (Port Said), Исмаилийю (Ismailyya), Суэц (Suez), Эль-Кантару (El Kantara). Египтяне начали оказывать им сопротивление. В январе 1952 г. после поджога свыше 700 зданий в центре Каира, большая часть которых принадлежала иностранцам, правительство Мустафы ан-Наххаса ушло в отставку. С 27 января по 23 июля в Египте сменилось шесть кабинетов; проведение парламентских выборов было отложено на неопределенный срок. В этих условиях в ночь с 22 на 23 июля 1952 г. организация «Свободные офицеры» захватила власть в Каире. За несколько часов армия установила контроль над важнейшими ключевыми пунктами города, был арестован весь старый генералитет. Переворот был завершен через три дня — 26 июля в Александрии (Alexandria), когда по требованию армии король Фарук отрекся от престола и в тот же день покинул страну.

Во главе государства встал преобразованный Исполнительный комитет организации «Свободные офицеры» — Совет руководства революции (СРР) во главе с Гамалем Абдель Насером (Gamal Abdel Nasser). Номинальным руководителем организации стал генерал-майор Мухаммед Нагиб (Muhammad Naguib), который был известным человеком, пользовался авторитетом среди офицеров как автор ряда работ по военным вопросам и как один из генералов, отличившихся в войне 1948—1949 гг.

Революция 23 июля стала поворотным пунктом в новейшей истории Египта и открыла эпоху независимого развития страны. У молодых офицеров на первом этапе не было какой-либо определенной доктрины или ясной политической программы, однако вопрос о полной и безусловной эвакуации британских войск из Египта стал осью всей политики нового режима.

Наиболее важным мероприятием нового режима стал закон об аграрной реформе, принятый 9 сентября 1952 г. Он устанавливал максимум землевладения в 200 федданов (более 80 га), предусматривал некоторое снижение арендной платы, упорядочение заработной платы сельскохозяйственных рабочих, а также создание кооперативов. 10 декабря была отменена конституция 1923 г., а 17 января 1953 г. была объявлена декларация главнокомандующего о роспуске политических партий и конфискации их имущества и о создании единственной официальной политической организации — Организации освобождения. 17 июня 1953 г. генерал Нагиб ликвидировал регентский совет и объявил о свержении королевской династии Мухаммеда Али (Mohammad АН). 18 июня Египет был провозглашен республикой, а 18 июля президентом Египетской Республики был назначен генерал Нагиб.

С середины 1953 г. все отчетливее стали вырисовываться расхождения, существовавшие между руководителями нового режима. Буржуазно-либеральная группа во главе с Нагибом, пользовавшаяся поддержкой у руководителей партий Вафд и «Братья-мусульмане», считала революцию завершенной и выступала за отмену военного положения, введение новой конституции и восстановление парламентского строя. Более радикально были настроены силы, группировавшиеся вокруг Насера, который 29 марта 1954 г., по решению СРР, стал главой правительства и одновременно военным губернатором Египта.

19 октября 1954 г. в Каире было заключено англо-египетское соглашение о зоне Суэцкого канала, которое предусматривало эвакуацию британских войск из Египта в течение 20 месяцев со дня его подписания. Через десять дней было подписано соглашение с США об экономической помощи Египту в размере 40 млн долл., которые и были предоставлены Каиру в ноябре 1954 г. Однако, что касается крупномасштабной помощи Египту в размере 200 млн долл., переговоры о которой велись еще с ноября 1952 г., то решение о ее предоставлении США увязывали с планами создания блоковых структур на Ближнем Востоке[7]. В связи с негласным одобрением США будущего Багдадского пакта и фактической переориентацией американской ближневосточной политики с Египта на Ирак в конце 1954 г., крупномасштабная помощь Египту так и не была предоставлена. Египет и США вступили в полосу конфронтации. Ужесточение политики США в этом районе привело к их отказу и от финансирования жизненно важного для египтян проекта строительства Асуанской плотины.

В октябре 1954 г. после покушения на Насера, организованного «Бра- тьями-мусульманами», Нагибу инкриминировали участие в заговоре, в ноябре он был арестован и отправлен на виллу в предместье Каира.

28 марта 1955 г. Насер, исполнявший обязанности президента, впервые сформулировал шесть принципов египетской революции', ликвидация империализма, ликвидация феодализма, уничтожение капиталистических монополий и их политического засилья, установление социальной справедливости, создание сильной национальной армии, установление подлинно демократической системы. 13 июня 1956 г. последний британский солдат покинул Египет. 23 июня 1956 г. путем плебисцита была утверждена Конституция Египетской Республики, президентом был избран Насер.

К этому времени в целом уже сформировалась внешнеполитическая программа Египта, заключавшаяся в позитивном нейтралитете и неучастии в военных пактах. Насер выступил с резкой критикой созданного в феврале 1955 г. Багдадского пакта и отверг официальное предложение о заключении турецко-египетского военного союза.

Провозглашение независимости Судана. В 1945—1946 гг. в ряде городов Судана происходили многолюдные демонстрации, митинги и собрания, забастовки рабочих и служащих. Участники выступлений требовали ликвидации кондоминиума, вывода английских оккупационных войск из страны и образования национально-демократического правительства. Крупнейшая политическая партия Судана — Конгресс выпускников (созданная в 1938 г.) — неоднократно обращалась к генерал-губернатору с меморандумами, требуя предоставить Судану независимость, но эго требование было отвергнуто. Стремясь расколоть национально-освободительные силы Судана, британские власти создали в 1944 г. Консультативный совет для Северного Судана в качестве вспомогательного органа при генерал-губернаторе, но без каких-либо полномочий. И хотя Конгресс в целом бойкотировал Консультативный совет, внутри этой организации усилились разногласия по вопросу о путях достижения Суданом независимости и будущем статусе страны, приведшие к ее расколу. Из Конгресса выделились и в 1945 г. оформились как самостоятельные структуры политические партии: Хизб аль-Ашикка (Партия братства), выражавшая интересы главным образом национальной буржуазии, и Хизб аль-Умма (Национальная партия), организация компрадорской буржуазии, вождей племен и феодально-клерикальной верхушки. Стремясь противостоять египетской политике объединения Судана с Египтом, не имея достаточного опыта и средств, Аль-Умма была вынуждена пойти на временное сотрудничество с британскими властями. Аль-Ашикка, в свою очередь, получая финансовую и политическую помощь Каира, поддерживала идею единства Судана и Египта[8]. Именно соперничество этих двух политических партий определяло политический процесс в Судане в послевоенный период.

Как упоминалось выше, 15 октября 1951 г. египетский парламент утвердил закон о расторжении Египтом англо-египетского договора 1936 г. и конвенции 1899 г. о кондоминиуме над Суданом. Одновременно был принят и утвержден новый конституционный статут для Судана, предоставлявший ему внутреннюю автономию при сохранении египетского контроля над внешней политикой, финансами и обороной Судана. В этом же году в Судане был создан Национальный фронт борьбы за освобождение, в который вошли все партии и организации страны. Национальный фронт требовал эвакуации иностранных войск из страны и упразднения британской колониальной администрации.

После революции 1952 г. новое египетское правительство выступило за предоставление суданцам права самим решать свою судьбу. 12 февраля 1953 г. в Каире было подписано англо-египетское соглашение, признавшее принцип самоопределения Судана. 9 января 1954 г. генерал-губернатор опубликовал декрет о вступлении Судана на путь самостоятельного развития. Было сформировано национальное правительство Судана, впервые в истории этой страны во главе государства стал суданец — Исмаил аль-Азхари (Ismail al-Azhari). 1 января 1956 г. (по окончании переходного периода) в Хартуме состоялась торжественная церемония провозглашения Судана «независимой и суверенной республикой». Пришедшее к власти в июле 1956 г. коалиционное правительство Абдаллы Халила (Abdullah Khalil) опиралось на блок трех партий: Национальной, Народно-демократической и Либеральной партии Юга. Преобладание Национальной партии в правительстве определило его прозападную политику. Судан заключил соглашения о закупке оружия в Великобритании, ФРГ и Франции. С помощью США суданское правительство провело финансовую реформу и согласились принять «доктрину Эйзенхауэра». 31 марта 1958 г. на совещании в Хартуме было подписано соглашение о предоставлении Судану экономической и технической помощи США. Одновременно было подписано соглашение, которое гарантировало им право создания двух военно- воздушных баз в Северном Судане.

На протяжении 1956—1958 гг. между Суданом и Египтом нс прекращались трения по вопросам границы, финансовых расчетов, торговли, распределения вод Нила и т.д. Пограничный конфликт обострился в феврале 1958 г. Правительство Судана и О АР претендовали на район, расположенный вдоль 22 градуса северной широты (линия границы между Суданом и Египтом, установленная в 1902 г. генерал-губернатором), где Судан намеревался проводить выборы в парламент, а Египет — выборы президента[9]. Переговоры по этому вопросу зашли в тупик. Суданское правительство отозвало своего посла из Каира, ограничило ввоз египетских товаров в Судан, направило войска в спорный район и обратилось в ООН с жалобой на «агрессию» ОАР. Правительство Насера, в свою очередь, ввело таможенные ограничения на ввоз скота из Судана (ранее беспрепятственный), установило паспортно-визовой режим для суданцев и египтян.

В этих условиях развернулась широкая борьба против политики правительства, которая переросла во всеобщую политическую забастовку, организованную 21 октября 1958 г. Федерацией профсоюзов Судана. Бастующие выступили против принятия парламентом закона об американской помощи. 17 ноября 1958 г. в Судане произошел государственный переворот. Главнокомандующий суданской армии генерал Ибрагим Аббуд (Ibrahim Abboud) сформировал новое правительство, в основном из военных.

Провозглашение независимости Туниса и Марокко. Дустуровский и марокканский социализм. Летом 1940 г. Тунис перешел под власть правительства Виши. В ноябре 1940 г. страну оккупировали итало-германские войска. Воспользовавшись ослаблением французских позиций, тунисский бей (в Тунисе — титул наследных правителей) Монсеф (Moncef) создал правительство во главе с Мухаммедом Шеником (Mohammed Shenik), которое приступило к реформам, подрывавшим режим протектората. Но с приходом англо-американских войск в мае 1943 г. власть французской администрации была восстановлена, М. Шеник смещен, а бей Монсеф низложен.

После Второй мировой войны Франция полностью восстановила свои позиции в Тунисе. Многократные обещания французских государственных деятелей допустить тунисцев к управлению своей страной практически свелись к отмене реакционных законов, введенных правительством Виши и реформам 1945—1947 гг., которые не затрагивали основ режима протектората. Вся полнота власти сохранялась в руках генерального резидента и колониальной администрации. На всех ответственных постах находились французские чиновники, пользовавшиеся различными привилегиями и составлявшие большинство административно-управленческого персонала в протекторате (в 1946 г. из 28,6 тыс. чиновников Туниса 16,8 тыс. были французами). Руководствуясь тактикой движения к независимости по этапам, партия Новый Дустур выдвинула программу внутренней автономии, семь пунктов которой были сформулированы Хабибом Бургибой (Habib Bourguiba) в апреле 1950 г. Осуществить ее лидеры партии предполагали путем компромисса и сотрудничества с Францией.

Это интересно!

Партия национальной буржуазии Дустур была образована в 1920 г. на базе мла- дотунисских организаций. В 1934 г. на фоне мирового экономического кризиса и обострения социальных противоречий внутри страны партия раскололась и была коренным образом реорганизована. Более радикальное крыло, которое возглавил молодой адвокат X. Бургиба, образовало свою партию — Новый Дустур. Это была партия европеизированной интеллигенции и мелкой предпринимательской буржуазии, мечтавших о коренном обновлении тунисского общества и выступавших за светский националистический идеал, за либеральные лозунги западной демократии. Новый Дустур отличался социальным радикализмом и имел тесные связи с левыми кругами французской общественности. Образование новой политической партии отражало глубинные сдвиги, происшедшие в общественном сознании тунисских мусульман. К Новому Дустуру, быстро превращавшемуся в массовую политическую партию, перешла руководящая роль в национально-освободительном движении. Несмотря на репрессии, которым партия неоднократно подвергалась, к осени 1937 г. она насчитывала около 70 гыс. человек и охватила сетью своих ячеек самые отдаленные уголки страны и представителей широких социальных слоев.

Однако эта политика «почетного компромисса с Францией» сначала была одобрена, а затем (в начале 1952 г.) отвергнута ее правительством, что послужило в Тунисе сигналом к началу вооруженного сопротивления. 3 июня 1955 г. было подписано соглашение о внутренней автономии Туниса. Тунис был признан автономным государством, полностью суверенным в своих внутренних делах.

Новый Дустур рассматривал внутреннюю автономию как этап на пути к независимости. Результаты выборов 2 января 1956 г. во Франции и образование социалистического правительства создали благоприятную почву для возобновления переговоров о дальнейшем развитии франко-тунисских отношений на основе уважения суверенитета друг друга. 20 марта 1956 г. в Париже был подписан протокол о признании Францией независимости Туниса, а через 5 дней прошли выборы в Национальное учредительное собрание. Победу на них одержал Национальный фронт, возглавляемый партией Новый Дустур (он получил 98,9% голосов избирателей и все места в Национальном учредительном собрании). 14 апреля 1956 г. председатель партии Хабиб Бургиба сформировал первое правительство независимого Туниса.

Характерной чертой нового политического строя Туниса было фактическое установление режима личной власти президента. Обладая большим авторитетом и личным престижем и совмещая посты председателя партии и главы правительства, X. Бургиба сосредоточил в своих руках огромные полномочия[10]. 25 июля 1957 г. в торжественной обстановке Национальное учредительное собрание приняло резолюцию, именем народа упразднившую монархический режим и провозгласившую Тунис республикой. Президентом республики Национальное учредительное собрание избрало X. Бургибу, объединившего полномочия главы государства и главы правительства и сохранившего при этом пост председателя партии. 1 июня 1959 г. была принята Конституция, в соответствии с которой президент страны наделялся чрезвычайно широкими полномочиями.

Идеологической основой широких социально-экономических и культурных преобразований правительства X. Бургибы стала доктрина «дусту- ровского социализма», возникшая под влиянием социал-реформистских теорий Западной Европы. В 1964 г. партия Новый Дустур была переименована в Социалистическую дустуровскую партию (СДП). Доктрина «дустуровского социализма» официально была изложена X. Бургибой 11 марта 1962 г. на заседании Национального совета Нового Дустура.

Наряду с концепцией «национального единства», в основе которой лежал тезис о классовом партнерстве, на передний план X. Бургиба выдвинул чисто специфические формы социализма, почерпнутые из опыта национального строительства Туниса. Социализм, в понимании президента, отождествлялся с практикой государственного регулирования экономики, а также различными способами развития кооперативного движения. Доктрина «дустуровского социализма» признавала принцип неприкосновенности частной собственности.

В целом эта система служила формой власти бюрократии (партократии). Происходившая при X. Бургибе трансформация президентской республики в «президентскую монархию» сопровождалась бюрократизацией самой партии. «Дустуровский социализм» не признавал частную собственность как источник эксплуатации человека человеком, а проповедовал идею ее «социальной функции», вполне укладывающуюся в систему взглядов буржуазной идеологии. Тем не менее если использование права частной собственности противоречило национальным интересам, то допускалось ее ограничение или национализация. Идеологи СДП выступали, таким образом, не против частной собственности как источника эксплуатации, а против бесхозяйственности и нерационального использования ресурсов. Неотъемлемым признаком социализма идеологи дустуровского социализма считали наличие смешанной экономики, «сосуществование», гармоничное развитие государственного, кооперативного и частного секторов, равновесие между которыми должно было поддерживаться государством.

Политическая борьба в 1961 — 1963 гг. и ликвидация всякой легальной оппозиции в конечном итоге привели к утверждению в Тунисе однопартийного республиканского режима, основанного на системе личной власти. До конца 1980-х гг. все политическое развитие и политическая система Туниса были связаны с именем X. Бургибы и возглавляемой им партии. При этом герой национально-освободительной борьбы, бессменный политический лидер и президент X. Бургиба стал неотъемлемой частью политической культуры, цементирующей частью всей политической системы и олицетворением тунисской нации. С 1961 г. политика неприсоединения стала краеугольным камнем внешней политики страны. Однако своеобразие этой политики заключалось в том, что Тунис не только отказывался от союзов с великими державами, но и не примыкал ни к одному из малых блоков, образовавшихся в Африке, сохраняя нейтралитет между прозападной Монровийской группой и противостоявшей ей Касабланкской группой африканских государств. Он активно участвовал в преодолении разногласий между этими двумя группами и в создании Организации африканского единства в 1963 г.

Марокко, так же как и Тунис, после капитуляции Франции в июне 1940 г. перешло под власть правительства Виши и стало использоваться державами «оси» как продовольственная, сырьевая и стратегическая база. В стране воцарился режим жесточайшей диктатуры. Ряд военных баз на ее территории был передан германскому военному командованию и использовался для нанесения ударов по морским коммуникациям союзников[11]. В ноябре 1942 г. англо-американские войска высадились в Северной Африке, что привело практически к полному прекращению связей Марокко с Францией. Союзники разгромили и изгнали с Африканского континента фашистские войска. 22 января 1943 г. во время Касабланк- ской конференции президент США встретился с марокканским султаном и попытался заинтересовать его выгодами американо-марокканского сотрудничества. Эта беседа породила у султана иллюзии о возможности новых форм сотрудничества с капиталистическими странами и положила начало проникновению американского капитала в Марокко.

В 1944 г. в Марокко возникла и активно включилась в борьбу за независимость буржуазная Партия независимости (Хизб аль-Истикляль), которая в свою программу внесла лозунг суверенитета Марокко. Руководство этой партии находилось в руках молодых образованных марокканцев, вышедших из среды городской буржуазии[12]. 11 января 1944 г. партия аль- Истикляль вручила султану, французской администрации и англо-американскому командованию манифест, требовавший независимости, предоставления султану возможности создания новых институтов управления, объединения всего Марокко. Французские власти отдали приказ об аресте лидеров национального движения. Вспыхнувшие в связи с этим арестом волнения были жестоко подавлены.

Накануне достижения политической независимости, несмотря на противоречия и отсутствие полного единства между различными политическими партиями и организациями в стране, конкуренцию и борьбу за влияние, несогласованность действий и идеологические разногласия, тем не менее, сложился союз антиколониальных сил. Своеобразие этого союза заключалось в том, что все политические силы объединились вокруг султана Мухаммеда Бен Юсуфа (Mohammed Ben Youssef), который с середины 1940-х гг. начал играть активную роль в патриотическом движении Марокко. С 1943 г. он открыто присоединился к борцам за независимость. В 1945 г. во время встречи в Париже с генералом де Голлем султан подчеркнул, что настало время предоставить Марокко возможность «политической эмансипации», и предложил заключить новое соглашение, основанное на равенстве сторон. Его позиция стала настолько мешать правящим кругам метрополии, что они пошли на организацию в 1953 г. реакционного переворота, имевшего целью сместить не устраивавшего их султана и поставить на его место свою марионетку Мухаммеда беи Арафа (Mohammed Ben Arafa). Однако стихийно сложившееся движение за восстановление на троне султана, сделало его личность своеобразным символом марокканского суверенитета. А эго, в свою очередь, позволило ему выдвинуться на первый план политической жизни в стране и обрести огромный авторитет у своих подданных. Поэтому султан занял ведущее место в расстановке политических сил в стране на завершающем этапе борьбы за независимость.

2 марта 1956 г. были подписаны декларация о независимости Марокко и протокол о франко-марокканских отношениях в переходный период. Был отменен Фесский договор 1912 г. о протекторате. Марокко получало право вести самостоятельную внешнюю политику и формировать национальную армию. В ряде отраслей должно было осуществляться франко-марокканское сотрудничество.

Таким образом, французская зона Марокко получила независимость. Однако положение с испанской зоной оставалось неясным. Только 13 марта 1956 г. испанское правительство пригласило султана для переговоров в Мадрид. 5 апреля независимость Марокко была официально признана Испанией, а 7 апреля была подписана испано-марокканская декларация, в которой, однако, не был решен вопрос о приморских городах-крепостях Сеуте, Мелилье и южных территориях. 8 октября 1956 г. в Федане открылась созванная по инициативе марокканского правительства конференция представителей восьми стран — членов Контрольного комитета, который с августа 1953 г. руководил управлением и законодательством Танжерской зоны: Франции, Испании, Англии, США, Италии, Португалии, Голландии и Бельгии. 29 октября конференция закончила свою работу. Была подписана декларация об отмене международного режима зоны Танжера и о вступлении в силу там марокканского законодательства.

Отмена протектората не повлекла за собой падения монархии. Напротив, ее глава — султан Мухаммед Бен Юсуф оказался самой значительной фигурой на политической арене Марокко. Его имя, ассоциировавшееся у марокканцев с вновь обретенным суверенитетом шерифской империи, его статус главы правоверных в стране и прерогативы шерифа — потомка Пророка[13] придавали султану огромный, ни с чем не сравнимый авторитет. Естественно, что в данных условиях ему стала принадлежать и инициатива во всех крупных мероприятиях, влиявших на политическое развитие независимого Марокко, и именно он во многом задал то направление политического развития, которому следует монархический режим и в настоящее время.

С первых дней после достижения независимости султан решил выступить в роли «модернизатора» страны, обновителя политических учреждений и обычаев Марокко. Вместе с тем он стремился сохранить и традиции.

В августе 1957 г. он принял королевский титул и стал называться Мухаммедом V (Mohammed V).

С момента достижения политической независимости и до конца 1962 г. Марокко представляло собой абсолютную монархию. Законодательная власть была безраздельно сосредоточена в руках короля. Хорошо ориентируясь в политической обстановке, сложившейся в Марокко, он понимал, что монархический режим в традиционной форме существовать уже не может. Поэтому в политике Мухаммеда V стали сосуществовать две тенденции, носившие тактический характер: консолидация монархического режима и его демократизация сверху.

Со смертью Мухаммеда V завершился первый этап в политическом развитии независимого Марокко. Власть в стране перешла к его сыну Мауля Хасану (Maula Hassan), вступившему на престол под именем Хасана II (Hassan II). В соответствии с конституцией, вступившей в силу в 1962 г., Марокко было провозглашено «конституционной, демократической и социальной монархией». Во многом благодаря этнической, политикокультурной и регионально-клановой мозаичности марокканского общества, которая объективно требовала все большего усиления роли государства и в политике, и в экономике, монархия Алауитов «выполнила эту государственную функцию в условиях буржуазной эволюции общества»[14].

С 1973 г. в ранг государственной политики была возведена концепция «марокканского исламского социализма», автором которой считался король Хасан II (отсюда другое ее название — «хасанизм»). «Исламский социализм» был призван, по мнению его теоретиков, исправить недостатки капиталистического и социалистического общества. Задача марокканского «исламского социализма» заключалась в «равномерном распределении национальных богатств страны, гарантирующем обогащение бедных без обеднения богатых». Присутствие религиозного элемента должно было не допустить социально-экономических антагонизмов и вытекающих из них трудностей и открыть путь к социально-экономическому подъему[15]. «Исламский социализм», как и «дустуровский социализм», отрицал существование в обществе антагонистических противоречий и классовой борьбы и выступал против «физического насилия», признавая лишь методы «убеждения». Теоретически «исламский социализм» отвергал как капитализм, так и социализм, провозглашая своей целью построение «особой модели» общества, лишенного социальных антагонизмов и обеспечивающего достижение социально-экономического прогресса. На деле сущность выдвинутых королем принципов заключалась в обосновании с помощью мусульманских ценностей необходимости регулирования политических и социально-экономических процессов в стране, развивавшейся по капиталистическому пути, сглаживая остроту противоречий такого развития.

Суэцкий кризис 1956 г. и его последствия. В середине 1954 г. во внешней политике Египта наметились серьезные изменения, которые касались развития отношений с арабскими соседями и Западом. Лозунг арабского единства был перенесен в сферу политической практики. Египет предпринял шаги к созданию независимого арабского военно-политического блока, основанного на Пакте о коллективной безопасности ЛАГ. В июне 1954 г. были проведены переговоры с руководителями Саудовской Аравии, в ходе которых стороны заявили, что Египет и Саудовская Аравия отвергают всякое участие в средневосточных организациях под контролем Запада и выступают против всякого участия арабских стран в турецко-пакистанском союзе. В октябре 1955 г. по инициативе Египта были подписаны оборонительные соглашения с Сирией и Саудовской Аравией; в апреле 1956 г. к оборонительному союзу присоединился Йемен.

27 марта 1954 г. было подписано торговое соглашение между Египтом и СССР. В апреле 1955 г. Египет принял участие в исторической Бандунгской конференции; в 1953—1956 гг. установил дипломатические и торговые отношения с Чехословакией, Румынией, Полыней, ГДР и КНР. Наиболее важным и решительным шагом египетского правительства в этот период следует считать заключение в сентябре 1955 г. торгового договора с Чехословакией о поставках вооружения для армии в обмен на хлопок и рис, что было крайне негативно и резко воспринято на Западе. Предлагалось даже применить против Египта политические и экономические санкции. Со срочной миссией в Каир прибыл помощник государственного секретаря США Дж. Аллен (J. Allen): ему была поручена миссия убедить Насера отказаться от закупок оружия у социалистических стран. Однако Насер воспринял этот демарш как попытку вмешательства во внутренние дела и стремление свернуть его с независимого внешнеполитического курса.

Сознавая неудачу попыток изменить политику Египта, Великобритания возлагала надежды на Ирак, поддерживая там режим Нури Саида (Nuri Said). Летом 1956 г. британский кабинет пришел к мнению, что следует перейти к решительным мерам по отношению к Насеру. Еще в 1955 г. стал обсуждаться план участия США и Британии в строительстве новой Асуанской плотины. Летом проект был уже почти согласован. Однако в июле 1956 г. США и Великобритания отказали Египту в займе, предполагая, что это нанесет Насеру должный финансовый и моральный удар.

26 июля 1956 г. Насер на большом митинге в Александрии объявил декрет о национализации Компании Суэцкого канала и заявил, что доходы от канала пойдут на осуществление проектов экономического развития. Суэцкий канал был частью Египетского государства (англо-египетское соглашение 1954 г. признало Суэцкий канал «неотъемлемой частью Египта»), однако на него распространялось действие двух совершенно различных документов — Соглашения о концессии и Международной конвенции о свободе судоходства.

Это интересно!

Согласно Соглашению о концессии, пожалованному Фердинанду Лсссепсу (Ferdinand de Lesseps), консулу Великобритании в Александрии, хедивом (вице-королем) Египта Саидом-пашой (Said Pasha) и подтвержденному турецким султаном, ему уступалось право на управление каналом на 99 лет. Концессия перешла от Лессепса к Всеобщей компании морского Суэцкого канала, представлявшей собой египетское акционерное общество со штаб-квартирами в Каире и Париже, акции которой принадлежали самым разнообразным владельцам — от правительства Великобритании до многочисленных французских рантье. В 1956 г. оставалось еще 12 лет до истечения срока этой концессии, по прошествии которого права на эксплуатацию канала переходили вновь к Египетскому государству.

Международная конвенция о свободе судоходства была заключена в 1888 г. между девятью государствами, включая Османскую империю, под сюзеренитетом которой в то время находился Египет. Стороны обязались держать канал открытым для прохода всех коммерческих или военных судов как в военное, так и в мирное время и никогда не блокировать его. [16] [17]

тельство возглавил проанглийский деятель Нури Саид, а в январе 1943 г. иракское правительство официально объявило войну Германии и Италии, однако в военных действиях Ирак непосредственно не участвовал.

В начале 1950-х гг. в Ираке национально-освободительное движение выходит на новый уровень: возникали и развивались многочисленные партии и демократические организации (Единый народный фронт. Социалистическая партия арабского возрождения (Баас), Союз демократической молодежи, Национальный союз студентов и др.). Консолидировала свои силы и проанглийская элита: в ноябре 1949 г. организационно оформилась суннитская партия премьер-министра Нури Саида — Конституционный союз. В это время в стране усиливались антиправительственные и анти- английские выступления, происходила частая смена кабинета министров, несколько раз вводилось военное положение.

Усиливавшееся американское проникновение и борьба за власть в правящем лагере ослабляли английские позиции в Ираке. Заинтересованность же Англии в сохранении этой страны иод своим контролем росла с каждым годом, особенно после потери Палестины, Египта, а затем и Судана. Немалая роль в реализации этих планов отводилась иракской проанглий- ской верхушке — премьер-министру Нури Саиду, регенту Абдулла Иллаху (Abdul lllah), а с мая 1953 г. — королю Ирака Фейсалу II (Faisal II).

Приближение даты окончания действия англо-иракского договора 1930 г. (срок его действия истекал в октябре 1957 г.) выдвинуло перед английской дипломатией на первый план задачу нового оформления подчиненного положения Ирака. Однако британское правительство понимало, что уже невозможно продлить договор 1930 г. или заключить новый договор обычным порядком, т.е. с последующим утверждением его иракским парламентом. По замыслу английской дипломатии этой цели мог отвечать «оборонительный блок» ближне- и средневосточных государств с обязательным участием в нем Ирака.

24 февраля 1955 г. был подписан турецко-иракский договор о взаимном сотрудничестве, положивший начало Багдадскому пакту. Окончательно Багдадский пакт оформился позднее, после присоединения к турецкоиракскому союзу Великобритании (5 апреля), Пакистана (23 сентября), Ирана (3 ноября). Одновременно с заявлением Лондона о присоединении к ирако-турецкому пакту 4 апреля 1955 г. в Багдаде было подписано — вместо договора 1930 г. — новое британо-иракское соглашение «О подготовке к взаимной обороне, о совместном обучении и сотрудничестве», которое предусматривало обязательное сотрудничество договаривающихся сторон (и всех участников Багдадского пакта) в защите Ирака от внешней агрессии, совместную разработку военных планов, обучение британскими инструкторами иракских воинских частей. Британское правительство обязалось по требованию иракского правительства предоставлять в его распоряжение свои вооруженные силы для защиты от агрессии, а также оказывать Ираку помощь в организации вооруженных сил (военно-воздушных) и противовоздушной обороны.

С первых дней существования пакта Лондон развернул подрывную деятельность в Иордании, Сирии и Ливане, направленную на установление там проанглийских режимов. В частности, британская дипломатия настойчиво добивалась сближения между Ираком и Иорданией. 24 июня 1957 г. было подписано ирако-иорданское коммюнике, которое гласило, что обе стороны намерены осуществить на практике положения договора «О дружбе и союзе» 1947 г.[18] В коммюнике также говорилось о намерении сторон эффективно сотрудничать в подавлении «подрывных движений, угрожающих безопасности арабского мира»[19].

17 мая 1958 г. на состоявшемся в Багдаде совещании членов военной комиссии Багдадского пакта было принято решение о поддержке в Ливане проамериканского режима Шамуна — Сольха (Chamoun — Solh) в его борьбе против восставшего ливанского народа. Иракское правительство выделило в распоряжение президента Камиля Шамуна значительные суммы, оружие и боеприпасы и начало вербовку добровольцев для защиты Ливана от «коммунистической угрозы». В начале июня 1958 г. Шамун обратился к правительству арабской федерации за военной помощью, ссылаясь при этом на обязательства Ирака и Иордании по Пакту коллективной безопасности арабских государств, и получил согласие.

Эта попытка иракского руководства использовать армию для расправы с восставшим против тирании Шамуна ливанским пародом, вызвала давно назревавший социальный взрыв. Командиры бригад — полковники Абдель Керим Касем (Abd al-Karim Qasim), Абдул Салям Ареф (Abdul Salam Arif) и другие члены организации «Свободные офицеры», действуя в контакте с Высшим национальным комитетом Фронта национального единства, решили свергнуть правительство Нури Саида. На рассвете 14 июля обе бригады вступили в Багдад, захватили стратегические пункты столицы и окружили королевский дворец. Король Фейсал II, эмир Абдул Иллах и Нури Саид были убиты. По призыву революционного командования и Высшего национального комитета Фронта к восставшим частям присоединилось население Ирака, которое приняло активное участие в ликвидации разрозненных очагов сопротивления. В результате феодально-монархический режим был свергнут и провозглашена республика. В состав правительства наряду с офицерами были включены руководители входивших во Фронт буржуазных партий: Независимости, ПАСВ и Национально-демократической. Первое правительство республиканского Ирака возглавил руководитель организации «Свободные офицеры» Абдель Керим Касем; его заместителем и министром внутренних дел стал Абдул Салям Ареф.

По своему характеру июльская революция в Ираке была буржуазно- демократической, народной. Она положила конец полуколониальному режиму, отстранила от власти правящую элиту и создала условия для преобразований в экономической и социальной областях, проведения независимой внешней политики. С международной точки зрения революция 14 июля 1958 г. нанесла серьезный удар британской политике на всем Ближнем и Среднем Востоке, учитывая, что в Багдаде находились все нити тайной британской дипломатии в этом регионе и штаб-квартира Багдадского пакта. 14 июля 1958 г. правительство Касема декларировало верность Иракской Республики принципам Устава ООН и решениям Бандунгской конференции и заявило о своем желании укреплять дружеские связи с арабскими государствами, установить дипломатические и деловые отношения со всеми правительствами Запада и Востока на условиях полного равенства, невмешательства во внутренние дела друг друга и взаимной выгоды. 15 июля правительство приняло решение о выходе из арабской федерации и сняло с себя все обязательства, предусмотренные ирако-иорданской декларацией от 14 февраля 1958 г. Иракские представители были отозваны из комиссий Багдадского пакта, а премьер-министр и министры отказались принимать участие в заседаниях и сессиях его совета.

26 июля 1958 г. была принята временная конституция Иракской Республики, провозгласившая ряд буржуазных свобод и уравнявшая в правах арабов и курдов. 30 сентября 1958 г. был принят закон об аграрной реформе, ограничивший феодальное землевладение; тогда же были легализованы отряды народного сопротивления, массовые организации и профессиональные союзы; из страны было выдворено около 300 иностранных торгово-промышленных компаний. К концу 1958 г. Ирак установил дипломатические отношения с большинством стран мира и заключил ряд торгово-экономических соглашений. 24 марта 1959 г. республиканское правительство официально порвало с Багдадским пактом, что автоматически прекратило действие англо-иракского соглашения от 4 апреля 1955 г., и 30 июня 1959 г. последние группы английских солдат и офицеров покинули иракскую землю. 14 мая 1959 г. Касем заявил о выходе Ирака из сферы действия «доктрины Эйзенхауэра». 2 июня были аннулированы все соглашения с США. В марте 1959 г. между СССР и Ираком было заключено соглашение об экономическом и техническом сотрудничестве, которое в последующие годы было дополнено другими соглашениями.

Однако проводимая Касемом политика балансирования между правыми и левыми силами, а также активная деятельность Великобритании, подталкивавшая правительство Ирака к борьбе с прогрессивными настроениями, деятельность агентов нефтяных компаний, провоцировавших выступления против коммунистов и демократов, обострение курдского вопроса, привели к свержению 8 февраля 1963 г. правительства Касема и приходу к власти лидеров правового крыла ПАСВ.

Политический кризис 1958 г. в Ливане. В августе 1941 г. между правительством Англии и генералом III. де Голлем было достигнуто соглашение о признании Англией «особых интересов» Франции в странах Леванта. «Свободная Франция», со своей стороны, признала главенство Англии в области военного командования на Ближнем и Среднем Востоке. Несмотря на эго соглашение, Англия использовала присутствие своих войск в Ливане для организации наступления на позиции Франции в этой стране. Ливан был включен в стерлинговый блок, его внешняя торговля, снабжение населения продовольствием, коммуникации и средства связи были взяты под английский контроль.

В обстановке нарастания англо-французского соперничества в Ливане, под давлением со стороны патриотических кругов ливанского народа комитет «Свободной Франции» был вынужден 26 ноября 1941 г. официально подтвердить отмену мандата и предоставление Ливану независимости. 22 ноября 1943 г. над зданием ливанского парламента был торжественно поднят национальный флаг Ливанской Республики. Вскоре был принят Национальный пакт, который стал неписаной частью Основного закона. В нем были прописаны основные принципы государственного устройства независимого Ливана и его политики, в частности то, что высшие государственные посты распределяются между существующими религиозными общинами, а именно: президент республики — маронит, премьер-министр — мусульманин-суннит, председатель парламента — мусульманин-шиит.

31 декабря 1946 г. последний иностранный солдат покинул территорию Ливана. Приход к власти в 1952 г. президента К. Шамуна открыл широкие возможности для проникновения британского и американского капитала в Ливан. В начале 1954 г. правительство обнародовало закон об освобождении крупных национальных и иностранных компаний от налогов на шесть лет; в том же году был издан закон об обеспечении тайны банковских операций и вкладов. Усиление влияния Великобритании в Ливане сказывалось и на внешней политике этой страны. Ливанское правительство отказалось участвовать в оборонительных мероприятиях Египта, Сирии и Саудовской Аравии, которые планировались этими странами в связи со вступлением Ирака в Багдадский пакт. В марте 1957 г. Ливан первым из арабских стран присоединился к «доктрине Эйзенхауэра». В том же году было подписано ливано-американское соглашение о поставках Ливану оружия и боеприпасов, что ухудшило советско-ливанские отношения.

Весной 1957 г. в Ливане начинает назревать серьезный политический кризис: возник оппозиционный Национальный фронт, в стране началась широкая кампания, направленная на восстановление независимого внешнеполитического курса Ливана. Обстановку накалило и желание президента Шамуна переизбраться на второй срок. Все это послужило сигналом к началу всеобщей забастовки, которая переросла в вооруженное восстание. Понимая неспособность своего режима справиться с сопротивлением народа, Шамун официально обратился к правительству США с просьбой прислать в Ливан американские войска. В июле 1958 г. США и Великобритания высадили свои войска в Ливане и Иордании.

Политический кризис 1958 г. продемонстрировал не только остроту внутренних противоречий, но и борьбу иностранных государств за влияние на ливанскую политику. Оружие прозападному ливанскому правительству поставляли США, Великобритания, ФРГ, Турция, Ирак и Иордания. Насе- ристов же поддерживала Сирия, входившая тогда в ОАР. Через сирийско- ливанскую границу перемещалось нс только оружие, но и группы сирийских добровольцев. Ливан стал ареной открытого противоборства между Египтом и Сирией, с одной стороны, и Ираком, с другой.

Однако вмешательство Запада не смогло спасти режим Шамуна; в сентябре 1958 г. президентом стал генерал Фуад Шихаб (Fuad Shihab). Новое ливанское правительство после напряженной политической борьбы сформировал один из лидеров повстанцев Рашид Караме (Rashid Karami). После формирования нового ливанского правительства американские войска были эвакуированы из Ливана в октябре 1958 г. Одной из первых акций нового правительства стало заявление о том, что оно больше не считает себя связанным «доктриной Эйзенхауэра». Была подтверждена традиционная политика нейтралитета Ливана на международной арене, начался период нормализации и улучшения отношений с арабскими государствами, активизировались отношения с африканскими государствами.

В XX в. арабские страны находились в колониальной зависимости вначале от Османской империи, затем — от Великобритании, Франции, Италии, Испании. Ни один регион в мире не знал такого многообразия моделей колониальной политики как Арабский Восток, что обусловило в дальнейшем и многообразие национально-освободительной борьбы, и политикогосударственных форм независимого развития. Так, Алжир, Ливия, Аден были колониями; Тунис, Марокко, Бахрейн, Кувейт — протекторатами; Судан имел статус кондоминиума; Сирии, Ливану, Трансиордании, Палестине была навязана мандатная система; военно-политические «союзные» договоры Египта и Ирака с Великобританией позволяли считать эти страны лишь формально независимыми. Только Саудовская Аравия и Йемен были «свободны» от внешних форм колониального закабаления.

В 1950-х — начале 1960-х гг. в результате подъема национально-освободительного движения, субъектами региональной политики стали большинство арабских стран. На путь самостоятельного развития встали Египет (формально независимый с 1922 г., но фактически — после антимонархической революции 23 июля 1952 г.), Ливия (1951), Тунис, Марокко и Судан (1956), Йемен (после революции 26 сентября 1962 г., хотя номинально независимый с 1919 г.), Ирак (после июльской революции 1958 г., но формально независимый с 1932 г.), Мавритания и Сомали (1960), Кувейт (1961), Алжир (1962). При этом образцом для революций в других странах стали опыт и методы египетской революции, которая впервые поставила задачу превращения формальной независимости в фактическую. К моменту достижения государственной самостоятельности арабские страны находились на разных уровнях социально-экономического развития, но все они были отсталыми аграрными странами. Ни в одной из арабских стран до начала 1960-х гг. не было развитой обрабатывающей промышленности, продукция которой поступала бы на экспорт. Основные показатели уровня развития «человеческого фактора» оставались па очень низком уровне. В 1950-х гг. деятельность государства в независимых арабских странах была направлена в первую очередь на борьбу с пережитками колониализма и нацелена на «претворение в жизнь программы социально- экономических реформ общедемократического характера»[20].

Обретя политический суверенитет, арабские страны оказались перед проблемой выбора пути дальнейшего развития. Столкновение политических сил, представлявших различные социально-экономические ориентации, обусловило многочисленность совершенных в тот период государственных переворотов (наибольшая нестабильность была характерна для режимов Сирии, Ирака, Северного и Южного Йемена).

При всем своем многообразии, новые политические лидеры проводили политику, имевшую общие черты, а именно: разрыв с метрополией, национализация иностранной и национальной крупной собственности, проведение аграрной реформы, борьба с религиозными оппонентами, сотрудничество с Советским Союзом. Важно отметить, что ни в одной арабской стране трансформация режимов нс происходила под религиозными лозунгами, более того, религия стала активно вытесняться из сферы политики.

Общие для всех стран тенденции послевоенного развития в арабском мире имели и свою специфику. Фоном для их проявления служили идеи арабского единства, проявлявшиеся в стремлении арабских народов к объединению на основе общности исторического развития, а также наличия общего врага — Израиля. Это течение приобретает реальный вес еще в 1930-х гг., а после Второй мировой войны становится доминантой политического развития арабского мира. Большое влияние в арабском мире в это время обретают те политические деятели, которые развивали идеи арабского национализма и стремились осуществить их на практике. Среди них особое место заняли М. Афляк (Michel Aflaq) и Салах ад-Дин Битар (Salah al-Din ad-Bitar), инициаторы создания в 1947 г. Партии арабского социалистического возрождения (ПАСВ). Разработанная ими программа провозглашала борьбу за освобождение народов всех арабских стран от любого вида колониального господства, за сохранение «единого независимого арабского государства с национальной арабской идеологией». Под идейным влиянием лидеров этой партии действовали очень многие политические группировки, созданные в 1950-х гг. в арабских странах. Важную роль в этом сыграла и первая общеарабская организация — ЛАГ, а реальное воплощение идея единства получила в виде создания в 1958 г. О АР.

Влияние Запада на политику арабских стран в 1950-х гг. продолжало сохраняться, но менялись формы такого влияния, падала его результативность. Западные страны были вынуждены искать новые способы выражения своего присутствия в арабском мире. Общая политическая линия США, Великобритании и Франции, при всех разногласиях, в отношении арабского мира базировалась на стремлении втянуть суверенные государства в военные блоки, руководимые Западом, с целью не дать примкнуть арабам к советскому лагерю. С целью установления американской монополии в ближневосточном регионе уже без посредничества Великобритании и Франции, в 1957 г. была провозглашена «доктрина Эйзенхауэра», которую приняли президент Ливан, Саудовская Аравия, Иордания, Ирак. С момента провозглашения доктрины начинается этап наступательной американской политики, направленной на создание антиегипетского (анти- насеровского) лагеря в арабском мире.

  • [1] См.: Руденко Л. Н., Соловьева 3. А. Лига арабских государств и интеграционные процессы в арабском мире. М.: Ин-т востоковедения РАН, 2007. С. 10.
  • [2] См.: Степанова Н. В. Интеграционные процессы в арабском мире // Восток / Запад.Региональные подсистемы и региональные проблемы международных отношений / под ред.А. Д. Воскресенского, Н. П. Малетина. М.: РОССПЭН, 2002. С. 292.
  • [3] Развитие капитализма в арабском мире / под ред. Г. К. Широкова. М. : Наука, 1988.С. 79.
  • [4] Степанова II. В. Интеграционные процессы в арабском мире // Восток / Запад. Региональные подсистемы и региональные проблемы международных отношений. С. 293.
  • [5] Новейшая история арабских стран / под рсд. Д. Р. Вобликова. М.: Наука, 1967. С. 142.
  • [6] Естественным направлением экспансии Хашимитов в сложившихся условиях моглабыть только Палестина с ее рынками, капиталами, выходом к Средиземному морю и Иерусалимом — городом, представлявшим особое значение для Хашимитов как потомков Пророка,лишенных кланом Сауда исторического права контролировать исламские святыни — Меккуи Медину. Кроме этого, Абдаллах учитывал и антихашимитскую деятельность влиятельногоиерусалимского муфтия Хаджа Амина аль-Хусейни {IIaj Amin el-IIusseini), который возглавлял отряды палестинского национального движения.
  • [7] См.: Елистратова Т. Л. Революция 1952 года в Египте: идеология и внешняя политика.М.: Ин-т востоковедения РАМ, 2007. С. 64.
  • [8] См.: Киселев К. Л. Судано-египетский субрегион: общественное развитие и проблемыколониальной зависимости (1899—1970) / под ред. А. М. Родригеса. М. : Изд-во МГУП,2002. С. 110.
  • [9] См.: Киселев К. А. Судано-египетский субрегион... С. 203.
  • [10] Де-факто уже с 1956 г. в стране складывалась президентская республика во главес X. Бургибой, который строил ее здание «изнутри». Однако, прежде чем взяться за кардинальное изменение государственного устройства (т.е. за упразднение монархии), он приступил к созданию социальной инфраструктуры будущей республики, осуществив комплексреформ, прямо или косвенно направленных на ограничение общественной роли религии.Элементами психологической подготовки населения к перевороту стали такие меры, каклишение членов царствующего дома их личных привилегий (31 мая 1956 г.), опубликованиедекрета, разрешавшего правительству самостоятельно издавать законы от имени бея (6 августа 1956 г.), роспуск бейской гвардии (февраль 1957 г.). Бей Сиди Ламин без разрешенияглавы правительства уже не мог не только выезжать за границу, но даже совершать поездкипо стране.
  • [11] См.: Сергеев М. С. История Марокко. XX век. М. : Ин-т востоковедения РАН, 2001.С. 108.
  • [12] Специфика формирования марокканской элиты связана с социальной структуроймарокканского общества, одной из характерных черт которой является важная роль принадлежности к определенному племени, семье, религиозной группе, округу и т.п., что подчасимеет решающее значение при определении места в социальной иерархии страны и в социально-политических процессах. Наиболее четкий раздел марокканских средних и высшихслоев в этом смысле можно провести но следующей схеме: так называемые фаси (арабскаябуржуазия г. Феса), суси (берберские мелкие торговцы, преимущественно с гор Анти-Атласа)и сельская знать, между которыми исторически обозначилось социальное, экономическоеи культурное соперничество.
  • [13] Монарх считался прямым потомком Пророка через его племянника имама Хасана ибнАли бен Абу Тулиба (Hasan ibn Ali ibn Abi alib) (умер в 669 г.) и имел титулы Халиф АллахФиль-Ард (Наместник Бога на земле) и Амир аль-Муиминин (Повелитель верующих), чтоподнимало его авторитет среди его подданных.
  • [14] Развитие капитализма в арабском мире / иод рсд. Г. К. Широкова. М. : Наука, 1988.С. 130.
  • [15] См.: Сергеев М. С. История Марокко. XX век. С. 185.
  • [16] Это послужило началом тройственной агрессии против Египта, хотяНасер провозгласил, что акционеры и держатели акций получат компенсацию, а Египет будет выполнять конвенцию 1888 г. В ночь с 29 на 30 октября 1956 г. Израиль напал на Египет, а 2 ноябряизраильские войска полностью оккупировали Синайский (Sinai) полуостров и район Газы. Англо-французская авиация подвергла бомбардировкеКаир, Александрию и города зоны капала.
  • [17] ноября открылось чрезвычайное заседание ГА ООН, где была принятарезолюция о прекращении огня и отводе войск агрессора, а также санкционировано создание чрезвычайных вооруженных сил ООН и ввод ихв Египет. 4 ноября советское правительство обратилось к Израилю, Франции и Великобритании с нотой, в которой выразило решительный протестпо поводу нарушения норм международного права и предупредило о том,что возможно «применением силы сокрушить агрессоров и восстановитьмир на Востоке». Резко осудил действия своих союзников и Вашингтон,который был крайне недоволен их самостоятельностью. Это изменилоход событий: 7 ноября военные действия были повсеместно остановлены,и в тот же день ГА ООН приняла резолюцию об отводе войск агрессоров,а 22 декабря Египет покинули последние подразделения англо-французских войск. В марте 1957 г. израильские части вернулись на линию перемирия. События в районе Суэца резко повысили авторитет Насера, сделав егосамым популярным лидером арабского мира, признанным руководителем«арабского национализма». 1 января 1957 г. был издан декрет президентаНасера об аннулировании англо-египетского соглашения 1954 г. о зонеСуэцкого канала. Разорвав отношения с Британией и Францией, Насер национализировал (поэтапно) их собственность в Египте и принял в 1957 г. закон о «егип-тизации», устранявший иностранный капитал из банков, страхового делаи оптовой торговли. Упор был сделай на развитие экономических связейс СССР и Восточной Европой. Создание Багдадского пакта. Революция 1958 г. в Ираке. В 1941 г.англичане оккупировали все крупные города в Ираке и важные стратегические пункты, на территории страны была размещена стотысячная оккупационная армия (эта оккупация продолжалась до осени 1947 г. и былаиспользована правительством Великобритании и местной агентуройдля упрочения своих позиций в стране). В октябре 1941 г. иракское прави-
  • [18] Этот договор был подписан в Багдаде 14 апреля 1947 г. при правительстве Салеха Джа-бра и вступил в силу 10 июня 1947 г. Договор «О дружбе и союзе» между двумя хашимитскими королевствами предусматривал тесное сотрудничество обоих государств в обеспечении безопасности, унификации вооружения и обучения армий, консультации о совместныхмерах, которые должны быть предприняты с целью отражения и прекращения агрессии.Статья 5 обязывала одну из сторон оказывать военную помощь другой стороне в случае возникновения на территории одной из них «беспорядков и восстаний», т.е. использовать своюармию и полицию для подавления антиправительственных выступлений в другой стране.
  • [19] Политика Англии на Ближнем и Среднем Востоке (1945—1965). М. : Наука, 1966.С. 220.
  • [20] Арабский мир. Три десятилетия независимого развития / отв. ред. В. А. Исаев,В. В. Наумкин. М.: Наука, 1990. С. 47.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >