Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow ИСТОРИЯ СТРАН БЛИЖНЕГО И СРЕДНЕГО ВОСТОКА ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
Посмотреть оригинал

Афганистан во власти ислама

28 апреля 1992 г. вооруженные отряды оппозиции без боя вошли в столицу. Президент Наджибулла пытался бежать, но был задержан в аэропорту людьми генерала А. Р. Дустома (A. R. Dostum), контролировавшего 6 северных провинций, населенных преимущественно этническими узбеками, и получил убежище в миссии ООН в Кабуле. Столица оказалась поделенной между четырьмя военно-политическими группировками моджахедов — отрядами «Исламского общества» А. Ш. Масуда, шиитской партией «Вахдат-и ислами» («Исламское единство»), созданной в 1990 г. на базе проиранских шиитских группировок во главе с А. А. Мазари (A. A. Mazari), боевыми частями генерала А. Р. Дустома, в южных пригородах укрепился Г. Хекматьяр.

Афганистан был провозглашен Исламским Государством Афганистан. В первые же дни были сформированы новые высшие органы государственной власти — Совет джихада (законодательная власть), куда вошли лидеры крупнейших группировок моджахедов, и Руководящий совет (исполнительный орган). В соответствии с ранее достигнутой договоренностью на время переходного периода — 6 месяцев до всеобщих выборов — была учреждена должность сменяемого президента. Первым главой государства был назначен лидер НФОА С. Моджаддиди. Через два месяца его сменил глава Исламского общества Афганистана Б. Раббаии.

В новом правительстве были представлены семь партий пешаварского альянса и две шиитские партии — «Вахдат-и ислами» и Партия исламского движения (создана весной 1979 г.). Однако это правительство обладало весьма ограниченным территориальным контролем. Каждая группировка имела в столице свою зону, на которую распространялось ее влияние.

Летом 1992 г. в Кабуле начались вооруженные столкновения между группировками за передел власти. Основная борьба развернулась между Б. Раббани и Г. Хекматьяром. Лидер ИПА начал обстреливать город ракетами из своей штаб-квартиры в Чарасьябе (Char Asiab), в 20 км к югу от столицы. Одновременно в Кабуле вспыхнули бои между шиитами партии «Вахдат-и ислами» и отрядами Исламского союза за освобождение Афганистана А. Саяфа.

В этой ситуации Б. Раббани отказался передать власть следующему кандидату в президенты. В декабре 1992 г. он созвал в Кабуле так называемый Совет особо уполномоченных и компетентных, который избрал его президентом страны сроком на два года. Однако лидеры большинства группировок бойкотировали заседание Совета, поэтому продливший полномочия Б. Раббани оказался нелегитимным президентом. Это вызвало новый виток вооруженной борьбы.

Весной 1993 г. военно-политическая борьба еще более обострилась — сложились две противостоящие друг другу коалиции, в формировании которых не последнюю роль сыграл этнический фактор. В одной из них объединились узбек Дустом, таджик Масуд и лидер исмаилитов С. М. Надери (S. М. Naderi). Эта коалиция поддерживала президента таджика Раббани и заявляла, что выражает интересы национальных меньшинств севера. Во вторую входили радикально настроенные пуштуны Хекматьяр и Саяф. К ним примкнула шиитская партия «Вахдат-и ислами».

Это важно!

В условиях усилившейся борьбы различных военно-политических группировок в Афганистане нарастала фрагментация власти. Кроме центрального правительства, созданного на фракционной основе, в стране возникли региональные и локальные очаги власти, степень лояльности которых кабульскому режиму зависела от политических позиций и партийной принадлежности местных лидеров.

Часть северо-восточных провинций находилась иод контролем А. Ш. Масуда. Эти территории были вполне лояльны Кабулу, но Масуд при этом пользовался самостоятельностью в вопросах управления территориями с центром в г. Талукан (Taloqan) провинции Тахар (Takhar).

Другой крупный очаг региональной власти появился в четырех северных провинциях под контролем генерала Дустома с центром в г. Мазари- Шариф (Mazar-e-Sharif). Здесь он создал полноценную структуру государственных органов, независимую от Кабула. Администрация Дустома обладала и международными связями, хотя и не была официально признана ни одним государством. А. Р. Дустом как глава фактически независимого территориально-государственного образования в 1992—1996 гг. посетил с визитами Москву, Тегеран, Лондон, Ташкент, Ашхабад, Исламабад, Анкару и Эр-Рияд, где встречался с официальными лицами.

Еще один региональный центр власти возник в провинции Герат на западе Афганистана, где влиятельный полевой командир Исмаил-хан (Ismail Khan) создал свою администрацию. В отличие от Дустома он сохранил лояльность Кабулу, но, как и Масуд на северо-востоке, достиг известной степени независимости в управлении подконтрольными территориями. Исмаил-хан также пытался установить собственные международные связи, наезжая с визитами в соседние Иран, Туркменистан и Узбекистан.

В остальных провинциях, подчинявшихся Кабулу лишь номинально, сложился широкий спектр различных форм местной власти. В ряде регионов правили отдельные нолевые командиры, формально связанные с той или иной политической группировкой. Однако в большинстве провинций власть делили представители нескольких политических партий, формируя местную коалицию.

Таким образом, после прихода к власти в Кабуле моджахедов в результате победы «исламской революции» децентрализация власти значительно возросла.

В октябре 1994 г. на политической арене Афганистана появилась новая сила — Исламское движении «Талибан», созданное афганскими пуштунами — учащимися пакистанских медресе. Сначала это была небольшая группа, сформированная в пакистанском городе Кветта (Quetta). Перейдя на территорию Афганистана, она быстро обросла сторонниками и к середине 1995 г. захватила ряд южных провинций страны. Талибы выступили с лозунгом прекращения затянувшейся войны в стране, но при этом вооруженным путем, и создания «подлинно исламского государства». Их «крестным отцом» считается министр внутренних дел Пакистана, генерал в отставке Насрулла Бабур (Naseerullah Babar), духовным наставником — пакистанская партия Джамиат-и улама-и ислам (Общество мусульманских богословов), а консультантом и спонсором — Межведомственная разведка Пакистана. Им оказали поддержку также США.

К осени 1995 г. «семинаристы» были уже на дальних подступах к столице, разгромив основные силы Г. Хекматьяра к востоку от Кабула. К этому времени они успели захватить ключевую западную провинцию Герат, губернатор которой Исмаил-хан, не оказав им должного сопротивления, бежал в Мешхед (Mashhad). Они также легко овладели Джалалабадом, центром провинции Нангархар (Nangarhar). Ее губернатор Абдул Кадир (Abdul Qadeer) фактически сдал город талибам и бежал за рубеж. Талибы получали растущую поддержку от измученного войной населения, в первую очередь в зоне пуштунских племен. Правительственные войска оказали слабое сопротивление исламистам.

Талибы прочно обосновались в Кандагаре, создав там свою штаб- квартиру. Неспособность лидеров конфликтующих группировок моджахедов объединиться предрешила падение режима Б. Раббани. 27 октября 1996 г. вооруженные отряды исламистов практически без боя вошли в Кабул. Правительство спешно покинуло его накануне, выведя из столицы все армейские подразделения. Ставка правительства переместилась на север, в вотчину А. Ш. Масуда г. Талукан.

Взяв столицу, талибы бросили свои вооруженные отряды для захвата северных провинций. На севере они вступили в затяжные бои с войсками Дустома, объединившегося с Хекматьяром и Масудом в антиталибскую коалицию.

Поставив под контроль большую часть территории Афганистана, исламские радикалы начали создавать новые структуры власти. Новую власть возглавил военный и духовный лидер талибов — мулла («господин» — служитель религиозного культа у мусульман); Мухаммад Омар (Mohammed Omar), воевавший ранее в рядах моджахедов против советских войск. 3 апреля 1996 г. в Кандагаре на собрании полутора тысяч мулл и других священнослужителей он был провозглашен амир аль-муменином («повелителем правоверных»), а территория, подконтрольная талибам, — Исламским Эмиратом Афганистан.

По существу, талибы создали два центра власти. Один в Кандагаре: сначала это были две шуры (совета) — Большая и Малая, затем Малая шура была распущена, а Большая преобразована в Высший руководящий совет исламского движения Афганистана во главе с самим муллой Омаром. Другой орган власти был сформирован в Кабуле — Совет министров, состоявший из 23 министерств и называвшийся Попечительским советом Исламского государства. Все высшие органы законодательной и исполнительной власти были укомплектованы лицами духовного звания, и вскоре стало очевидно, что в стране сложился тоталитарный воеппо-теократический режим.

Придя к власти, талибы развернули беспрецедентную по жестокости кампанию по насаждению «истинно исламских» порядков. В первые же дни они устроили жестокую расправу над бывшим президентом Наджибуллой, нарушив иммунитет миссии ООН в Кабуле. Указами эмира Омара были введены жесткие ограничения на общественную жизнь афганцев. Мужчинам было вменено в обязанность отрастить бороды, женщинам — надеть чадру и не выходить из дома без сопровождения родственников. Они к тому же были лишены права работать и учиться. Женские школы были закрыты. Жесткая регламентация охватила также сферу быта и семейной жизни населения: было упразднено телевидение, запрету подверглись изобразительное искусство, современная музыка, фотографирование и видеосъемка. За нарушение новых порядков были введены необычайно жестокие наказания средневекового типа: отсечение конечностей, побивание камнями, публичные казни и т.д.

Новая власть, по существу, содействовала расширению производства наркотиков, разрешив крестьянам сеять опийный мак и превратив, таким образом, страну в один из мировых центров по изготовлению наркотических веществ и их контрабанды на мировые рынки, в том числе в Россию.

К осени 1998 г. талибам в ходе ожесточенных боев удалось захватить северные провинции, они уже контролировали около 90% территории страны, оставив своим противникам небольшие анклавы. Потерпевшие неудачу в ходе летней военной кампании талибов президент Б. Раббани и его премьер-министр Г. Хекматьяр покинули страну, обосновавшись в Тегеране.

Несколько ранее на политическую судьбу талибов и самого Афганистана начинает влиять новый, весьма важный фактор — Усама бен Ладен (Osama bin Laden), который появился в стране еще в 1996 г. и в последующем завязал тесные контакты с лидером талибов муллой Омаром. За ним в Афганистан потянулись боевики его организации Аль-Каида, а также сотни добровольцев и наемников из десятка мусульманских стран. Взрывы в американских посольствах в Кении и Танзании в июле 1998 г., организованные сподвижниками бен Ладена, вызвали сдвиг в афганской политике США — от поддержки талибов к их неприятию. В ответ на отказ выдать им бен Ладена американцы в августе того года нанесли ракетные удары по его предполагаемым базам и лагерям в провинции Нангархар и округе Хост (Khost).

На этих базах и в тренировочных центрах готовились кадры боевиков и террористов, которые затем направлялись в «горячие точки» планеты (Кашмир, Боснию, Косово, Чечню), где «правоверные» сражались с «неверными».

В феврале 2000 г. талибы официально признали так называемую Чеченскую Республику Ичкерия и открыли в Кабуле ее посольство. В ответ российское руководство заявило о возможности нанесения превентивных ракетных ударов по лагерям чеченских боевиков на территории Афганистана. ООН, в свою очередь, еще осенью 1999 г. приняла резолюцию с требованием выдачи бен Ладена и ввела санкции против талибов. Поскольку это требование не было выполнено, СБ ООН в декабре 2000 г. ввел военное эмбарго против исламистов, запрещавшее продажу им оружия и предусматривавшее другие ограничения.

Оказавшись в международной изоляции, талибы пошли на открытую конфронтацию с мировым сообществом: в марте 2001 г. они взорвали крупнейшие в мире статуи Будды в Бамиане (Bamyan). 9 сентября люди бен Ладена организовали убийство лидера антиталибского альянса А. Ш. Масуда, гибель которого повлекла серьезные последствия для дальнейшей военно-политической борьбы в Афганистане.

Это важно!

Таким образом, прозападные и социалистические эксперименты в Афганистане, отвергнутые консервативным обществом, проложили путь исламским радикалам, получившим дополнительный импульс от процесса возрождения политического ислама в мировом масштабе. В итоге страна в своем развитии оказалась отброшенной далеко назад.

 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы