Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Экономика arrow Антикризисное управление

Кризисные процессы советского периода как предпосылка социально-экономического кризиса в современной России

Для рассмотрения достаточно обстоятельно кризисных явлений в советской экономике потребовалась бы отдельная книга. Другое дело - рассматривать эти явления под углом вызревания предпосылок экономического кризиса в современной России. Необходимо, во-первых, трезво, без предвзятости оценить советскую экономику как таковую, что исключительно важно для правильного понимания процессов. Во-вторых, нужно найти те элементы наследия советской экономики, из которых стали развиваться болезненные кризисные явления последних лет.

Казалось бы, какое отношение к экономике современной России имеет оценка экономики советского периода, ушедшего в историю? Такая оценка во многом определяет выработку социально-экономической стратегии развития страны. От выбора той или иной альтернативы зависит либо дальнейшее нарастание кризисных процессов, либо оздоровление экономики страны.

Остановимся на характеристиках экономики нашей страны со стороны прозападно настроенных российских реформаторов. Они транслировали для массового общественного сознания по существу то, что утверждали высшие авторитеты Запада. Р. Рейган назвал СССР империей зла. М. Тетчер охарактеризовала нашу страну как Замбию с ракетами. Если исходить из таких оценок, то советская экономика представляла собой одно сплошное недоразумение и была изначально аитиэффективна, нереформируема. Аргументом служили неудачи всех экономических реформ, начиная с 1965 года, стержнем которых являлось сочетание плана и рынка в хозяйственном механизме страны. Иллюстрацией неэффективности нашей экономики служил советский ширпотреб, отличающийся блеклостью, некачественностью, упрощенностью, отсталостью на фоне имевшего место на Западе бума к потребительской сфере.

Исходя из таких оценок предлагалось плановую экономику разрушить, желательно одним махом, а на расчищенном от нее месте возможно быстрее создать сугубо рыночный механизм. Но за счет чего? Какими средствами? Ведь если плановая экономика разрушается до основания, то из нее мало что можно взять для построения новой экономики. Тогда на помощь, согласно надеждам реформаторов, должны были прийти массированные иностранные инвестиции, а также рекомендации западных советников и экспертов, призванных руководить российскими реформами.

Советники и эксперты в Россию, конечно, пришли, причем в большом количестве, оплачиваемые каждый столь высоко, что на зарплату одного иностранца можно было нанять целую дюжину россиян самой высшей квалификации. Причем оплата производилась из кредитов, которые России предоставлял Запад. Что же касается инвестиций, то здесь надежды, мягко говоря, не оправдались. В период 1992-1999 гг. в Россию направлялось не более 10 млрд долл. инвестиций, причем в основном портфельных (в покупку акций и ценных бумаг). В реальную экономику было вложено не более 2 млрд долл. Миллиард долларов - это огромная сумма для отдельных коммерсантов. Однако по масштабам России - это всего 6,5 долл. на душу населения. Ясно, что на такие "гроши" экономику огромной страны не поднять. Отсутствие массированных западных инвестиций могло стать сюрпризом для наивной части прозападно настроенных людей. Для тех же, кто понимает сущность экономического процветания Запада, ничего удивительного здесь нет.

США осуществили первоначальное накопление капитала за счет импорта дешевой рабской силы из Африки. При этом молодые, мощные африканцы не выдерживали больше шести лет каторжного труда на плантациях. И вопреки замалчиванию прозападной пропагандой этого преступления против человечности, несмотря на то, что оно ушло в прошлое, его отголоски живы в наше время, а в будущем они чреваты для США социальным взрывом. Большинство современного африканского населения США следует идеям не Мартина Лютера Кинга, а Луи Фарахана, которому принадлежит идея исторического возмездия за прошлое рабство, прежде всего в отношении наиболее богатых и влиятельных семейных кланов Северной Америки. Существенное сокращение социальных программ, которыми преимущественно пользуются американские африканцы по причине преобладания бедности в их среде, значительно обострит социальную обстановку в стране. А сокращение социальной поддержки обусловлено ухудшением финансового положения США (суммарный внешний и внутренний долг превысил 17 трлн долл.).

Продолжим наш небольшой исторический экскурс.

Не только германский Генштаб, но и ряд крупных банков США финансировали революцию в царской России. Получателем и распорядителем американских денег были Л.Д. Троцкий (Бронштейн), сам женатый на дочери банкира Отто Шифа, а также многие ведущие большевики-революционеры, например Каменев, Зиновьев, Бухарин.

Американские банки приняли участие в финансировании прихода к власти в Германии А. Гитлера. В результате специально проведенного по указанию канцлера Австрии расследования эксперты пришли к выводу, что А. Гитлер (Шикльгрубер) является внебрачным сыном одного из Ротшильдов, в услужении которого работала мать фашистского фюрера. Само семейство Ротшильдов знаменито геополитическими, финансовыми и военно-политическими интригами. Глава дома Ротшильдов кредитовал крупнейшие европейские государства, а во главе банков в разных странах ставил своих сыновей или ближайших родственников. Если какой-либо монарх посмел бы не возвратить Ротшильду кредит, то в ответ банкир мог организовать военные действия против этого монарха, используя финансовую зависимость от него других государей. Однажды Ротшильд по бросовым ценам скупил львиную долю акций английских предприятий. События разворачивались так. У Ротшильда была прекрасно организованная по тому времени система связи. Опознавательным знаком его курьеров была особой выделки сумка. Курьера с такой сумкой беспрепятственно пропускали через все границы и даже фронтовые линии. Англичане с волнением ждали исхода битвы с Наполеоном. Если бы он победил, то следующим шагом высадился бы в Англии и захватил бы всю страну с ее богатствами. Кто мог быстрее всего донести весть об исходе баталии? Конечно же, курьер Ротшильда. Вдруг долгожданный курьер появился, принеся весть: Наполеон победил. На бирже тут же началась паника. Богатеи по бросовым ценам сплавляли свои акции и другие ценные бумаги. Агенты Ротшильда тем временем тайно их скупали. Через некоторое время выяснилось, что информация курьера Ротшильда оказалась ложной. На деле Наполеон оказался разбит. Однако в условиях паники Ротшильд успел колоссальным образом обогатиться на дезинформации участников биржевой игры.

Героем книг английского писателя Честертона является патер Браун, острый ум которого помогает расследовать различного рода преступления. У Честертона есть рассказ о том, что однажды на рыбалку в курортную местность приехали премьер-министр и крупный банкир. Наутро банкира нашли задушенным. Патер Браун вычислил, что банкир, держащий компроматом за горло премьера, требовал оттого развязывания масштабной войны в Европе с целью личного обогащения. Премьер предпочел задушить банкира. А патер Браун решил утаить от блюстителей закона свои выводы.

Если бы не две мировые войны в восточном полушарии, а также не революция 1917 г. в России, то в настоящее время самыми мощными экономическими державами в мире были бы, прежде всего, Россия, а затем Германия. В результате войн и смут в нашем полушарии США стали сверхдержавой, подмяв под себя мировую валютно-кредитную систему, в основу которой положили американский доллар. Еще О. Бальзак отмечал сильную зависимость кредитора от своего должника. Ведь судьба кредитора зависит оттого, отдаст ли ему должник свой долг. США стали строить пирамиду долгов на базе бумажного доллара. Но если рухнет доллар США и эта пирамида, то всю мировую экономику охватит жесточайший кризис, причем более разрушительный, чем в 30-х гг. Чтобы избежать этого кризиса, западные страны в ущерб себе поддерживают за счет своих средств бумажный доллар и пирамиду долгов США. Концентрируя у себя денежное богатство, США скупают лучшие "мозги", финансируют развитие науки и техники. На этой основе пытаются достичь абсолютного военного превосходства над всем остальным миром. Это и есть современный неоколониализм. Наивно было бы думать, будто США и Запад будут за счет своих средств поднимать экономику России до своего уровня. Они, исходя из своей собственной природы и прошлого колониального и неоколониального опыта, предпочли перераспределять экономическими средствами богатства России в свою пользу, одновременно всячески ослабляя своего геополитического и потенциального экономического соперника.

Об использовании дезинформации в прессе, запуска целенаправленных информационных потоков свидетельствует такой эпизод. При финансировании из фонда Д. Сороса был выпущен учебник по астрономии. В этом учебнике Ю. Гагарин упомянут лишь одной строчкой. Великий астроном XX в., национальный герой Армении и дважды герой соцтруда в СССР, член многих академий мира, в прошлом президент Всемирного астрономического общества академик Амбарцумян, сделавший ряд открытий в астрономии, вообще не был упомянут. Зато академику Сахарову, ведущему лоббисту Запада в нашей стране, который был физиком, а не астрономом, посвящено в учебнике целых две страницы. И, конечно же, во всех подробностях описываются подвиги американского астронавта Луи Армстронга. Цель этого учебника и ему подобных - вознести до небес успехи и ценности США, одновременно фальсифицируя те реальные и материальные богатства, которыми обладает Россия.

На нынешнем этапе своего развития страна нуждается в созидательном реформировании, при котором выделяются опорные позиции саморазвития и отбрасываются изжившие себя экономические формы и структуры. Такое реформирование должно осуществляться ступенчато. Каждая последующая ступенька опирается на предыдущую. Напротив, если осуществлять реформирование одним махом, то новому не на что будет опереться. Например, в 1997-1998 гг. много говорилось о финансовой стабилизации в качестве успеха проводимых реформ. И вот 17 августа 1998 г. финансовая стабилизация оказалась сметенной, словно карточный домик.

Не соглашаясь с тенденциозной оценкой советской экономики как стоявшей на краю пропасти, в тоже время нельзя впадать в противоположную крайность, идеализируя ее. Помимо учета субъективных факторов надо понимать, что социальная и экономическая система СССР страдала существенными внутренними недостатками, игравшими роль объективных в обострении кризисных явлений в нашей стране. То, что экономика СССР целиком и полностью отождествляется с коммунистической экономикой, воплощением идей коммунизма в народном хозяйстве - корень заблуждений в оценке экономики советского периода. Сказанное имеет и более широкое значение, а именно: история нашей Родины с 1917 по 1991 г. неоправданно смешивается с историей коммунистического эксперимента над страной. Между тем далеко не все действия в СССР носили коммунистический характер. Помимо ничем не оправданных разрушений в угоду идеологии шла огромная созидательная работа.

Скрытый от поверхностного взгляда секрет советской экономики заключается в том, что в ней действовали, взаимоприспособляясь, два хозяйственных механизма:

  • а) механизм социалистического (коммунистического) хозяйствования, основанный на абстрактных теоретических постулатах и устремленный в утопичное будущее;
  • б) мобилизационный механизм хозяйствования, наиболее эффективный в экстремальных ситуациях (война, разруха, мобилизационная подготовка к войне), а также в отдельных случаях прорыва народного хозяйства страны на качественно новые рубежи научно-технического прогресса.

Если механизм социалистического (коммунистического) хозяйствования основан на идеологических догмах, то мобилизационный механизм подчинен лишь одной целесообразности, с целевой установкой на выживание. Существуют разные варианты как социалистического, так и мобилизационного механизмов хозяйствования.

Социалистический (коммунистический) механизм хозяйствования большевистское руководство во главе с В.И. Лениным пыталось внедрить в России в первые годы после захвата власти. Помимо прочего намечалось возможно быстрее ликвидировать деньги и сопутствующие им отношения обмена в товарно-денежной форме. Экономика должна была носить исключительно планово-распределительный характер. Попытки построить такую экономику, тем более в считанные годы, оказались чистейшей воды утопией, причем вредоносной для народного хозяйства. В.И. Ленин, увидев всю пагубность насильственного насаждения коммунистической экономики, открыто признал свою ошибку. Причем, если ориентироваться на дословное трактование его трудов, ошибка связана не с внедрением безденежной коммунистической экономики как таковой, а со слишком быстрыми темпами ее построения. В.И. Ленин отмечал, что деньги слишком быстро отменить нельзя, для этого потребуется целая эпоха. От себя заметим, что В.И. Ленин мыслил временными масштабами такой интенсивности, что 10-20 лет для него вполне могли составить целую эпоху. Не исключено, что проживи он дольше и останься у власти, через 10-20 лет была бы повторена попытка создать безденежную экономику. Во всяком случае он добился от большевистского руководства обратного поворота к широкому использованию частной собственности и товарно-денежных отношений, что выразилось в НЭП. Вскоре после перехода к НЭП начали все более остро проявляться антагонистические противоречия хозяйственной системы того периода. Надежды В.И. Ленина и его последователей на массовое и добровольное объединение крестьян в производственные кооперативы не оправдались. Экономика развивалась на двух диаметрально противоположных основах:

  • а) государственном секторе в промышленности, транспорте и связи и на централизованном директивном планировании;
  • б) частном секторе в сельском хозяйстве, торговле и коммерции, ориентированном на рынок.

В принципе такая двухполюсная экономика могла бы гармонично развиваться в течение очень долгого времени, однако при соблюдении одного важного условия: государственный сектор должен обеспечивать высокий уровень доходов для занятых в нем работников, достаточных для того, чтобы оплачивать продукцию, производимую в частном секторе, по рыночным ценам. Именно это условие соблюдено не было из-за внедрения в госсектор мобилизационной модели хозяйствования, ориентированной на создание форсированными темпами тяжелой индустрии и ВПК, что предполагало минимизацию заработной платы. В итоге городское население не могло оплачивать продовольствие по достаточно высоким ценам, соответствующим рыночному предложению. Таким образом, рыночный спрос и рыночное предложение оказались оторванными друг от друга. Этот разрыв проявился особенно остро в 1929 г., оказавшемся неурожайным. Крестьяне придерживали продовольствие, надеясь на все большее повышение цен. Возникла угроза голода в городах. Экономический кризис приобрел политическое измерение. В такой ситуации все большевистское руководство, а не один только И.В. Сталин, в то время еще не получивший всю полноту власти, приняло решение о проведении массовой коллективизации крестьян методом принуждения, с соответствующим отказом от НЭП.

В дальнейшем по мере роста числа жертв коллективизации, вызываемых ею протестов большевистское руководство попыталось найти "козла отпущения" за "зверства коллективизации" в лице И.В. Сталина. Однако эта попытка не удалась. Сконцентрировав в своих руках всю полноту власти, И.В. Сталин форсированными темпами создал мобилизационный механизм хозяйствования, нацеленный на выживание страны и ее народа в экстремальных условиях. Причем такое выживание предполагало прорыв экономики страны на самые передовые рубежи научно-технического прогресса, реализуемого на базе форсированной индустриализации.

Мобилизационная модель хозяйствования требовала от народа колоссального напряжения в силу следующих обстоятельств:

  • а) крестьяне оказались прикрепленными к колхозам, поскольку им не выдавали паспортов и они не могли уехать из деревни ни по какой причине, за исключением учебы или службы в армии, а также в случаях организованного государством набора на народные стройки;
  • б) массовое и очень быстрое переселение людей в города в результате форсированной индустриализации создало жилищный кризис и породило "коммунальные" квартиры в качестве типичного жилья горожанина;
  • в) личное потребление граждан оказалось существенно ограниченным, поскольку все ресурсы государство вкладывало в развитие тяжелой индустрии, ВПК, а также в науку и образование в качестве фундаментальной базы индустриального развития.

Часто то, что с позиций многих современных интеллигентов кажется жестоким и безнравственным, в свое время было оправданным. Так, крепостничество в России первоначально имело не только политическое, военное, экономическое, но и нравственно-этическое оправдание. Дворянин-помещик обязан был рисковать жизнью, защищая государство в качестве воина, а прикрепленные к нему крестьяне должны были его обеспечивать экономически. При этом заметим, что в России в отличие от других стран никогда не было рабства. И лишь после того, как обязательная военная служба дворян-помещиков была отменена, крепостное право потеряло какое-либо нравственное основание. Оно с этого момента стало безнравственным, поскольку крестьянин служил уже только лично помещику.

Без создания в считанные годы мощной индустрии СССР проиграл бы войну Германии, и А. Гитлер в случае победы над Россией одну половину населения уничтожил бы, а другую - превратил в рабов в самом прямом значении этого слова. Характерно, что А. Гитлер не скрывал своих планов в этой части.

Мобилизационная модель хозяйствования в ее чистом виде просуществовала в СССР с 1937 до 1953 г. и доказала свою наивысшую эффективность в экстремальных условиях. В преддверии Второй мировой войны, в ходе самой войны, в период восстановления народного хозяйства советская система хозяйствования оказалась неизмеримо более эффективной, чем хозяйственная система любой другой страны мира, включая США и Германию. Более того, выход из состояния Великой депрессии 30-х гг. был осуществлен в западных странах благодаря заимствованию у СССР многих методов планово-распределительного хозяйствования.

Преимущества мобилизационной системы хозяйствования советского типа помимо прочего проявились в следующем:

  • 1) индустриализация страны была проведена примерно за двадцать лет, причем на основе внутренних ресурсов, в то время как странам Запада при использовании рыночно-капиталистической модели хозяйствования для проведения индустриализации потребовалось около 200 лет, причем при масштабном колониальном ограблении большинства стран мира и их народов;
  • 2) Советский Союз создал более совершенную военную технику, чем гитлеровская Германия, что позволило нашей стране победить в Великой Отечественной войне (экономическая и военно-техническая помощь нашей стране со стороны США во время войны носила лишь дополнительный, нерешающий характер, в то время как на Германию работали заводы порабощенной ею Европы, что во много раз превосходило помощь США);
  • 3) СССР вышел на самые передовые рубежи в области науки, техники, образования;
  • 4) многие прорывные проекты в области научно-технического прогресса были осуществлены именно в нашей стране (первый человек в космосе, первая в мире атомная электростанция, первый в мире пассажирский реактивный самолет и многое другое);
  • 5) те технологии, в которых США удавалось вырваться вперед, в очень сжатые сроки становились также достоянием и Советского Союза;
  • 6) СССР конкурировал с США в области науки и образования, превосходя любую другую страну Запада, при том, что США создали экономический механизм - "пылесос", втягивающий безвозмездно гигантские реальные ресурсы со всего мира (чего стоит только одно ежегодное пассивное сальдо торгового баланса в районе 150-200 млрд долл. в 70-е-90-е гг. XX в., и 300 млрд долл. в последние годы), а на часть собранных таким путем средств скупались лучшие умы со всего мира.

Справедливости ради следует отметить, что японская экономика послевоенного периода также носила мобилизационный характер, хотя у многих такое ее определение может вызвать недоумение. Дело в том, что крайне бедная природными ресурсами страна могла обеспечить выживание своего народа только за счет ввоза топливно-энергетических и сырьевых ресурсов, а также продовольствия. Для этого нужно было обладать достаточным количеством конвертируемой валюты, которую можно было заработать только путем экспорта трудоемкой и наукоемкой продукции. Чтобы такую продукцию производить, японскому народу потребовалась полная мобилизация сил (у японцев годовой отпуск до сих пор составляет всего одну неделю), что и соответствует мобилизационной модели экономики. Нацеленная на форсированное развитие экспортно-ориентированных отраслей промышленности данная модель, в отличие от советской, оказалась смешанной из рыночно-капиталистических и планово-распределительных методов хозяйствования. Кроме того, в отличие от советской модели, данная модель:

  • а) практически не генерировала новейшие научно-технические разработки прорывного порядка, но зато обеспечивала очень быстрое и массовое внедрение разработок, созданных в ведущих странах мира, в том числе и в СССР;
  • б) функционировала в условиях массированного притока в страну иностранного капитала, в особенности из США;
  • в) развертывалась на почве колоссальной экономии на военных расходах с учетом пребывания страны под военным "зонтиком" США.

С середины 50-х гг., когда уже была восстановлена экономика и достигнута оборонная безопасность, мобилизационная модель себя в существенной мере исчерпала.

Все попытки реформирования советской экономики прошли три этапа.

Первый этап, 1956-1964 гг. В этот период вместо отраслевых министерств стали создавать совнархозы (советы народного хозяйства) по регионам страны. Новая территориальная структура управления не позволяла проводить единую научно-техническую политику по всей стране. Тогда в дополнение к совнархозам стали создавать отраслевые комитеты научно-технического прогресса (аналоги бывших министерств).

В стране развернулось массовое жилищное строительство, но очень низкого качества. Из-за проектов построить коммунизм к 1980 г. совершенно неоправданно были ликвидированы кооперативные предприятия в области промышленности (промысловая кооперация), а также проводился курс на ликвидацию личных подсобных хозяйств (последнее способствовало обострению продовольственной проблемы в стране, положило начало импорту продовольствия, а уже из этого в дальнейшем родилась задолженность нашей страны Западу). Успехи в освоении космоса, ядерной энергетике и др. этого периода в решающей степени были обусловлены не проводимыми реформами, а ранее накопленным научно-техническим и индустриальным потенциалом. Реформы несколько расшатали каркас мобилизационной модели хозяйствования, но не нанесли ей существенного урона, за исключением одного принципиально важного момента. Именно этот момент в дальнейшем сыграл решающую роль в нарастании кризисных явлений в стране, катастрофическом ослаблении государственного аппарата. О чем идет речь?

До начала экономических реформ в 1956 г. (после развенчания Н.С. Хрущевым так называемого культа личности), несмотря на мобилизационную модель хозяйствования, люди, служившие государству в качестве ученых, специалистов, управленцев, профессиональных военных, получали по тем временам весьма высокую зарплату. В дальнейшем при сохранении соотношения зарплат разных категорий работников по мере роста экономического потенциала нашей страны зарплата квалифицированных специалистов в СССР была бы не ниже, а может быть и выше, чем в США и других странах Запада. Действительно, посмотрим на соотношение зарплат и цен начала 50-х гг., помня то, что страна еще не полностью оправилась после войны. В 1945 г. месячная зарплата по отдельным категориям квалифицированных кадров составляла (в рублях): профессор - 6000; доцент - 3200; офицер Советской Армии - от 2500 до 5000 и выше; квалифицированный специалист или рабочий - от 1500 до 3000 и выше. Цены в тот период были таковы: автомобиль "Москвич" - 6500, "Победа" - 16000.

Н.С. Хрущев посчитал заплату профессора в 6000 рублей слишком высокой, снизив ее до 4500 рублей, в дальнейшем - до 450 рублей в связи с денежной реформой и обменом 10 старых рублей на 1 новый рубль. За период с конца 50-х до начала 90-х гг. заработная плата большинства квалифицированных специалистов оказалась замороженной в ее абсолютном значении (считалось, что они и так получают много, а по мере приближения к коммунизму необходимо выравнивать уровень доходов в стране) более чем на 30 лет! За это время розничные цены выросли примерно в 5 раз! Значит, в 5 раз снижалась реальная заработная плата специалистов. И это в то время, когда на Западе осуществлялся потребительский бум с опережением роста оплаты труда квалифицированных специалистов. Именно квалифицированные специалисты определяют в первую очередь уровень научно-технического развития страны, ее обороноспособности, эффективность управления экономикой и всеми сторонами общественно-государственной жизни.

В результате неуклонного снижения реальной заработной платы специалистов генерировались два отрицательных явления в социально-экономической сфере страны:

  • 1) обеспечить себе достаточно приличный уровень материального благосостояния квалифицированный специалист мог зачастую только благодаря махинациям, связанным с образованием коррумпированных групп (в итоге в стране разрасталась коррупция, подтачивающая монолит государства, которое распалось в августе 1991 г.);
  • 2) на фоне роста благосостояния специалистов на Западе в среде советской интеллигенции вызревали настроения в пользу западного образа жизни, что и создало социально-психологическую почву для внедрения в нашу страну модели реформ, разработанных на Западе (только многие наши сограждане не учли, что реформы не делают принимающие их страны подобием процветающего Запада, а, наоборот, Запад усиливает свою экономическую мощь за счет перемещения ресурсов из стран, забывших о своем национально-государственном интересе).

Есть детское стихотворение о том, что в кузнице не было гвоздя, конь оказался неподкованным, из-за этого в сражении убили командира, в итоге армия оказалась разбитой, а страна рухнула. Роль отсутствующего гвоздя в СССР, по нашему мнению, сыграло постоянное снижение реальной зарплаты специалистов.

Недавно были обнародованы высказывания Г. Кисинджера, который вспоминал о своих былых "заслугах" в способствовании развитию коррупции в СССР и подкупе различных высокопоставленных партийных и государственных деятелей на предмет лоббирования проамериканских интересов.

Мы вынужденно отвлекаемся в сферу истории и политики, так как, не уяснив исторических и политических корней кризиса современной российской экономики, невозможно достаточно глубоко понять его природу.

Второй этап, 1965-1985 гг. В этот период была развернута непрерывная реформа экономики, начатая с решений сентябрьского 1965 г. Пленума ЦК КПСС. Помимо отказа от совнархозов и восстановления промышленных министерств и ведомств был взят курс на внедрение в плановый механизм хозяйствования рыночных элементов. Много говорилось о замене "хозрасчета формального" на "хозрасчет реальный", о повышении эффективности производства и его интенсификации, ориентации предприятий на прибыль и реализацию продукции на рынке, усилении материальных стимулов к труду и хозяйствованию (в связи с чем на каждом предприятии были учреждены три поощрительных фонда), замене существенной части материально-технического снабжения оптовой торговлей средствами производства, доведении доли кредита в финансовом обеспечении капитальных вложений до 50%, сильном повышении самостоятельности предприятий, введении платы за фонды (особый вид налога) с целью создания рычага финансового давления на их экономное использование. Немало говорилось и о самофинансировании предприятий.

Многие из этих положений удалось осуществить, однако далеко не все. Во-первых, материально-техническое снабжение даже в малой степени не было потеснено оптовой торговлей средствами производства. В таких условиях провозглашение ориентации производителя на рынок оказалось пустым звуком - сбыт был гарантирован по государственным ценам, соответственно, показатель реализованной продукции мало чем отличался от показателя товарной продукции. Во-вторых, удельный вес кредита в финансовых источниках капвложений не превышал 4% (против задуманных 50%). В-третьих, хозяйственная самостоятельность предприятий не только не возросла, а оказалась еще более урезанной. В-четвертых, усиление материального стимулирования труда и эффективного хозяйствования выразилось в установлении работникам премий в форме так называемой тринадцатой зарплаты.

В ходе реформирования экономики за рассматриваемый период в нее был внедрен затратный механизм хозяйствования, стимулирующий растранжиривание всех видов ресурсов и тормозящий научно-технический прогресс. Элементами этого механизма являлись следующие блоки:

  • 1. Сверху стали утверждать номенклатуру только отдельных, наиболее важных видов продукции. Остальную продукцию предприятия определяли сами (мера была вынужденной, поскольку Госплан уже не мог детально планировать разросшуюся номенклатуру продукции). В результате предприятия стали производить высокорентабельную, но мало нужную или совсем не нужную продукцию, сбыт которой был гарантирован в системе материально-технического снабжения.
  • 2. Цена на продукцию устанавливалась государством на основе затрат и пропорционально им, в связи с чем предприятия для получения большей прибыли, большего объема реализуемой продукции, большей величины поощрительных фондов (значит, и премии) явно увеличивали затраты на производство (использовались более высокие нормы расхода ресурсов, возможно, более дорого оцененные компоненты производства, излишне усложнялись конструкции изделий).
  • 3. Цены не только стимулировали затраты, но и искусственно подгонялись под заданную систему распределения прибыли. Эта система была введена в 1965 г. и включала в себя: образование трех поощрительных фондов (фонд материального поощрения, фонд развития производства, фонд социально-культурных мероприятий и жилищного строительства); внесение в бюджет платы за основные фонды и оборотные средства; самофинансирование капиталовложений в рамках государственного плана; свободный остаток прибыли (в районе 20% по промышленности СССР), который автоматически перечислялся в бюджет. В 1967 г. была внедрена новая для того времени система цен (спустя два года, потому что именно столько требовалось для пересмотра всех цен в народном хозяйстве страны). С тех пор каждая реформа цен (проводилась один раз в 5-7 лет) исходила из задачи подогнать цены на продукцию каждого предприятия под действующую систему распределения прибыли с учетом утвержденного государством плана капитальных вложений (если предприятию планировались сверху значительные инвестиции, то, соответственно, на его продукцию устанавливались более высокие цены). В итоге нарушалась объективная последовательность: 1) произвести; 2) оценить; 3) продать; 4) распределить полученный доход. Взамен была искусственно сконструирована такая последовательность: 1) заранее определить величину дохода; 2) определить сумму дохода исходя из совокупности его элементов; 3) установить цену, достаточную для обеспечения заранее определенного дохода; 4) гарантированно продать по такой цене продукцию, поскольку в системе маттехснабжения предприятие-потребитель обязано приобрести по государственной цене выделенную ему продукцию, даже если она ему и не нужна.
  • 4. Поскольку цены пересматривались раз в 5-7 лет, причем на основе данных о затратах на предшествующие 2-3 года, к тому же еще два года требовалось для проведения расчетов по пересмотру цен, к концу срока действия цена устаревала на 10-12 лет. По мере производства изделия его себестоимость ежегодно снижается, соответственно, увеличивается прибыль. В таких условиях предприятию экономически выгодно было производить старую продукцию, а не осваивать новую. Что касается надбавок к цене за качество, особую модность и т.д., то старую продукцию при небольшом видоизменении выдавали за новую, взвинчивая на нее цену.
  • 5. Под влиянием различного рода лобби, при неуклонном разрастании коррупции и взяточничества преимущества мобилизационной модели хозяйствования, выраженные в концентрации инвестиционных ресурсов на капитальных долгосрочных вложениях, оказались превращенными в недостатки. В государственный план включались многочисленные стройки, по стоимости в несколько раз превосходящие мощности инвестиционного комплекса страны. В результате строительство растягивалось на много лет. При этом проводились наиболее выгодные работы (котлован, фундамент и т.д), а затем стройку бросали и начинали новую. На строительстве процветали приписки (в среднем около 40% работ). Часть присвоенных на приписках денег использовалась для лоббирования новых долгостроев, включаемых в очередной пятилетний план. Дело дошло даже до лоббирования губительного экологически и особо разорительного для России поворота сибирских рек в Среднюю Азию. Новые предприятия строились главным образом в Сибири и были обеспечены рабочей силой лишь наполовину. Зато в европейской части страны, где проживает основная часть населения, производственные мощности обновлялись крайне медленно. При этом процветал капитальный ремонт машин и оборудования вместо их замены новыми, технически более совершенными моделями. СССР обладал самым крупным в мире парком металлорежущих станков, из которых примерно 2 млн, причем менее изношенных, использовались для капитального ремонта устаревшей техники.
  • 6. Сверх меры оборонной достаточности развивался ВПК. Все наиболее совершенные производственные мощности, наиболее квалифицированная рабочая сила были сконцентрированы в этом комплексе (не менее 70% научно-технического и промышленного потенциала страны, с учетом качественных, а не только количественных показателей). Одновременно ежегодно по нескольку десятков миллиардов долларов СССР расходовал на финансирование мирового коммунистического движения и экономическую поддержку стран, избравших путь социализма (Куба и Вьетнам - по 5 млрд долл. ежегодно; Чехословакия, Польша, Венгрия, ГДР, которым энергоносители и сырье поставлялись по ценам много ниже мировых и продукция этих стран покупалась по сильно завышенным ценам, так что в итоге СССР накапливал еще и долги).
  • 7. Рост народного благосостояния в 60-80-е гг. провозглашался в партийно-государственных документах "главной экономической задачей", но финансирование здесь шло по остаточному принципу. Быт советских людей становился все более блеклым и неприглядным в сравнении с ярким потребительством в странах Запада. Обеспечить себе бытовой комфорт, воплощаемый в импортном ширпотребе (советский ширпотреб не выдерживал в тот период критики), могли только те, кто имел теневые доходы (таких в 80-е гг. вместе с членами семей набралось в СССР порядка нескольких десятков миллионов человек). Основу теневых доходов составляли: дефицит в розничной торговле и продажа товаров с черного хода по высоким ценам; система взяток во всех сферах жизнедеятельности страны; развитие подпольных цехов и даже целых предприятий; внешнеторговые махинации; торговля за взятки партийными и государственными постами; подкуп правоохранительных органов; продажа услуг иностранным спецслужбам.

Помимо массовой коррупции служащих действовал особый механизм деградации кадров управления. Каждая должность в системе управления была объективно превращена в личный капитал. Лишь занимая руководящую должность, за редчайшим исключением, человек мог обеспечить себе достаточно высокий общественный статус и бытовой комфорт. Теряя должность, человек терял почти все. Поэтому каждый управленец объективно был ориентирован на программу минимум - сохранить должность и на программу максимум - подняться на ступеньку в иерархии власти. Тех, кто этих критериев не придерживался, система от себя отторгала. Исходя из критерия-минимума, руководитель окружал себя подчиненными ему руководителями, которые заведомо не могли составить конкуренции, поскольку имели явно ниже уровень способностей и квалификации, темные пятна в биографии. При неизбежной в определенный момент смене руководителя на его место из состава окружения назначалась заведомо более худшая кандидатура. В итоге помимо чисто экономических процессов в СССР уже была подготовлена кадровая и социально-психологическая почва для радикальных реформ 1992-1999 гг.

В экономическом плане все попытки реформ 1965-1985 гг. были обречены на неудачу, потому что в планово-распределительный механизм хозяйствования, объективно ориентированный на непосредственное удовлетворение потребностей общества и государства, стали внедрять ориентацию на объем реализации продукции и прибыль. Эти два ориентира объективно исключают друг друга. Предприятие должно работать или на рынок, или на плановую потребность (оборонный заказ, например). Смешение двух векторов дезориентировало предприятие, рождало стремление к стоимостному валу, внедряло и распространяло затратный механизм хозяйствования. В результате реформ 1965-1985 гг. хозяйственный механизм страны не только не улучшился, но даже на порядок ухудшился. Кроме того, на этой почве был порожден миф о принципиальной нереформируемости советской экономики.

Между тем эффективное использование рыночного механизма в советский период было вполне возможно. Для этого нужно было все предприятия страны разделить на два относительно замкнутых контура. Предприятия одного контура работали бы на плановые задания (оборонные предприятия, материальная инфраструктура, энергетика, железнодорожный и воздушный транспорт) без ориентации их на рынок, прибыль, самоокупаемость инвестиций. Инвестиции в этом секторе должны осуществляться, помимо использования собственных средств, из госбюджета.

Предприятия другого контура необходимо было целиком ориентировать на рынок, со свободными ценами, с самостоятельным определением заработной платы, с полной экономической самостоятельностью, но зато с полной рыночной ответственностью за результаты хозяйствования, и вот уже к предприятиям этого рыночного контура нужно было применять весь спектр методов госрегулирования, в частности поддержку национального сельского хозяйства, как это делается в странах развитого Запада (даже США не отпускают сельское хозяйство на рыночный самотек). Именно такую двух секторную (двухконтурную) экономику предстоит построить России в будущем, когда она наконец вступит на путь социально-экономического оздоровления.

Третий этап, 1986-1991 гг. Этот этап получил название перестройки. В тот период в обществе распространились надежды и иллюзии на процветание страны в ближайшем будущем. В действительности при рассеивании тумана обольщений, перестройка явилась на редкость пустым периодом в экономическом и политическом развитии страны. Сущность перестройки составило перетягивание каната между консерваторами, пытавшимися сохранить прежнюю социально-экономическую и хозяйственную систему, и реформаторами прозападной ориентации, вынужденными в тот период выступать под маской реформаторов социализма (тогда при господстве КПСС, вплоть до распада СССР в августе 1991 г., ни один радикальный реформатор не посмел сказать, что он против социализма и за капитализм). В результате такого взаимного противодействия хозяйственная система страны оставалась прежней. Однако в ее рамках был принят ряд шагов, которые нанесли ей ощутимый урон. Тем не менее система выстояла. Она пала лишь после разрушения политической системы страны, распада великой державы.

Среди губительных для экономики страны действий в период перестройки отметим следующие.

При сохранении административно-планового диктата в отношении госпредприятий (приватизация тогда еще не проводилась) им было позволено окружить себя сетью кооперативов, которые занимались сбытом продукции по высоким рыночным ценам при получении сырья по низким государственным ценам. За такими кооперативами чаще всего скрывалась администрация госпредприятий, она же присваивала и сверхдоходы, приносимые этими кооперативами.

Было создано великое множество кооперативов, поставлявших госпредприятиям компьютеры вместе с программным обеспечением. Покупать в то время компьютеры по резко завышенным ценам госпредприятиям было нельзя, так как за это руководство госпредприятий получило бы тюремный срок с конфискацией имущества. А вот покупать компьютеры по сверхвысоким ценам совместно с мало что стоящим программным обеспечением было разрешено.

Часть полученных от таких сделок денег кооперативы возвращали лично руководству предприятия. Подобными махинациями (не только с компьютерами, но и со всевозможными услугами и работами кооперативов для госпредприятий) примерно 100 млрд руб. было перекачено со счетов предприятий в пользу частных лиц - руководителей предприятий и заправил бизнеса от кооперации. Здесь нужно обратить внимание на два момента.

Во-первых, за многие годы на счетах предприятий в составе фонда развития производства скопилось свыше 100 млрд руб. Эти деньги предприятия не могли израсходовать, так как почти все средства производства распределялись через систему материально-технического снабжения, и оптовый рынок средств производства не был создан. Иначе говоря, эти деньги нечем было отоваривать.

Во-вторых, на период 1989-1991 гг. 100 млрд руб. по своей покупательной способности на рынке жизненно необходимых предметов личного потребления были эквивалентны примерно 200 млрд долл. США. Правда, относительно модных товаров, бытовой техники один доллар США стоил 5, 7, 10, 15 и даже 20 руб., зато поездка на метро стоила 5 коп. (в США - 1 долл.), буханка хлеба - 20 коп. (в США - 1 долл.).

Когда сумма в 100 млрд руб. была перекачана из безналичного денежного оборота (где она лежала мертвым грузом) в наличный, будучи приватизирована частными лицами, возник колоссальный разрыв между резко увеличившейся денежной массой в сфере розничной торговли и ее товарным покрытием. Рубль стал быстро обесцениваться (именно тогда, а не в 1992 г.), возникла инфляция спроса. Полки магазинов быстро пустели, вводились талоны на сахар, спиртные напитки, сигареты и т.д.

Другим отрицательным действием тогдашней власти в сфере экономики явилось заимствование на Западе 100 млрд долл., которые затем перешли в качестве долга России. До перестройки 1986-1991 гг. СССР не имел внешней задолженности! Занятые на Западе деньги ушли как вода сквозь песок, не сыграв сколь-нибудь заметной роли в повышении экономического потенциала страны и росте благосостояния основной массы населения.

Наконец, особо вредоносным воздействием перестройки на экономику явился отток наиболее динамичных кадров из госсектора в частный сектор, притом что экономический потенциал страны оставался сконцентрированным в госсекторе. Разумеется, в период перестройки были кооперативы, занятые общественно полезной деятельностью, но не они делали погоду.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Популярные страницы