Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Социология arrow РОССИЙСКОЕ ГОСУДАРСТВО И ОБЩЕСТВО В ПЕРИОД ЛИБЕРАЛЬНЫХ РЕФОРМ
Посмотреть оригинал

Глобальные макросоциальные неравенства

Социальной сущностью сложившейся кризисной, даже, скорее, угрожающей, ситуации является глобальный, грозящий взрывом диспаритет во владении и распоряжении природными и созданными современной цивилизацией колоссальными материальными и духовными ресурсами. Экономическое, политическое, интеллектуальное неравенство в глобальном масштабе имеет много измерений: между промышленно развитыми и развивающимися странами, иначе говоря, между Севером и Югом, Западом и Востоком, белой, черной и желтой расами; между классами, социальными группами и слоями в каждом из обществ (государств), входящих в мировое сообщество; между общинами, исповедующими различные религии; между социокультурными системами; наконец, между интересами ныне живущего и будущих поколений землян.

Общая сущность глобального макросоциального диспаритета может быть охарактеризована, как растущее глобальное противоречие в удовлетворении материальных и духовных интересов и потребностей бедных и богатых. В «Докладе о мировом социальном положении», подготовленном департаментом по экономическим и социальным вопросам ООН в 2005 году, констатируется, что «глобальная приверженность цели преодоления неравенства, или устранения диспропорций между богатыми и бедными, четко сформулированной на проведенной в 1995 году в Копенгагене Всемирной встрече на высшем уровне в интересах социального развития и одобренной в Декларации тысячелетия Организации Объединенных Наций, начинает ослабевать. Восемьдесят процентов общемирового валового внутреннего продукта приходится на долю 1 миллиарда человек, живущих в развитых странах; остальные 20 процентов распределяются между 5 миллиардами человек, проживающих в развивающихся странах. Если эта проблема неравенства не будет решена, то цель обеспечения социальной справедливости и улучшения условий жизни для всех людей по-прежнему останется недостижимой, а общины, страны и регионы по-прежнему будут уязвимы для социальных, политических и экономических потрясений»[1].

Динамика дивергенции Запада и остального мира, «развитых» и «развивающихся» стран в показателях роста населения, ВВП и ВВП на душу населения представлена на графиках 1, 2, 3.

Уровень ВВП на душу населения (долл. 1990 г.)

График 1

Источник: http://www.ggdc.net/maddison/Historical_Statistics/ horizontal-file_02-2010.xls; http://www.ggdc.net/maddison/articles/ world_development_and_outlook_1820-1930_evidence_submitted_to_ the house_of_lords.pdf

Реальный доход на душу населения на Западе возрос в три раза за период с 1000 до 1820 гг. и в 20 раз с 1820 по 2001 год. В остальных странах мира доход рос гораздо медленнее — на треть за период с 1000 до 1820 и в 6 раз с 1820 по 2001 год. На страны Запада в 2001 году приходилось 52% мирового ВВП и только 14% мирового населения.

График 2

Источник: http://www.ffffdc.net/maddison/Historical_Statistics/ horizontal-file_02-2010.xls: http://www.ggdc.net/maddison/articles/ world_development_and_outlook_l 820-1930_evidence_submitted_to_ the house_of_lords.pdf

Средний годовой доход составлял 22500 долл, (по паритету покупательной способности 1990 года). Остальные страны с 86% населения имели средний годовой подушевой доход меньше, чем 3400 долларов.

Главные изменения в темпах и моделях развития в различных частях мира произошли в последние 50-60 лет. В период с 1950 по 1973 год мы наблюдали беспрецедентные

График 3

Источник: http://www.ggdc.net/maddison/Historical_Statistics/ horizontal-file_02-2010.xls; http://www.ggdc.net/maddison/articles/ world_development_and_outlook_1820-1930_evidence_submitted_to_ the house_of_lords.pdf

темпы роста. Годовой темп роста ВНП на душу населения составил 3%, мирового ВНП — 5% и объемов мирового экспорта — 8%. Рост производства и торговли с невиданными ранее темпами наблюдался во всех регионах мира. Необходимо отметить, что темпы роста доходов на душу населения и производительности в большинстве регионов мира были выше, чем в США — ведущей экономике мира.

После 1973 года произошло знаковое снижение темпов мирового роста производства. В различных регионах наблюдались существенные расхождения в темпах развития. Ряд национальных экономик не в полную меру использовали свой потенциал. В значительной степени это произошло в силу замедления темпов технического прогресса в США, которые долгое время находились на передовой линии технического прогресса. Выступая 27 апреля 2009 года на ежегодном собрании американской Национальной академии наук, президент США Барак Обама констатировал, что «за последнюю четверть столетия доля ВВП, расходуемая на финансирование естественных наук из федерального бюджета, упала почти в два раза. Мы неоднократно позволяли отменять налоговые льготы на исследования и эксперименты, столь необходимые для развития бизнеса и его инновационной деятельности»[2]. В меньшей степени снижение производительности происходило в Западной Европе и Японии.

Высокие темпы развития в 1973-2001 годах демонстрировали страны Восточной Азии, которые, объединяя половину населения земного шара, произвели четверть мирового ВВП. Успех возродившихся стран Восточной Азии был впечатляющим. Наблюдавшийся в этих странах рост доходов населения был выше, чем в «золотой период» либерализма (1950-1973) и происходил в 10 раз быстрее, чем в период «традиционного либерализма» (1870-1913). Если бы мировая экономика объединяла только экономики развитых и развивающихся стран Азии, то модель, по которой мир развивался с 1973 г. наглядно демонстрировала бы процессы, которые описывают неоклассические теории роста. Страны, которые вступают на путь высокотехнологического развития вслед за развитыми экономиками, мобилизовав и модернизировав свои внутренние факторы производства, как правило, развиваются более высокими темпами. Так и происходило в Азии, в экономиках т.н. стран-«тигров».

Однако другие регионы мира в период 1973-2001 гг. развивались не так успешно. Потеря импульсов развития ощущалась в Африке, Латинской Америке, на Ближнем Востоке. Экономики этих стран были тесно привязаны и зависимы от экономик развитых стран. Замедление темпов развития в «ядре» капиталистической экономики сразу выразилось в кризисе кредитных задолженностей, инфляции, налоговых и денежно-кредитных проблемах в Латинской Америке и Африке. Колебание цен на нефть напрямую затронуло политические режимы в Иране, Ираке и Ливане. Системный удар резкого снижения цен на нефть испытала на себе экономика СССР. В конечном итоге сложившиеся геополитические и геоэкономические условия привели к дезинтеграции СССР, политическим изменениям в странах Восточной Европы и коллапсу системы командно-административных экономик. В последующем рыночные трансформации, которые произошли в странах постсоветского пространства и странах Центральной и Восточной Европы, сделали эти экономики участниками мирового капиталистического хозяйства. Возникли новые возможности для торговли и доступа к иностранным капиталам. И в то же время экономики этих стран стали испытывать на себе факторы рыночной нестабильности и в этих условиях функционировать по новым правилам.

Ипотечный кризис в США — центре мировой рыночной экономики начал проявлять свои признаки в 2007 году. В последующем он перерос в мировой кредитный кризис и привел к спаду мирового промышленного производства. Кризис поразил экономики практически всех стран на планете. В большей мере пострадали страны, которые были тесно привязаны к глобальному капиталистическому «ядру». В меньшей степени пострадали развивающиеся рынки и экономики стран БРИК.

Однако и эти страны вынуждены были принять антикризисные стратегии развития. Наиболее эффективные из них опираются на принципы концепции устойчивого развития: искать и опираться на внутренние источники и ресурсы развития, минимизируя риски внешней среды — неустойчивой мировой экономики. Это не означает, что мир переходит к стратегии хозяйственной автаркии. В условиях глобализации всех сторон общественной жизни такая политическая линия была бы губительна для любой страны, так как объективно не реализуема. В этих условиях важно создать на национальном уровне эффективные «мембранные» политические и экономические технологии, которые поощряли бы продуктивные внешние отношения с глобальной экономикой и рынками и не допускали «эпидемии» и «болезни» мировой финансовой системы во внутреннюю национальную систему экономических отношений. Устойчивость национальной экономики обеспечивается системой иммунной защиты, отсекающей риски глобальных рынков и ненадежных партнеров. Политика санкций США и РФ вызвала политику импортозамещения.

Антиколониальная революция, в основном завершившаяся в 60-ые годы XX века, привела не к сближению стран и народов по уровню экономического развития, а, напротив — к возрастанию экономического неравенства. Этот «эффект» обеспечен усилением эксплуатации стран «третьего» и «четвертого» мира, которая зиждется на совершенствовании механизмов финансовой эксплуатации, осуществляемой транснациональными корпорациями и банками, поддерживаемой политическим давлением западных государств и военной силой, которая всегда угрожает и немедленно вводится в действие в случае необходимости. Международные финансовые организации и правительства ведущих западных стран, провозглашая политику помощи развивающимся странам и строительства «свободных» рыночных экономик через предоставление займов и инвестиций, по существу проводят политику их закабаления.

Созданный развитыми странами мировой экономический порядок закрепляет неэквивалентность в оплате труда, ножницы цен на сырье, полезные ископаемые, энергоносители, добываемые и вывозимые из развивающихся стран, и цен на готовую продукцию, на средства производства, а также на продукцию ширпотреба и продовольствие, импортируемые этими странами.

В последнее десятилетие среди развивающихся стран происходит заметная дифференциация. Некоторые из них, прежде всего «тигры» Юго-Восточной Азии, Бразилия, Индия, Китай, Россия, сумели обеспечить высокие темпы роста производства и потребления, а также находящиеся в особом положении некоторые страны-экспортеры нефти Персидского Залива, существенно вырвавшиеся вперед по доходам на душу населения. Одновременно большая группа стран (особенно Черной Африки) обеднела даже в абсолютном выражении. Так появился термин «четвертый» мир. Представление об указанной дифференциации дает диаграмма I)[3].

Диаграмма 1

Валовой внутренний продукт на душу населения 20 беднейших стран 20 самых богатых стран (1960-1962, 2000-2002 гг. - в постоянных ценах, выраженных в долларах США по курсу 1995 года,

средние арифметические значения; 2016 г. - в долларах 2016 г.)

Источник: данные за 1960-1962и2000-2002гг. - World Commission on the Social Dimension of Globalization, A Fair Globalization: Creating Opportunities for All (Geneva, International Labour Organization, February 2004). Цит. no: The Inequality Predicament. Report on the World Social Situation 2005. Department Of Economic And Social Affairs. UN. http://www.un.org/esa/socdev/rwss/docs/2005/rwss05. pdf. C. 45.; данные за 20016 г., рассчитаны по данным МВФ: World Economic Outlook Database, April 2017. http://www.imf.org/external/ pubs/f t/weo/2017/01 /weodata/weorept. aspx?sy=201

Уровень доходов на душу населения в странах Африки к югу от Сахары, на Ближнем Востоке, в Северной Африке, Латинской Америке и Карибском бассейне постоянно снижались по сравнению со средним уровнем доходов на душу населения в более богатых странах ОЭСР[4].

В 1950-х, 1960-х и 1970-х годах внутреннее неравенство доходов снизилось в большинстве развитых, развивающихся стран и стран с централизованным плановым хозяйством. Однако с 1980-х годов это снижение замедлилось или приостановилось, и во многих странах неравенство доходов вновь стало увеличиваться. В период 1950-х — 1990-х годов неравенство доходов внутри стран возросло в 48 из 73 стран.

Неравенство доходов возросло внутри развивающихся стран и, как ни удивительно, в большом числе промышленно развитых стран. Доля капитала в общем объеме доходов имеет тенденцию к росту, а заработной платы и социальных льгот трудящихся — к уменьшению (как в развитых, так и в развивающихся странах).

Во всех бывших странах с централизованным плановым хозяйством Европы и в бывшем Советском Союзе отмечается рост неравенства. В странах Центральной Европы с переходной экономикой рост концентрации доходов в 90-е годы был незначительным, что, возможно, объясняется сохранением системы государства всеобщего благоденствия. В странах бывшего Советского Союза и Юго-Восточной Европы неравенство доходов в среднем возросло на 10-20 пунктов Джини, а количество людей, живущих в условиях нищеты, резко увеличилось. Стремительный демонтаж системы государственного социального обеспечения сыграл решающую роль в столь значительном росте неравенства.

В ряде стран Южной и Восточной Азии, которым когда- то удалось обеспечить рост в условиях справедливости, в последние годы также отмечалось резкое увеличение неравенства доходов. В конце 80-х годов в некоторых из этих стран коэффициент Джини начал расти, однако в 90-х годах рост неравенства стал повсеместным явлением в большинстве из этих стран. В некоторых случаях рост неравенства доходов, как представляется, тесно связан с разрывом в доходах между городами и сельской местностью.

Самый высокий в истории уровень неравенства доходов отмечается в Африке и Латинской Америке, где в 80-х и 90-х годах ситуация еще более ухудшилась. В 70-х годах неравенство доходов в регионе несколько снизилось, однако серия внешних потрясений и долговых кризисов 80-х годов отразилась на распределении доходов и уровень неравенства доходов вновь возрос в большинстве из этих стран.

Неравенство доходов внутри стран Латинской Америки отличается от неравенства в других регионах. На наиболее состоятельные домохозяйства приходится более 30% общей суммы доходов, а в отдельных случаях их доля достигает 35 или даже 45%. С другой стороны, на 40% беднейших домохозяйств в Латинской Америке приходится лишь 9-15% общего дохода. Самый большой разрыв отмечается в Бразилии, где подушевые доходы наиболее богатых 10% населения в 32 раза превышают доходы 40% беднейших слоев населения. Наиболее низкий уровень неравенства доходов в регионе отмечается в Уругвае и Коста-Рике, т.е. в тех странах, где соответствующий уровень подушевого дохода у 10% наиболее состоятельного населения в 8,8 и 12,6 раза выше дохода 40% беднейших слоев населения.

Ограниченные статистические данные по странам Африки к югу от Сахары говорят о том, что здесь высокий уровень неравенства доходов сохраняется с 70-х годов. Неравенство доходов в сельской местности повысилось в странах с крупными землевладениями или с крайней зависимостью от экспорта одного сырьевого товара, однако оно осталось неизменным в таких странах, как Мозамбик и Уганда, где распространены мелкие фермерские хозяйства.

Во многих странах, особенно в развивающихся, повышение неравенства доходов на национальном уровне во многом совпадает с повышением неравенства доходов между городом и деревней и в региональных масштабах. Согласно анализу данных ряда азиатских стран, разрыв в доходах между сельской местностью и городами быстро рос в Китае, Индии и Таиланде. И наоборот, данные по Латинской Америке говорят о том, что разрыв в доходах между сельскими и городскими районами уменьшается.

На глобальном уровне на протяжении трех последних десятилетий XX-XXI века был достигнут значительный прогресс в сокращении масштабов нищеты в основном в результате более сфокусированных программ и политики борьбы с нищетой (см. табл. 3, график 4). Доля мирового населения, живущего в условиях крайней или абсолютной нищеты (меТаблица 3

Доля населения, живущего в нищете, во всем мире, в основных регионах и в Китае и Индии, %

Регион/страна

Доля населения, живущего в нищете (на доход менее 1 долл. США в день)

1981 год

1984 год

1987 год

1990 год

1993 год

1996 год

1999 год

2001 год

Весь мир

40

33

28

28

26

23

22

21

Восточная Азия и Тихий океан

58

39

28

30

25

17

16

15

Европа и Центральная Азия

1

1

0

1

4

4

6

4

Латинская Америка и Карибский бассейн

10

12

11

11

11

11

11

10

Ближний Восток и Северная Африка

5

4

3

2

2

2

3

2

Южная Азия

52

47

45

41

40

37

32

31

Страны Африки к югу от Сахары

42

46

47

45

44

46

46

47

Китай

64

41

29

33

28

17

18

17

Индия

54

50

46

42

42

42

35

35

Доля населения, живущего в нищете (на доход менее 2 долл. США в день)

1981 год

1984 год

1987 год

1990 год

1993 год

1996 год

1999 год

2001 год

Весь мир

67

64

60

61

60

56

54

53

Восточная Азия и Тихий океан

85

77

68

70

65

53

50

47

Европа и Центральная Азия

5

4

3

5

17

21

24

20

Латинская Америка и Карибский бассейн

27

30

28

28

30

24

25

25

Регион/страна

Доля населения, живущего в нищете (на доход менее 1 долл. США в день)

1981 год

1984 год

1987 год

1990 год

1993 год

1996 год

1999 год

2001 год

Ближний Восток и Северная Африка

29

25

24

21

20

22

24

23

Южная Азия

89

87

87

86

85

82

78

77

Страны Африки к югу от Сахары

73

76

76

75

75

75

76

77

Китай

88

79

67

73

68

53

50

47

Индия

90

88

87

86

86

85

81

80

Численностъ населения, живущего на доход менее 2 долл. США в день (в млн)

1981 год

1984 год

1987 год

1990 год

1993 год

1996 год

1999 год

2001 год

Весь мир

2450

2480

2478

2654

2764

2674

2739

2735

Восточная Азия и Тихий океан

1170

1109

1028

1116

1079

922

900

864

Европа и Центральная Азия

20

18

15

23

81

98

113

93

Латинская Америка и Карибский бассейн

99

119

115

125

136

117

127

128

Ближний Восток и Северная Африка

52

50

53

51

52

61

70

70

Южная Азия

821

859

911

958

1005

1029

1039

1064

Страны Африки к югу от Сахары

288

326

355

382

410

447

489

516

Китай

876

814

731

825

803

650

627

594

Индия

630

662

697

731

770

807

805

826

Источник: World Bank Poverty Monitor (http://www.worldbank.org/research/povmonitor; по состоянию на 7 февраля 2005 года).

нее чем на 1 долл. США в день), заметно снизилась в период с 1981 по 2001 годы — с 40 до 21%. На региональном уровне в этот период резкое снижение данного показателя отмечается только в Восточной Азии и Тихоокеанском регионе, на Ближнем Востоке, в Северной Африке и Южной Азии.

График 4

Доля населения мира, живущего в нищете, и численность населения, живущего в нищете, 1990-2013 гг.

(По ППС в долларах США по курсу 2011 г.)

Источник: Annex 2А; most recent estimates, based on 2013 data using PovcalNet (online analysis tool), World Bank, Washington, DC, http://iresearch.worldbank.org/PovcalNet/. Цит. no: World Bank. 2016. Poverty and Shared Prosperity 2016: Taking on Inequality. Washington, DC: World Bank. C. 54.

Достижения Китая и Индии существенно способствовали составлению положительной картины сокращения нищеты на глобальном уровне. Поскольку на эти две страны приходится 38% мирового населения, быстрый рост экономики этих стран привел к значительному сокращению числа людей, живущих в условиях абсолютной нищеты во всем мире. С 1990 по 2000 годы этот показатель снизился с 1,2 млрд до 1,1 млрд человек. В одном только Китае доля людей, живущих менее чем на 2 долл. США в день, снизилась с 88 до 47% в период с 1981 по 2001 годы, а количество людей, живущих менее чем на 1 долл. США в день, сократилось с 634 млн до 212 млн человек. В Индии доля людей, живущих менее чем на 2 долл. США в день, снизилась с 90 до 80%, а количество людей, живущих в условиях крайней нищеты, несколько уменьшилось — с 382 млн до 359 миллионов.

В некоторых регионах мира нищета является более распространенным и устойчивым явлением. В странах Африки к югу от Сахары, например, количество бедных людей увеличилось почти на 90 млн человек за немногим более 10 лет (1990-2001 годы). Даже в тех регионах, которые достигли значительного прогресса, например в Южной и Восточной Азии, уровень снижения масштабов нищеты был в лучшем случае неодинаковым.

В Европе и Центральной Азии общая численность людей, живущих менее чем на 1 долл. США в день, возросла более чем на 14 млн человек в период с 1981 по 2001 годы. Распространение нищеты в этих регионах резко возросло в 90-е годы, однако к 2001 году эта (повышательная) тенденция замедлилась. Обострение нищеты в Восточной Европе и Содружестве Независимых Государств (СНГ) с 1993 года значительно способствовало развитию тенденции к распространению нищеты в Европе и Центральной Азии. К концу 90-х годов в бедных семьях бывших социалистических стран насчитывалось 50 млн человек, а в СНГ — 43 млн человек. В 90-х годах в республиках Центральной Азии постоянно росли нищета и неравенство доходов. В Таджикистане 14-процентный рост населения страны сопровождался 64-процентным снижением ВВП и ростом уровня нищеты. В Азербайджане продуманная макроэкономическая политика обеспечила экономическую стабильность и высокие реальные темпы роста ВВП, однако эти экономические успехи не отразились на жизни граждан, 49% которых жили в состоянии нищеты. В 2002 году почти половина населения Кыргызстана жила ниже черты бедности.

Хотя доля мирового населения, живущего менее чем на

  • 1 долл. США в день, значительно снизилась в период с 981 по 2001 годы (с 40 до 21%), доля тех, кто живет менее чем на
  • 2 долл. США в день, сократилась менее заметно (с 67 до 53%).

Замедление снижения доли населения, живущего менее чем на 2 долл. США в день, отражает тот факт, что значительное число людей переместилось из низшей категории нищеты в категорию с несколько большим доходом. Суммарный эффект перевода людей из одной категории нищенствующих в другую и различных демографических и экономических тенденций привел к глобальному росту числа людей, живущих в условиях нищеты (менее чем на 2 долл. США в день) с конца 1990-х годов.

Возникновение и закрепление в некоторых странах новых тенденций в области нищеты, возможно, имеют еще более важное значение, чем повышение уровня нищеты. К числу заслуживающих внимание факторов относятся развитие тенденции к ротации людей между различными категориями нищеты, увеличение численности городской бедноты и стагнация нищеты в сельских районах, рост доли лиц из числа городской бедноты, работающих в неформальном секторе экономики, и численности безработных среди малоимущих.

Ускорение урбанизации нищеты и отсутствие заметного прогресса в улучшении ситуации с укоренившейся в сельских районах нищетой представляют собой новые вызовы процессу развития. Нищета традиционно рассматривается прежде всего как сельское явление, и острота этой проблемы по-прежнему остается наиболее серьезной в сельских районах. Однако при этом растет число городских районов, где наблюдается высокий уровень нищеты.

Демографические тенденции привели к тому, что многие домохозяйства, общины и страны еще глубже увязли в трясине нищеты. Высокая рождаемость усугубляет нищету, заставляя направлять ресурсы домохозяйств не на накопление, а на потребление. Увеличение численности иждивенцев ложится тяжелым бременем на доходы многочисленной рабочей силы и таким образом закрепляет состояние нищеты даже среди трудоустроенного населения. Внутренняя и международная миграция также тесно связаны с нищетой. Происходит обнищание общин, поскольку они теряют своих наиболее экономически активных членов.

Разразившийся в 2008 году финансовый кризис стремительно перерастает в кризис гуманитарный. Согласно прогнозам Всемирного банка, в условиях замедления экономического роста во всем мире численность бедного населения планеты может увеличиться на целых 53 миллиона человек. Несмотря на усилия, прилагаемые к снижению детской смертности, если кризис будет продолжаться, то с настоящего времени и по 2015 год число ежегодно умирающих детей может составить от 200 до 400 тысяч. В результате глобального финансового кризиса доходы миллионов людей, уже сейчас живущих ниже черты бедности, опустятся еще ниже.

Глобальный экономический кризис повысил риски нищеты и бедности для домохозяйств практически во всех развивающихся странах (см. схема 2).

Схема 2

Источник: http://go.worldbank.org/lFWPZ7KCJ0

Почти 40% развивающихся стран подвержены в условиях кризиса высоким рискам нищеты. В этих странах высокий уровень нищеты дополняется снижением темпов экономического роста. Еще 56% развивающихся стран испытывают умеренные риски, сопровождающиеся либо низкими темпами роста, либо высоким уровнем нищеты.

  • [1] Доклад о мировом социальном положении, 2005 год. 60 сессия Генеральной ассамблеи ООН. Документ А/60/117. 13 июля2005 г. С. 10. См. http://daccess-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N05/418/75/PDF/N0541875.pdf ?OpenElement.
  • [2] http://www.scientific.ru/trv/2009/029/obama.html
  • [3] Источник: UNDP, Human Development report, 1992.
  • [4] Здесь и далее использованы данные докладов «Доклад о мировом социальном положении». 2005, 2007 гг. См.: http://www.un.org/russian/esa/surveys. htm
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Популярные страницы