Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Социология arrow РОССИЙСКОЕ ГОСУДАРСТВО И ОБЩЕСТВО В ПЕРИОД ЛИБЕРАЛЬНЫХ РЕФОРМ
Посмотреть оригинал

Общество знания: структура и потенциал

В последние годы резко возрос интерес к изучению процессов интеллектуального развития общества. В первую очередь это связано с формированием и становлением общества знаний — новой социально-экономической формации, основной движущей силой и продуктом которой становится производство, распределение и эффективное использование научных знаний и технологий. В основе нового общества, новой авангардной постиндустриальной цивилизации лежат масштабные НИОКР, которые инициируются, осуществляются и поддерживаются ТНК, государством, межгосударственными и неправительственными объединениями и фондами. Излишне говорить об актуальности организации исследований на этом стратегическом направлении. Тезис о приоритетности интеллектуального развития российского общества попал в инаугурационную речь президента РФ Д.А. Медведева и стал пятым приоритетом концепции развития, т.н. пяти «И»: институты, инфраструктура, инвестиции, инновации, интеллект. Инновационное развитие, основанное на научно продуманном и организованном приращении и использовании интеллектуального потенциала социума, становится стратегической задачей государственной политики РФ. С самого начала важно определить сущность, мотивы, корректный курс и оптимальные ресурсы движения вперед, уберечь страну от новых ошибок, иллюзий и ловушек.

Индекс развития интеллектуального потенциала общества концептуально является важнейшим компонентом более общего показателя, получившего наименование индекса развития человеческого потенциала (human development index) — ИРЧП, с 2013 года индекс человеческого развития (ИЧР). По инициативе ООН с 1990 года ИРЧП исчисляется практически для всех стран мира. Результаты измерений систематически публикуются в научной печати и справочных изданиях. Считается, что страны, у которых значение ИРЧП равно 0,80 и выше, обладают высоким уровнем человеческого развития, от 0,50 до 0,79 — средним, ниже 0,50 — низким. В годы радикальных реформ в Российской Федерации наблюдалось снижение рассматриваемого показателя с 0,894 (52-е место в мире) в 1992 году до 0,817 в 2007 году (71-е место).

Начиная с 1991 года, т.е. с момента начала проведения неолиберальных реформ, РФ изменяет свое положение в мире по показателю человеческого потенциала. Важно знать и понимать, почему происходят эти процессы. Сделать это можно, в том числе, и через исчисление индекса интеллектуального потенциала, динамика которого находится в корреляционной зависимости от двух из четырех показателей ИРЧП: уровня грамотности населения (% в возрасте от 15 лет и старше) и совокупного коэффициента охвата населения средним и высшим образованием.

Структурный анализ динамики ИРЧП в 2009 г. в зависимости от величины ВВП на душу населения по паритету покупательной способности (долл. США) показывает, что экономическая (денежная) составляющая не всегда решающим образом отражается на величине ИРЧП (см. график 32, табл. 7).

В конкретном случае мировой рейтинг России резко уходит вниз под воздействием значения показателя ожидаемой продолжительности жизни при рождении (РФ — 66,2 года, Республика Беларусь — 69,0 лет). Показатели

График 32

Величина ИРЧП России и Беларуси относительно величины ВВП на душу населения

Source: Indicator table Н of the Human Development Report 2009

Источник: http://hdrstats.undp.org/en/countries/country_fact_ sheets / cty_f s_BLR. html.

уровня грамотности взрослого населения (РФ — 99,5%, Республика Беларусь — 99,7%) и охвата населения средним и высшим образованием (РФ — 88,9%, Республика Беларусь — 88,7%) приблизительно одинаковы. Социальные характеристики, относящиеся к фундаментальным сторонам жизнедеятельности человека и общества (смертность, рождаемость, продолжительность жизни и т.п.) не столь динамично изменчивы на коротких временных промежутках, как экономические показатели. Поэтому даже при резком возрастании ВВП не стоит ожидать быстрого приращения человеческого потенциала. Его динамика во многом будет зависеть от адекватного распределения ВВП среди всех граждан, т.е. соблюдения принципа социальной справедливости, социальной эффективности проводимой государством политики. Для того, чтобы выглядеть достойно в глобальном рейтинге человеческого потенциала необходимо обратить внимание в первую очередь на причины смертности (работа системы здравоохранения, образ и качество жизни населения) и состояние умов в обществе (факторы интеллектуальной культуры). Выживание и дальнейшее устойчивое развитие современного российского общества и государства сегодня напрямую зависит от интеллектуального состояния социума.

Главная особенность высокоразвитых стран состоит в том, что наука к концу XX века уже стала важнейшей производительной силой. Экономическая, финансовая, военная, политическая мощь развитых государств ныне непосредственно зависит от состояния фундаментальной и прикладной науки, развития НИОКР и know-how, удельного веса наукоемкой продукции в общем объеме промышленного производства и валового национального продукта. Рост интеллектуального потенциала определяется возможностями двоякого рода. С одной стороны, возможностями обеспечивать науку современными, весьма капитале- и ресурсоёмкими приборами, аппаратами и установками (космические станции, синхрофазотроны, радиотелескопы, суперкомпьютеры и др.), которые сами по себе являются воплощением новейших достижений научной и технической мысли, а также дорогими материалами высокой степени чистоты.

С другой стороны, возможностями подготовки достаточного количества квалифицированных кадров ученых, инженеров, техников, управленцев высокого уровня. Исходя из вышесказанного, под интеллектуальным потенциалом общества мы понимаем совокупность человеческих, материальных и финансовых ресурсов, которые задействованы в двух тесно связанных между собой ключевых областях интеллектуальной жизни обществанауке и образовании, и измеренная величина которых показывает созданную и накопленную в обществе способность к творческому созданию новых знаний, технологий продуктов.

В известной мере с минимальными затратами или практически бесплатно удается использовать достижения мировой науки (как это было в Японии на первой стадии послевоенной модернизации), либо широко привлекать подготовленные в других странах кадры специалистов (как это было в США при создании атомного оружия в годы мировой войны и продолжается в настоящее время, в том числе за счет «утечки умов» из России). Но и тот, и другой путь могут обеспечить рост интеллектуального потенциала лишь в определенных историческими обстоятельствами границах. Прочно войти в число передовых развитых стран и удержаться в лидерах мирового прогресса, в конечном счете, можно только при создании и наращивании собственного мощного научного потенциала и системы подготовки научных и технических кадров высокой квалификации.

Существует еще одна фундаментальная причина — социально-политического характера, которая заставляет обратиться к понятию и показателю интеллектуального потенциала — динамично меняющаяся социальная структура современного общества развитых стран и, в частности, изменение места и роли больших социальных слоев и групп, их главных социально-классовых функций. Тех слоев и групп, которые в своей совокупности сегодня составляют средний класс — т.е. работники, в основном занятые умственным трудом. Именно по критерию характера труда (умственного или физического) большинство исследователей выделяли средний класс во всех типах общества во всех эпохах.

Что происходит с современным средним классом? Со времен «Политики» Аристотеля он считался социальной основой одной из трех «правильных» конституций (установлений, построений) общества — политии, наряду с монархией и аристократией. Три другие, «неправильные» конституции — тирания, олигархия, демократия в разных пропорциях тоже содержат средний класс и проявляются в разной степени в характере политических и социальных отношений современного общества.

Общепринятая точка зрения о том, что средний класс стабилизирует, цементирует социальную структуру общества, делает государство устойчивым, уже в какой раз под напором реальных фактов начала подвергаться сомнению в конце XX века. В 2007 году Министерство обороны Великобритании совместно со своими аффилированными научными аналитическими структурами опубликовали очередной доклад о глобальных тенденциях развития[1]. В разделе стратегических угроз (shocks) социальной сферы обозначена и названа новая угроза, которая по мнению ученых, в силу нелинейного характера развития современного общества может внезапно возникнуть в будущем — появление нового революционного класса — пролетариата среднего класса (the middle class proletariat). Глобализация мировых рынков труда и свертывание масштабных национальных социальных программ и программ борьбы с безработицей приводит к глобальной мобильности рабочей силы и созданию в развитых странах социальных противоречий нового типа. В развитых странах Запада, и в том числе в России возникли и углубляются две социальные пропасти: между средним классом и новыми сверхбогатыми и средним классом и новыми бедными — выходцами из развивающихся и бедных стран. Современный средний класс ускоренно пополняется и изменяет свою структуру за счет нового пролетариата цифровой эпохи, который включает в себя работников сферы духовного производства: науки и НИОКР, сферы образования, СМИ и коммуникаций, в том числе информационных сетей и услуг, маркетинга, рекла- мы, шоу-бизнеса, кинематографа, индустрии развлечений (soultariat). Цифровой пролетариат включает операторов и программистов ЭВМ, специалистов обработки и анализа информации (cybertariat). Весь этот многочисленный класс образованных и квалифицированных работников, значительная часть которого изначально структурирована и организована информационными сетями, разочаровался в практике современной меритократии. Он увидел, что политика и социальная политика, проводимые от лица сверхбогачей, оказалась социально неэффективной и приводит к деградации и неустойчивому режиму развития общества. Средний класс раздражен вызывающей роскошью сверхбогачей, массовым упадком нравов и видит в этих явлениях угрозу своему будущему. “The middle classes could become a revolutionary class, taking the role envisaged for the proletariat by Marx”[2]. Сделанное британскими военными аналитиками заключение никак нельзя отнести к разряду двусмысленных. Подобные предположения в разных формах высказывались в научных экспертных кругах и раньше. По всей вероятности, по мере развития общества знания в развитых странах, проявления его социальных контуров и принципиальных характеристик, концепция интеллектуального пролетариата стала приобретать черты неизбежной реальности.

Американские исследователи приводят примечательные факты, характеризующие процессы зарождения нового авангардного класса, показывают размеры и последствия материального расслоения общества в США. В начале XX века Джон Пирпонт Морган — крупнейший американский предприниматель, создатель первой финансовой империи в США, основатель шести индустриальных гигантов: «АмерикэнТелефон-энд-Телеграф», «Дженерал Электрик», «Интернэшнл Харвестер», «Юнайтед Стейтс Стил Корпо- рэйшен» и «Вестерн Юнион» установил на своих предприятиях правило, в соответствии с которым заработная плата высшего менеджера не должна превышать более чем в 20 раз заработную плату низкооплачиваемого рабочего. В 2000 году в США средний заработок исполнительного директора корпорации превышал средний заработок американского рабочего в 458 раз[3].

Нежелание политической элиты проводить сбалансированную политику в области заработной платы привело к возникновению растущих социальных противоречий между средним классом и остальными слоями общества. Развивающаяся экономика знаний во многом выстроенная на принципах и технологиях открытых информационных систем и равных доступов и возможностей для всех пользователей, вошла в противоречие с сдерживающими ее социополитическими традициями и институтами, выходящей из глубины веков «сакральной» экономики ренты и сословной демократией неравных возможностей.

Очевидно, что потенциал среднего класса коррелирует с интеллектуальным потенциалом общества, уровень которого в современных развитых странах указывает на степень зрелости и готовности к изменению социально-политических отношений. Здесь уместно вспомнить максиму В.И. Ленина: «Неграмотный человек стоит вне политики». Грамотный депривированный гражданин в условиях распространения массовых информационных коммуникаций очень быстро становится homo politicus. Появление армии хакеров в различных странах, в разных частях Интернета сигнализирует о том, что луддиты — техноинтеллектуалы XXI века уже взялись за работу. Сегодня они являются высококлассными специалистами и непрерывно самообу- чаются, с тем, чтобы соответствовать развитию и возможностям глобальных коммуникационных технологий. Вопрос времени, когда они сумеют организоваться в Сети и вне ее, для того, чтобы войти в практическую политику с вечными по форме, но новыми по сути требованиями свободы, демократии и социальной справедливости цифровой эпохи.

Россия стремительно через перестройку и радикальные неолиберальные реформы вышла из «развитого социализма» в свое новое социально- политическое и социально-экономическое качество. Необходимо подчеркнуть, что многие нынешние экстремумы социального развития являются результатом сложных процессов интеграции достижений и провалов советского периода и действий либеральных мла- дореформаторов и реформаторов-государственников. Современная Россия унаследовала советскую систему образования и организации НИОКР. В целом имея системно отстроенное и неплохо, с точки зрения современных стандартов научного знания, поставленное среднее и высшее образование Советский Союз в последние годы своего существования заметно отставал от западных развитых стран в темпах научно- технического прогресса, разработке и внедрении новейшей техники и технологий. К такому положению привел целый комплекс причин, рассмотрение которых находится за границами обозначенных в этой статье проблем.

Анализируя процессы интеллектуального развития общества, необходимо подчеркнуть, что в Советском Союзе в лице интеллигенции и высокооплачиваемых специалистов был создан многомиллионный средний класс. К началу либеральных реформ 1990-х численность работников, занятых преимущественно умственным трудом в экономике составляла приблизительно 50 млн. человек (30% экономически активного населения). В 2006 г. численность занятых в экономике России составила 69189 тыс. человек. Из них умственным трудом в соответствии с Общероссийским классификатором занятий было занято 28495 тыс. человек (41%). В развитых западных странах умственным трудом занято уже свыше 50% экономически активного населения. Динамика структуры занятости показывает, что Россия, несомненно, стоит на пути развития общества информационного типа, общества знаний. Но это будет общество знаний, выросшее в российских условиях, несущее неповторимые черты российской реальности. Некоторые из них можно рассмотреть с помощью социологических измерений.

Обратимся к результатам социологического мониторинга «Как живешь, Россия?», в частности, к результатам ответа на вопрос «Сейчас становится привычным относить людей к низшему, среднему или высшему классам. К какому классу вы себя относите?» (см. график 33).

График 33

Самоидентификация классовой принадлежности респондентов (РФ, % от числа опрошенных)

Источник: Отдел стратегических социальных и социально-политических исследований ИСПИ РАН.

Как видно из представленных данных, число респондентов, идентифицирующих себя со средним классом, непрерывно росло на всем протяжении реформ и достигло в 2014 году 59%, но затем под влиянием кризиса и санкций упало до 40% в 2017 году. В российском обществе сформировался весомый массив граждан, которые сознательно относят себя к среднему классу, исходя из своих общих представлений о месте и роли среднего класса в современном обществе.

Однако, если несколько уточнить вопрос и ввести в него принципиальные характеристики социального статуса (образование, квалификация, выполняемая работа, профессия, качество жизни, размер заработной платы, участие в политической жизни), то картина ответов получается несколько иная (см. табл. 29).

Таблица 29

Социальная самоидентификация респондентов (РФ, средний балл)

Вопрос: «Как вы считаете, какое место в нашем обществе вы занимаете по своему образованию, профессии, другим сторонам жизни? Отметьте, пожалуйста, по шкале место, исходя из того, что 10 — это высшая ступень, а 1 — низшая ступень в обществе»

2002

2006, VI

2007,1

2008, II

2008, VI

2010, VI

2014, VI

2015, XII

2017, VI

Место в обществе по квалификации

5,9

5,8

6,0

5,9

5,6

5,9

5,6

5,6

5,9

Место в обществе по образованию

5,4

5,7

5,8

5,7

5,3

5,7

5,9

5,5

5,8

Место в обществе по профессии

5,5

5,4

5,7

5,6

5,6

5,6

5,6

5,4

5,8

Место в обществе по выполняемой работе

5,3

5,5

5,7

5,8

5,7

5,9

5,8

5,6

5,7

Место в обществе по размеру денежного дохода

3,4

3,5

3,8

4,0

3,9

4,1

4,5

4,1

4,2

Место в обществе по качеству жизни

3,7

4,0

4,4

4,3

4,2

4,6

5

4,5

4,5

Место в обществе по участию в политической жизни страны

2,5

2,3

2,8

3,1

2,8

3,03

3,3

2,7

2,7

Место в обществе в целом

4,5

4,6

4,9

4,9

4,7

4,97

5,1

4,7

4,9

Источник: Отдел стратегических социальных и социально-политических исследований ИСПИ РАН.

Граждане России достаточно высоко оценивают свое место в обществе по признакам квалификации (5,9), профессии (5,8), образованию (5,8), выполняемой работы (5,7 баллов), и заметно ниже по качеству жизни (4,5), размеру денежного дохода (4,2) и участию в политической жизни страны (2,7). Очевидно, что сегодня в России сложилось явное противоречие между базовыми идентификациями и запросами граждан и существующими условиями реализации жизненных притязаний и запросов. Несомненно, эта проблема находится сегодня в центре политической жизни общества.

Важно чтобы она оказалась в центре внимания государства, была вовремя распознана и решена адекватными политическими способами. Тем более что анализ структуры самооценки денежных доходов населения показывает сохраняющийся социально-имущественный разлом общества. Большая часть общества (до 80-90%) явно испытывает нехватку денежных средств и попадает в группы «ограниченные в средствах», «бедные», «нищие». Социальную основу среднего класса составляет группа «обеспеченных» граждан, но и она достигает в сегодняшнем российском обществе всего 13%.

Таким образом, российское общество переживает сложный этап своего развития, в котором наблюдаются противоречивые тенденции как постиндустриальной модернизации, так и индустриальной деградации, но в целом страна пытается выйти на траекторию устойчивого развития общества знания. Ситуация зеркально напоминает развитие России в начале XX века. Тогда не самая развитая в капиталистическом отношении страна в силу неадекватности политического курса в считанные годы «добежала» до социалистической революции. Сумеет ли нынешнее руководство страны вовремя увидеть болезни роста социальной структуры, избежать ловушек и в конечном итоге катастрофы, создать условия для устойчивого развития интеллектуального и материального потенциала общества? Без обоснованных методик и точных социальных измерений интеллектуального потенциала общества и условий его развития в этих усилиях не обойтись.

При операционализации и квантификации понятия «интеллектуальный потенциал» важно стараться придерживаться системного подхода и ясной логики[4]. Методически, как было показано выше, представляется корректным исходить из соображения, что в обществе и экономике знания две сферы жизнедеятельности — наука и образование, приобретают ключевое значение и становятся ведущими производительными силами. Важно подчеркнуть, что социально масштабную производительную функцию приобретает не только наука, но и образование, которое становится непрерывным и осуществляет профессиональную подготовку и переподготовку интеллектуальных работников на протяжении всего экономически активного периода жизни граждан.

Измерительная система интеллектуального потенциала общества не должна быть громоздкой, должна легко проверяться и наполняться доступной достоверной социологической и статистической информацией. Интеллектуальный потенциал общества можно сравнить с драгоценным бриллиантом, с той лишь разницей, что интеллектуальный потенциал огранен материальной и духовной культурой общества. Бриллиант можно оценить, измерить с помощью многих характеристик, но две физические из них являются главными: вес и прозрачность. Для измерения интеллектуального потенциала общества также выделяются две главные социальные характеристики: наука и образование, которые прямо или косвенно отражают интеллектуальный потенциал всего общества.

Измерение роли образовательного потенциала предлагается осуществлять на основании трех индексов. Первый (ei) должен отразить уровень общей образованности «взрослого» населения, то есть, в основной своей массе уже завершившего обучение в учебных заведениях и составляющего основу занятого населения. Второй индекс (ег) — это удельный вес в населении студенчества, то есть той части молодежи, которая является резервом пополнения специалистов умственного труда во всех сферах жизни общества. В этих целях в качестве индекса предлагается ввести численность (в пересчете на 10000 населения) студентов высших учебных заведений. Третий индекс (ез) — доля расходов на образование в ВВП.

Для измерения роли науки в создании и росте интеллектуального потенциала предлагается использовать два индекса. Первый (si) — удельный вес персонала, занятого в сфере науки и научного обслуживания, в общей численности занятого (экономически активного) населения. Второй (S2) — удельный вес затрат на науку в процентах к ВНП. Для подсчета индекса ei (а также остальных) можно принять способ, используемый при определении ИРЧП.

Для исчисления индекса ЕР, отражающего потенциал сферы образования в общем индексе IP, с известным приближением примем, что индексы ej, ег и ез равноценны. Тогда образовательный потенциал ЕР может быть исчислен как среднее арифметическое:

Более общий индекс SP, характеризующий научный потенциал страны, мы берем как среднее арифметическое между si и S2. Для СССР в 1970 году он будет исчислен следующим образом:

Сведенная в блок-схему методика измерения интеллектуального потенциала общества выглядит следующим образом (см. схему 6).

Эти формулы имеют общий характер и пригодны для международных сравнений. Ограничимся задачей выяснения динамики интеллектуального потенциала в России XX и XXI века. Поэтому за исходные значения приняты показатели России в 1913 году — последнего мирного года страны в начале XX веке. Тогда средний уровень образования населения старше 20 лет составлял 2 класса, число студентов ВУЗов на 10000 человек — 8, уровень затрат на образование (% от ВВП) — 1,15. Удельный вес занятых в сфере науки и научного обслуживания (% от занятого населения) в России 1913 года составлял 0,07%, расходы на науку из госбюджета и других источников (% от ВВП) —

Схема 6

Методика измерения интеллектуального потенциала общества

Индекс общей образованности (число лет обучения) населения в возрасте свыше 20 лет

Индекс численности студентов на 10 тыс. населения

Индекс уровня расходов на цели образования в % от ВВП

Агрегированный индекс потенциала образования

Индекс удельного веса занятых в сфере науки и научного обслуживания

Индекс расходов на науку из госбюджета и других источников

Агрегированный индекс потенциала науки

Интегральный индекс интеллектуального потенциала страны

0,3%. За максимальные будем принимать те значения, которых достигли наиболее развитые страны мира в конце XX века. Средний уровень образования населения старше 20 лет ограничим 12 годами. Это значение в недалеком будущем будет возрастать, так как страны — технологические лидеры обновляют стандарты обязательного образования. Совсем в близком будущем речь будет идти об обязательном высшем образовании как массовом стандарте образования в развитых странах. Число студентов ВУЗов на 10000 человек в его максимальном значении примем за 700. Сегодня такое рекордное количество студентов обучаются в ВУЗах России. Максимальный объем затрат на образование из различных источников в развитых странах достигает порядка 10% ВВП. Максимальные значения показателя удельного веса населения, занятого в науке, примем за 5%, расходы на науку из всех источников — 4% от ВВП. Значения последних двух показателей также будут возрастать по мере развития общества знания и экономики знания. Исходные значения показателей для исчисления индексов представлены в таблице 30.

Таблица 30

Характеристика интеллектуального потенциала в СССР и РФ

Показатели

I960

СССР

1970

СССР

1980

СССР

1989

СССР

1997

РФ

2002

РФ

2006

РФ

2010

РФ

min

Россия, 1913

max

Россия, США, Япония, Израиль

Средний уровень образования населения старше 20 лет

4,84

6,02

7,74

9,11

9,67

10,47

11

11,1

2

12

Число студентов вузов на 10000 человек

111

180

196

179

190

650

700

700

8

700

Уровень затрат на образование (% от ВВП)

1,65

3,09

2,92

3,16

4,5

5,5

5,5

5,5

1,15

10

Удельный вес занятых в сфере науки и научного обслуживания (% от занятого населения)

2,14

3,03

3,48

3,23

2,24

1,24

1,2

1,0

0,07

5

Расходы на науку из госбюджета и других источников (% от ВВП)

1,08

1,82

1,99

4,72

1,23

1,32

1

1,2

0,3

4

Для Советской России после преодоления разрухи было характерно ускоренное развитие науки и образования. Основные причины известны. Политика мобилизационной модернизации с упором на развитие тяжелой промышленности в целях укрепления обороноспособности страны требовала создания научных школ и учреждений, способных выдержать соревнование в военно-технической сфере. Средств на эти цели государство не жалело, даже в ущерб росту материального благосостояния народа. Подъем образовательного уровня большинства населения с решения задачи преодоления неграмотности 3/4 населения до получения полного среднего образования молодым поколением, а также подготовка ежегодно миллионов специалистов в вузах и техникумах стали возможны благодаря целенаправленной политике и расходованию на эти цели значительной части ВВП.

Результаты расчетов, характеризующие динамику индексов интеллектуального потенциала представлены в таблице 31.

Таблица 31

Динамика индексов, характеризующих интеллектуальный потенциал в СССР и РФ

Индексы

1960

СССР

1970

СССР

1980

СССР

1989

СССР

1997

РФ

2002

РФ

2006

РФ

2010

РФ

el

индекс общей образованности

0,28

0,40

0,57

0,71

0,77

0,85

0,9

0,91

е2

индекс численности студентов

0,35

0,59

0,64

0,59

0,62

0,93

0,92

0,92

еЗ

индекс расходов на образование

0,17

0,22

0,20

0,23

0,38

0,48

0,49

0,51

Е

индекс потенциала образования

0,27

0,40

0,47

0,51

0,59

0,75

0,77

0,78

si

индекс занятых в науке

0,42

0,60

0,59

0,54

0,44

0,23

0,24

0,2

s2

индекс расходов на науку

0,21

0,27

0,46

1,19

0,25

0,26

0,15

0,26

S

индекс потенциала науки

0,31

0,43

0,59

0,96

0,35

0,25

0,2

0,23

IP

индекс интеллектуального потенциала

0,29

0,41

0,53

0,71

0,47

0,5

0,48

0,5

Для более наглядного выражения тенденции роста IP в послевоенный период в СССР и его снижения в период «реформ» в России последних лет представлены на графике 34.

График 34

Динамика индексов, характеризующих интеллектуальный потенциал в СССР и РФ

При анализе полученных траекторий следует учитывать, что официальные данные о затратах на науку в СССР были занижены, особенно в период реализации «атомного проекта» и в начале 1960-х годов. Скачок в значении индексов S2 и S в 1980-е годы следует отнести за счет более полного отражения в государственной статистике затрат на науку оборонного профиля. Это обстоятельство в известной степени смазывает картину, но общая тенденция роста образования и науки в СССР, а тем самым и IP, видна достаточно наглядно.

Изменение индексов ЕР и SP в России в 1990-е годы происходило неравномерно. Сокращение расходов на науку и численности занятых в сфере науки происходило в невиданном в мире темпе, наука «сворачивается» в силу ее невостребованное™ экономикой и сокращения ассигнований на нее в госбюджете при малой «подпитке» частного сектора. Деиндустриализация страны и особенно оборонного комплекса, в котором сосредоточены наукоемкие производства, означает реальную угрозу существованию науки. В 1990-е годы в России изменился вектор научно-технического развития.

Произошло обвальное снижение государственных расходов на фундаментальную и прикладную науку. В силу радикальной перестройки социально-экономического уклада страны, которая во многом на первых этапах складывалась стихийно, произошло изменение системы доминирующих в обществе и государстве политических и экономических интересов и зависящих от них финансовых потоков. Деньги потекли в первую очередь в ту сторону, где они быстро и беспроблемно умножались. По мере того, как изменилась макроэкономическая конъюнктура, и государственная казна вновь стала наполняться, встал вопрос о масштабах и режиме финансирования НИОКР, изменения приоритетов в сторону развития экономики и общества знания. По сути дела, речь идет о выборе стратегического курса социально- экономической политики государства. От того, насколько тесно он будет коррелировать с суммой субъективных и объективных факторов будущих периодов, зависит жизнь страны ее граждан.

В России в первой декаде XXI века начали складываться благоприятные предпосылки для наращивания темпов устойчивого развития. Несмотря на массовую тотальную пропаганду ценностей потребительского общества, молодые возрастные когорты российских граждан по-прежнему в числе базовых ценностных ориентаций имеют стремление к получению высшего образования. Российское общество нацелено на получение профессиональных знаний и рациональный образ жизни, готово добиваться их вопреки неблагоприятным обстоятельствам, рассматривая знания как условие благополучного будущего. Конечно, нельзя не видеть, что для многих студентов платная учеба в ВУЗе стала легальной формой откупа от службы в армии.

Снижение в 90-х годах образовательного уровня молодого поколения сказалось на общей образованности взрослого населения. Однако тенденция уменьшения численности студентов сменилась на тенденцию возрастания числа обучающихся в вузах всех категорий — государственных и негосударственных. Поэтому сводный индекс образовательного потенциала продолжал возрастать. Нетрудно заметить, что индекс образования тянет интеллектуальный потенциал вверх, а индекс науки опускает его вниз. Отметим, что количество студентов и денег в системе высшего образования растет в основном за счет негосударственных источников финансирования.

Выстраивая прогноз на ближайшие годы, необходимо исходить из того, что динамика IP будет испытывать воздействие обеих его составляющих: образования и науки. Принимая во внимание всю совокупность обстоятельств последнего времени, ситуация будет, вероятно, следующей:

  • 1. Негативный эффект от снижения образовательного уровня населения старше 20 лет будет отчасти преодолен введением всеобщего среднего образования. Вступление в жизнь недоучившейся в 90-е годы молодежи компенсируется уходом из жизни лиц старших возрастов с более низким уровнем образования. Поэтому средний уровень образования, учитывая возросшее число студентов, стабилизируется где-то на уровне 11-12 лет обучения.
  • 2. Численность студентов на 10000 населения вряд ли существенно изменится и будет по-прежнему достаточно высокой. В ближайшие годы сокращение возможностей бесплатного обучения в вузах для молодежи из мало- и среднеобеспеченных слоев будет перекрыто ростом удельного веса платных мест. Мотивация получения высшего образования в российском обществе традиционно очень высокая.
  • 3. Расходы государства на образование по мере осознания руководством страны отставания в этой сфере от развитых стран будут расти.
  • 4. Затраты государства на науку, по всей вероятности, остановятся на уровне 1%, надежды на масштабное финансирование науки из частного сектора экономики вряд ли сбудутся.
  • 5. Численность занятых в сфере науки и научного обслуживания будет сокращаться и далее, кадры науки будут стареть и выбывать по возрасту, отток в другие сферы занятости, где доходы выше, а также за границу будет продолжаться.

Исходя из всего этого, можно предположить, что значение индекса интеллектуального потенциала стабилизируется и будет в ближайшие годы находиться на уровне 0,5. Если государство предпримет масштабные инвестиции, то значение ИРЧП будет расти увеличивающимися из года в год темпами.

В целом в России сложилась противоречивая тенденция развития интеллектуального потенциала. С одной стороны, растет массив граждан, желающих получить и получающих высшее образование. При всех издержках качества современной системы высшего образования в стране, она продолжает в широких масштабах, больше, чем где-либо в мире (в расчете на 10000 чел.) готовить специалистов высшей квалификации. Многие из них пополняют ряды современной интеллигенции и интеллектуалов. Уже до половины экономически активного населения относит себя к современному среднему классу, признаками которого являются не только высшее образование, высокая квалификация, но и высокая заработная плата, достойное качество жизни и активность в политической жизни страны. Последние три признака в нашей стране явно отстают в темпах развития от уровня грамотности и образованности. В группе молодых и образованных граждан продолжают проявляться и накапливаться социальные напряжения. С другой стороны, продолжается падение престижа и роли науки в обществе. Источником социальных напряжений, тормозящих устойчивое развитие российского общества знаний, остается дискриминация государством сектора НИОКР, явно депривированное положение основной массы ученых и исследователей. В этой своей части российский пролетариат среднего класса раздражен не только уровнем сверхдоходов новых богатых, но и своим дискриминированным положением внутри среднего класса. В сложившихся условиях складываются неблагоприятные тренды развития фундаментальной и прикладной науки и в целом интеллектуального потенциала, что лишает общество и государство надежных перспектив развития.

  • [1] http://www.prisonplanet.com/articles/april2007/strat_trends/23jan07.pdf
  • [2] Ibidem, р. 80. Средние классы могут стать классом революционным, взяв на себя роль, которую Маркс предписывал пролетариату.
  • [3] Alternatives to Economic Globalization. Bernett-Koehler Publishers, Inc. San-Francisco. p. 76.
  • [4] Разработка методики измерения интеллектуального потенциала общества производилась совместно с чл.-корр. М.Н. Руткевичемв рамках гранта РФФИ № 97-06-80255.
 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы