В.3. Наука как система знания

Знание

Знание — продукт деятельности разума, приобретаемый на основе присущей человеку когнитивной (познавательной) способности. Конечно, существуют знания и помимо науки: во все эпохи и во всех культурах всегда есть своя совокупность самых разнообразных знаний.

Специфической чертой знания является его относительно независимое, самостоятельное существование: в отличие от мыслей, мысленных образов, настроений как субъективных состояний, знание имеет межсубъектный характер; оно может быть зафиксировано (письменно или в устной традиции), передано, усвоено и использовано.

Содержание знания — разнообразные смысловые массивы, сведения, представления и т.п., имеющие социальную значимость и приобретаемые обществом в его взаимодействии с объективной реальностью.

Знание всегда предметно; это знание чего-то или о чем-то: о причинах явлений, свойствах веществ (растительных, животных, минеральных), закономерностях смены времен года и т.п. Для обращения со знаниями человечество вырабатывает различные, меняющиеся в зависимости от культур и исторических эпох, способы получения, хранения, преобразования, передачи и использования знаний.

Знание можно развивать, улучшать, а также извлекать из него более абстрактные формы. Пример: геометрическое знание в древности сначала имело форму прикладных представлений, у Евклида впервые появляется аксиоматическое изложение геометрии, а к началу XX в. разрабатывается еще более абстрактная, совершенно очищенная от наглядных, интуитивноочевидных смыслов, аксиоматика Д. Гильберта.

Данные — информация — знания

Часто используют такой ряд понятий, как «данные — информация - знания». Это особенно характерно для эмпирических исследований, когда ставится задача получить необходимые данные, чтобы извлечь из них информацию и знания. Чем отличаются эти понятия?

Данные — это «сырой» материал, первичный и наиболее непосредственный результат самого эмпирического поиска (например, мы собираем данные о заболеваемости детей в школах, количестве выпущенной продукции и т.п.).

Иногда сами первичные данные уже являются информацией, если они непосредственно отвечают на наш исходный запрос. Но в общем случае получение информации — это процесс извлечения из имеющихся первичных данных каких-то важных для нас смыслов.

С этой целью данные подвергают специальной обработке (например, статистической — для уточнения представлений о структуре области данных, их разбросе и т.п.). Их также проверяют на достоверность, точность. В итоге получаемая фактуальная информация отличается от непосредственных данных «лабораторных» или «полевых» исследований.

Таким образом, информация есть когнитивный продукт, содержащий необходимые нам смыслы и обладающий необходимыми качествами. При этом сама информация может иметь оценочные градации, подвергаться совершенствованию. К примеру, мы решаем пока воспользоваться имеющейся информацией (за неимением лучшей), но ставим задачу добыть более надежную.

Полученная информация претерпевает сложную интеллектуальную обработку — она оценивается, обдумывается, сопоставляется с тем, что нам уже известно, и т.п. В результате на ее основе мы приобретаем знание о том или ином явлении, процессе, объекте. Знание — не просто информация, но более высокий уровень ее понимания и владения ей. Это означает следующее.

Как правило, познавательный поиск нужен нам не сам но себе, из чистого любопытства, а в связи с какими-то теоретическими и практическими проблемами, которые подлежат решению с помощью знания (например, знания важных свойств, закономерностей, причинно-следственных связей и т.п.). Достигнув некоторого уровня знания, мы способны выносить суждения, объяснять, предсказывать и действовать (принимать решения, управлять, осуществлять инженерно-конструкторскую деятельность и многое другое).

Источники знания

Поскольку знания бывают не только научные, то и источником знаний служит не только научный опыт. Важнейшую роль в приобретении и передаче знания играет культурно-историческая традиция. Для многих видов знания мы не можем определить непосредственный источник их происхождения, а принимаем их в готовом виде от других людей в процессах воспитания, образования, общения, совместной жизнедеятельности. Это происходит в общем поле культуры, которая выступает как система устойчивых структур для хранения и передачи социально значимой информации.

Совместная жизнедеятельность людей в общем поле объединяющей их культуры служит главным источником знаний.

В разные эпохи большое значение в формировании и передаче социально значимых знаний играли мифологические формы, религиозная традиция, различные коллективные представления, а также взаимодействие с другими культурами и заимствование из них.

Характеристики научного знания

Научное знание обладает рядом специфических черт, свойственных только ему. На первый взгляд, наука кажется непосредственно вырастающей из опыта «здравого смысла». Исторически первые усилия научного мышления возникали на почве обычных жизненных наблюдений или решения практических задач. Однако не следует считать научное знание лишь простым продолжением обыденного опыта или же усовершенствованным здравым смыслом. Прежде всего научному знанию присущ особый теоретический фон, позволяющий:

  • 1) придать знанию универсальный характер, принципиально превосходящий область единичных ситуаций и явлений;
  • 2) выйти за рамки узко практической заинтересованности, нацеленности на решение конкретных, сиюминутных жизненных проблем (греч. theoreia означает «созерцание»).

Научное знание высокоспециализировано: для него необходим специальный язык, оно включает в себя системы абстрактных объектов, в том числе весьма высокого уровня абстракции.

К основным характеристикам научного знания обычно относят следующие:

  • — общезначимость;
  • — необходимость;
  • — системность;
  • — обоснованность.
  • 1. Предметом научного знания являются не единичные феномены сами по себе, а то общее, что присуще всем объектам, явлениям, процессам определенного типа, находящимся в сходных условиях. Паука стремится к высокому уровню общности, к универсальному знанию.
  • 2. Научное знание отражает нс какие-то случайные, произвольные детали изучаемых явлений, а фиксирует их самые глубокие, сущностные, системообразующие, т.е. необходимые стороны (хотя слово «необходимые» некоторые исследователи считают не совсем удачным). Важнейшей формой научного описания глубоких свойств познаваемого мира служит научный закон.
  • 3. Элементы научного знания тесно связаны между собой разнообразными отношениями. Научное знание организовано в виде определенной внутренне согласованной структуры, т.е. оно системно.

Свойство системности, организованности научного знания касается не только такой совершенной и проработанной научной формы, как теория, но и более ранних стадий разработки теоретических структур, таких как проблема и гипотеза. Получение нового знания уже с первых шагов носит системный характер, хотя сам ученый может в начале работы и не видеть каких-то важных взаимосвязей.

4. Важнейшей характеристикой научного знания является его обоснованность. Научное знание рационально обосновывается благодаря различным процедурам и приемам проверки, доказательства, подтверждения и т.п. Критерии обоснованности в каждой определенной предметной области науки конкретны, зависят от ее содержательных особенностей.

Динамизм и незавершенность науки

Несколько столетий назад под влиянием первых значительных успехов нового естествознания (особенно после открытий И. Ньютона) казалось, что научное знание представляет собой некий незыблемый фонд истин. Казалось также, что уже открыты самые глубинные законы мироздания.

Но сегодня после многих крупных потрясений и изменений в научных представлениях мы хорошо понимаем, что научное знание есть подвижная система. В ней постоянно происходят процессы трансформации и пересмотра различных положений и целых теоретических систем. При всех своих успехах научное знание всегда оказывается незавершенным.

В науке есть давние, по нерешенные проблемы: скажем, в математике — проблема Гольдбаха. Существуют проблемы, вообще считающиеся вечными: например, в биологии — проблема происхождения жизни. Иногда, напротив, проблемы, казавшиеся абсолютно неразрешимыми, могут дождаться своего решения — иллюстрацией может служить доказательство Великой теоремы Ферма (но и у него есть критики).

Зачастую в одно и то же время в научной дисциплине сосуществуют несколько альтернативных, конфликтующих друг с другом концепций, идет постоянная борьба школ и направлений.

Это означает, что содержание научного знания открыто для пересмотра и уточнения, для улучшения и новых крупных новаций. Научное знание — динамичное, меняющееся, непрерывно совершенствующееся. Как писал Э. Кассирер, «опыт для нас — не завершенный продукт, а процесс, который формируется в движении. Мы можем определить условия этого процесса, но не его конец»[1].

Итак, система научного знания динамична, принципиально открыта, корректируема.

Проблема единиц анализа научного знания

Система развивающегося научного знания имеет множество самых разных составляющих. В нее входят научные законы, принципы, понятия, постулаты, гипотезы, правила, методы, модели и т.д. В связи с этим вычленение в ней основных единиц, подлежащих философско-методологическому анализу, представляет собой самостоятельную проблему.

Традиционно основной единицей логико-методологического анализа научного знания выступала научная теория как вполне обоснованное и стабильное концептуальное образование. Ведь именно научная теория есть основная, сравнительно завершенная и связная форма представления научного знания.

Однако к настоящему времени имеется множество других подходов, и процесс развития новых средств анализа продолжается. Приведем только несколько примеров:

  • — изучению подлежат общепризнанные образцы научной деятельности и связанные с ними системы представлений, разделяемые научным сообществом, — парадигмы (Т. Кун);
  • — наука рассматривается как совокупность моделей, где теоретические знания опираются на системы приложений, — структуралистский подход (Дж. Снид, В. Штегмюллер и другие);
  • - предлагают анализировать научное знание в терминах познавательных традиций — исследовательские традиции (Л. Лаудан), экспериментальные традиции (П. Галисон);
  • - предлагают изучать краткосрочные периоды конкретных научных практик (Ф. Китчер).

В качестве объекта анализа используют и такие более крупные, чем теория, образования, как:

  • - взаимосвязанные серии теорий, или научно-исследовательские программы (И. Лакатос);
  • области, «домены» (англ, domains) (Д. Шейпир) и научные дисциплины (В. С. Степин) как системы развитых, сложно организованных теоретических знаний.

Во всяком случае, на фоне этого разнообразия предложений разумно полагать, что выделяемые объекты анализа должны адекватно отражать сложную динамику научного знания и процессов его порождения. Кроме того, эти единицы должны иметь известную самостоятельность, несводимость к другим концептуальным формам. Они должны также иметь некое устойчивое содержание, которое может сохраняться в процессах роста знания (скажем, что-то переходит из теории в теорию в ходе теоретического развития, какое-то общее содержание рассматривается и обсуждается в разных парадигмах и т.п.).

Ряд таких форм будет рассмотрен далее, прежде всего в гл. 3.

  • [1] Кассирер Э. Жизнь и учение Канта. СПб., 1997. С. 183.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >