Рене Декарт

Выразителем самосознания новой эпохи явился Рене Декарт (1596— 1650). Он не только был крупнейшим математиком, но и пытался обобщить принципы математического мышления до уровня универсальной научной методологии — «всеобщей математики» (mathesis universalis). Эти принципы, по Декарту, действуют везде, где осуществляется научное познание. Своим главным достижением он считал создание метода, который позволяет, как полагал Декарт, преодолеть скептицизм.

Правильное мышление, по Декарту, (1) устанавливает несомненные первоначала, (2) выводит из них все остальные утверждения. Основными действиями научного разума являются умения видеть самоочевидное (интуиция), строить логически достоверные рассуждения (дедукция), добиваться максимальной полноты рассмотрения (энумерация). Программа Декарта - одна из первых программ унификации науки.

Никакое утверждение в науке не должно приниматься за истинное, пока его достоверность не показана ясным и отчетливым способом. Сам Декарт готов подвергнуть радикальному сомнению даже собственное существование, чтобы найти для познания совершенно надежную точку отсчета. Проведя мысленный эксперимент с радикальным сомнением, Декарт находит исходный пункт для достоверности в знаменитом тезисе «cogito ergo sum» («я мыслю, следовательно, существую»).

Дедуктивными рассуждениями из несомненных первоначал Декарт пытался выстроить далеко идущую метафизику и натурфилософию.

Декартовская теория познания опирается на учение о «ясных и отчетливых» идеях. К ним относятся прежде всего базовые понятия математической механики: «движение», «фигура», «число» и др. Декарт считал эти идеи неотъемлемо присущими природе человеческого разума вообще. Его отличал оптимизм относительно возможностей познания. С его точки зрения, мышление в терминах ясных и отчетливых идей гарантированно приходит к истине.

В онтологии Декарт — сторонник корпускулярной теории. В своем проекте физической науки он собирался объяснить все природные феномены на основании лишь геометрических и кинетических свойств движущихся корпускул, обойдясь даже без понятия «сил». Явления притяжения он объяснял «вихревыми» эффектами. Изгнав любые «скрытые качества» из природного мира, Декарт приходит к метафизическому дуализму — учению о двух первоначалах бытия: материи и сознании. Все явления, связанные с сознанием, принципиально бестелесны, непротяженны. И, наоборот, все протяженное, природное, не обладает никаким сознанием, а есть лишь масса механически движущейся материи.

Декарт плодотворно работал в различных областях: он много экспериментировал, занимался анатомией, оптикой, физиологией. В медикобиологических науках Декарту принадлежит заслуга введения понятия «рефлекс», а также довольно точное описание анатомии и физиологии глаза. Но особенно велики его достижения в математике. Он является одним из создателей современной математики вообще. Помимо прочего, он «интеллектуализировал» геометрию, заложив (наравне с II. Ферма) основы аналитической геометрии.

Имя Декарта стало символом рационализма. По сути, он явился первым новоевропейским интеллектуальным героем, властителем дум. Учение Декарта («картезианство») имело невероятный успех в Европе и долго удерживало влияние. Именно с Декарта берет свое начало современная философия как отражение проблематики новоевропейского разума: проблемы новой метафизики, индивидуального сознания, достоверности знаний, научного метода.

Широк круг ученых, непосредственно создававших новую науку, шедших вместе или за Бэконом и Декартом. Так, распространение идей атомизма и разрушение аристотелианства были во многом связаны с работами Пьера Гассенди (1592—1655), соперничавшего в те годы с Декартом по своей известности. Большую роль в утверждении атомизма и вообще в признании новой науки сыграл Роберт Бойль (1627—1691), продуктивно работавший английский физик и химик. XVII в. подарил целую плеяду блестящих ученых, таких как У. Гарвей, Р. Гук, X. Гюйгенс, Б. Паскаль, Э. Торричелли, II. Ферма и многих других. Исаак Ныотон

>

Высшим достижением Научной революции можно считать результаты Исаака Ньютона (1642—1727). В опубликованных в 1687 г. ньютоновских «Математических началах натуральной философии» были подведены итоги столетнему становлению точного естествознания и представлена математико-физическая теория движущейся протяженной материи. Ньютоновские три закона механики и закон всемирного тяготения связали в единую картину законы движения планет Кеплера, а также результаты Галилея, Декарта, Гюйгенса и других. Была создана общая теория, описывающая столь различные феномены, как формы планетных орбит, падение тел, приливные явления. Ныотон оставил будущим поколениям ученых сложную задачу изучения загадочной силы тяготения, обладающей свойством дальнодействия.

Достижения Ньютона произвели огромное впечатление на научное сообщество. Ведь впервые была предложена, по существу, универсальная математическая концепция архитектуры мироздания. Материя предстала в ней как некое единое целое, как организованная система силовых взаимодействий, причем система принципиально реляционная, связанная воедино, так как между любыми двумя телами действует взаимная сила притяжения. Многовековые поиски теории единства мира увенчались созданием учения, которое было сформулировано точно, в количественных терминах.

Не менее важным было воздействие методологии Ньютона — как его конкретных математических методов, так и общих методологических установок. С именем Ньютона связывают знаменитый афоризм «гипотез я не измышляю» («hypotheses non jingo»). Он был направлен против картезианцев, применявших повсюду свои априорные и универсальные объяснительные принципы.

К этому времени стратегия картезианской науки состояла в неустанном выдвижении интуитивно правдоподобных гипотез, восходящих к однажды принятым «несомненным первоначалам». Картезианцы щедро предлагали объяснения для всего, что только попадало в их поле зрения. Ныотон же, столкнувшись с проблемой гравитационного дальнодействия, противоречащего «контактной» физике картезианцев, отказался от поиска скороспелых объяснений и пошел по пути математического описания свойств изучаемого явления — в некотором смысле, по пути «математического феноменализма».

Ньютон подчеркивал, что вопрос, что такое сила вообще, он оставляет без рассмотрения и изучает только математические закономерности проявления силы тяготения. Интеллектуальный прорыв Ньютона явился примером для последующего развития физики: с тех нор часто в трудных ситуациях, связанных с выходом в неизвестное, поиск удовлетворительного математического описания идет в некотором смысле впереди физического толкования («математическая гипотеза»). Например, так это происходило в драматический период создания квантовой механики.

Важными ориентирами для последующей науки оказались и тезисы Ньютона о простоте и единообразии природы, о наличии у материи фундаментальных физических свойств, а также представления об абсолютном времени и пространстве, вошедшие в основания классической механики.

В области конкретных математических методов Ньютону (наряду с Г. В. Лейбницем) принадлежит честь создания аппарата математического анализа — дифференциального и интегрального исчисления. Математический анализ стал новым языком описания физических явлений. В будущем он открыл дорогу особому типу физических законов — структурным законам, описывающим «микроструктуру» физических сред (таковы, например, дифференциальные уравнения поля); все это вывело естествознание к совершенно новым горизонтам.

Ньютону принадлежат и другие крупные результаты в математике и в физике (особенно в оптике).

В творчестве Ньютона отразилось все многоцветие эпохи «барокко». В круг его обширных интересов входили и натурфилософско-ренессансные идеи, увлечение алхимическими замыслами, интенсивные теологические изыскания.

Воздействие Ньютона на последующее развитие науки было колоссальным. Ньютоновская механика явилась для современников и потомков эталоном научного знания. Именно с интеллектуальным прорывом Ньютона Научная революция XVI—XVII вв. достигла своей окончательной победы (рис. 8.1).

Формирование научной методологии (XVI—XVII вв.)

Рис. 8.1. Формирование научной методологии (XVI—XVII вв.)

Социогуманитарная наука Нового времени

На протяжении XVI—XVII вв. происходит разрыв с системой средневековых представлений о человеке и обществе, разрабатываются сугубо светские учения о государстве, социально-политическом устройстве, праве. Человек рассматривается как носитель «естественных прав», а государство — как результат договорного процесса между свободными индивидами.

По образцу корпускулярно-атомистической концепции материи в естественных науках, социальные философы развивают идеи «социального атомизма» и ищут законы социальной жизни, аналогичные законам механического движения. Новое гуманитарное знание желает прийти к точности, сравнимой с точностью естествознания.

Среди первых крупных социальных теоретиков Нового времени следует назвать Жана Бодена (1530—1596) и Гуго Гроция (1583—1645). Знаменитый голландский философ Бенедикт Спиноза (1632—1677) пытался построить абсолютную монистическую мировоззренческую систему, в которой религиозная идея и этическое учение оказались бы совместимыми с идущим из новой науки жестким механицизмом; важное место в учении Спинозы заняла проблема человека, его свободы и разума.

Влиятельными социальными мыслителями были также англичане Томас Гоббс (1588—1679) и Джон Локк (1632—1704).

Томас Гоббс, мечтавший стать «Галилеем социальных наук», разрабатывает общую метафизику механических тел и трактует социальные образования как «искусственные тела». Он порывает с идущей из Античности концепцией человека как общественного существа и развивает последовательно индивидуалистическое представление о человеческой природе. Государство, с этой точки зрения, есть результат договора индивидов, средство защиты от «войны всех против всех», присущей человеку в его «естественном состоянии». Работы Гоббса сильно повлияли па последующих мыслителей. Так, проблема социального порядка называется в социологии проблемой Гоббса.

Джон Локк в своих социально-политических работах развивает учение о правах человека, об общественном договоре, о разделении ветвей власти в цивилизованном государстве. Государство, по Локку, должно быть неким «минимумом» принуждения, который нужен индивидам для гарантии своих свобод. Локк стоит непосредственно у истоков социально-политической системы либерализма (лат. liberalis — свободный).

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >