Восточная Европа в европейской концепции Розенберга

Важнейшее место в теоретических изысканиях и практической деятельности внешнеполитического бюро НСДАП занимали восточно-европейские государства. Идея-фикс ро- зенберговской «империи» состояла в том, чтобы раздробить народы региона по национальному признаку, натравить их друг на друга, а затем без труда подчинить всю территорию Восточной Европы «нордическим народам господ». Вот почему руководитель бюро всегда выступал за дифференцированный подход к населяющим данный регион народам, в поддержку сепаратистских движений и даже за «русское сопротивление московскому большевизму». С самого начала он пропагандировал идею образования формально самостоятельных, но фактически зависимых от нацистского рейха государств на Украине и Кавказе в качестве противовеса ослабленному русскому государству с центром в Москве7.

Возглавив внешнеполитическое бюро НСДАП, Розенберг удвоил усилия по практическому воплощению своих идей и получил для этого специальные полномочия Гитлера. 11 июня 1934 г., докладывая фюреру о международных делах, Розенберг подчеркнул, что, по его мнению, «в России действуют центробежные силы. Я буду и впредь проявлять к ним интерес. Следует быть готовым, если дела продвинутся достаточно далеко»8. Гитлер согласился с ним. Восточно-европейскую проблему во внешнеполитическом бюро курировал Г. Лейббраидт, который заведовал сначала сектором, а затем самостоятельным отделом «Ближний Восток» (позже переименованным в отдел «Восточная Европа»), Первоначальное название отдела может ввести в заблуждение, если не знать, что так национал-социалисты называли территории, расположенные к Востоку от Германии, то есть Польшу, Чехословакию, прибалтийские государства и Советский Союз. Со временем отдел Лейббрандта превратился в основное структурное подразделение внешнеполитического бюро, а его заведующий стал ближайшим сотрудником Розенберга.

Какова была сфера компетенции восточноевропейского отдела? Чем он занимался? Сохранилась записка Лейббрандта, в которой перечислены основные направления деятельности его отдела: «1. Данциг, Мемельская область, Эстония, Латвия, Литва, Польша, Советский Союз (включая украинский вопрос, Кавказ и туркестанскую проблему); 2. Все вопросы, касающиеся зарубежных немцев; 3. Деятельность Лиги Наций, международно-правовые вопросы. Международное бюро труда и т. д.»9. Как видно из этого перечня, сфера деятельности Лейббрандта и его помощников была поистине беспредельной. Они координировал действия внешнеполитического бюро НСДАП в области восточно-европейской политики.

В штате отдела находилось не более десяти человек. Среди них выходец из Прибалтики Г. фон Менде, «специалист» по кавказским и среднеазиатским народам СССР, прибалтийский немец Г. Зиверт, активист действовавшей в Германии эмигрантской организации «Ауфбау», пропагандист теории «заговора против немецкого народа», русский монархист Н. Тальберг, корреспондент парижского эмигрантского журнала «Возрождение»10. При отделе существовали также специальные группы из двух-трех человек, занимавшиеся подготовкой рекомендаций относительно германской политики на востоке Европы. Этот небольшой отдел Лейббрапдта и возглавил в «империи» Розенберга громадную по размаху антикоммунистическую, антисоветскую и антиславянскую деятельность, изначально ориентированную на расчленение СССР и разработку принципов германской оккупационной политики в Восточной Европе. Эго был своего рода штаб, на научной основе планирующий будущую национал-социалистскую политику в восточно-европейских странах".

Первым препятствием на пути германской агрессии в Восточной Европе была Польша. «На востоке, по отношению к Польше, нужна величайшая осмотрительность»12, - подчеркивалось в одном из первых документов внешнеполитического бюро НСДАП. В годы Веймарской республики в восточных районах Германии существовало множество реакционных групп и союзов реваншистского и националистического толка. Под предлогом унификации Розенберг поспешил подчинить их своему контролю. Созданная таким образом организация получила название «Союз немецкого Востока»13, формальным покровителем которого был определен нацистской гаулейтер В. Кубе, а руководителем - некто Ф. Людеке, публицист из окружения Розенберга. «Союз немецкого Востока» находился в постоянном контакте с «авторитетными инстанциями партии», а также со всеми государственными и иными организациями и учреждениями, отвечавшими за «восточную работ)'».

Хотя официально деятельность розенберговского «Союза немецкого Востока» ограничивалась территорией Третьего рейха, на самом деле он пропагандировал идею будущего переселения немцев в Восточную Европу. Его представители и активисты во всеуслышание заявляли, что от решения «задач на Востоке» зависит судьба немецкого народа14. Розенберг придавал «Союзу немецкого Востока» столь большое значение, что в конце 1933 г. включил его в структуру внешнеполитического бюро на правах четвертого отдела15, рассчитывая взять под свой контроль всю политику национал-социализма в отношении Польши. Однако опубликованная 26 января 1934 г. германо-польская декларация о дружбе и ненападении16 больно ударила по амбициям руководителя внешнеполитического бюро НСДАП, вызвала глубокий и длительный кризис «Союза немецкого Востока», завершившийся переходом организации под контроль рейхсфюрера СС Г. Гиммлера. В промежуточный же период «Союз немецкого Востока» курировал отдел Лейббрандта17.

Самые деликатные задачи, которые Розенберг поручал Лейббрандту, касались Советского Союза. Заведующий восточноевропейским отделом получил от шефа широчайшие полномочия. Выходец из России, Лейббрандт прежде всего создал в своем отделе сектор «Русские немцы», занимавшийся обработкой лиц немецкой национальности, в то или иное время эмигрировавших из СССР. В результате объединения находившихся в Германии немецких эмигрантских групп возникла организация под названием «Союз немцев - выходцев из России» под номинальным руководством А. Фраша18. Новоиспеченному союзу была поставлена задача «в первую очередь решать определенные вопросы, возникающие из особого положения немцев России, в смысле (национал-социалистской. - В. Б.) партии»19. Фактически

Лейббрандт и его помощники готовили кадры будущей германской администрации па оккупированных территориях Советского Союза, проекты переустройства Восточной Европы в духе национал-социалистских идей.

Не случайно, что именно в отдел Лейббрандта поступила памятная записка «К вопросу о политике в восточно-европейском пространстве», подписанная Э. фон Энгельгардтом, судя но всему, деятелем белогвардейского движения. Это, пожалуй, один из первых документов, в котором содержались конкретные рекомендации по переселению немцев на восток Европы. В представленном в записке плане предусматривалось переселение эстонцев и латышей в Сибирь, а затем колонизация Прибалтики немцами. Любопытно, что в письме к начальнику штаба внешнеполитического бюро НСДАП Шикеданцу от 4 мая 1935 г. Лейббрандт, комментируя переселенческий план Энгельгардта, отнес его «скорее к области фантазии, чем к практической политике»20. Однако подобные «фантазии» очень быстро превратились в практическую политику - 7 октября 1939 г. в фашистской Германии был создан «имперский комиссариат по укреплению немецкой народности» во главе с Гиммлером, который занимался «переделом этнографических отношений» в Европе.

В памятной записке Энгельгардта предлагался еще один план, также отвергнутый руководящим сотрудником внешнеполитического бюро, - план «сотрудничества национал-социалистской Германии с национальной Россией». Но нацистам не нужна была Россия, их конечная цель состояла в завоевании жизненного пространства для «нордических народов- господ». Анализируя предложение Энгельгардта о сотрудничестве, Лейббрандт подчеркнул, ч то «по своей формулировке это типичные идеи, в сенсационной и дешевой упаковке пропагандируемые в настоящее время русской эмиграцией». При этом, с возмущением добавлял Лейббрандт, автор даже не уточняет, какой смысл он вкладывает в понятие «сильной национальной России» и каковы ее размеры21.

Вообще отношения между ведомством Розенберга, с одной стороны, и многочисленными организациями русских эмигрантов, с другой стороны, были не такими уж безоблачными, как иногда представляется. Эмигрантское политическое движение распадалось на множество групп разных оттенков, как правило, конкурирующих друг с другом. Здесь были и монархисты - сторонники «Великой России», и националисты, выдвигающие лозунги раскола СССР по национальному признаку, и просто политические авантюристы с весьма расплывчатыми программными установками. Все они добивались поддержки Розенберга. Отношение же последнего ко всякого рода белоэмигрантским группировкам было сугубо избирательным, зависело от тех или иных потребностей внешнеполитического бюро НСДАП. Диктовали национал-социалисты, а не наоборот. Одним из примеров этого является сделанное весной-летом 1933 г. предложение белогвардейского генерала В. Бискупского о создании во внешнеполитическом бюро восточного отдела, который занимался бы конспиративной деятельностью в интересах русских монархических кругов. Ответа Розенберга генерал так и не дождался22. Сложными и запутанными были связи розенберговского ведомства с различными группировками украинской националистической эмиграции23. Как писал Г. Лейббрандт, поддержка внешнеполитического бюро националистической эмиграции должна осуществляться так, чтобы не «обременять собственную внешнюю политику Германии»24. Сообщая фюреру о деятельности восточноевропейского отдела, Розенберг писал о его тесных контактах с антисоветскими группами эмиграции, которые устанавливались, однако, «лишь с целью наблюдения»25. Интересы национал-социализма ставились превыше всего.

Внешнеполитическое бюро НСДАП широко использовало свои связи с эмиграцией преимущественно в целях сбора разведывательной информации об СССР, а также для ведения антисоветской и антикоммунистической пропаганды. Но в этом отношении его деятельность смыкалась с политикой так называемого «коричневого интернационала» Геббельса - Розенберга.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >