Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Журналистика arrow ОСНОВЫ ЖУРНАЛИСТСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
Посмотреть оригинал

ЖУРНАЛИСТ-РЕДАКТОР

В этой главе кратко рассмотрим проблемы, возникающие в редакторской деятельности журналиста. Каждый журналист в процессе редакционной деятельности выступает как редактор текстов других авторов. Конечно, существует специальный учебный курс, но в данном учебном пособии хочется подчеркнуть одно золотое правило: можно сокращать текст (этого часто требует и вёрстка номера или эфирного выпуска), можно и нужно убирать неграмотности и стилистические ляпы, но нельзя вмешиваться в текст, корёжить стиль, стержневую мысль автора. Помню, как в газете, претендовавшей стать рупором созданных федеральных округов, меня начали охотно печатать, но к 80-летнему юбилею народного любимца — поэта и песельника Виктора Бокова я написал статью, в которой поражался не только образной свежести и неиссякаемой энергии мастера, но и тому, как напряжённо он осмысливает историю и современность, как диалектически осмысливает их. Вот неожиданные стихи о Сталине:

Сталинский след с мавзолея не смыт Ни дождями, ни градом снарядным...

Он с рукой зашинельной стоит И незыблемым, и громадным.

Тянется цепь его мрачных годов Через молчанье кремлёвских башен.

Аумал свалить его подлый Адольф,

Но сам сводился! А Сталин бесстрашен.

Что теперь со мной — не пойму:

От ненависти перешёл я к лояльности.

Тянет и тянет меня к нему,

К его кавказской национальности!

Сократи журналист, готовивший этот материал в номер, просто это место в статье, я бы поругался, но стерпел: может, места не было, а, может, спонсоры газеты думают по-другому, но молодой выпускающий номера вписал в текст моей статьи дурацкий абзац примитивного содержания: мол, просто поэт Боков не знал про то, как ужасен был ГУЛАГ, сколько жизней унесла тоталитарная система. И, выходит, это говорю я, словно не помня, что мой учитель сам прошёл оговор, тюрьму и СибЛАГ, что он написал и опубликовал в годы гласности яростный цикл «Моё сибирское сидение», в котором проклинал Сталина — «чёрта рябого». Но времена менялись, Россия несла новые неисчислимые жертвы, появлялись культы куда более мелких личностей, и поэт поднялся выше личных обид, признался в сложных чувствах, выразив, по сути, народное мнение (ведь в проекте «Имя Россия», Сталин занял, несмотря на манипуляции, одно из первых мест, а, вернее всего, что и первое), но мне вписали: «поэт — не знал». Такую профанацию терпеть было нельзя, и я направил главному редактору гневную отповедь с просьбой больше не беспокоить меня как автора.

Освещая одно из самых ярких, масштабных и печальных для россиян событий — Олимпиады в канадском Ванкувере, где наша сборная потерпела сокрушительное поражение, многие СМИ цитировали премьер-министра России Владимира Путина, который подчеркнул, что от сборной ожидали большего, «но это не повод опускать руки, посыпать голову пеплом и бить себя веригами». Туг он разволновался, наверное, и спутал вериги — железные или медные цепи, носимые кающимися и праведными для умерщвления плоти, с цепями шиитов, которыми в Ашуру— день поминовения всех пророков и посланников Аллаха — они бьют себя по спине. Веригами никто себя не лупит, а шииты наносят цепями кровавые раны, чтобы напомнить о святой крови мученика Имама Хусейна — внука Пророка, погибшего в битве при Кербале на территории современного Ирака. Надо было просто «обрезать» текст: достаточно — «не повод посыпать голову пеплом». На это некоторые возражают: как это так? - редактировать самого Владимира Путина. Но его высказывания ТВ редактировало как угодно даже в период президентства. Например, в Год русского языка на встрече с творческой интеллигенции в Санкт- Петербурге, он впрямую призвал журналистов: «Почаще говорите о Русском мире!». Ни один федеральный канал ТВ эти слова — не оставил в репортажах, на что возмутился главный редактор «Литературной газеты» Юрий Поляков, лично присутствовавший на встрече. Так что редактура, схожая с цензурой есть даже в сверхофициальной информации.

Итак, массовые информационные потоки несут в себе общезначимую и общедоступную информацию: сведения, касающиеся большинства населения. Массовая информация, поставляемая в журналистских текстах, является только частью информационных потоков составляющих информационное поле, в котором кроме нее функционируют специальная информация, доступная специалистам; информация, представленная знаками культуры давно ушедших лет, и индивидуальная информация, характерная для традиционных культур, передаваемая из уст в уста, порождающая слухи, были и небылицы. Информационное поле, в котором функционирует специальная информация достаточно ограничено, ибо включенность в него обеспечивается специальным образованием, социальным статусом и другими факторами. Проблема заключается лишь в адекватности восприятия поставляемой информации в силу образовательных возможностей и культурноценностных установок людей. И тем не менее, если люди способны понимать друг друга, несмотря на разную национальную принадлежность, различный жизненный опыт и прочее, то эго потому что во всей социальной информации существует связующий мост — пласт массовой информации. Однако порой и в самом этом «пласте массовой информации» идут болезненные сдвиги и непримиримые споры, вспыхивают мировоззренческие противоречия.

Так, для сглаживания их сначала была принята «Московская Хартия журналистов». Она гласит (текст приводится дословно):

«Подтверждая общность в понимании нашего гражданского и профессионального долга, мы скрепляем своими подписями настоящую Хартию, и тем принимаем на себя взаимные обязательства способствовать укоренению, распространению и защите в России нижеследующих принципов, уважение которых мы полагаем непременной и неоспоримой основой развития честной, свободной, профессиональной журналистики:

  • 1. Журналист распространяет, комментирует и критикует только ту информацию, в достоверности которой он убежден, и источник которой ему хорошо известен. Он прилагает все силы к тому, чтобы избежать нанесения ущерба кому-либо ее неполнотой или неточностью, намеренным сокрытием общественно значимой истинной информации или распространением заведомо ложных сведений.
  • 2. Журналист сохраняет профессиональную тайну в отношении источника информации, полученной конфиденциальным путем. Никто не вправе принудить его к раскрытию этого источника.
  • 3. Журналист отвечает собственным именем и репутацией за достоверность всякого сообщения и справедливость всякого суждения, распространенного за его подписью, под его псевдонимом, либо анонимно, но с его ведома и согласия. Никто не вправе запретить ему снять свою подпись под сообщением иди суждением, которое было хотя бы частично искажено помимо его волн.
  • 4. Журналист полностью осознает опасность ограничений, преследований и насилия, которые могут быть спровоцированы его деятельностью. Выполняя свои профессиональные обязанности, он противодействует экстремизму и ограничению гражданских прав по любым признакам, включая признаки пола, расы, языка, религии, политических или иных взглядов, равно как социального или национального происхождения.
  • 5. Журналист сознает, что его профессиональная деятельность прекращается в тот момент, когда он берет в руки оружие.
  • 6. Журналист полагает свой профессиональный статус несовместимым с занятием должности в органах государственного управления, законодательной или судебной власти, а также политических партиях и других организаций политической направленности.
  • 7. Журналист рассматривает как тяжкие профессиональные преступления злонамеренное искажение фактов, клевету, получение при любых обстоятельствах платы за распространение ложной или сокрытие истинной информации, а также плагиат: используя каким-либо образом работу своего коллеги, он ссылается на имя автора.
  • 8. Журналист считает недостойным использовать свою репутацию, свой авторитет, а также свои профессиональные права и возможности для распространения информации рекламного или иного коммерческого характера, если о таком характере не свидетельствует явно и однозначно сама форма этого сообщения.

Журналист не принимает платы за свой груд от источников информации, лиц и организаций, заинтересованных в обнародовании, либо сокрытии его сообщения.

  • 9. Журналист уважает и отстаивает профессиональные права своих коллег, соблюдает законы честной конкуренции, добивается максимальной информационной открытости государственных структур. Журналист избегнет ситуаций, когда он мог бы нанести ущерб личным или профессиональным интересам своего коллеги, соглашаясь выполнять его обязанности па условиях, заведомо менее благоприятных в социальном, материальном или моральном плане.
  • 10. Журналист отказывается от задания, если выполнение его связано с нарушением одного из упомянутых выше принципов.
  • 11. Журналист пользуется и отстаивает свое право пользоваться всеми предусмотренными гражданским и уголовным законодательством гарантиями зашиты в судебном и ином порядке от насилия или угрозы насилием, оскорблений, морального ущерба, диффамации.

Совершено в Москве, 4 февраля 1994 гола.

Подписали: Алек Батчан, Михаил Бергер, Лев Бру- ни, Сергей Бунтман, Ольга Бычкова, Алексей Венедиктов, Анатолий Вербин, Дмитрий Волков, Наталья Геворкян, Александр Гольц, Владимир Г уревич, Аркадий Дубнов, Равиль Зарипов, Алексей Зуйченко, Ирина Иновели, Сергей Корзун, Владимир Корсунский, Вера Кузнецова, Вероника Куцылло, Анна Мельникова, Сергей Мостовщиков, Леонид Парфенов, Сергей Пархоменко, Маша Слоним, Михаил Соколов, Юлия Хайтина».

В этом же году был принят «Кодекс профессиональной этики российского журналиста». (Кодекс одобрен Конгрессом журналистов России 23 июня 1994 года, Москва). Его постулаты — схожи:

Журналист всегда обязан действовать, исходя из принципов профессиональной этики, зафиксированных в настоящем Кодексе, принятие, одобрение и соблюдение которого является непременным условием для его членства в Союзе журналистов России.

Журналист соблюдает законы своей страны, но в том, что касается выполнения профессионального долга, он признает юрисдикцию только своих коллег, отвергая любые попытки давления и вмешательства со стороны правительства или кого бы то ни было.

Журналист распространяет и комментирует только ту информацию, в достоверности которой он убежден и источник которой ему хорошо известен. Он прилагает все силы к тому, чтобы избежать нанесения ущерба кому бы то ни было ее неполнотой или неточностью, намеренным сокрытием общественно значимой информации или распространением заведомо ложных сведений.

Журналист четко проводит в своих сообщениях различие между фактами, о которых рассказывает, и тем, что составляет мнения, версии или предположения, в то же время в своей профессиональной деятельности он не обязан быть нейтральным.

При выполнении своих профессиональных обязанностей журналист не прибегает к незаконным и недостойным способам получения информации. Журналист признает и уважает право физических и юридических лиц не предоставлять информацию и не отвечать на задаваемые вопросы — за исключением случаев, когда обязанность предоставлять информацию оговорена Законом.

Журналист рассматривает как тяжкие профессиональные преступления злонамеренное искажение фактов, клевету, получение при любых обстоятельствах платы за распространение ложной или сокрытие истинной информации; журналист вообще не должен принимать ни прямо, ни косвенно никаких вознаграждений или гонораров от третьих лиц за публикации материалов и мнений любого характера.

Убедившись в том, что он опубликовал ложный или искаженный материал, журналист обязан исправить свою ошибку, используя те же полиграфические и (или) аудиовизуальные средства, которые были применены при публикации материала. При необходимости он должен принести извинения через свой орган печати.

Журналист отвечает собственным мнением и репутацией за достоверность всякого сообщения и справедливость всякого суждения, распространенные за его подписью, под его псевдонимом или анонимно, но с его ведома и согласия. Никто не вправе запретить ему снять свою подпись под сообщением или суждением, которое было бы частично искажено против его воли.

Журналист сохраняет профессиональную тайну в отношении источника информации, полученной конфиденциальным путем. Никто не может принудить его к раскрытию этого источника. Право па анонимность может быть нарушено лишь в исключительных случаях, когда имеется подозрение, что источник сознательно исказил истину, а также когда упоминание имени источника представляет собой единственный способ избежать тяжкого и неминуемого ущерба для людей.

Журналист обязан уважать просьбу интервьюируемых им лиц не разглашать официально их высказываний.

Журналист полностью осознает опасность ограничений, преследования и насилия, которые могут быть спровоцированы его деятельностью. Выполняя свои профессиональные обязанности, он противодействует экстремизму и ограничению гражданских прав по любым признакам, включая признаки пола, расы, языка, религии, политических или иных взглядов, равно как социального и национального происхождения.

Журналист уважает честь и достоинство людей, которые становятся объектами его профессионального внимания. Он воздерживается от любых пренебрежительных намеков или комментариев в отношении расы, национальности, цвета кожи, религии, социального происхождения или пола, а также в отношении физического недостатка или болезни человека. Он воздерживается от публикации таких сведений, за исключением случаев, когда эти обстоятельства напрямую связаны с содержанием публикующегося сообщения. Журналист обязан избегать употребления оскорбительных выражений, могущих нанести вред моральному и физическому здоровью людей.

Журналист придерживается принципа, что любой человек является невиновным до тех пор, пока судом не будет доказано обратное. В своих сообщениях он воздерживается называть по имени родственников и друзей тех людей, которые были обвинены или осуждены за совершенные ими преступления, за исключением тех случаев, когда это необходимо для объективного изложения вопроса. Он также воздерживается называть по имени жертву преступления и публиковать материалы, ведущие к установлению личности этой жертвы. С особой строгостью данные нормы соблюдаются, когда журналистское сообщение может затронуть интересы несовершеннолетних.

Только защита интересов общества может оправдать журналистское расследование, предполагающее вмешательство в частную жизнь человека. Такие ограничения вмешательства неукоснительно выполняются, если речь идет о людях, помещенных в медицинские и подобные учреждения.

Журналист полагает свой профессиональный статус несовместимым с занятием должностей в органах государственного управления, законодательной или судебной власти, а также в руководящих органах политических партий и других организаций политической направленности.

Журналист сознает, что его профессиональная деятельность прекращается в тот момент, когда он берет в руки оружие.

Журналист считает недостойным использовать свою репутацию, свой авторитет, а также свои профессиональные права и возможности для распространения информации рекламного или коммерческого характера, особенно если о таком характере не свидетельствует явно и однозначно сама форма такого сообщения. Само сочетание журналистской и рекламной деятельности считается этически недопустимым.

Журналист не должен использовать в личных интересах или интересах близких ему людей конфиденциальную информацию, которой может обладать в силу своей профессии.

Журналист уважает и отстаивает профессиональные права своих коллег, соблюдает законы честной конкуренции. Журналист избегает ситуаций, когда он мог бы нанести ущерб личным или профессиональным интересам своего коллеги, соглашаясь выполнять его обязанности на условиях заведомо менее благоприятных в социальном, материальном или моральном плане.

Журналист уважает и заставляет уважать авторские права, вытекающие из любой творческой деятельности. Плагиат недопустим. Используя каким-либо образом рабочу своего коллеги, журналист ссылается на имя автора.

Журналист отказывается от задания, если выполнение его связано с нарушением одного из упомянутых выше принципов.

Журналист пользуется (и отстаивает свое право пользоваться) всеми предусмотренными гражданским и уголовным законодательством гарантиями защиты в судебном и ином порядке от насилия или угрозы насилием, оскорблений, морального ущерба, диффамации.

После теракта на Дубровке, опасаясь введения цензуры после телерепортажей и материалов, прямо или косвенно помогавших террористам, все телекомпании и ряд крупных изданий оперативно подписали хартию, регламентирующую поведение журналистов в чрезвычайных ситуациях. Казалось бы, зачем? Существовал ведь кодекс 1994 года. Но журналисты собрались и подписали новый документ. Его принятием были остановлены подготовленные Госдумой поправки в закон о СМИ, предложенные правоохранительными органами. Если бы эти поправки прошли, у некоторых журналистов появились большие проблемы, но зато в Законе — прибавилось бы чёткости.

Ныне Общественная палата предлагает создать новую хартию журналистов. Этот свод морально- этических норм, считают его разработчики, поможет «решать спорные вопросы между журналистами и властью», а также позволит «урегулировать конфликты внутри самого медийного сообщества». Нужен ли представителям прессы кодекс профессиональной этики? Не станет ли он воплощением корпоративной са- моцензуры и саморедактуры журналиста? В споре об этом столкнулись председатель Комиссии Общественной палаты по СМИ, председатель Московского союза журналистов, главный редактор «МК» Павел Гусев и генеральный секретарь Союза журналистов России Игорь Яковенко. Вот главные доводы и аргументы в споре:

Павел Гусев: Дело в том, что любое неписаное правило должно быть закреплено. Чем? Ну, неким дружеским рукопожатием, что ли. Вот мы иногда садимся и говорим: так, мужики, сегодня о бабах ни слова. И тем самым договариваемся, что сегодня будем беседовать только на деловые темы. То же самое и здесь. Мы закрепляем определенные принципы документом, который не является законом, но свидетельствует, что мы о чем-то условились. Чтобы после можно было сказать: ты, парень, нарушаешь. Мы же с тобой договорились не печатать карикатуры на Иисуса Христа или пророка Мухаммеда. О людях церкви — пожалуйста. Если какой-то глава прихода что-то там своровал, почему же не написать об этом? Но есть вещи святые для верующего человека. Вот их не надо трогать. Или, предположим, мы договариваемся не показывать на телеэкране изуродованные детские тела. Или решаем не печатать заказные материалы. Хотя последнее - сложная тема для нас. Вот западные журналисты — те просто не понимают, что это такое. Для них репутация, профессиональная честь всего дороже. Они не представляют, чтобы кто-то тебе в конверте дал деньги за публикацию. А у нас это легко. Я считаю, что мы должны договариваться о прекращении такой практики. Да, это очень трудно. Пройдут годы, прежде чем мы это искореним и вернемся к нормальной, советской, грубо говоря, журналистике, когда за «бабки» никто ничего не делал, когда пером журналистов водила идея - коммунистическая или какая-то еще. Словом, медиасо- обществу нужен некий документ, вбирающий в себя основные этические постулаты.

Игорь Яковенко: Такой документ существует. Причем давно - с 1994 года. Кодекс профессиональной этики российского журналиста. Принят Всероссийским конгрессом журналистов. Зачем же заново изобретать велосипед? Принципиальное отличие норм саморегулирования от закона заключается в том, что закон спускается сверху, а норма саморегулирования рождается в самой корпорации. Кодекс, принятый в 1994 году, — плод работы журналистского сообщества. А хартия, о которой сейчас речь, берет исток в Общественной палате. Ее проект в журналистской среде не обсуждался, никто не знает, что там предлагается. Кроме того, создание такой хартии посредством Общественной палаты противоречит Софийской декларации ЮНЕСКО. В ней четко сказано, что нормы саморегулирования должны разрабатываться исключительно самими журналистами.

Гусев: Идея разработать документ, содержащий свод морально-этических норм журналиста, была высказана мной в программной речи в качестве председателя Комиссии Общественной палаты по СМИ. До сих пор, насколько мне известно, еще никто не сказал, что Гусев — кремлевский выкормыш, пресмыкающийся перед властью. Никогда я не был зависим от Кремля. Это мой принцип и принцип моих журналистов, которых вы знаете. Почему я высушил с такой инициативой? Потому что кодекс, о котором вы говорите, устарел. Он сегодня не является документом, способным объединить все союзы, гильдии, прочие журналистские подразделения, которых в России великое множество. Нужен новый документ. Мы лишь приступаем к его созданию. Собрали со всего мира аналогичные хартии. Сейчас изучаем их. Никто нас не торопит. Хартия может родиться в следующем году, а может и через три года или через десять лет. Пусть вызревает. Мы все вместе должны к ней прийти.

Яковенко: Мы — эго кто?

Гусев: Союз журналистов России, Союз журналистов Москвы.

Яковенко: У нас Москва вне России?

Гусев: Союз журналистов Москвы, Союз журналистов Санкт-Петербурга и еще три союза являются ассоциированными членами Союза журналистов России.

На них не распространяются ваши решения. Так что сегодня даже мнение общественной, творческой организации, объединяющей 100 000 человек — ни для кого не указ.

Да, гак оно и есть. Спорить можно и по другим реалиям. Например, сейчас существует созданное Союзом журналистов России Большое жюри. Оно рассматривает конфликты, связанные с какой-либо публикацией, или пытается разрешить споры внутри медийного сообщества. Подобный орган есть и в Великобритании. Только там он работает на основе хартии. А наше Большое жюри действует по наитию. Предположим, его членам не нравится какая-то публикация. И они начинают ее разбирать. На основе чего? Кто-то считает, что на основе той самой устаревшей хартии — 1994 Союза журналистов России. Политический обозреватель «Российской газеты» Валерий Выжутович делает неутешительный вывод из этого спора: «Информационный товар, производимый отечественными мастерами пера, микрофона и телекамеры, прямо скажем, далек от мировых кондиций. Отсутствие высоких этических и профессиональных стандартов в журналистской среде — гоже вещь очевидная. И все это лишь потому, что медиасообщество до сих пор не выработало правила корпоративного поведения...»68.

Тем не менее при всём несовершенстве Закона о СМИ, отсутствии Закона о творческих союзах, при наличии разных хартий и множестве противоречий внутри профессионального сообщества молодой журналист включается в мощный информационный поток, в коллективные действия своих коллег и должен пытаться проявить себя на многовековом поприще с учётом требований новейшего времени.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
     

    Популярные страницы