Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Культурология arrow АНТРОПОЛОГИЯ
Посмотреть оригинал

Социальные изменения, способствовавшие повышению числа потомков.

Специалистами рассмотрено несколько вариантов стратегии социальных изменений, которые могли привести к повышению числа потомков в группах предков человека и ранних людей.

1. Лесли Айелло: энергетические траты ниже при большем числе родов. Подход с позиций оценки баланса энергии показал, что наиболее «энергетически дорогим» элементом материнского вклада является грудное вскармливание: оно требует повышения суточных трат энергии женщины на 37—39%, тогда как вынашивание плода существенно меньше — на 25%. К тому же кормление грудью продолжается дольше вынашивания ребенка. В традиционных обществах мать продолжает грудное вскармливание как минимум 24—30 месяцев, что практически втрое дольше девятимесячной продолжительности беременности. На основании этих расчетов рассматривается такой вариант снижения энергетической нагрузки на организм женщины, как увеличение частоты беременностей [Aiello L. С., 2002].

Но концепция Айелло предлагает «варианты решений» на индивидуальном, но не популяционном уровне. Значительное увеличение численности за счет повышения доли детей и беременных женщин для охотников-собирателей невыгодно, поскольку снижает мобильность группы и тем самым увеличивает нагрузку на локальную опромышляе- муто территорию. Это подтверждают данные конца XIX и начала XX в., свидетельствующие о сравнительно небольшом числе детей у женщин кочевых народов Сибири, Кольских саамов и чукчей [Козлов А. И., 2012]. Скорее всего, на групповом уровне снижение нагрузки на организм женщины путем увеличения частоты беременностей могло поддерживать уже сложившуюся тенденцию к повышенной детности, но на первых этапах положительный популяционный эффект обеспечили иные факторы.

2. Кристен Хоке и Барри Богин: важность кооперации возрастных групп. Гипотезы американских исследователей Хоке [Hawkes К., 2003; Hawkes К., 2004] и Богина [Bogin В., 1999] рассматривают феномен высокого (по сравнению с высшими обезьянами) числа потомков у человека на популяционном уровне. Эти концепции хорошо дополняют друг друга, и мы рассмотрим их в комплексе.

У всех видов животных отбор направлен на снижение продолжительности жизни после завершения репродуктивного периода, поскольку вышедшие из фертильного возраста особи уже не вносят прямого вклада в поддержание генофонда популяции, но остаются конкурентами в борьбе за ресурсы. Однако у Я. sapiens ситуация противоположная, что могло быть обусловлено длительным детством древних Homo. Преимущество получали группы, в которых представители старших возрастов («бабушки») вносили больший вклад в уход, защиту, обучение и снабжение детей пищей, снижая таким образом давление на женщин фертильного возраста [Hawkes, 2003; Hawkes, 2004]. Наблюдения в традиционных обществах Гамбии подтверждают, что отсутствие бабушек по материнской линии или сохранение ими репродуктивной функции, ассоциировано со снижением статуса питания и выживаемости потомков [Sear R., 2000].

Замедленные темпы роста и длительное детство характерны не только для человека, но и для других высоко социальных хищников и приматов [Bogin, 1999]. Но в плане возрастной физиологии Н. sapiens отличается от других видов тем, что в фертильный возраст человек вступает поздно, тогда как неврологически (а значит, интеллектуально и социально) ребенок созревает значительно раньше. В традиционных обществах дети даже младших возрастов вносят свой вклад в обеспечение группы. Так, дети африканских охотников-собирателей хадза уже в возрасте пяти лет самостоятельно обеспечивают до 50% собственных потребностей в калориях. Анализ ситуации в других группах с традиционным образом жизни подтверждает высокий «прямой» (обеспечение продовольствием) и «непрямой» (высвобождение взрослых как рабочей силы) вклад младших детей в суммарный экономический баланс популяции [Kramer К. L., 2005]. Кроме того, благодаря значительному интервалу между ранним неврологическим и поздним сексуальным созреванием, в популяции складываются группы детей и подростков, социальные роли которых включают присмотр за малышами в отсутствие матерей («бэбиситеры»). Группы «бэбиситеров» и «бабушек» обеспечивают «зону безопасности», в которой находятся малыши, тогда как женщины фертильного возраста получают возможность активнее участвовать в добыче продовольствия.

Таким образом, замедленное взросление детей оказалось фактором, благоприятствующим увеличению продолжительности жизни женщин, вышедших из детородного возраста. Взаимные интересы внуков и бабушек вызвали эффект положительной обратной связи: сформировалось и закрепилось «обратное» направление поддержки, при котором молодые члены группы поддерживают старших. Палеоантропологические свидетельства ухода за ранеными и старыми индивидами известны и для Я. erectus, и для неандертальцев.

3. Оуэн Лавджой: шансы потомков повышаются в устойчивых брачных парах. Как мы уже говорили, переход к выпрямленному положению тела вызвал «эволюционный конфликт» между характерными для гоминид трендами к увеличению размеров мозга и уменьшению размеров таза. Но, по мнению крупного специалиста в области изучения эволюции опорно-двигательного аппарата гоминид Лавджоя, именно прямохождение открыло нашим предкам и выход из создавшегося тупика [Lovejoy С. О., 1993].

При двуногом наземном способе передвижения нет необходимости все время поддерживать детеныша, как при обитании на деревьях. Это позволяет матери снизить расходы на обеспечение себя и потомков пищей и защитой. Уровень защищенности еще более возрастает, если мать и детеныш постоянно находятся в составе группы. Это дает возможность снизить мобильность группы (в отличие от одиночки, она может эффективнее противостоять ряду опасностей), и таким образом еще больше уменьшить энерготраты. Используя высвободившиеся ресурсы, самка получает возможность заботиться одновременно о нескольких детенышах, т.е. ограничение плодовитости в определенной мере снижается. Фертильность может быть повышена, особенно если в обеспечении пищей матери и детенышей будут участвовать другие члены группы, и прежде всего самцы, прямой вклад которых в выращивание ребенка в среднем невелик. Но самцов меньше, чем самок. Кормить им всех самок группы энергетически затратно; к тому же конкуренция и взаимная агрессивность самцов повышаются в период фертильности каждой из самок. Если же период сексуальности самок станет не кратковременным, как у большинства диких млекопитающих, а постоянным, то на каждую из них будет реагировать меньшее число самцов: возникает индивидуальная привлекательность, или эпигамная дифференциация. Чем разнообразнее индивидуальные призывные сигналы, тем избирательнее реакция (в идеале — формируются устойчивые парные группы, по крайней мере, на период выращивания потомства). Внутригрупповая агрессивность снижается, кооперация между членами устойчивых пар возрастает, что дает возможность продлить период ухода за потомством при некотором повышении плодовитости.

Образование брачных пар (моногамных ядерных семей) обеспечивает длительную заботу о потомстве со стороны обоих родителей. Самцы обеспечивали семью высококалорийной пищей, что повышало шансы матери на успешное выращивание и защиту детеныша. Высвободив верхние конечности благодаря двуногому способу передвижения, самцы могли расширить зону поиска и добычи пищи: ее достаточно легко можно было перенести к укрытию, в котором находилась самка с детенышами.

Изложенные гипотезы не опровергают, но дополняют друг друга. Суммировать их можно следующим образом.

За счет кооперации в уходе за детенышами, остававшиеся в укрытии самки ранних гоминид могли часть времени тратить на добывание растительной и мелкой животной пищи (позвоночные, насекомые, личинки). По мере увеличения продолжительности жизни (на стадии Н. sapiens) вышедшие из фертильного возраста женщины начинали заменять молодых, оставаясь с детьми, охраняя и обучая их («роль бабушек в эволюции»). Более сильные женщины в это время добывали пропитание: согласно современным данным, большая часть пищи в группах охотников-собирателей добывается именно женщинами. Благодаря высокой социальной сплоченности, длительному периоду взросления и замедленному, по сравнению с другими приматами, половому созреванию, часть трат времени и энергии по уходу за младшими детьми переносилась с матерей на детей старших возрастов и подростков («роль бэбиситеров»). Нагрузка на женщин фертильного возраста снижалась и благодаря формированию устойчивых семейных групп, в которых мужчины вносили гарантированный, хотя и нерегулярный вклад в обеспечение женщин и детей высококачественными животными белками и жирами. Эпигамная дифференциация вела к сериальной моногамии — прообразу парного брака, длившегося по крайней мере до достижения ребенком определенной степени самостоятельности. В этой ситуации увеличение частоты беременностей (энергетически менее затратных по сравнению с грудным кормлением) давало дополнительный выигрыш.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы