ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ИЗМЕНЧИВОСТЬ

Основные понятия: адаптация; адаптивный тип; адаптивная ниша; миграция; питание;

В результате изучения темы студент должен:

знать

  • • предмет, цели и задачи физической антропологии при изучении биологической изменчивости человека;
  • • современные представления об адаптивных типах;
  • • особенности и отличительные признаки основных адаптивных типов современного человечества;
  • • закономерности морфофизиологической вариабельности современного человека в различных биотопах;
  • • комплексный характер адаптации, включающей изменения поведения, питания, внутригрупповых социальных отношений;

уметь

  • • анализировать и интерпретировать данные о морфофизиологической и психологической специфике представителей различных популяций в дискурсе адаптивных характеристик группы;
  • • оценивать сходство адаптивного ответа на воздействие экологически близких средовых комплексов;
  • • на ряде примеров показать, что в современном мире урбанистическая среда является эволюционно новой нишей, требующей адаптации человека, как биосоциального существа.

владеть

  • • навыками поиска информации для выявления комплексов морфологических, физиологических и психологических характеристик, обеспечивающих сильные стороны и слабости при адаптации к специфическим условиям среды обитания;
  • • навыками работы с учебной и научной литературой о механизмах средовой (экологической) адаптации представителей доиндустриальных обществ.

В гл. 5 мы рассмотрели проявления расового и географического разнообразия Homo sapiens. Настоящая глава служит развернутым дополнением к предыдущей. Мы продолжим знакомство с пространственной изменчивостью человека, положив в основу экологический подход.

Комплексный ответ на требования среды: биполярные расы. Известным отечественным антропологом В. П. Алексеевым описан феномен «биполярных рас» — совпадения антропологического типа у групп, не связанных близким родством и разделенных громадным расстоянием, но обитающих в сходных климатических условиях. В частности, эскимосов, населяющих арктические регионы Северной Америки, и огнеземельцев, ныне исчезнувших коренных жителей самых южных районов эйкумены, объединяет сходство многих морфологических признаков. Огнеземельцы мало или совсем не отличались от эскимосов по величине носового указателя (отношению ширины носа к его высоте), по пропорциям черепа и лица (черепная коробка чрезвычайно длинна и массивна, лицо исключительно широкое и довольно высокое). Эти признаки заметно варьируют у американских индейцев, заселивших огромные пространства двух континентов между ареалами двух указанных групп, и в целом не свойственны группам южноамериканских индейцев, к которым относятся огнеземельцы.

Приспособление к обитанию в крайне суровых условиях Огненной Земли, климатически сходных с арктическими регионами, привело к конвергентному (независимому) возникновению близких морфологических адаптаций у представителей двух разных расовых групп — американоидной (огнеземельцы) и арктической (эскимосы).

Из этого следует важный вывод: на изменчивость морфологических, физиологических, серологических, иммунологических характеристик человека влияют не столько географические в узком смысле слова, сколько экологические факторы.

Адаптивные типы. Биполярные расы — явление уникальное лишь потому, что в ходе своей истории представители разных групп человечества мигрировали преимущественно в широтном, а не меридиональном (по направлению к разным полюсам) направлении. По мере расширения ареала, занятого представителями той или иной расы, он охватывал территории со все более разнообразными экологическими параметрами. Поскольку изменчивость морфологических и физиологических признаков у человека велика, в пределах каждой из рас могли независимо складываться сходные адаптивные комплексы, отвечающие требованиям среды в данном регионе и биотопе.

Из общего спектра генетически детерминированной изменчивости (т.е. биологической нормы реакции) отбором подхватывается ограниченный диапазон вариаций, обеспечивающих наиболее адекватный ответ на воздействие специфических для данной среды параметров — адаптивная норма. В результате в близких условиях обитания у представителей разных рас независимо (конвергентно) складываются сходные морфо-физиологические комплексы, обеспечивавшие устойчивость популяции в данных экологических условиях.

В пределах крупных региональных биосистем, различных по особенностям климата, ландшафта, растительного и животного мира, формирующиеся комплексы могут существенно отличаться друг от друга. Работы Татьяны Ивановны Алексеевой по классификации таких устойчивых вариантов привели к выделению адаптивных типов Homo sapiens: тропического, аридного (пустынного), высокогорного, континентального, арктического, а также адаптивного типа умеренного климата [Алексеева Т. И., 1998].

Алексеева подчеркивала, что адаптивные типы не являются экологически специализированными формами. Они проявляются в виде тенденции к изменению физиологических и морфологических черт в направлении, наиболее благоприятном для существования в определенной среде, и не препятствуют возможности существования в других экологических нишах.

Детальные описания общей концепции и характеристик отдельных адаптивных типов приведены в работах Алексеевой. Наша задача — дать относительно краткие и рельефные примеры адаптивных типов, показать основные механизмы, лежавшие в основе их возникновения.

Интермедия

Изучение «аборигенов»: прикладные или гуманитарные цели?

В отношении практического применения данных о медико-антропологических характеристиках аборигенного населения существуют разные точки зрения.

В середине 1920-х гг. в отечественных антропологических журналах появились статьи, авторы которых предлагали изучать морфологию и физиологию коренных жителей Севера, чтобы на основе полученных данных выявить комплекс оптимальных функционально-морфологических параметров мигрантов в «регионы нового промышленного освоения». Со временем упоминание о «прикладном» аспекте исследований физиологии аборигенов Севера стало едва ли не обязательным абзацем советских научных публикаций.

Альтернативная точка зрения — представление о практически полной неприменимости знаний об особенностях функциональных показателей аборигенов Севера для прогностических целей в условиях современного технологического общества. Эта идея возникла гораздо позже; на страницы советских научных и научно-общественных изданий она проникла лишь в 1970-х гг.

Мы придерживаемся именно этого взгляда. Причина в следующем.

Безусловно, ряд физиологических показателей, характерных для представителей «традиционных» обществ разных экологических зон может и должен быть использован для познания закономерностей процесса биолого-социальной адаптации человека к субэкстремальным и экстремальным условиям существования. Однако эти данные в подавляющем большинстве случаев дают информацию об особенностях длительной (в продолжение многих поколений) адаптации, что мало применимо на практике: «регионы нового промышленного освоения» не смогут ждать рабочую силу веками.

К тому же функциональные и морфологические особенности представителей коренных народов различных областей нашей планеты обусловлены не только многовековой экологической, но и поведенческой и культурной адаптацией к определенным условиям обитания. Это дает основание антропологам говорить о своего рода «естественных эволюционно-исторических экспериментах», в ходе которых выясняется, как будет развиваться человек в обществах, отличающихся от «цивилизации технологического типа». Индивидуальная и коллективная трудовая активность членов таких обществ на взгляд представителя западного, «технологического» общества, как правило, весьма специфична. Исполненные жалостливого недоумения или откровенного презрения высказывания представителей колониальных администраций XIX в. относительно «лености туземцев» — лишь проявления «евроцентризма», нежелания понять обычаи и, как сказали бы мы сейчас, антропоэкологической подоплеки ситуации.

Данные этнографии, психологии, антропологии, медицины свидетельствуют об «энергосберегающем типе поведения» аборигенов, резко отличном от сложившегося в современном западном обществе. Представители мигрант- ных групп и особенно «проточных популяций» (сезонные и вахтовые рабочие), ориентированные на выполнение интенсивных трудовых операций «технологического типа» в пределах жестко установленных временных рамок, должны существенно отличаться от коренного населения по функциональноморфологическим, психологическим и поведенческим характеристикам.

Поэтому идея о том, что оптимальный акклиматизационный эффект может быть достигнут при наибольшем сходстве морфофизиологических особенностей пришлого и коренного населения, не кажется верной.

Не прикладной, а гуманитарный подход должен превалировать в изучении медико-антропологических характеристик аборигенов. Более 20% поверхности суши нашей планеты занимают пустыни и полупустыни, в которых живут люди. В высокогорье, на высотах свыше 3000 м над уровнем моря, постоянно проживает более 10 млн человек. Несколько сотен тысяч человек только в нашей стране может быть отнесено к населению Севера — если принимать во внимание не только представителей коренных малочисленных народов, но и старожильческие группы, не одно поколение которых проживает в высокоширотных регионах.

Данные о функциональных особенностях представителей коренных народов могут и должны рассматриваться как информация, имеющая самостоятельное значение не только для фундаментальной науки. Ее следует использовать врачам при оценке медицинских показателей коренного населения, педагогам при оптимизации программ физического развития детей в национальных школах, экологам при решении проблем традиционного природопользования и охраны окружающей среды.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >