Специфика воздействия урбанизированной среды обитания.

В соответствии с принятой схемой изложения, перечислим экологические факторы, воздействующие на человека в условиях городской среды.

Прежде всего, следует учитывать, что урбанистическая среда — ниша, возникшая и модифицирующаяся в результате деятельности Я. sapiens. Соответственно, экологические факторы, воздействующие на городское население, имеют в основном антропогенный характер. При этом их нельзя сводить только к загрязнению среды обитания: это лишь один из аспектов экологии человека в городской среде.

В современных условиях даже формально «сельское» население все больше сдвигается к «модернизированному» образу жизни со специфическими для него нагрузками, питанием, уровнем контактов с природной средой. Таким образом, сфера урбанистической среды начинает включать группы населения, проживающие вне административных границ «городских поселений».

Рассматривая процесс урбанизации как переход в новую нишу, следует учитывать следующие моменты:

  • — он требует биологической адаптации, как и адаптация к природным экологическим условиям;
  • — сама урбанистическая ниша нестабильна из-за очень высоких темпов изменений;
  • — с общебиологических позиций, ключевой вопрос не в том, в «положительном» или «отрицательном» направлении идут изменения, а в их наличии; адаптация необходима в любом случае;
  • — в антропогенной среде наиболее ярко проявляется тот факт, что адаптация к среде обитания основана на формировании обратных связей: популяция в ходе приспособления модифицирует среду своего обитания, а измененная среда задает новые векторы изменений. Цикличность процесса обусловливает коэволюционные изменения, т.е. совместную эволюцию организмов и формируемой (конструируемой) ими ниши, а также непрерывное ускорение процесса [Odling- SmeeF. J., 2003].

Поскольку изменения существенны и быстры, популяция должна испытывать интенсивное давление отбора. В современных условиях компенсаторные механизмы (включая уровни технологической и социальной поддержки в самом широком смысле, в том числе развитие медицины) достаточно эффективны. Поэтому физиологическая адаптация к воздействию климатических факторов для жителей городов менее значима, чем приспособление к антропогенным условиям урбанизированной среды.

Давление отбора в популяциях человека слабо отражается в повышении смертности, т.е. прямой или опосредованной (например, через меньшую плодовитость) элиминации носителей неблагоприятных морфо-физиологических комплексов. С одной стороны, это — одно из несомненных достижений цивилизации. С другой стороны, развитие медицины способствует выживанию и включению в репродуктивный процесс все большей доли индивидов с хроническими и наследственными заболеваниями, что повышает генетический груз популяции.

Значительные миграционные потоки в городах ведут к быстрому изменению генофонда популяций. Но поскольку население городов складывается из уроженцев различных в экологическом плане регионов, в которых формировались специфичные варианты адаптивных комплексов, генетическая дисперсность населения крупных городов и агломераций оказывается чрезвычайно высокой.

Влияние урбанизации на биологические характеристики человека. На протяжении истории существования городов биологические характеристики их обитателей изменялись, отражая смену условий жизни. Если оставить в стороне ситуацию давних эпох (Античности и Средневековья), можно заметить, что качество жизни в городах стало стремительно ухудшаться по мере развития процессов индустриализации. Возрос уровень бытового и промышленного загрязнения воздуха и питьевой воды, для небогатых горожан стала менее доступной качественная пища. В XIX в. смертность городского населения в Европе и России значительно превысила смертность сельского. По заключению врачей-гигиенистов конца XIX в., «вероятная продолжительность жизни... оказывается в странах земледельческих равной 39 и даже 43 годам, а в мануфактурных фабричных центрах равною 22 и даже 19 годам» [Пермские и волжские финны..., 2009]. В последние десятилетия XIX в. немецкий антрополог Ранке на основании наблюдений, сделанных в Баварии, пришел к убеждению, что города в огромном большинстве случаев представляют собою значительно худшие условия для «правильного роста» (сегодня мы сказали бы — гармоничного развития человека), чем прилежащие к ним деревни.

С мнением Ранке были согласны и российские санитарные врачи и антропологи. По данным изучения антропологических характеристик населения Пермской губернии, А. И. Смородинцева и Н. А. Русских (1897 г.) заключили: «...Жизнь и деятельность сельского рабочего обставлены для его здоровья, в сравнении с фабричным, относительно благоприятно... Крестьянин добывает себе хлеб при сравнительно умеренном напряжении сил, на свежем воздухе и при таком своем занятии редко подвергается особенно вредным влияниям» [Пермские и волжские финны..., 2009]. В результате по обхвату грудной клетки крестьянские дети Пермской губернии конца XIX в. заметно превосходили сверстников-горожан, сельские девочки были даже несколько выше горожанок, а городские и сельские мальчики 7—12 лет по длине тела не различались (в данном случае мы не учитываем различия антропометрических показателей между городскими детьми различных сословных групп). Мужчины-мещане г. Перми в возрасте 21 года отставали в длине тела от сверстников-крестьян, а по абсолютному и относительному (в процентах от длины тела) обхвату грудной клетки русские пермские крестьяне значительно превосходили горожан всех сословий [Пермские и волжские финны..., 2009].

В XX в., по мере улучшения условий труда и быта в российских городах, горожане стали стабильно крупнее сельских жителей.

В наши дни специфика физического развития, обусловленная урбанизацией, проявляется уже на ранних этапах жизни человека. Примером могут служить различия антропометрических характеристик новорожденных коми-пермяков из городских и сельских семей. Масса тела при рождении у горожан больше, чем у жителей села: у девочек различия составляют примерно 0,5%, у мальчиков достигают 3%. Средние показатели общего состояния ребенка в первые минуты жизни (оцененные в баллах шкалы Апгар) также выше у новорожденных детей из городских семей (табл. 6.24). В данном случае возможное влияние природных экологических факторов исключено: в анализ включены характеристики детей из сельских поселений, удаленных от административного центра, Кудымкара, на расстояние не более 20 км.

Таблица 6.24

Антропометрические характеристики городских и сельских новорожденных коми-пермяков [Пермские и волжские финны..., 2009]

Пол

Социальная

группа

Масса тела, г

Баллы по шкале Апгар (10-я минута)

Мальчики

Горожане

3448

8,69

Жители села

3351

8,64

Девочки

Горожанки

3291

8,78

Жительницы села

3277

8,51

Приведенные различия минимальны, но они представляют интерес по двум причинам. Во-первых, на их примере можно проследить различия между городским и сельским населением, которые проявляются уже на первых минутах жизни человека. Во-вторых, данные, полученные при исследовании населения Коми-пермяцкого автономного округа, позволяют проследить самые первые этапы влияния урбанизации на биологические характеристики человека. Административный центр Коми-пермяцкого автономного округа, г. Кудымкар с численностью населения около 35 тыс. человек, представляет собой типичный центр сельскохозяйственного региона. По сути, это очаг, в пределах которого только начинают действовать специфические для процесса урбанизации социальные, демографические, генетические и биологические процессы.

Тем не менее антропометрические характеристики городских и сельских коми-пермяков школьного возраста также различаются. Длина тела школьников-горожан несколько больше, чем у их сельских сверстников. Средняя масса тела семи-девятилетних мальчиков г. Кудымкара в среднем на 1,6 кг превосходит массу тела жителей сел, расположенных в пределах 10 км от города. Городские девочки этого возраста тяжелее своих сельских сверстниц в среднем на 0,6 кг [Пермские и волжские финны..., 2009].

Урбанизация оказывает существенное влияние и на сроки полового созревания. У девушек коми-пермячек из городских и сельских семей возраст менархе достоверно различается (табл. 6.25). В среднем половое созревание девушек-горожанок наступает примерно на три месяца раньше, чем у жительниц окрестных сел.

Таблица 6.25

Возраст менархе у представительниц различных социальных групп коми-пермячек [Пермские и волжские финны..., 2009]

Социальная группа

Возраст менархе, лет

Горожанки

14,48

Жительницы села

14,85

Антропологические различия городских и сельских детей нарастают по мере увеличения размеров города. Жители крупных городов, и особенно городских агломераций и мегаполисов, отличаются от сельского населения значительно сильнее, чем обитатели малых городов.

Столица республики Бурятия г. Улан-Удэ — старый сибирский город, основанный в 1666 г. Это полностью сформировавшийся административно-культурный центр с развитой промышленностью и населением около 300 тыс. человек. В населении Бурятии проявляются уже сложившиеся различия между сельскими и городскими детьми. Во всех возрастно-половых и этнических группах горожане достоверно выше и массивнее сверстников, проживающих в селах Улан-Удэнского района. По возрасту полового созревания городские девушки-бурятки опережают сельчанок на три месяца, а у русских девушек различия в возрасте менархе достигают 10 мес.

Различия в физическом развитии между городскими и сельскими детьми России проявляются в той же степени, что и у детей сел и промышленных центров стран Восточной Европы, например, отлично изученных в этом отношении Польши или Венгрии. При этом, несмотря на большие, чем у жителей села, средние значения тотальных размеров, городские коми-пермяки и буряты сохраняют свое этноантрополо- гическое своеобразие. Их показатели заметно отличаются от общероссийских нормативов длины и массы тела. Однако как степень развития мышечной и жировой ткани, так и функциональные показатели школьников и молодежи ни в коей мере не дают оснований полагать, будто буряты (как и марийцы, коми-пермяки, коми, представители других народов) проявляют «худшие» показатели физического развития по сравнению с этническим большинством — русскими. Нет, в данном случае проявляются лишь специфические для той или иной группы характеристики, отражающие антропологическое своеобразие народа.

Связанная с урбанизацией антропометрическая специфика детей сохраняется и у взрослого населения. Для взрослых горожан характерен не только больший рост, но и более высокий уровень изменчивости соматических признаков по сравнению с сельчанами. В городе преобладают представители сравнительно «контрастных» типов телосложения: относительно вытянутые и худощавые (эктоморфные) и, наоборот, коренастые и тучные (эндоморфные), тогда как жители села более схожи друг с другом по телосложению, приближаясь к мезоморфному (мускульному) или смешанному (неопределенному) вариантам. Другими словами, соматическое внутригрупповое разнообразие городской популяции выше, чем сельской. Вероятно, это связано с более высокой социальной и профессиональной дифференциацией горожан по сравнению с сельчанами. Однако трудно сказать, какой фактор является ведущим: насколько профессия определяет тип телосложения, и в какой степени люди разных соматотипов предпочитают разные виды деятельности. Так или иначе, но конституциональный тип нередко оказывается связанным с профессией (см. параграф 4.2).

В городе в наибольшей степени реализована уникальная способность Я. sapiens к эффективному преобразованию среды в соответствии с собственными потребностями. Но хотя антропогенная среда и лучше защищала человека от воздействия природных факторов, на ранних стадиях индустриализации интенсивность отбора в городском населении была выше, чем в популяциях с традиционным хозяйственно-культурным укладом: слишком быстрые и масштабные изменения оказались мощным селективным прессом. По мере приближения антропогенной среды к оптимальным для нашего биологического вида параметрам, давление экологических факторов снижалось. В городах России резкое ослабление отбора произошло на протяжении жизни трех-четырех поколений, в основном за счет выраженного снижения дорепродуктивной смертности [Курбатова О. Л., 2014]. Организм получает возможность полнее и раньше в онтогенезе реализовывать свои генетические потенции: дети развиваются и растут быстрее, размеры тела в конечном фенотипе становятся больше.

Однако, в соответствии с принципом «конструирования ниш», изменение места обитания «в соответствии со своими нуждами» неизбежно меняет баланс между средой и организмом. Зона адаптивной нормы сдвигается, что проявляется в долговременных изменениях размерных и физиологических характеристик населения — секулярных трендах (см. параграф 3.3).

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >