Причины разнообразия современных брачных систем.

Почему же так разнообразны варианты брачных связей в современном мире? Почему, если моногамия — исходный человеческий вариант брачного поведения, моногамны всего 16% современных традиционных обществ, а подавляющее их большинство практикует групповой брак (полигиния в 83%, и полиандрия — менее 1%)?

Ответ на эти вопросы заложен в самом определении.

Брак человека — присущий обществам Н. sapiens социальный институт, регламентирующий социально-экономические отношения брачных партнеров и их взаимоотношения с родственниками и свойственниками [Бутовская, 2013].

Это значит, что у человека, в отличие от животных, к биологическим элементам системы воспроизводства добавляются весомые социальные и экономические компоненты.

Особенности репродуктивного поведения — это, в первую очередь, элемент культуры. При этом данная культурная характеристика, несомненно, связана с медико-биологической спецификой популяции. «Принятые», т.е. социально одобряемые, возрастные рамки вступления в брак и сексуального дебюта, рождения первого и последующих детей и т.д., отражают особенности темпов полового созревания (т.е. физиологической нормы) в определенных природных и социально-экономических условиях (см. гл. 3, 6).

Формирование и закрепление соответствующих обычаев, традиций и правил обеспечивало достижение приемлемого для социальной группы уровня воспроизводства. Репродуктивное поведение и сексуальные обычаи обусловлены спецификой каждой культуры, являются одним из ее выражений и испытывают на себе ее влияние. Понять

«принятое» сексуальное поведение можно только в контексте истории общества и специфики культуры.

Социальные отношения, возникающие в результате применения правил и принципов, определяющих, с кем и как индивид может вступать в брак, и кому принадлежат дети, рождающиеся в результате этого брака, выполняют функцию контроля над сексуальностью. Формируется представление о предпочтительном браке.

Предпочтительный брак — поощряемая или предписываемая в данном обществе форма брачных связей с учетом специфики систем родства.

В тех или иных условиях переплетение и взаимное влияние биологических, социальных и экономических факторов в сочетании с уровнем технологического развития группы и присущим ей типом природопользования, приводят к формированию спектра разнообразных брачных систем. Адаптивная, наиболее отвечающая требованиям среды (в самом широком понимании этого термина) форма брака закрепляется в традициях, становится «принятой», предпочтительной.

Современные охотники-собиратели по укладу жизни, типу эксплуатации ресурсов и экологическому окружению отличаются от ранних представителей Н. sapiens. Как правило, они оттеснены на сравнительно малоплодородные территории и в той или иной степени вовлечены в отношения с группами, практикующими другие варианты природопользования. При таких обстоятельствах адаптивный тип брачных связей не копирует древний, исходный вариант.

Понимание этого факта и опора не на этнографические, а на психологические данные, позволили Саймонсу, Мили и их последователям выйти на новый уровень представлений об эволюции мужского и женского вариантов репродуктивного поведения. Утвердившиеся в наши дни научные концепции сходятся в том, что полигамия современных и близких к современности традиционных обществ — эволюционно новый вариант отношений, сформировавшийся в условиях сложившегося многообразия культур. Вероятно, полигамия и гаремный тип брачных отношений сложились в обществах, перешедших к производящему типу хозяйства («неолитическая революция», 8—10 тыс. лет назад). Земледелие и скотоводство обеспечили возможность накопления избыточных благ (первоначально в виде запасов продовольствия), и «глава семьи» получил возможность содержать нескольких жен и достаточно многочисленных детей. Увеличение числа рабочих рук давало возможность расширить хозяйственную деятельность. Группы, сохранявшие приверженность присваивающему типу хозяйства, позже по тем или иным причинам перенимали полигамные варианты семейных отношений, копируя своих более богатых соседей.

Типы родственных связей. Давая определение понятию брака, мы использовали термины «родственники и свойственники». Следует уточнить, что же такое родственные связи и отношения.

Родственные отношения предполагают кровную и (или) брачную связь между людьми. При том, что основу родственных систем, как правило, составляют отношения «родители — дети» и «братья — сестры», в различных обществах кровно-родственные отношения рассматриваются и определяются по-разному. Например, в европейских обществах статус «отец» получает мужчина, участвующий в биологическом воспроизводстве (биологический отец, «генитор» в античной терминологии) и (или) воспитании и материальном обеспечении ребенка (социальный отец, в античности — «патер», или «кормилец»). Но в некоторых обществах (например, у нуэров Судана и Эфиопии) статус социального отца может перейти к женщине или к духу, отцом может считаться группа братьев. Определение системных родственных связей между братьями и сестрами так же неоднозначно в разных обществах. Чем обусловлены эти — порой очень существенные — различия?

Основная функция института родственных связей — структурирование социальной общности, организация общественно-значимых связей между индивидом и его предками и потомками. Родственные связи служат средством передачи статуса и собственности из поколения в поколение (процесс наследования) и, таким образом, выполняют адаптационную функцию, позволяя группе избежать дисбаланса в демографической структуре через выделение экзо- и эндогамных групп.

При описании современных западных обществ термин «родство» применяется сравнительно редко, уступая свои позиции понятию «семья». В обществах, где приоритет отдается индивидуалистическим ценностям, это подразумевает, как правило, нуклеарную семью, состоящую из родителей и их несовершеннолетних детей. Впрочем, британский социолог Э. Гидденс [2004] показывает, что в современных обществах нуклеарная семья замещается парой, иными словами, наличие детей перестает являться обязательным признаком семьи. Смена расширенных семей нуклеарными не означает, впрочем, отсутствие родственников. Более того, в отношении современных обществ некорректно говорить и об упрощении систем учета родства по сравнению с традиционными обществами.

Интермедия

Родственные связи, системы наследования и структура групп

Наличие более сложных понятий о родственных связях, нежели простые отношения матери и детеныша, описано у различных видов млекопитающих. Но благодаря способности не только понимать/устанавливать связи, но и понимать/устанавливать связи между связями, человек отличается от остальных животных (включая высших обезьян) глубиной и разветвленностью представлений о родственных отношениях [Годелье М., 1993].

Выделяют следующие системы наследования:

  • — унилинейная (патрилинейная/матрилинейная) — наследование только по мужской или по женской линии;
  • — билинейная — наследование или по женской, или по мужской линии (в зависимости от ситуации);
  • — амбилинейная — наследование или по женской, или по мужской линии по выбору человека;
  • — параллельная — фиксация родственных связей женщинами по женской линии, мужчинами — по мужской;
  • — когнатическая — родственниками человека признаются все предки и родные и по мужской, и по женской линии.

Родственные связи способствуют поддержанию не только межпоколенческой, но и внутрипоколенческой структуры общества, служат основанием для создания и функционирования социальных групп. Так, на унилинейном принципе наследования основываются четыре вида групп: роды, кланы, фратрии и половины.

Род (линидж) — группа родственников, которые определяют свое наследование от определенного предка — мужчины (патрилинейная группа) или женщины (матрилинейная группа) — через доказанные связи (заключение брака). Во многих обществах несколько родственных групп объединяются в группу более крупную — корпоративную. Родовые организации играют большую роль при распределении богатства, политической власти, коллективном владении землей или пастбищами, в рамках рода осуществляется забота о сохранении жизни, воспитании подрастающего поколения.

Клан — группа родственников, которые верят в существование общего предка, но не могут это доказать (часто родовые организации признают свою принадлежность к одному клану). Клановым атрибутом и признаком является тотемическая эмблема — животное или растение. Кланы чаще являются территориальными объединениями (отдельный клан составляют роды определенной местности) с установленными имущественными, политическими, социальными отношениями.

Фратрии — группы с наследственными связями, состоящие из отдельных кланов. Фратрии выполняют чаще всего политические функции.

Половины — отдельные унилинейные группы, выполняющие в обществе взаимодополняющую функцию. Малые общества часто делятся на две половины, образуя, например, экзогамные группы.

Современные отношения родства. Изменения, происходящие в современных обществах, приводят к переопределению категорий, прежде казавшихся очевидными. В числе факторов, приводящих к трансформации института родства, можно назвать следующие.

  • 1. Новые репродуктивные технологии — искусственное оплодотворение, суррогатное материнство, донорство яйцеклетки, которые создают целый ряд новых отношений. Так, например, X. Томпсон описывает ситуацию экстракорпорального оплодотворения, в которой донором яйцеклетки является взрослая дочь, а донором спермы — новый супруг женщины. В этом случае сама женщина будет являться для ребенка социальной матерью и отчасти — биологической, поскольку выносила его, а ее взрослая дочь — сводной сестрой в социальном отношении и матерью — в биологическом.
  • 2. Создание родственных отношений на основе личного выбора. Довольно типична для западных обществ ситуация, когда друзья, а порой — коллеги, соседи и представители иных социальных групп, в которые включен индивид, оказываются для него ближе, субъективно «роднее», нежели биологические родственники. Случается, что определенные обстоятельства придают подобной ситуации драматичность: биологические родственники отказываются поддерживать отношения с индивидом, и важнейшую функцию семьи — функцию социальной поддержки — начинает выполнять другая группа. Формирование подобной «семьи по выбору» подробно описано на примере однополых пар, когда биологические родственники партнеров, узнав об их сексуальной ориентации, порвали отношения с ними, а часть функций семьи перешла группе друзей [Weston К., 1997].

Подобные изменения не означают ни отрицания института родства, ни возможность абсолютно произвольного возведения в ранг родственника любого человека. Они предполагают принципиально новое толкование родства как такового. Неоднозначность трактовок биологических оснований родства и волюнтаризм в отношении социальных оснований говорят о том, что в современных обществах «родство» приобретает гибкий, текучий характер. Оно становится не атрибутом, обретенным при рождении, а процессом, предполагающим постоянные определения и переопределения родственных отношений и ролей на протяжении жизни индивида и в процессе социальных изменений. Так, «быть дочерью» или «быть братом» определяется по-разному в детстве и во взрослом возрасте. В зависимости от этих меняющихся значений люди постоянно перестраивают и круг, и характер своих отношений с другими.

При этом, те отношения, которые определяются индивидом как родственные, независимо от того, основаны ли они на браке, кровном родстве или нет, остаются высоко значимыми, выступают в качестве модели отношений, основанных на любви и привязанности. Не случайно люди часто используют термины родства (брат/сестра/отец) для не-родственников, чтобы с их помощью выразить свою любовь и уважение [Van der Geest S., 2013].

Таким образом, родственные отношения уже не являются матрицей, структурой, в которую встраивается индивид, они конструируются и структурируются самими индивидами в процессе повседневных взаимодействий: «родственные отношения — это более сложная и многоуровневая система отношений, чем та, которая возникает на основе счета только порождения и брака. И выбор в данном случае понимается как один из принципов, который создает эту сложную систему путем дифференциации родственников не только по рангу родства, но и иным субъективно значимым характеристикам» [Крецер И. Ю., 2015. С. 2191].

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >