Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политэкономия arrow История экономических учений

"Опыт о природе коммерции" Р. Кантильона: логика и основные идеи

Р. Кантильон: превратность богатства

Ричард Кантильон (ок. 1680-1734) является, по-видимому, единственной фигурой в истории экономических учений XVII-XVIII вв., чья известность в XX в. намного возросла по сравнению с XIX в. Причем фигурой, сопоставимой со всеми крупнейшими фигурами экономической мысли в течение столетия до и после него. Кантильон считал себя учеником У. Петти и был непосредственным продолжателем П. Буагильбера и прямым предшественником физиократов (опубликовавших его трактат) в "общей идее пропорциональности". Он был также предшественником А. Смита в построении целостной экономической теории, Д. Рикардо в анализе международной торговли и Ж.-Б. Сэя в концепции предпринимательской функции; наконец, критиком "системы" Дж. Ло, благодаря которой сам Кантильон как предприниматель сколотил миллионное состояние.

В биографии Кантильона авантюрный элемент зашкалил в сторону уголовной хроники. Банкир ирландского происхождения, Кантильон обосновался с 1708 г. в Париже и во время компании Всех Индий предоставлял клиентам ссуды на покупку ее акций при условии, что акции послужат вкладами в его банке. Когда курс акций достигал спекулятивной высоты, Кантильон продавал их без ведома клиентов, а когда происходило падение, восстанавливал вклады, покупая за бесценок необходимое количество акций. Подвергнутый судебному преследованию за мошенничество, он уехал из Франции, сохранив состояние, позволившее ему купить особняки в семи (!) городах Европы и попутешествовать еще и по Америке. Особняк Кантильона в Лондоне сгорел в 1734 г. - то ли из-за неосторожности, как утверждали слуги; то ли по злому умыслу расправившегося с хозяином убийцы; есть и версия, что Кантильон инсценировал собственную гибель, дабы скрыться от кредиторов.

Детективные обстоятельства обогащения Кантильона и его смерти получили продолжение в темной истории с печатанием его труда - неизвестным издателем по-французски, то ли с рукописи, то ли в переводе с какого-то английского анонимного издания. В отличие от Ло, которого порицали или "реабилитировали", Кантильона почти забыли, чтобы вспомнить в конце XIX в. (У. С. Джевонс) как повод для споров о "национальном происхождении" политической экономии. И лишь в XX в. эта темная фигура получила признание как центральная в линии развития предмета и метода политической экономии от У. Петти до Ф. Кенэ с достижениями, превосходящими в двух моментах все, что было найдено в экономической мысли не только XVII-XVIII вв. и XIX в.; эти моменты составили основу теории предпринимательства и достижения эффекта "впрыскивания наличности".

Земельная теория ценности

Предмет исследования в "Опыте" Кантильона - богатство нации, определяемое, как "продукты, необходимые для питания, обмена и развлечения". Земля признается источником, или "материей" богатства, человеческий труд придает ему форму. Кантильон более четко, чем Петти, провел различие между внешней, или относительной, рыночной ценностью богатства, регулируемой спросом и предложением, и "внутренней ценностью" продуктов, определяемой необходимыми для их производства затратами земли и труда. В отличие от Петти, в качестве единой меры богатства Кантильон предлагал землю. От ее количества и плодородия, соединяемых в определенных пропорциях с трудом, зависит богатство всех жителей государства. Движущей силой хозяйственных процессов являются решения собственников земли о характере ее использования. Выбор резиденции сеньора, особенно монарха, и тип потребления землевладельцев задают рамки сфер деятельности и количество тех, кого кормит земля. Для привычного типа потребления земля используется как пашня, и сельские жители находят достаточно работы и средств для своего содержания. При типе потребления землевладельцев, ориентированном на роскошь, земля начинает использоваться как кормовые угодья для чистокровных лошадей; ремесленные товары производятся не па местном сырье, а покупаются за границей; в результате образуется избыток незанятого населения. Хотя Кантильон и бросил скандальную фразу "люди множатся, как мыши в чулане", чем предвосхитил Мальтуса и Рикардо в формулировке жесткой зависимости между количеством людей и количеством средств для их содержания, он не считал рост народонаселения биологически предопределенным, указывая на изменения численности населения вследствие сознательных брачных решений.

Земельную теорию ценности Кантильон применил для анализа сравнительных выгод в международной торговле. Например, Фландрия ввозила во Францию кружева, а Франция во Фландрию - шампанские вина. Кто оставался в выигрыше? Кантильон предлагал соизмерить кружева и вино с земельными единицами и находил, что виноделие требовало больше земли, чем выделка кружев. Поэтому в данном случае Фландрия экономит на земельных участках, получая в обмен большее количество продуктов земли, и выигрывает, а Франция - проигрывает.

 
Внимание, данный материал имеет низкое качество распознавания
Для получения качественного изображения воспользуйтесь загрузкой
одним файлом в формате Djvu на странице Содержание
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Популярные страницы