ОБЩИЕ ПОДХОДЫ К ЭКОНОМИКО-ПРАВОВОМУ АНАЛИЗУ ТЕНЕВОЙ ФИНАНСОВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Параметры теневой финансовой деятельности

Проблема теневой финансовой деятельности, являющейся системной составляющей феномена, получившего в современной экономической науке название «теневая экономика», является глобальной и постоянно возрастающей. В отечественной статистике термин «теневая экономика» начал использоваться с 60-х гг. XX в., однако в тот период еще не выделялся в ней сектор теневая финансовая деятельность. Поиски методов оценки объемов теневой финансовой деятельности особенно актуализировались в 90-е гг. XX в. Проведение рыночных реформ в России привело к расширению масштабов теневой финансовой деятельности и теневой экономики в целом, но данные об этом изначально были неоднородными. Однако очевидно, что дать корректную оценку финансовой ситуации в России или разработать прогноз ее развития невозможно без учета теневой составляющей. Особенно сложно решаются проблемы определения объемов теневой финансовой деятельности на региональном уровне (уровне одного или нескольких субъектов Федерации), прежде всего в силу двух причин:

  • • из-за открытости региональных экономик;
  • • из-за отсутствия достоверной и полной информации о межрегиональном движении финансовых потоков.

Что же понимается под теневой финансовой деятельностью? Проблема отражения объемов теневой финансовой деятельности в статистических данных сложна сама по себе. Усугубляет положение и то, что в российской экономике система национальных счетов (СНС) не является чем-то устоявшимся, она постоянно изменяется и изменяется в ней отражение различных финансовых потоков — меняются и сами показатели. В большей степени в СНС получили продвижение и развитие статистические показатели производственной деятельности и показатели потребления материальных благ. Что касается самих финансов, то в СНС они нашли отражение в виде налоговых и зарплатных показателей или показателей обязательных отчислений в различные фонды. В первых версиях системы национальных счетов, рекомендованных ООН, Евростатом и другими международными организациями, вопрос об учете теневой финансовой деятельности, как и самой теневой экономики, не был решен. Только новая версия системы национальных счетов, введенная в мировой экономике в 1993 г. (СНС—93), и ее уточненном варианте (СНС—2008) однозначно рекомендовала включать теневой сектор экономики в границы производства. Для России, ученые-экономисты которой исследованием теневой финансовой деятельности и вообще теневой экономикой занялись лишь в конце XX в., этот процесс осложнялся не только отсутствием навыка расчета подобных показателей, очень трудоемких в исполнении, но и тем обстоятельством, что с началом проведения экономических реформ и отказом от плановой экономики пришлось менять всю систему национального учета и систему экономических, в том числе и финансовых показателей.

За последнее десятилетие в России произошли значительные изменения в сфере экономики. Многие крупные и средние предприятия, не сумев найти свою нишу на внутреннем рынке, либо закрывались, либо распадались на более мелкие. Кроме того, за небольшой промежуток времени появилось множество новых мелких и крупных предприятий. В настоящее время, по оценкам специалистов и данным Единого государственного реестра юридических лиц (ЕГРЮЛ), в масштабах страны по состоянию на декабрь 2015 г. насчитывается 4153 891 различных мелких, средних и крупных предприятий[1]. Учет же их работы сопряжен с большими трудностями. Следует принимать во внимание и несовершенство организации налоговой системы: недостаточный контроль за правильностью и своевременностью внесения налоговых платежей, что обусловлено, с одной стороны, человеческим фактором и коррупцией, с другой стороны, и недостатками автоматизированных систем налоговых служб, программное обеспечение которых является чрезвычайно сложным, содержащим ошибки и недостаточно защищенным. Все это порождает дополнительные возможности уклонения от уплаты налогов, масштаб которых значителен. Соответственно искажается и статистическая отчетность, значительно занижаются макро-, мезо- и микропоказатели. При этом следует учитывать то обстоятельство, что масштабы финансовых преступлений в совокупности с другими преступлениями экономической направленности, порождающие первые, такие, например, как проституция, торговля наркотиками, торговля людьми и других видов уголовно наказуемых деяний, а также финансирование терроризма, постоянно увеличиваются. Тем более, что большинство предпринимателей (как крупных, так и средних) скрывают истинную направленность своей финансовой деятельности, уходя, таким образом, от налогообложения. Учитывая сказанное, становится ясно, что на основе использования традиционных методов сбора и обработки статистической информации невозможно осуществлять статистический учет теневой финансовой деятельности. Тем не менее в настоящее время все же имеется методика учета теневой финансовой деятельности.

Усовершенствованная версия СНС—2008 г. при построении счетов рекомендует в той или иной форме учитывать практически любую неформальную и нелегальную экономическую, в том числе и финансовую деятельность и вводит в этой связи три понятия, довольно близкие по смыслу, но обозначающие тем не менее несколько различный круг операций.

В соответствии с СНС—2008 г. теневая экономика определяется, как неучтенная, нерегистрируемая экономика, включающая следующие виды: скрытую, неформальную и нелегальную. Следовательно, аналогичным образом можно классифицировать и теневую финансовую деятельность, как неучтенные, нерегистрируемые финансы, финансовые процессы и денежные фонды, включающие, скрытую, неформальную и нелегальную составляющие.

Новая версия СНС—2008 г. рекомендует включать выпуск продукции на нелегальных предприятиях в границы производства. При этом оговаривается, что должен иметь место действительно производственный процесс, а выпускаемая продукция и оказываемые услуги должны иметь на рынке значительный спрос. Такой выпуск продукции и оказание услуг неизбежно порождают теневые финансовые процессы и теневую финансовую деятельность, объем которой определяется объемом нелегального выпуска продукции и оказания услуг, в том числе и на нелегальных предприятиях.

К нелегальным предприятиям относятся хозяйствующие субъекты, занятые незаконным производством или сбытом продукции (услуг) (например, изготовление оружия или наркотиков, контрабанда и проституция), а также те хозяйствующие субъекты, которые не имеют права заниматься данным видом деятельности (например, врачи или юристы, работающие без лицензии). Здесь следует отметить, что под нелегальную подпадает и криминальная деятельность, направленная против личности и имущества (например, терроризм, рэкет, воровство, грабеж и т.д.), но поскольку в указанных видах преступлений отсутствуют признаки производственного процесса, они не включаются в границы производства.

Тем не менее согласно рекомендациям СНС, последствия от этой деятельности должны быть так или иначе отражены в национальных счетах для того, чтобы уменьшить разбалансированность между производством и использованием и свести к минимуму ошибки. Если ущерб от такого рода деятельности велик, то СНС рекомендует отражать его как «другой поток» и показывать на специальном счете, а менее значительный ущерб может быть отражен через изменение финансовых и производственных ресурсов, запасов сырья, продукции и иных средств.

В частности, значительные объемы краж на производстве на практике могут быть отражены, а зачатую и неизбежно отражаются в СНС в показателях промежуточного потребления предприятиями различных ресурсов: энергетических, материальных, финансовых и т.д.

В общем случае сущность СНС представляет собой систему экономических, в том числе и финансовых показателей, отражающих движение созданной на протяжении данного воспроизводственного цикла добавленной стоимости — от производства, через распределение, перераспределение и обмен, до конечного использования (потребления). Очевидно, что процессы распределения и перераспределения ВВП неразрывно связаны с денежными отношениями по этому поводу, то есть с финансами и реализующими их финансовыми процессами, которые включают в себя формирование доходных и расходных частей различных денежных фондов, как объективного финансового результата.

Обобщающий показатель СНС — ВВП — рассчитывается посредством денежного измерения на каждой из стадий воспроизводственного процесса в виде произведенной добавленной стоимости, или доходов, или суммы расходов на конечное потребление, накопление и чистый экспорт. Каждая из оценок выводится независимо от других, но при этом не должно наблюдаться значительных расхождений в итоговых оценках. Для достижения большей точности оценок и принимается в расчет весь спектр экономических, в том числе и финансовых операций, независимо от того, считаются ли эти операции законными или нет.

Если в ходе воспроизводственного процесса на различных его стадиях имеют место скрытые от статистики части легального воспроизводства или элементы неформальной воспроизводственной деятельности в рамках некорпорированных предприятий домашних хозяйств, то эти операции укладываются в границы воспроизводства.

Что же касается нелегальной производственной деятельности, то СНС- 93 впервые рекомендует учитывать ее в границах производства. Это решение было принято для того, чтобы увязать производство продукции и ее использование (потребление).

Здесь необходимо дать пояснение термину «учет нелегальной производственной (воспроизводственной) деятельности». Несмотря на то, что лингвистически данный термин предполагает существование данных о нелегальной производственной (воспроизводственной) деятельности, тем не менее, в официальной статистике таких данных нет. Но как же тогда может осуществляться этот учет? Все очень просто — здесь действует принцип: если баланса между сопряженными показателями СНС нет, значит, где-то были предоставлены неполные, ошибочные или искаженные данные, которые следует скорректировать. Величина такой коррекции и определяет объем неучтенных теневых процессов, теневой деятельности, включая и теневую финансовую деятельность, а ее использование (использование корректирующих коэффициентов или иных величин) и определяет суть термина «учет нелегальной производственной (воспроизводственной) деятельности».

Безусловно, что данный подход, рекомендуемый в СНС, и является нестрогим, в определенной степени субъективным, тем не менее он позволяет получать некоторые метрические данные об объемах ненаблюдаемой теневой финансовой деятельности, не поддающейся прямым измерениям. Достоверность таких данных также не поддается прямым измерениям и оценивается экспертным путем. Необходимость применения рекомендаций СНС об учете теневой экономической деятельности, в том числе и теневой финансовой деятельности объективно обусловлена самой методологией статистических оценок в экономике.

Например, производство продукции было вполне легальным и официальным, но товары реализуются на «черном рынке», т.е. незаконно, при этом возникает и сам феномен нелегальных или криминальных финансов. В этом случае, если законное производство будет учтено в национальных счетах, а незаконное потребление, в том числе и возникающие при этом распределительные и перераспределительные процессы, сопряженные с нелегальными и криминальными финансами, в свою очередь учтены не будут, то систему статистических показателей не удастся сбалансировать.

Можно привести и другой пример: на доходы, полученные законным путем в том числе и посредством реализации легальных финансов, могут быть приобретены незаконные товары или услуги. Видов возможной неувязки, с одной стороны, между производством, получением, распределением и перераспределением доходов и, с другой стороны, распределением расходов в рамках теневой экономики множество. Казалось бы, сверхзадача статистики — разработать такую методику, которая предусматривала бы все варианты сокрытия доходов и финансовой деятельности. В частности, можно отметить, что для экономик некоторых стран, например, Колумбии, где доходы от наркобизнеса в значительной степени определяют объем ВВП, не учет оборота теневых отраслей экономики привел бы к значительному искажению реальной картины национальной экономики в целом.

Однако в вопросе оценки параметров теневой финансовой деятельности есть и другие соображения не столько формального, сколько морального плана. Проблема состоит в том, на каких «весах» взвешивать результаты теневой финансовой деятельности. Тот же критерий, что и для традиционных предприятий, здесь не годится. Ведь рост числа женщин, занимающихся проституцией, или рост производства наркотиков не являются свидетельством экономического роста страны. Скорее, наоборот. В то время как СНС рекомендует включать теневую экономику в границы производства со всеми вытекающими отсюда последствиями: критериями и оценками эффективности производства, принятыми для легального сектора экономики. Это вызывает неоднозначную реакцию у статистиков, экономистов и пользователей СНС, поскольку не отражают экономическое состояние страны. Тем не менее в результате осуществления запрещенных законом видов экономической деятельности создается добавочная стоимость, которая впослед- ствие, в том числе и через легальные распределительные и перераспределительные процессы, т.е. через легальные финансы, включается в легальные экономические процессы, в легальный воспроизводственный процесс, стимулируя весь воспроизводственный цикл.

Как уже отмечалось, традиционные методы не могут быть использованы для определения параметров теневой финансовой деятельности, что определяется спецификой самого объекта исследования. Тем не менее многие национальные статистические службы, в том числе в странах с переходной экономикой, накопили определенный опыт подобных расчетов. Специфические методы, применяемые при расчетах результатов теневой финансовой деятельности, неоднократно обсуждались на различных международных встречах, конференциях, семинарах и в известной мере обобщены международными организациями, специализирующимися в области статистики (Евростат, ОЭСР, Статкомитет СНГ и др.).

К таким методам, в частности, относится так называемый метод товарных потоков. Суть данного метода заключается в следующем: если баланса между ресурсами и их использованием нет, значит, где-то были предоставлены неполные, ошибочные или искаженные данные, которые следует скорректировать. Величина такой коррекции и определяет объем теневых процессов, теневой деятельности, включая и теневую финансовую деятельность. Порой метод товарных потоков является единственной реальной возможностью получить оценку того или иного параметра теневой финансовой деятельности. Например, если при сопоставлении данных о производстве экспортной продукции и пересечении ею границы окажется, что стоимость объема экспорта больше, чем стоимость произведенной продукции, то можно сделать два предположения: либо предприятие скрыло часть своего производства, либо между предприятием-производителем и заказчиком-импор- тером был еще посредник, в результате оплаты услуг которого конечная цена товара возросла.

Однако применение метода товарных потоков доля оценки объемов теневой финансовой деятельности не всегда эффективно, особенно в тех случаях, когда предстоит получить информацию от объектов предпринимательства, более мелких, чем само оцениваемое предприятие. В этом случае можно использовать метод получения параметров теневой финансовой деятельности, разработанный специалистами Национального комитета статистики Италии, основой которого являются выборочные обследования домашних хозяйств.

Теневой капитал продемонстрировал завидную способность приспосабливаться к меняющемуся миру и «уходить» (хотя порой и не без серьезных потерь) от карательных мер, предпринимаемых против него отдельными государствами и международным сообществом в целом. Мировой опыт свидетельствует: существует некая «критическая масса», набрав которую, теневая финансовая деятельность превращается из ведомственной проблемы правоохранительных структур в проблему общегосударственную.

Здесь следует отметить, что любые конкретные методы, применяемые для расчета объемов теневой финансовой деятельности в отдельных странах, сильно зависят от национальной специфики, имеющейся информационной базы, возможностей статистических органов. Вместе с тем, существуют общие правила, которых необходимо придерживаться при производстве таких расчетов, к числу которых относятся следующие.

  • 1. Все расчеты объемов теневой финансовой деятельности должны вестись в соответствии с определениями Системы Национальных Счетов, что необходимо для обеспечения сопоставимости полученных результатов и других показателей макроэкономической статистики.
  • 2. Полученные результаты оценки объемов теневой финансовой деятельности должны быть учтены при определении ВВП и увязаны с другими показателями Системы Национальных Счетов, не противоречить им.
  • 3. При определении объемов теневой финансовой деятельности следует различать, с одной стороны, элементы скрытой (неформальной) финансовой деятельности, которая является таковой из-за несовершенства форм статистического наблюдения, и, с другой стороны, элементы финансовой деятельности, которые возникают из-за преднамеренного их сокрытия или искажения экономических единиц информации о финансовой деятельности. В первом случае границы скрытой части финансовой деятельности будут сокращаться по мере совершенствования системы статистической отчетности — улучшения статистического регистра, совершенствования системы статистических наблюдений, внедрения современных методов обработки информации и т.п. Большинство из перечисленных мер могут оказаться эффективными, например, при обследовании малых предприятий. Во втором случае следует целесообразно применять иные специфические методы, рассчитанные на то, что прямая информация в принципе не может быть получена.

В общем случае не существует метода расчета параметров теневой финансовой деятельности, который можно было бы рекомендовать в качестве универсального, всегда обеспечивающего положительный результат. Наилучшие результаты достигаются тогда, когда расчет ведется одновременно и независимо несколькими методами с использованием различных базовых источников информации, а полученные результаты обобщаются экспертным путем, с участием квалифицированных специалистов из различных областей экономических знаний.

Возьмем, к примеру, уже озвученный «Итальянский метод», который исследует расходы домашних хозяйств на конечное потребление — они могут сознательно занижаются прежде всего тогда, когда производящие их домашние хозяйства стремятся скрыть доходы. Если же исследования осуществляются обезличено или анонимно, то, как правило, данные о расходах не занижаются. В последнем случае сведения, полученные в ходе обезличенных финансовых (бюджетных) обследований домашних хозяйств, часто могут быть весьма корректны. Проблема, однако, заключается в том, что домашние хозяйства, имеющие высокие доходы и осуществляющие значительные расходы на конечное потребление, как правило, по причине внешней криминальной опасности разглашения таких сведений не участвуют в опросах. Поэтому, получаемая в результате такого опроса выборка является статистически не корректной и не представительной. Последняя будет сдвинутой, что часто не позволяет использовать полученные данные для распространения их на генеральную совокупность домашних хозяйств. Участие в незаконных сделках купли- продажи (покупка наркотиков, оружия, оплата услуг проституток) также не декларируется и не может быть учтено обычным способом.

Как уже отмечалось, скрытые или незаконные доходы могут быть истрачены вполне законно, особенно если расходы делаются анонимно. С другой стороны, законные доходы могут быть истрачены в незаконных сделках. Можно рассмотреть некоторые ситуации, когда законное производство служит источником скрытых доходов и т.д. Все это ведет к тому, что величины поправок на теневую финансовую деятельность, теневое производство, теневые доходы и теневое использование доходов, как правило, могут и даже не должны совпадать между собой. Однако осуществление поправок должно привести к большей согласованности между собой оценок ВВП.

Таким образом, выбор того или иного конкретного метода для определения параметров скрытой финансовой деятельности в конкретных отраслях экономики зависит от специфики данной отрасли, наличных источников информации, возможностей проведения дополнительных обследований и многих других факторов. Поэтому невозможно рекомендовать единый универсальный подход к оценке теневой финансовой деятельности для всех отраслей экономики. Расчет объема теневой финансовой деятельности в конкретном секторе или конкретной отрасли экономики необходимо производить с учетом специфики обследуемого объекта, применяя тот метод, который дает наиболее адекватные результаты. В идеальном случае следовало бы производить расчеты несколькими методами одновременно и независимо друг от друга с тем, чтобы иметь возможность сопоставлять полученные результаты между собой.

  • [1] Вестник государственной регистрации. — 2016. — № 4 (567) // http://www.vestnik-gosreg.ru/info_ul/
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >