Методологическая и методическая обеспеченность.

Настоящая концепция в полной мере оснащена духовно, теоретически и методически. Фактически вся истинно русская культура — основание для нее. Мы должны знать наши сокровища, вспомнить о великой традиции педагогики в нашей стране, о самоинтерпретации культуры в размышлениях Пушкина, Жуковского, Гоголя, Достоевского и других великих творцов культуры.

Пройдя через огненные испытания XX столетия, православная мысль очистила себя. Она стала ближе великой святоотеческой традиции вершине мировой мысли человечества. И в количественном отношении наверстывает она годы вынужденного молчания. Большое число трудов появилось в последнее время и в области духовной интерпретации явлений искусства... Неожиданное подспорье открывается в науке, например, многочисленных уже исследованиях православной медицины. Они позволяют ясно увидеть нерв языка современного искусства, который есть неврастения, порождение бездуховности.

Говоря о музыке, следует упомянуть книги и статьи самого автора концепции, который указал на ошеломляюще новые подходы к духовно-нравственному анализу музыки в трудах Института художественного образования (прежде всего на новации М. С. Красильниковой, изобретшей методики, которые позволяют даже учащимся первых классов общеобразовательной школы запоминать наизусть и анализировать с точностью до полутакта огромные оперы и симфонии, опыт Л. Н. Алексеевой, раскрывающей темы музыкального воспитания на духовно-нравственной основе в тесной связи музыки с другими искусствами.

Теперь время объединять усилия. Настоящая концепция, обоснованная антропологически и духовно-социологически, с точки зрения великой Традиции человечества, высоты культуры, истории, а глубинно — в свете богооткровенной веры, являет собой самый общий взгляд на смысл, задачи и методы духовно-нравственного воспитания средствами искусства. Она нуждается в конкретизации в комплексе разных программ — соответственно реально действующим в стране схемам обучения (на уроках искусства и литературы, в комплексном курсе «Мировой художественной культуры»). Частично такие программы, соответствующие концепции, уже существуют. В идеале они должны быть скоординированы и встроены в единую программу дошкольного и школьного образования в стране. По здесь нужна творческая активность многих педагогов, практиков и методистов.

Мы живем в яркое, стремительное, резко ускорившееся время истории. Дай Бог, чтобы и школьное воспитание в России не стояло букой в стороне, но активно способствовало возрождению народа, соборному нашему восстанию из свиноподобной бездуховной жизни к свету и смыслу.

Глубина и духовная необозримость мысли, страстный и своеобразный язык В. В. Медушевского создают благодатную почву для неспешных и критичных размышлений читателя, переосмысления сегодняшнего — почти сугубо светского и потому ограниченного — опыта взращивания молодых поколений, их духовно-нравственного воспитания высоким и благородным искусством. Автор убедительно раскрывает педагогические перспективы реализации своей концепции и озадачивает нас вопросом: зачем России выбирать плохое в свете пророчеств о ее великой миссии в последние времена? Этот вопрос обращен ко всем мыслящим педагогам, деятелям культуры и искусства, родителям и учащимся. Каким будет ответ на него, покажет время.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >