Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Психология arrow ПСИХОЛОГИЯ РАЗВИТИЯ. ПСИХОЭМОЦИОНАЛЬНОЕ БЛАГОПОЛУЧИЕ ДЕТЕЙ И ПОДРОСТКОВ
Посмотреть оригинал

Что такое подростковая депрессивность и в чем ее опасность

Бурные изменения, происходящие в нашей стране в последние годы, ставят серьезнейшие проблемы далеко не только перед взрослыми — представителями старшего поколения, оказавшимися в унизительном положении, честно и самоотверженно проработав всю жизнь, научно-технической интеллигенцией, нс имеющей возможность реализовать свой высокий образовательный и профессиональный уровень за достойное вознаграждение, работниками образования и здравоохранения, выполняющими свою высочайшую общественную миссию за зарплату, не всегда дотягивающую до прожиточного уровня. Не меньшие, если не большие трудности возникают и перед подрастающим поколением, прежде всего подростками. Своеобразие этого возраста, зачастую проявляющееся в нерадующих глаз окружающих формах, отражает фундаментальные изменения, которые происходят у подростка во всем — в физическом развитии, в осуществлении глубинных функций организма. Наиболее же заметны психологические изменения.

«Трудный возраст» — говорим мы. Конечно, трудный. Бурно развивающийся человек не только входит в такую непростую даже для взрослых, зрелых людей жизнь, пытаясь самостоятельно разобраться во всех ее хитросплетениях, но и параллельно должен разбираться в себе. «Кто я?», «Какой я?» — вот вопросы, возникающие перед подростком в отношений всех основных сфер человеческого бытия — здесь и место подростка в мире взрослых, в который он пытается войти и который далеко не всегда дружелюбно его принимает, и отношения между мужчиной и женщиной — наш подросток далеко не бесполое существо, причем основательно подкованное в вопросах, по которым его родители, не говоря уж о бабушках и дедушках, большей частью имеют лишь общее начальное образование, и многое, многое другое. Главная проблема этого возраста состоит в том, что растущий человек, справедливо претендующий на право быть понятым, принятым и признанным обществом в качестве самостоятельной личности, не только чаще всего не находит понимания в этом своем стремлении у взрослых, но и сам, со своей стороны и не умеет, и не хочет сообщить обществу об этих претензиях в нормальной, приемлемой (разумеется, с взрослой точки зрения) форме.

Казалось бы, нет ничего проще — и взрослые заинтересованы в том, чтобы подросток стал бы таким же, как они, встал рядом с ними в решении далеко не простых жизненных проблем, да и для самого подростка именно это же является в конечном счете основной целью, к достижению которой он стремится. Но воспринимается ситуация «высокими договаривающимися сторонами» совершенно противоположным образом. Для подростка — это игнорирование взрослыми законных — с его точки зрения — прав и требований и, прежде всего, права быть признанным в качестве Личности, непонимание его интересов. Для взрослых же — это нежелание подростка вести себя так, как, с их точки зрения, он должен себя вести, строптивость, резкость, порой грубость, неожиданно, с их точки зрения, сменившие прежнее ласковое послушание. Причем и та, и другая сторона абсолютизирует свое восприятие ситуации, даже не допуская возможности иной оценки поведения в ней как взрослых, так и подростков.

Естественным следствием наличия столь радикальных различий в восприятии и оценке жизненно важных вопросов является возникновение серьезных переживаний как у подростков, так и у взрослых. Однако здесь существует одно очень серьезное различие. Для взрослых, при всей значимости для большинства из них вопроса отношений с детьми, это все-таки один из многих серьезных жизненных вопросов, далеко не всегда являющийся приоритетным в иерархии ценностей. Причем давайте признаемся: для многих родителей на первом месте стоят отнюдь не переживания их быстро повзрослевшего ребенка и не его душевное состояние, а то, что сами родители считают главным — школьная успеваемость, достижения во внешкольных областях (спорт, музыка и т.п.). А переживания подростка (если родители вообще обращают на них внимание) в лучшем случае рассматриваются как неизбежное зло, особенность переходного возраста, в худшем — как блажь, избалованность, отсутствие внутренне уважительного отношения к родителям.

Для подростков же отношения с родителями — центральный вопрос их жизни, сплошное «единство и борьба противоположностей». С одной стороны — внешне проявляющееся стремление к самостоятельности, автономизации, а с другой — глубочайшая внутренняя связь с родителями, проекция особенностей отношений, сложившихся в семье, на все жизненное пространство подростка. В случае искаженных, как говорят психологи, дисгармоничных отношений в семье (как супружеских, так и особенно детско- родительских отношений) наиболее страдающим звеном становятся дети. Далеко не всегда родители способны понять и оценить, какие незаживающие травмы они наносят, решая, как им кажется, свои «взрослые, недетские» проблемы. А учитывая, что подростковый возраст является особенно чувствительным к всевозможным проявлениям подобной дисгармонии (об этом позже мы будем говорить подробнее), не стоит удивляться тому, как остро, порой драматически остро реагируют наши выросшие дети. И чем сложнее жизненные обстоятельства, в которых оказывается семья, чем меньшей опорой она становится для своих членов, гем более резко выраженными оказываются переживания подростка.

Проблема усугубляется и еще одним дополнительным обстоятельством. Сами подростки, страдая от возникших проблем и не имея возможностей их разрешить, как правило, не обращаются за помощью к близким взрослым — ведь проблема как раз и исходит от последних; сами же взрослые в большинстве своем либо не замечают подобных состояний у своих детей, либо относятся к ним без должной серьезности. Говорить же о наличии в нашей стране серьезной психологической помощи, способной своевременно и действенно прийти на помощь находящемуся в трудной ситуации подростку, пока, к сожалению, не приходится.

Среди сложных эмоциональных состояний подростка, оказывающих серьезное влияние на всю его жизнь, поведение, систему отношений, особое место имеют депрессивные состояния, т.е. устойчиво сохраняющиеся состояния душевной, эмоциональной подавленности. Подчеркнем, что еще два-три десятка лет назад подростковая депрессивность ни в научной, ни в научно-популярной литературе практически не упоминалась. Несколькими годами позднее стала упоминаться, но лишь чисто в медицинском смысле. Последние годы принесли радикальное изменение ситуации: за рубежом наблюдается значительный рост интереса к этой проблематике со стороны психологии — общей, педагогической, возрастной, клинической. В самые последние годы появились подобные работы и в нашей стране.

Психоэмоциональное неблагополучие подростков имеет далеко идущие последствия. Многие исследователи связывают некоторые типы нарушения поведения у детей (побеги, школьные прогулы, бродяжничество, воровство, грабежи, убийства) с различными формами депрессивных состояний. Неоднократно продемонстрирована связь подростковой депрессивности с проблемами школьной успеваемости, трудностей общения как со сверстниками, так и со взрослыми. Более того, результаты современных исследований показывают, что недостаточное внимание к проявлениям депрессивности у подростков приводит к значительным проблемам во взрослом возрасте.

В последние годы отмечается значительный рост детских и подростковых самоубийств. К сожалению, здесь наша страна — среди лидеров. В результате многих исследований доказано, что в основе суицидального поведения у детей и подростков лежит депрессия. При этом отмечается, что задолго до совершения попыток самоубийства в большинстве случаев имеют место отрывочные высказывания о бессмысленности жизни, желании умереть или угрозы самоубийства.

Само слово «депрессия» в последние годы очень широко вошло в наш обиход, обозначая порой совершенно различные явления или по меньшей мере явления, за которыми стоят различные механизмы. В науке понятие «депрессия» до настоящего времени остается неоднозначным. Оно используется как характеристика настроения, название синдрома и отдельного заболевания. Классический депрессивный синдром определяется тоской, выступающей в сочетании с общей заторможенностью, снижением жизненного тонуса, идеями самоуничижения или самообвинения, а также разнообразными неприятными телесными ощущениями и соматовегетативными расстройствами.

Депрессии у детей и подростков порой с трудом распознаются. Это обусловлено, во-первых, тем, что депрессивная симптоматика наслаивается на психологические особенности возраста и, во-вторых, часто имеет маскированные формы проявления. Часто дети просто не могут словесно описать свои переживания. В качестве типичных черт депрессий в детском возрасте разные авторы называют их кратковременность, быстроту смены депрессивных состояний возбуждением, массивность вегетативных нарушений, школьную неуспеваемость, выраженность фиксации на своем физическом состоянии, эпизодов тревоги и страха, навязчивых состояний, грубость, нарушения поведения. В младенчестве, во время симбиоза ребенка с матерью, депрессивность проявляется в психосоматическом выражении: в симптомах нарушения пищеварения, сна, прекращении развития. В дошкольном возрасте депрессия характеризуется признаками страха, нестабильности аффекта, моторными расстройствами, тенденцией к изоляции, приступами немотивированного плача, агрессивностью, регрессивными симптомами. У младших школьников наиболее характерными проявлениями депрессии являются робость, неуверенность, отсутствие интереса к учебе и играм, приступы плача и ощущение безрадостности существования, периодическое снижение работоспособности, раздражительность. Чем ближе возрастная стадия приближается к отрочеству, тем отчетливее проявляются дисгармоничность, замкнутость, мудрствование и резонерство. Для депрессии в детстве характерны колебания интенсивности симптоматики в зависимости от времени суток и жизненной ситуации. Повышенные требования часто приводят к усилению депрессии, и, напротив, снижение требований и школьных нагрузок в ряде случаев ведут к исчезновению депрессивной симптоматики.

Депрессивное состояние включает в себя две составляющие: 1) субъективное переживание отрицательного аффекта и 2) симптомы его выражения в поведении, мимике, жестах, определенных сдвигах во внутренней среде организма.

При депрессии как заболевании учитывается и третий компонент — патогенетические механизмы, лежащие в основе заболевания, одно из проявлений которого — эмоциональные нарушения (Синицкий, 1986).

Депрессия всегда реализуется в неразрывном единстве психических и соматических изменений, имеющем определенную динамику на разных этапах развития депрессивных состояний. Более того, в ряде случаев сдвиги в соматической сфере организма могут опережать психопатологическую симптоматику или же выступать на первом плане в клинической картине депрессии. Вот почему при выявлении у индивида депрессивного состояния следует учитывать, что оно, как правило, проявляется в единстве нарушений психической активности, субъективного переживания отрицательного аффекта и соматовегетативных признаков (Синицкий, 1986).

В подростковом возрасте и юности депрессивные симптомы в большинстве случаев сходны с симптомами депрессии у взрослых. Отчаяние и чувство, что в создавшейся ситуации ничего не может измениться, ведут в этом периоде жизни к повышенному риску суицида. Иногда такие подростки пытаются улучшить свое психосоматическое состояние с помощью алкоголя или наркотиков. Начиная с пубертатного возраста отмечается преобладание депрессивных нарушений у девочек по сравнению с мальчиками.

Как понять, что подросток находится в депрессивном состоянии или близко к нему? Как оценить имеющиеся у подростка проблемы, присутствие, отсутствие и уровни специфических жалоб, форм поведения, возможностей и умений, точно определить силу проявления симптомов, предвидеть будущее поведение в определенных условиях? Конечно, для выполнения всех этих функций может использоваться специально разработанный инструментарий. Однако это сфера компетентности профессионального психолога или даже психиатра. На что следует обращать внимание учителям и родителям? Большинство современных исследователей сходятся во мнении, что наилучший результат достигается, если информация собирается из разных источников (родители, другие близкие родственники, учителя). К сожалению, уровень согласованности между различными источниками информации о частоте и характере расстройств порой довольно низок. Несогласованность бывает не только между информацией, полученной от детей и родителей, но также и между данными, полученными от родителей и учителей. Как правило, сами подростки сообщают о меньшем количестве и выраженности симптомов, чем их родители. Па несогласованность в сообщениях может повлиять тип депрессивных симптомов. Внутренние депрессивные симптомы, такие, как чувство вины, более точно сообщаются самими детьми, тогда как внешне наблюдаемые симптомы, такие, как психомоторная заторможенность, могут быть более надежно переданы другими людьми. В любом случае дети могут об одних симптомах сообщить, а о других — нет, постесняться, счесть это глубоколичным, интимным делом, побояться насмешек со стороны взрослых и особенно сверстников. Ну а родительские сообщения могут зависеть от низкой осведомленности о состоянии внутреннего мира подростка. На их сообщения также может влиять и так называемый эффект негативного ореола, при котором родители преувеличивают негативные характеристики своих детей.

Когда имеется мало согласованности между различными информаторами, решение о том, какую информацию использовать, представляет собой проблему. Другими словами, как разную информацию из разных источников свести в одно надежное русло? Стоит ли комбинировать информацию из разных источников, или стоит рассматривать каждый источник отдельно? Мнения авторов в этом вопросе различаются. Так, одни из них, например, предлагают использовать сообщения детей для оценки точности сообщений взрослых. Другие же, напротив, рекомендуют использовать с этой целью сообщения взрослых.

Наверное, использовать можно любые источники, но все-таки центральным моментом остаются так или иначе оцененные или даже измеренные переживания подростка. Ниже мы приводим выдержки из дневников четырех подростков, учащихся одной и той же средней школы.

Ш кольный психолог попросил подростков в течение месяца вести дневник, в котором необходимо было отразить события, происшедшие в течение дня, и отношение подростков к этим событиям с описанием их эмоционального состояния. В качестве схемы для ведения дневника подросткам были заданы следующие вопросы:

  • 1. Чувствовали ли вы сегодня эмоциональное напряжение (страх, тревогу, упадок настроения и т.д.)?
  • 2. Чем было вызвано (какими ситуациями) это состояние эмоционального неблагополучия?
  • 3. Что вы сделали для улучшения состояния, какие способы применяли, было ли это эффективно?
  • 4. Как долго держалось это состояние?

Ниже мы приводим примеры таких дневников[1], два из которых принадлежат подросткам, продемонстрировавшим (по данным специального психологического исследования) благополучное эмоциональное состояние; два других — депрессивным подросткам. Попытайтесь, уважаемый читатель, определить какой дневник принадлежит депрессивному подростку, а какой — недепрессивному.

  • 1. Марина, 14 лет.
  • 13 апреля.

С сегодняшнего дня весь месяц необходимо вести дневник, в котором надо отражать, какие события и какое отношение к ним были у меня в течение дня. Не знаю, как это у меня получится, раньше я никогда дневник не вела, считаю это пустым занятием. Но ради науки, как нам объяснил наш психолог, попробую. Так, что же сегодня было? Ходила в школу, уроки пролетели быстро, почему-то не чувствую никакого напряжения. С легкостью отвечала на все вопросы преподавателей, даже самой приятно — какая я умная девушка. Насмешила Женя О. — моя лучшая подруга. Призналась мне, что ей понравился Сашка Б. Раньше я его что-то не замечала, надо присмотреться получше: что она в нем нашла? Дома все спокойно. Мама с батей занимаются своими делами, уроки я выучила. Да, надо позвонить Аленке, чтобы принесла завтра в школу журнал, в котором есть классный рассказ о любовных отношениях. Вроде бы и все впечатления. Да, а на улице уже весна, что уже само по себе поднимает настроение.

14 апреля.

Уже вечер, считай, день прошел. Настроение нормальное. Лена журнал принесла, как и обещала. В школе я его смогла просмотреть, только бегло. Зато дома — кайф. Родители на работе, никто не мешает. Как говорится, не прочитала, а «проглотила журнал с обложкой». Да, права была Ленка, когда говорила, что журнал классный. Сплошная эротика, в некоторых местах читала и краснела, но интересно до неприличия. На уроки времени осталось маловато, но завтра предметы легкие, как-нибудь обойдется. Родители пришли с работы в хорошем настроении. Папа получил зарплату и, наверное, по пути домой перехватил пивка, уж в очень благодушном настроении. Поужинал и — к телевизору. Ко мне вопросов со стороны родителей не было. Просто идиллия — так бы всегда.

15 апреля.

Чуть не забыла, что надо вести дневник. Хорошо, что вспомнила, перед тем как ложиться спать. 15 минут хватит, чтобы записать свои впечатления. Можно и одним предложением выразить: «все хорошо, прекрасная маркиза», но для приличия надо поморщить лобик. День прошел без напряжения. Все барьеры преодолены легко и изящно. Под барьерами я подразумеваю свои взаимоотношения с учителями, одноклассниками и родителями. Под впечатлением от прочитанного вчера Ленкиного журнала решила посмотреть на себя в зеркало в полный рост, так сказать, под разными углами зрения. Восторга от себя нет. В героини романов не гожусь — это точно.

16 апреля.

Вроде бы все нормально, но какой-то неприятный осадок на душе. На уроке литературы рассматривали образ женщины, отображенный в литературных произведениях прошлого века. Наша словесница так ярко и увлекательно описывала этот образ, что стало как-то обидно за наших современниц. Я возьми да и спроси: «А что, у нас в школе нет достойных представительниц среди женщин?» Не ожидала от нее такой реакции. Покраснела, щеки затряслись, накричала на меня: «Это провокационный вопрос, вам бы только подкалывать учителей! Сидите на шее у родителей, на всем готовеньком, ничего не смыслите в жизни! И не сравнивайте божье с праведным! Я вам о прекрасном, а вы мне про быт наш гнусный!» Неужели героини существуют только в воображении писателей? А нам очень нравится учительница по химии. Строгая, но мы ее любим за справедливость, честность и умение просто и доходчиво объяснять даже самый трудный материал. Стараюсь забыть этот эпизод, но не получается. Наверное, откровенность — не всегда хорошо. И очень неприятно, когда тебя ни за что ни про что распекают и унижают. Так что сегодня мое еще вчера прекрасное настроение превратилось в тягостное и сумрачное.

17 апреля.

Устала, устала и еще раз устала. Мыслей в голове ноль. Скорей бы в постель и спать. Сижу над дневником минут 15 и все без толку. Как в песне: «Мои мысли мои скакуны», попробуй согнать их в один табун. Физик наш вроде бы добрый, веселый, но как объяснить материал, так — нет: «Это вы прочитаете в учебнике, это в журнале, а это в статье — размножьте и пользуйтесь». Все бы рассказывал про свою службу в армии да учебу в институте, но когда спрашивает материал, ну и выдумщик на каверзные вопросы и комментарии про нашу тупость. Сегодня еле-еле вытянула на 4. Что делать с этой физикой — ума не приложу. Одна головная боль. После школы были курсы и лингвоцентр. Понимаю, что это необходимо и пригодится в будущем, но голова — не компьютер. А родители твердят одно: «Трудно в учении — будет проще в дальнейшей жизни!» Папа все себя в пример ставит, как он в студенчестве учился хорошо, несмотря на то что и вагоны приходилось разгружать, и подрабатывать сторожем в ночное время в детском садике. Мама, как бы невзначай, вечером сделала мне замечание, что, мол, могла бы и посуду после ужина вымыть, невелика работа. А у меня чуть слезы из глаз ручьем не побежали, ведь еще уроки на завтра учить надо, а сил совсем не осталось. Как могла, успокаивала себя: «Бывает и трудней». Минут 30 просто сидела в кресле, расслабившись, после чего стало легче. Сделала уроки. Сегодня устала и замоталась. Скоро экзамены — ужас! Все, спать и только спать.

18 апреля.

Сегодня в школе со мной произошел случай, на который не знаю как и реагировать. Меня достала своими приколами и дурацким поведением Таня П. Сколько раз я ее предупреждала: «Не трогай меня, не цепляйся!» Не доходило. Сегодня на уроке отпустила в мой адрес шуточку и сама же ехидно хихикала, радуясь своему тупоумию. Я еле дождалась перемены, а когда раздался звонок и учитель вышел из класса, подошла и дала ей хорошую затрещину. Она расплакалась, выскочила из класса и, как назло, натолкнулась на нашу биологичку. Все ей рассказала, естественно. Думаю, что нашим хорошим отношениям со Светланой Автандиловной пришел конец. Она таких вещей не прощает, старой закалки учительница, ей уже за 60. Дома родителям ничего не рассказала, авось пронесет, но на душе «кошки скребут». Так что никак не получается восстановить «положительный эмоциональный фон», как выражается наш психолог. Начинаю сомневаться в своей правоте. И не потому, что боюсь, как бы не дошло до моих родителей, я думаю, что смогу им объяснить свой поступок, а боюсь, что теперь начнутся конфликты с биологичкой и я могу «сорваться» еще.

19 апреля.

Учебная неделя закончилась, но концовка неудачная, и все из-за этой Таньки. Сегодня утром перед школой встретил меня ее отец. Начал выяснять отношения. Нервно курил сигаретку, брызгал слюной, изрыгал из себя одни ругательства. Грозился «размазать» меня по стене. На всякий случай была готова дать ему ногой пониже пояса, но все обошлось. Как назло, сегодня было родительское собрание. Попереживала я изрядно, пока мама не вернулась из школы. Поговорили с ней о жизни около часа. Она меня поняла, но объяснила, что руки распускают слабые люди и нет ничего более сильного, чем правдивое, правильное слово, сказанное ко времени и к месту. А у меня, к сожалению, «умные мысли приходят на лестничной площадке». Буду учиться владеть собой. Мама сказала, что папе говорить ничего не будет, потому что он собирается в командировку и не хочется его расстраивать перед отъездом. Моя мама — отличный друг и может понять меня и помочь мне. Настроение улучшилось, тем более что завтра воскресенье — отосплюсь за всю неделю.

20 апреля.

Отличный день и отличное настроение. Отоспалась. Пообщалась со своими лучшими подругами Женей О. и Аленой И. Вот если бы в классе были все такие девочки, было бы просто здорово. А то Оля Я. — неопрятная, за собой не следит, если и попытается что-то сказать, то всегда «не в тему» и, надо же, в подруги набивается. Я бы со стыда сгорела иметь такую подругу. На завтра уроки легкие и учить почти ничего не надо. Папа уезжает в командировку, буду за ним скучать.

21 апреля.

Немного грустно, папа уехал в командировку. Будем вдвоем с мамой на хозяйстве. Настроение было хорошее, но впереди целая учебная неделя. Предстоит контрольная по алгебре. Надо подготовиться, думаю, завтра успею.

22 апреля.

День был трудный. Писали сочинение но литературе. Надо было выложиться на всю катушку, потому что литераторша еще не забыла мой вопрос на счет лучших женщин и до сих пор чувствуется ее недружелюбное отношение ко мне. Был классный час, Клара Антоновна напомнила, что год кончается и надо подумать нам о подготовке к экзаменам. А я о них уже давно думаю, но настроение от этого лучше не становится. Что-то я не рассчитала сегодня время и не успела выучить формулы по алгебре, только написала шпаргалку. Ожидание завтрашней контрольной поселило в душе состояние какой-то тревожности. В таком состоянии ложусь спать.

23 апреля.

Контрольную по алгебре написала, но сколько же натерпелась страха из-за этой шпаргалки! Вместо того, чтобы напрячь память и что-то вспомнить, я все время думала, как бы незаметно воспользоваться этой бумажкой. Хорошо, что вопросы попались легкие. Состояние после контрольной опустошенное. Больше сил ушло на посторонние мысли (сумею или не сумею воспользоваться шпаргалкой, чем на само обдумывание). С Таней П. отношения никакие, не разговариваем, зато она прекратила свои приколы по отношению ко мне. На уроке физкультуры не смогла отжаться руками от пола даже на 4 балла, обидно. Раньше, пока тренировалась в секции легкой атлетики, проблем не было, но сейчас в связи с учебой и курсами не до спорта. Мама говорит: «Главное, чтобы мозги были тренированные, а слабые мышцы под одеждой не видно». С подготовкой уроков засиделась допоздна. Записи в дневнике вела на «автомате».

24 апреля.

Мои подозрения, что отношение Светланы Автандиловны ко мне изменилось, подтвердились. Сегодня на уроке она гоняла меня по теме, как футболист круглый мячик по полю. Я держалась упорно и стойко, но три балла она мне вкатила. Раньше по ее предмету у меня были одни пятерки. Как-то грустно от того, что теряешь что-то хорошее в отношениях между людьми. Вместе с тем и у меня к ней начинает возникать антипатия. Сегодня опять были курсы и лингвоцентр. К вечеру разболелась голова. Хотела немного видик покрутить, чтобы как-то переключиться, но мама не разрешила. Не было сил и желания с ней пререкаться и что-то доказывать. Ушла к себе в комнату и целый час как заторможенная просидела в кресле. Уроки сделала. Обратила внимание, что появился интерес к заполнению дневника. Напишешь о том, как день провела, прокрутишь все события заново и вроде исповедуешься, легче на душе становится.

25 апреля.

Для апреля стоит хорошая погода. После уроков шли пешком: я, Женя и Алена. Шли не спеша. Разговор был ни о чем, обо всем, что приходило в голову. Настроение было приподнятое. Ощущение радости от общения с подругами. Хотелось идти и идти куда-то в бесконечность, говорить им приятные слова и никогда не расставаться. У мамы на работе какие-то неприятности, но она старалась скрыть свое настроение. Я пыталась ее как-то подбодрить, но она вела себя отстраненно и холодно. А мне так хотелось поделиться с ней своими радостными ощущениями. Постепенно и у меня настроение упало до нижней планки. Тем более что в нашей семье лозунг «учиться, учиться, учиться» актуален всегда, независимо ни от погоды, ни от времени, ни от настроения. Упорно грызла гранит науки. Зубы пока не сломала.

26 апреля.

Неужели еще одна неделя позади? Сегодня расслабилась: смотрела телевизор, читала детективный роман. Сегодня приходила в гости Света Р. Она учится в другой школе, и мы с ней видимся редко. Немного посплетничали о знакомых ребятах, о том, кто чем занимается и с кем дружит. У мамы настроение лучше, но затеяла большую стирку. Опять нет возможности близко пообщаться. Вроде и все, состояние нормальное.

27 апреля.

Проснулась пораньше, но вставать не хотелось. Мама ушла на базар, и до ее прихода можно было поваляться в постели. Но поднял звонок телефона, звонил папа. Пообщались. Сказала ему, что скучаю и жду с нетерпением его возвращения. Ходили в гости к тетке. Как всегда, «достали» племянники. Ходят в школу: один в первый, другой в третий класс. Старший вечно верховодит, младший сопротивляется. И от этих столкновений головная боль у всех присутствующих. Следующая неделя трудная. Завтра история — «день безукоризненных знаний исторических дат», как говорит наш историк. Готовилась усердно. День был нормальный, настроение хорошее.

28 апреля.

Недаром говорят, что понедельник — день тяжелый. Готовилась по одной теме, а историк устроил нам повторение предыдущих материалов. Мол, исторические события должны постоянно жить в вашей памяти. Хотя где-то я вычитала, в памяти остаются только тире между датами. Вечером обсуждали с мамой вопрос, на чем окончательно сделать выбор — на юридическом колледже или коммерческом техникуме. Для принятия окончательного решения решили подождать возвращения папы из командировки. Но мне в любом случае надо начинать усиленно пахать на учебной ниве. Май будет тяжелым месяцем. Тем более, зная своих родителей, они жестко будут контролировать меня в плане учебы.

29 апреля.

Сегодня немного повздорили с мамой. Ей кажется, что я недостаточно собрана и много теряю времени на всякие пустяки, тем более что с меня сняты все обязанности по дому. Задача для меня одна — только учиться. Я пыталась ей объяснить, что не все зависит только от меня. Есть еще такая вещь, как предвзятое отношение некоторых учителей, но она об этом не хочет даже и слышать. Кто бы меня попытался понять? Вот и думай, как выйти из ситуации по литературе и анатомии, если во взаимоотношениях с учителями напряженка. Чем больше об этом думаешь, тем хуже становится настроение. Жаль, что нет в моем распоряжении старика Хоттабыча. А то бы попросила его все школы перенести на другую планету. Шутка, но хочется плакать.

30 апреля.

Приехал из командировки папа. Привез мне подарок — плюшевого мишку. Я очень люблю мягкие игрушки. Настроение на пять с плюсом. Впереди несколько выходных дней. Так совпало, что в школу только пятого мая. Свобода нас встретит радостно у выхода, и в школу больше не пойдем. От радости становлюсь поэтом.

1-4 мая.

Дни пролетели быстро, как у попрыгуньи стрекозы. Оглянуться не успела, завтра в школу. Сегодня состоялся семейный совет по поводу, куда поступать после 9-го класса. Остановились на юридическом колледже. Папа выдвинул лозунг: «Все для поступления, все для учебы», а это значит — бедная-бедная Маринка. Хоть плачь, но терпи все муки учебного процесса.

5 мая.

Не ожидала, физик устроил нам контрольную работу, как он любит выражаться, «чтобы учеба медом не казалась». Не сумела собраться с мыслями. Да и тему я эту плохо усвоила. Что-то написала, но уверенности на благоприятный исход — никакой. Под впечатлением от этой неудачной контрольной и ожиданием «неуда» прошел остаток дня. Учеба не клеилась. С тревогой в душе ложусь спать.

6 мая.

Как-то за заботами и хлопотами прошел день. Неважно чувствую себя физически. Какое-то унылое состояние. Но заставляю себя что-то делать: читать, учить, писать. Родители не беспокоят, создают, так сказать, рабочую атмосферу. Пойду посмотрю в окно на огни ночного города и спать.

7 мая.

Объявили результаты контрольной по физике. На моей фамилии физик сделал многозначительную паузу, я замерла, ощутив какой-то холодок внутри себя. С ехидцей и нотками пренебрежения произнес: «Три с двумя минусами». Меня с холода бросило в жар. Явно издевался надо мной, лучше бы поставил двойку. Стыдно перед классом, я ведь учусь хорошо. Вечером поделилась своими переживаниями с мамой, но поддержки не нашла. У мамы любимое выражение: «Каждый сам кует свое счастье. Получила такую оценку, значит, заслужила». Единственный, кто меня понял, — это мой плюшевый мишка. Все ему рассказала, поплакалась, и легче стало на душе.

8 мая.

Школа, курсы, лингвоцентр. Благо уроки сегодня учить не надо. Впереди опять несколько выходных. Но это я так предполагала, а мама распорядилась по-своему. Напомнила о поступлении в колледж. Пришлось вечер просидеть над учебниками. Настроение так себе.

9-12 мая.

Девятого мая отлично отдохнула с родителями, но в остальные дни пришлось попыхтеть над книгами. Ни целыми днями, но по полдня — это точно. Папа сказал: «Полдня занимаешься, полдня отдыхаешь». Так что с подругами общалась в основном по телефону. А так хотелось расслабиться в выходные! Забыть про школу, учебники, учителей, поступление в колледж. Просто побездельничать, превратиться в плюшевого мишку, чтобы меня посадили куда-нибудь в темный угол и забыли там на несколько дней. Вот и пролетели мои трудовые выходные. Настроение не то чтобы плохое, но и хорошим назвать не могу — чувствуется какая- то усталость. Завтра опять в школу.

13 мая.

Сегодня делаю последнюю запись в дневнике. Завтра сдаю дневник Галине Михайловне. Что я заметила, работая над записями. Это некоторое чувство душевного облегчения, после того как поделишься своими переживаниями с бумагой. Буду и дальше практиковать подобные записи, но сугубо для личного пользования.

  • 2. Денис, 14 лет.
  • 20 апреля.

Прошла уже неделя, как нам было сказано вести дневник. Но я не знаю, что писать, а сдавать нужно, значит, надо что-то написать. Нужно оценить свое настроение за прошедшие дни. Настроение — дрянь, и писать больше ничего не хочу.

24 апреля.

Все что-то пишут, а я не могу ничего написать. А что напишешь, если ничего не хочется делать, даже писать, тем более дневник.

28 апреля.

Не хочется, чтобы меня склоняли как плохого ученика, мол, не сдал дневник. А писать ничего не могу. Ничего! Какое настроение сегодня? Какое тут настроение, если утром не мог проснуться, так отец буквально стащил с кровати и заставил идти в школу. Притащился в школу, хочется спать, а Вера Ильинична сразу — иди к доске и отвечай урок. Ну, я не выдержал и нагрубил ей, сказал, что не пойду. Подняла вопль, поставила двойку, раскудахталась: «Вызову родителей, что с тобой происходит, был таким хорошим учеником, а теперь двоечник». А спросила бы она меня на третьем уроке, а не на первом, я бы ей ответил. Все! Больше писать не могу, пойду к ребятам во двор, там и поднимется настроение.

4 мая.

Были праздничные дни, немного отдохнул, ездили с родителями на дачу. Родители меня не понимают, думают, что я увиливаю от работы, а я не мог даже лопату в руках держать. Отец обозвал меня тунеядцем, я взял Джека (наша собака) и ушел в лес. К вечеру все успокоились, жарили шашлыки, было весело. А завтра снова в школу, и от этого опять портится настроение.

11 мая.

Целый день болела голова. Сбежал с последнего урока, а была контрольная по физике. Опять предстоит объяснение с Игорем Алексеевичем, а от этого еще больше портится настроение. А может, бросить все к чертям! Мать жалко, опять будет слезы лить по моему загубленному «светлому будущему».

18 мая.

Завтра сдавать дневник. Настроение плохое. Все! Писать больше не буду, кончились мои мучения. Кушайте, т.е. читайте на здоровье.

  • 3. Катя, 15 лет.
  • 12 апреля.

Сегодня я чувствовала эмоциональное напряжение, это был страх перед контрольной по географии, но, слава богу, я написала ее на хорошую оценку.

13 апреля.

Сегодня я испытывала страх перед бабушкой, когда возвращалась домой поздно. Она меня отругала, а я, сама не зная почему, нагрубила ей и убежала из дома. Через час я позвонила по телефону, у нее был спокойный голос, и я вернулась домой.

14 апреля.

Сегодня у меня весь день плохое настроение, ничего не хочется делать, даже смотреть мой любимый сериал. Чтобы как-то взбодрить себя, я включила свою любимую музыку и более или менее успокоилась.

15 апреля.

День прошел без особенных эмоций.

17 апреля.

Сегодня у меня были приятные эмоции. У моей подруги день рождения, и мы хорошо погуляли, ей подарили хорошие кассеты и диски, мне понравилась компания: мы слушали музыку и танцевали.

18 апреля.

Сегодня я не испытывала чувства страха, когда меня вызвали к доске на алгебре. Перед уроком я постаралась вспомнить упражнения по релаксации, которые нам показала психолог, у меня получилось: я смогла быстро вспомнить формулы и получила положительную оценку. Но когда я пришла домой, я чувствовала сильный упадок сил, и мне пришлось лечь на диван и слушать свою любимую музыку. Помогло.

19 апреля.

День прошел без особенных эмоций.

20 апреля.

Все было более или менее нормально.

21 апреля.

День прошел хорошо. С утра я не испытывала упадка сил, у нас отменили три урока, и я с удовольствием пошла в школу. Но вечером, чтобы прийти в себя, я опять долго слушала свою любимую музыку.

23 апреля.

День прошел нормально.

24 апреля.

За сегодняшний день много произошло. В школе для меня английский язык очень важен, и я поставила в начале учебного года цель, чтобы в аттестате у меня была пятерка, чего бы мне это ни стоило: пусть даже мне придется от всего отказаться и целый год сидеть над учебниками. Так вот, сегодня у меня была контрольная но английскому языку, т.е. словарный диктант. Я вчера слова учила, но сегодня утром не смогла вспомнить большинство слов. Для меня было даже представить страшно, что могу получить за эту работу три балла, тогда не видать мне годовой пятерки. Ни одного урока я так не боялась раньше, как сегодня боялась английского. На уроке я обложилась шпаргалками и все-таки написала диктант на 5. Я была очень рада. По дороге домой, чтобы снять избыточное эмоциональное напряжение, я купила себе сумку, которая мне очень понравилась. Настроение улучшилось. Но когда я пришла домой, то начались частые звонки по телефону. Я брала трубку, но никто не отвечал. Меня это сильно испугало и вывело из себя. Я вообще всегда боюсь, когда звонят и молчат или звонят и кладут трубку. У меня в голове появляются самые нехорошие мысли. И я потом очень долго не могу избавиться от этого состояния. Я засыпаю, но утром опять просыпаюсь в плохом настроении. Только через несколько дней я успокаиваюсь. Я немного избавилась от страха только тогда, когда мама пришла с работы. И еще мне немного помогла моя любимая музыка.

25 апреля.

Сегодня у меня был гнев на мою бывшую подругу, и с сегодняшнего дня она стала моим врагом. На алгебре нас учительница спросила: «Кто у вас в классе курит?» Так моя «подруга» назвала мою фамилию, хоть я и не курю. После урока она сказала, что пошутила. Хорошие шуточки! Она этим самым испортила мою репутацию среди учителей. Я очень сильно на нее разозлилась и стала ее называть плохими словами, даже матом. Потом разозлилась и на себя и расплакалась. Но ей я этого никогда не прощу. Меня успокоила моя другая подруга — Женя.

26 апреля.

День прошел без особых эмоций.

27 апреля.

День начался с того, что я проснулась и на меня сразу напала мама за то, что я вчера поздно вернулась домой. Она меня «пилила» целое утро, пока я не ушла в школу, и я опять столкнулась с проблемой нежелания жить в этом тупом мире. Уже два года я маюсь проблемой отвращения к жизни. Уже в 12 лет я поняла, что я не смогу жить в этом мире, мне трудно приспособиться к этому гадкому миру. У меня вообще пропало всякое желание жить! Я не говорю, что хочу покончить жизнь самоубийством, но мне неинтересно жить. И я не хочу так жить! Я не боюсь смерти. Смерть лучше, чем жизнь. Я вообще не понимаю, зачем мы живем, жизнь дана людям, чтобы мучиться, она не приносит ничего хорошего. Я живу только сегодняшним днем, у меня нет планов на будущее, мне это неинтересно. У меня нет цели в жизни. Я не представляю, как люди могут дожить до 60 лет, если мне в 15 лет уже надоело. После ссоры с мамой я пошла в школу и целый день была своя не своя. Я срывала на всех зло, у меня все валилось из рук, мне было плохо. Я хотела уйти из дома и больше никогда не возвращаться. Когда я пришла домой, мама вела себя так, будто ничего не произошло, я решила сделать так же. И я знаю многих своих сверстников, у которых к 14 годам пропало всякое желание жить.

28 апреля.

Сегодня я поссорилась со своей учительницей по физике. Я ей высказала все, что о ней думаю. Я долго терпела — полтора года, но все имеет предел, и мое терпение тоже. Несмотря на ссору с учительницей, домой я пришла в хорошем настроении, мне стало легче на душе. Я ни капельки не жалею об этом. Хоть она теперь и испортит мне аттестат, но я освободилась от того гнетущего настроения, которое у меня было из-за оскорблений этой учительницы. Теперь пусть знает, кто она есть на самом деле.

1 мая.

Сегодня я с семьей ходила в лес на природу. Мы хорошо отдохнули, у родителей было хорошее настроение, меня не «доставали». Вечером ходили с подругой в кино. Эмоции — положительные.

3 мая.

Сегодня я очень расстроилась, когда учительница по английскому языку поставила мне 4. Я хотела эту четверть проучиться без четверок. Я пришла домой и попыталась расслабиться с помощью упражнений. Думаю, что у меня получилось, так как я успокоилась и подумала, что одна четверка в четверти мне не помешает иметь годовую 5.

4 мая.

День прошел без особых эмоций. Нечего вспомнить, да и писать не очень хочется.

7 мая.

Сегодня я подралась со своей одноклассницей прямо на глазах у классной руководительницы. Мне было очень стыдно, но Елена Викторовна сделала вид, как будто ничего не произошло, а я быстро собралась и ушла домой. Дома я уже поняла, что могла бы и сдержаться, но уж сильно она меня «доставала» последнее время. Интересно, что я испытала чувство облегчения за причиненные мне обиды. Но я уже начинаю задумываться, что нужно следить за своим поведением, но очень трудно сдерживаться, когда тебя обижают и оскорбляют. Лучше я сразу отвечу обидчику, пусть даже и таким способом, чем потом буду долго страдать от причиненных мне обид.

8 мая.

Мне понравился один мальчик в нашей школе, но он не обращает на меня внимания. Но почему-то я не захотела с ним знакомиться, когда меня подвела к нему на перемене моя подруга Женя. Какая же я дура! Теперь я так ругаю себя за это. Мне даже не хочется завтра идти в школу, чтобы с ним снова не встретиться.

10 мая.

Сегодня у меня радостное настроение. Меня все-таки девчонки познакомили с тем парнем. Завтра мы с ним идем в кино. Он очень симпатичный, хорошо учится и занимается спортом. Скоро он уезжает на соревнования, и я не буду его видеть. От этого у меня портится настроение и появляется грусть.

  • 4. Виталий, 14 лет.
  • 10 апреля.

Своих проблем хватает, но с сегодняшнего дня целый месяц необходимо вести дневник, отражать свое настроение. С чего начать? Вроде день прошел нормально, двоек нет, замечаний от учителей нет, с родителями мир и согласие, с котом Василием дружба, с младшим братом нейтралитет. Скрипка в футляре в своем законном углу. Сегодня к ней не прикасался. Сказал родителям, что на физкультуре немного подвихнул правую руку при прыжке через коня. Поверили, на сегодня освободили от музицирования. Короче, спокоен, как слон, расслаблен, как сытый удав.

11 апреля.

Какой ужас! Как я обмишурился! На переменке смотрю, Олежка П. из 9 «Б» что-то записывает в тетрадь, положив ее на подоконник, и так увлекся, что никого не замечает и не слышит. Ситуация для прикола на 5 баллов, тем более что рядом девчонки из его класса. Вчера при них он отпустил мне такого щелбана, что у меня искры посыпались из глаз, а он говорит, что у меня не лоб, а броня и не такое выдержит. Прекрасный момент поквитаться. Я закатил ему такого пинка, что он лбом чуть стекло не вышиб. Стоим, ржем. Поворачивается ко мне лицом, а это не Олег, а наш историк Константин Михайлович. У них с Олегом фигуры и костюмы очень похожи. Все вокруг разом замолчали, а я остолбенел. Надо отдать ему должное, он внял моему лепету и бесконечным извинениям, но мое правое ухо от его крепких пальцев до сих пор огнем горит. Родителям ничего не рассказал, но думаю, со временем они все равно узнают о моей дурацкой выходке, и трепки мне от отца не миновать, а по истории выше 3 не иметь. Естественно, настроение сегодня прескверное.

12 апреля.

Сегодня был открытый урок по литературе. Естественно, об уроке мы были предупреждены заранее, но все равно толком не подготовились. Даже отличники плавали и крупные пузыри пускали. Я получил двойку. Вечером состоялся крупный разговор с родителями. Самое ласковое слово, которое я услышал от отца: «Балбес нестроевой». После такого «совещания» наука в голову не лезла, от скрипки воротило. Поиграл с Василием, буду ложиться спать.

13 апреля.

Действительно, число 13 несчастливое. Сегодня в школе был пожар. Загорелась кладовка, в которой технички хранят свой инвентарь. Я отпросился с урока на 5 минут по своим личным делам и уже возвращался в класс, когда заметил дым из кладовки. Хорошо, что рядом находился туалет, где нашлось ведро с водой. Пока я заливал горящий хлам, подоспела помощь в лице завхоза. Вдвоем мы быстро управились и не дали огню распространиться дальше. Меня похвалил директор школы и крепко пожал руку, при этом сказал, что я настоящий мужчина. Не скрою, мне было приятно. Настроение отличное.

14 апреля.

Хороший день. Уже только потому, что сегодня воскресенье. Я поехал кататься на велосипеде в лесопарковою зону. Доехал до парка, и вдруг затарахтела каретка, опять подшипник рассыпался — вот и покатался. Домой вел велосипед в руках, это около 5 километров. Настроение испорчено. Младший брат хихикает: «Ну, как покатался?» Пришлось дать ему подзатыльник, чтоб хоть как-то расслабиться. В отместку он рассказал родителям о случае с Константином Михайловичем. Мой брат учится в 6-м классе в одной школе со мной. Обещал молчать, но из-за подзатыльника наябедничал. Отец мой человек рабочий, без комплексов. Лишних слов не любит и в назидание дал мне по шее. Не очень больно, но обидно. Выгнал из комнаты младшего брата под предлогом, что буду учить уроки и музицировать, а сам часа полтора играл с котом. Полегчало. Уроки сделал кое-как. Немного попиликал на скрипке. Так и закончился мой воскресный день.

15 апреля.

На перемене бесились и столкнули с полки проектор. Отлетела какая-то пластмассовая штуковина, но приклеить можно. На большой перемене сгонял в киоск, купил суперклей. Проектор восстановили, а клей остался. Думаю — не пропадать же добру. Я подвинул стул учителя под стол и капнул немного клея под каждую ножку. Минут через 10 начался урок. Вошла учительница по математике. Хотела выдвинуть стул из-под стола, а тот как прирос. И это всего-то за 10 минут! Класс замер, что же будет дальше? Софья Петровна все поняла, а я, чтобы предупредить развитие дальнейших событий, подскочил к ней якобы помочь со стулом. Еле отодрал, чуть ли не с линолеумом. Урок продолжился, а на перемене она высказала все, что думает обо мне. Полагаю, что все этим разговором обойдется. Но состояние эйфории сменилось глубоким чувством горечи и раскаяния за свой поступок. Не пойму, зачем я это сделал? Теперь моим эмоциям не поможет даже кот Васька.

Собирался вечером выучить новую пьесу к завтрашнему занятию по музыке, но нет настроения даже держать смычок в руках. Какой же я дурак, сам создал себе проблемы, а все из-за дуры Светки: хотелось себя перед ней героем показать. Настроение — хуже не бывает. Остается одно: заснуть и забыться.

16 апреля.

Нахватал трояков. Вообще-то в четверти у меня больше 4, но и 3 есть. Поэтому там, где могу, стараюсь бороться за оценку. Но сегодня какой-то невезучий день. Отец проверяет мой дневник каждый день. Вот и сегодня пришлось держать ответ перед ним. Сначала отец вел себя сдержанно, приводил мне веские доказательства типа: «Ученье — свет, а не ученье — тьма». Я покорно все выслушивал, но когда он, в который уже раз, поставил мне в пример трудолюбие и тягу к знаниям Михаила Ломоносова, пришедшего пешком в Москву с лаптями за спиной знаний набираться, я не выдержал и огрызнулся. За что был немедленно покаран физическим воздействием типа оплеухи. После этого я с воодушевлением два часа мучил скрипку, а оставшееся время до сна покорял вершины знаний. К моему вчерашнему прескверному настроению добавилось еще и сегодняшнее не менее скверное, но моего спасителя кота Васьки нет — убежал к подружке. Счастливчик, я бы с удовольствием поменялся с ним жизнями, взял бы его, кошачью, а он пусть берет мою, нечеловеческую.

17 апреля.

В школе ничего особенного не произошло (слава богу). Но отец узнал про инцидент со стулом. Явно через младшего брательника кто-то стучит на меня родителям. Наверное, Люська, моя соседка по столу, таким мелким способом мстит мне за мое невнимание к ней. Набивалась несколько раз мне в компаньоны в кино, но мне не до фильмов. Надо деньги скопить на новый подшипник к велосипеду. Отец, как ни странно, обошелся сегодня без шума и солдафонских воспитательных штучек. Однако лишил меня права на видик, телевизор, чтение детективов по будням сроком на месяц. Хорошо, что не запретил играть с котом. Василий — моя моральная отдушина в этом безумном мире. Весь вечер я пахал во имя искусства и знаний. Настроение дурацкое, даже друга- ну не хочется звонить, но предстоящий сон, думаю, взбодрит и освежит меня.

18 апреля.

Школьный день ништяк. Честно заработал свои четверки. Получил даже 5 по физкультуре. Что же, задача ясна — быть похожим во всем на Михаила Ломоносова. Родители и брат занимаются своими делами, а я весь в учебе. Посмотрел расписание в му- зыкалке и сник, через несколько дней будет экзамен по сольфеджио. Для меня камень преткновения — музыкальный диктант. Кто-то мне в далеком детстве на ухо наступил, это точно. Начинается легкий мандражик — музшколу хочешь не хочешь, а кончать надо. Отец говорит: «Эстрадной звездой не будешь, а в захудалый ресторанчик, может, и возьмут в оркестрик — вот тебе и кусок хлеба, если ничего более путного не осилишь». Надо дополнительно позаниматься с музыкантшей, но об этом маму попрошу, она устроит. Отца бесполезно просить, его на лишние бабки не расколешь. Так что спасибо моему строгому папане, не дает мне раскиснуть и на диване лежать, мечтая и жалея себя. Несмотря на скверное настроение, надо думать, «как обеспечить куском хлеба старость».

19 апреля.

Не везет мне на литературе. Писали изложение. Я сижу на задней парте, оторвал голову от тетради: учительница мечтательно смотрит куда-то в окно, методично похлопывая себя по левой ладони указкой. Указка для ее предмета не нужна, но это у нее привычка — держать ее в руках во время сочинений или изложений. Ученики усердно корпят над изложением, склонив головы над столами. Тишина, только указка по ладони тихо хлоп-хлоп, хлоп-хлоп. Я вспомнил, что где-то в системе йоги есть упражнение для улучшения работы головы. Это глубоко вздохнуть, задержать дыхание и сильно напрягая грудную клетку и горло, как бы пытаясь его вытолкнуть. Кровь приливает к голове, улучшается кровообращение, и голова варит на все «сто». И так несколько раз. Пару раз получилось, а на третий, видимо, переусердствовал, и из меня вырвался такой крик, что от неожиданности учительница выронила указку из рук и остолбенела. Лица учеников недоуменно взирали на меня. Так длилось несколько секунд, потом грохнул хохот учеников, а затем гневной тирадой разразилась учительница. Я покаялся и объяснил, в чем дело, и так искренне, что мне поверили. Урок продолжился, но мне упражнение явно не помогло. Изложение написал кое-как. На перемене кореша одобрительно похлопывали меня по плечу за якобы классный прикол. А мне не до смеха, грустно и печально. Ясно, через день-другой будет разбор полетов с отцом. Люська этот момент не упустит. Далее день прошел без происшествий. Основное время уделил сольфеджио. Мандраж возрастает, а как побороть его — не знаю.

20 апреля.

Конец учебной недели, а мне не в радость. Приближается мой судный день. На сегодня и завтра мама договорилась с учителем по музыке дополнительно позаниматься со мной. Все другие занятия побоку, только до, ре, ми, фа, соль, ля, си...

21 апреля.

Воскресенье, а я в трудах праведных, недаром говорят: «Терпенье и груд все перетрут». Надеюсь, сомневаюсь, опять надеюсь и опять сомневаюсь в своих силах и способностях. Все, хватит, кота в охапку и под его мурлыканье понемногу успокаиваюсь. Что будет, то и будет. От судьбы не уйдешь.

22 апреля.

После школы — в музыкалку. Обстановка этого заведения: звуки музыки, снующие по коридору вундеркинды с нотными папками — опять заставила меня запаниковать, но я собрался, взял себя в руки и вырвал свои три балла по сольфеджио. Доволен, как будто бы гора с плеч свалилась, настроение превосходное. И даже брат вызвал доброе расположение чувств. Пообещал дать ему покататься на велосипеде, естественно, когда отремонтирую.

23 апреля.

По изложению получил 3 с минусом. Не помогло упражнение йогов на улучшение работы мозга. Люська моим результатом была явно довольна и отпустила ехидную реплику, что мне надо этим упражнением заниматься по три раза в день по три часа, может, и будет какой-то толк. Я ее толкнул слегка локтем, чтоб успокоилась, а она разревелась. Скорее всего, от обиды, а мне записали замечание в дневник за нетактичное поведение по отношению к девочке. Вечером батя обозвал меня сундуком со старым хламом. Что он этим хотел сказать, я так и не понял, может, имел в виду мою бесперспективность, как у ненужного хлама. Ну, это он что-то слишком заковыристое выдал. С ремонтом велосипеда к нему лучше не подступаться. Настроение у меня, естественно, фиговенькое.

24 апреля.

Сегодня день прошел нормально без происшествий. Спокойно в школе, относительно спокойно дома. Люська не дуется, как будто ничего и не было, а, кстати, ничего и не было. Сама сделала из мухи слона. Что-то часто я вспоминаю о ней в своем дневнике. Вечером вместо скрипки в футляр посадил Василия. Кот начал мяукать, скрести когтями. Открыл, так он пулей выскочил и по шторе взобрался на карниз, еле снял его оттуда. Что это он трусливый такой? За моим экспериментом наблюдал брательник, по окончанию которого сразу выскользнул из комнаты и пошел ябедничать маме. Мама исследовала путь Василия от футляра до карниза, потом грустно посмотрела на меня и повращала пальцем у виска. Не сказала больше ни слова и вышла из комнаты. Хочется чего-то светлого и радостного, а получается все не так, как надо. Позанимался — и спать, может, приснится что-то хорошее.

25 апреля.

Ничего особенного. На классном часе наша классная предупредила, что все, кто хочет поступать после 9-го класса, должны браться за ум без промедления. Мне по моим способностям музыкальное училище не светит, а техникум я еще не выбрал. Надо поговорить с отцом, есть ли смысл учиться в школе дальше. Если нет, то куда поступать? От этих мыслей появилось легкое беспокойство. Папа был занят, так что поговорить не удалось.

26 апреля.

Писали контрольную по алгебре. Мне попался трудный вариант и, как назло, не такой, как у Люськи. Вообще-то она в алгебре рубит, и если со своим заданием справится, то, может, и мне поможет. Не вышло, пришлось все самому решать, кое-как успел к звонку оформить, но с уверенностью, что почти все задачи решил. Думаю, не менее чем на 4 балла. После алгебры была летучка по физике, где мы за 15 минут кратко ответили на 2 вопроса, старался до посинения. Вообще день был напряженный. Домой пришел усталый. Отец начал вести беседу о моих дальнейших планах, а я что-то невпопад ему отвечал. Он рассердился и опять весь вечер ходил хмурый. Сегодня он не прав. Не надо было так с наскока, а то испортил настроение и себе и мне. Ладно, завтра сам заговорю с ним на эту тему.

27-28 апреля.

Опять ремонтировали с отцом велосипед. В воскресенье его опробовал. На этот раз ремонт произведен путем. Отец сказал, что ездить будет отлично. На радостях дал покататься брату. Посоветовались с родителями на счет дальнейшей учебы. Остановились на нашем городском техникуме машиностроения. Начинаю готовиться. Настроение нормальное, с родителями контакт полный.

29 апреля.

Контрольную по алгебре написал на 3 балла. Так старался, трудился честно и в поте лица, но не повезло. Обидно, даже настроение испортилось. Вечером повеселел. Отец сказал, что на майские праздники поедем в деревню в гости к родственникам.

30 апреля.

В школе ничего особенного не произошло. Отец ходит веселый, готовит удочки для поездки в деревню, говорит, что поедем на рыбалку с ночлегом. Вспоминаю прошлогоднюю рыбалку в деревне у дяди Максима и хочется «лететь» туда сейчас же. Дядя хоть и подвыпил малость тогда, но всю ночь развлекал нас анекдотами. А отец у меня не только классный рыбак, но и отлично играет на гитаре, а когда у него что-то получается, он становится милейшим человеком. Все в ожидании праздничных дней. Настроение приподнятое, состояние бодрое.

1 -4 мая.

Отличное настроение. Всей семьей отдыхали в деревне. Погода стояла теплая и солнечная. Жаль, что купаться еще холодно. Зато набегались, накатались на велосипеде, наигрались в футбол. Батя вспомнил молодость и показал класс в футболе. Никогда не думал, что он может так играть. К рыбалке больше готовились, чем наловили рыбы. Но зато компания была веселая. Понравились бабушкины пироги, просто пальчики оближешь. А отец, оказывается, еще и на баяне играет классно. Теперь я понимаю, почему он заставляет меня учиться в музыкалке и говорит, что я смогу этим зарабатывать на жизнь: вчера он был в ударе и исполнял на баяне все просьбы гостей, так его гости чуть на руках не носили. Короче, настроение отличное, будет что вспомнить. А уезжать совсем не хочется.

5 мая.

После праздников все какие-то расслабленные и на учебу не настроенные. Опять только и слышишь от учителей, что скоро конец учебного года, что надо думать об оценках, что мы олухи и бездари, а я весь в мыслях еще там, в деревне, и мне по барабану, что они говорят. Сегодня появился некоторый интерес к музыке, даже дольше обычного просидел, пиликая на скрипке, представляя себя великим Паганини. Без особого энтузиазма готовил уроки на завтра. Никто из домашних сегодня меня не напрягал. Настроение не то чтобы совсем плохое, но и не такое, как было вчера.

6 мая.

День прошел спокойно. В школе и дома все путем. Настроение нормальное. Отец принес материалы с данными, что необходимо знать и сделать для подготовки к экзаменам в техникум. После поездки в деревню отношения с отцом улучшились, приятно видеть его веселым и постоянно мурлыкающим какую-то мелодию. Братец мой младший немного затих, видно, ума набирается. Мама кормит нас разными вкусностями, привезенными из деревни. Вот так бы всегда!

7 мая.

Сегодня в школе выпендривались друг перед другом — кто указательным пальцем переломит карандаш. Дошла очередь до меня. Карандаш остался цел, а мой палец сразу опух и посинел. Дома отец сказал мне, что я это специально сделал, чтобы не играть на скрипке, отругал меня. Обида двойная: и за глупость свою, и за выволочку. Настроение скверноватое.

8 мая.

Что можно записать? Так, пустяки, мелочи и все такое, а впереди экзамены за 9-й класс и экзамены в техникум. Для кого-то это, может, и естественное состояние — учиться и ни на что не обращать внимания, а мне даже подумать об этом — настроение портится.

9 мая.

Опять были в деревне. Поздравили деда с праздником Победы. Он у нас заслуженный фронтовик. Настроение приподнятое и праздничное.

10 мая.

Чем ближе время к концу года, тем больше пухнет голова от невеселых мыслей — как прорваться без потерь через это заминированное головоломками учебное поле. Тоска, а от этого и серое настроение. Благо, что мой проводник (в лице моего родителя) твердо держит миноискатель в своих руках. Вот и сегодня он дал мне ценные указания, и попробуй не выполнить их. Здесь уж не до осознания своего настроения.

* * *

Ну как, удалось почувствовать разницу? Да, конечно, вы правы. Первый (Марина) и последний (Виталий) дневники написаны эмоционально благополучными подростками, а второй (Денис) и третий (Катя) — подростками с повышенным индексом депрессивности. И дело не в том, что в нормальную жизнь 13-15-летних подростков, в меру уравновешенную, в меру бесшабашную, вклиниваются переживания (к большей части которых мы, взрослые, отнеслись бы с иронией), дело не в чередовании «черных» и «белых» полос жизни. Истинная проблема состоит в том, насколько устойчиво присутствует во внутреннем мире подростка фон эмоциональной подавленности, как часто этот фон сопровождается физическим недомоганием, нарушением сна, потерей аппетита, потерей интереса к жизни. Ощущение этого фона весьма болезненно для самого подростка, именно поэтому испытывающие его школьники столь немногословны в своих описаниях. Более того, депрессивные подростки без особого труда могут предвидеть реакцию (в лучшем случае — безразличную или формально-сочувствующую, в худшем случае — иронически-издева- тельскую) как своих сверстников, так — увы — и родителей на их рассказ о своих переживаниях. И это понимание еще глубже погружает их в тягостное душевное состояние. Не нужно думать, что депрессивность возникает только у подростков, оказывающихся в каких-то особо плохих обстоятельствах. Как нетрудно понять, эти «плохие обстоятельства» внешне могут казаться вполне хорошими. Но мы же говорим с вами не о том, что и как кажется внешнему наблюдателю, а о том, каково состояние внутреннего мира подростка, что он испытывает и переживает. В этом смысле приведенные выше дневники, писавшиеся но просьбе психолога, явным образом включают в себя только то, что подросток хотел и мог рассказать другим.

  • [1] Мы позволили себе исправить грамматические и орфографические ошибки,а также провести минимальную литературную редакцию полученных дневниковыхзаписей.
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы