Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Культурология arrow ИСТОРИЯ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ XVIII — НАЧАЛА XX ВЕКА
Посмотреть оригинал

Книга и учение в XVII в.

В Древней Руси сложилась своя традиция книжности. Отношение к книге и книжному слову рассматривалось через призму Священного Писания. Поэтому книга в первую очередь считалась духовным руководителем и вместилищем великих идей. Но великих идей было не так много, поэтому читали только избранные книги. Государство, полагавшее, что должно надзирать за своим народом, строго следило за тем, чтобы книжное знание не выходило из традиционных рамок, потому что оно выполняло миссию носителя священной истины.

Но в XVII в. книга лишилась этого ореола. Революционную роль в этом сыграло техническое новшество — книгопечатание, к которому Русь приобщилась в XVI в. Печатный станок уничтожил миф о книге как о духовном поводыре.

Десакрализация книги и книжного знания.

Миновало смутное время, и в Москве восстановилось печатание книг. Сначала издавались книги, ориентированные на восстановление утраченного душевного и нравственного равновесия. Они продолжали традиционную линию, предложенную государством и церковью.

Довольно значительное место в продукции Печатного двора занимали книги богослужебные: требники, служебники, ибо они помогали реализовать идею «всеобщности» церкви, строго регламентирующей жизнь средневекового человека от рождения до смерти. Из 233 изданных в 1615—1652 гг. книг таковых было 98, или 44%.

На втором месте находились книги, используемые для обучения. До того как «подьячий азбучного дела» В. Бурцов организовал свою «печатню» (этот факт можно считать частью развивавшейся секуляризации культуры), учебные книги печатались на плохой бумаге и в буквальном смысле слова «зачитывались до дыр», а потому не сохранились. Но исследователи полагают, что выпускались они в достаточно большом количестве.

Все, кто в России XVII в. обучался грамоте — от крестьянина до царского сына, — изучали Часовник, а затем Псалтирь. Эти книги выполняли двойную функцию: использовались как учебные и вводили человека в мир православной традиции. Поэтому переиздавались они для того времени довольно часто: печатали Азбуку 5 раз, Часовник — 34, Псалтирь учебную — 24 раза.

В 1648 г. Печатный двор выпустил два новых учебника: «Учение и хитрость ратного строения пехотных людей» (перевод книги И. Фон Вальхаузена) и «Грамматику» М. Смотрицкого.

Вспомним, что слово в средневековой Руси считалось сакральной ценностью. Для понимания священного текста нужна была особая подготовка. Поэтому книг было немного, ибо истин много не бывает: Священное Писание и Святое предание. Их «одевали» в дорогие переплеты, украшали, передавали по наследству. Кни- гопоклонство — принадлежность средневекового сознания. Эта традиция книжности брала свое начало еще в Киевской Руси.

Особое значение имело издание «Грамматики». С нее начался процесс десакрализации книги и книжного знания. Книга начинала рассматриваться лишь как инструмент знания. В России XVII в. впервые столкнулись антиномные понятия «наука-премудрость», «знание—вера».

Так же, как и вся культура, печатная книга, лишившись священного сана, стала дифференцироваться на светскую и церковную. Появилась «душеспасительная», «учительная» и развлекательная литература. Начала обособляться учебная литература, появились технические руководства и географические описания путешествий, книги по различным направлениям знания — от «Книги сошного письма» до травников и лечебников.

Изменился и критерий книжности. Теперь считают знающим и ученым человека, который прочитал больше книг, а не того, кто лучше выучил наизусть «главную книгу». Во второй половине XVII в. книга уже была не в церкви и монастырской библиотеке, а в обыденной жизни, в домашнем быту. Книгами владели не только бояре, но и чиновники, крупные и помельче, купеческое сословие. Доходила книги и до посадского люда. Спрос на них вызвал расширение деятельности Печатного двора. В середине XVII в. на его складах насчитывалось более 11 тыс. готовых книг.

Число грамотных в среде дворянства и посадского населения значительно выросло. Обучение происходило либо в семье, либо у «мастеров грамоты» (дьяконов, дьячков, подьячих). Букварь В. Бур- цова издавался тиражом 3 тыс. экземпляров. Появились руководства по грамматике и арифметике. Во второй половине XVII в. было издано 300 тыс. букварей и 150 тыс. учебных Псалтирей и Часословов. Не хватало не столько книг, сколько конкретных знаний, культурной и духовной перспективы, ясной цели учения.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы