Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Культурология arrow ИСТОРИЯ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ XVIII — НАЧАЛА XX ВЕКА
Посмотреть оригинал

Завершение системы светского образования при Александре I.

Строительство системы светского образования как части государственной политики, соответствующей запросам общества, завершилось в правление внука Екатерины — императора Александра I. Принципы образования остались прежними: светское, государственное, общее и профессиональное. Важность этой сферы государственной деятельности Александр, подобно Петру I и Екатерине II, подтвердил немедленно: он начал свое правление с реформы образования в 1801—1804 пг.

В начале XIX в. дворянство все еще предпочитало или домашнее и заграничное образование, или закрытые элитные учебные заведения вроде Шляхетского корпуса. Александр I не слишком этому препятствовал. Напротив, получив трон, он расширил возможность обучения за границей и потратил значительую сумму государственных денег на закупку иностранных книг. В годы его правления были открыты границы для приезда массы учителей-иностранцев.

Домашнее образование к этому времени обрело упорядоченный вид и общепринятое содержание. Через Россию прошло две волны французских гувернеров: сначала беглецов от революции, потом беглецов от Наполеона. Их было настолько много, что слово «француз» в России стало восприниматься как обозначение профессии. В романе А.С.Пушкина «Евгений Онегин» встречаем слова о воспитателях героя: «Сперва «мадам» за ним ходила, потом «мосье» ее сменил».

Правительство Александра I не отказалось и от прежней практики подготовки высших чинов государственного управления в закрытых дворянских учебных заведениях. Первенство здесь принадлежит знаменитому Царскосельскому лицею, овеянному славой Пушкина. Он был открыт в 1811 г. в императорской летней резиденции в Царском Селе под Петербургом (в конце 1843 г. он получил название Императорского Александровского и был переведен в Петербург). Заведение было закрытое, привилегированное, дворянское, туда принимались дети именитых фамилий в раннем возрасте (с '10—12 лет) на полный пансион с шестилетним обучением. Образование было е гуманитарным уклоном, из учащихся готовили будущих высокопоставленных чиновников.

Из лицея вышли образованные люди, составившие славу русской культуры: А.С. Пушкин, А.А. Дельвиг, М.Е. Салтыков- Щедрин; деятели науки: академики К.С. Веселовский, Я.К. Грот; философы: Г.Н. Вырубов, Н.Я. Данилевский; социалист М.В. Пет- рашевский; многочисленные государственные деятели: А.М. Горчаков, М.А. Корф, Д.А. Толстой, А.В. Головнин и др.

Но этого было недостаточно для задуманных новым императором широких преобразований общественных отношений.

Первым шагом правительства Александра I стало учреждение в . 1802 г. специального министерства народного просвещения.

Первым министром просвещения в России стал граф П.В. Зава- довский, типичный екатерининский вельможа, искушенный более в дворцовых интригах, нежели в просветительстве. У него, однако, было одно достоинство: не имея собственной программы, он послушно выполнял волю императора. В период его министерской деятельности началась реформа образования. При помощи «молодых друзей» нового императора в январе 1803 г. были составлены «Предварительные правила народного просвещения» на основе идей французского просветительства. Первый параграф этого документа гласил: «Народное просвещение в Российской империи составляет особенную государственную часть».

Указ 26 января 1803 г. вводил четкую систему государственного управления образованием с вертикальным соподчинением: министр народного просвещения и Главное правление: шесть попечителей учебных округов — шесть университетов как центры учебных округов.

При Александре было образовано еще пять университетов: в Вильно, Дерпте, гимназии в Казани и Харькове выросли в университеты, а также университетом стал Петербургский педагогический институт. В 1804 г. был принят первый университетский устав, самый либеральный в истории университетского дела. Но либеральным он казался лишь в сравнении с последующими университетскими уставами. По сути же, объявленная в 1804 г. автономия университетов была первым шагом к их закабалению государством: ведь до этого момента Московский университет был автономен де-факто и никакой государственной гарантии для этого не требовалось.

Гарантируя автономию, государство фактически объявляло о своем контроле над университетским делом в России. «Гарант» имел право эту автономию отменить, что и доказала последующая история высшего образования в нашей стране. Отметим главное: своей реформой образования правительство Александра окончательно сделало дело просвещения сферой государственной политики, поставило его под чиновничий контроль.

Особенностью российских университетов была их исключительная роль в просветительской деятельности. Университет в России был больше, чем просто учебное заведение, выполняя роль коллективного просветителя, орудия государственной культурной политики. Каждый из шести учебных округов (по числу университетов) представлял собой самодостаточную просветительскую систему, в которую входили университетские библиотеки и музеи, типографии и издательства, гимназии и учительские семинарии, книжные лавки. Университеты сами выпускали почти всю учебную, художественную, отечественную и иностранную литературу, журналы и газеты. Университетская типография и библиотека, музей, ботанический сад и т.п. брали на себя не только образовательную, но и общепросветительскую задачу в своем учебном округе. Только в 1814 г. в Петербурге открылась первая публичная библиотека как самостоятельное учреждение (сейчас — библиотека им. Салтыкова-Щедрина), а до этого момента все крупные книжные собрания находились в исключительном владении университетов.

Правительство Александра I продолжило дело становления среднего и низшего образования под государственным патрона- ,том. В каждом губернском городе были открыты гимназии вместо екатерининских «главных училищ». Уездные города обзавелись уездными училищами. Наряду со светской начальной школой получила развитие и система церковного образования в виде приходских училищ, в которые принимались дети всех возрастов, любого пола и любой сословной принадлежности.

Важнейшей характеристикой образовательной системы александровского времени являлась преемственность. Новая система имела вид ступенек лестницы от низшей школы до университета с преемственным переходом от одной ступени к другой (вспомним, что екатерининская система образования имела вид концентрических кругов, когда каждый вид образования имел самостоятельный и замкнутый характер). За время правления Александра I количество начальных школ в России увеличилось почти в шесть раз (с 69 в 1801 г. до 418 в 1825 году).

Кроме того государственное образование начала XIX в. было фактически бесплатным и всесословным из-за недостаточной пока популярности государственных образовательных учреждений, еще не изжитой нехватки учащихся для них. С юридической точки зрения государственное образование было закрыто только для крепостных (их образование было прерогативой помещика-владельца).

Результатом преобразований в сфере просветительства было усиление позиций государства, его контроль при помощи экономических и административных рычагов. Министерство просвещения присвоило себе исключительную инициативу открытия новых школ и университетов. К концу царствования Александра I университеты субсидировались государством на 100%, гимназии в 39 городах — почти на 70%, а уездные училища — на 20%.Сприходскими школами, которые остались в ведении местных властей, дело обстояло хуже всего.

Как видим, и после реформы в России все еще сохранялась «перевернутая» система образования, когда начальная школа, ее очевидная основа, оставалась в наибольшем небрежении. В этих условиях у домашнего образования как ступени поступления в гимназию и университет оставались сильные позиции, а неимущие слои были поставлены в трудное положение. Реформатор М.М. Сперанский с досадой говорил Александру I, что все делается вопреки здравому смыслу, ибо следовало бы начать с начальной школы, а завершить Академией. Начальная школа всегда была самым слабым местом образовательной системы в России.

Поскольку в школе еще сохранялась проблема набора учащихся, правительство предприняло некоторые шаги для увеличения привлекательности университетов. Но еще в 1828 г. количество дворян-студентов Санкт-Петербургского университета лишь незначительно превышало число слушателей «Благородного пансиона» и было в 2,5 раза меньше, чем в Высшем училище для дворян. В государственных гимназиях число дворянских детей было в 5 раз меньше, чем в частных пансионах того времени. Только в правление Николая 1, когда была снята проблема привлечения в государственные учебные заведения дворянских детей, начались частичные, а затем все более жесткие сословные ограничения. Но система светского государственного образования в стране стала к этому времени устойчивым фактом.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы