Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Культурология arrow ИСТОРИЯ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ XVIII — НАЧАЛА XX ВЕКА
Посмотреть оригинал

Особенности усвоения европейского искусства в новой России.

Петр хотел европеизировать Россию как можно быстрее. Он желал немедленно усвоить, открыть, догнать, соответствовать. Стремительность внедрения новинок диссонировала с неспешным темпом предыдущего духовного развития. Были временно нарушены диалог и преемственность — основной залог прочности культурных нововведений. Насильственное и торопливое культурное заимствование зачастую давало сиюминутный эффект почти карикатурного свойства, который становился удобным объектом для критики со стороны адептов «самобытности».

Но великий император не остался бы столь мощной фигурой в национальной истории и национальном самосознании, если бы дело ограничилось пресловутым бритьем бород и переодеванием дворянства в европейскую одежду. Был создан внешний слой европеизации, часто насильственный и слепо заимствованный. Но существовал и глубинный слой, на котором европейский компонент русской цивилизации был активизирован и получил поддержку. В противном случае дело, начатое Петром I, умерло бы вместе с ним. Огромная евразийская империя в XVIII в. выбирала свой исторический путь: азиатство или европейство. Национальный дух имел возможность двинуться в любом направлении. Петр I не оставил возможностей для дальнейших раздумий и колебаний. Позже Пушкин напишет о Петре: «суровый учитель».

По мере роста образованности изменялись и потребности дворянства. Дворяне «входили во вкус» изящных искусств, одежды, мебели. В конце века понятие «красота» вновь высоко поднялось в иерархии ценностей дворянской культуры. Только в отличие от традиционной культуры изменилось содержание этого понятия. Если в красавице прежних времен ценилась дородность, здоровье, то новый идеал красоты предполагал образованность, чувстви-* тельность, утонченность.

Светская русская культура XVIII — начала XIX в. развивалась под знаком космополитизма, но при этом иностранный опыт адаптировался в соответствии с местными особенностями. Новые доминанты сознания вступили в диалог-спор с традиционными духовными установками. Силовой и ускоренный метод европеизации России оставил мало времени и возможностей для взаимного «прорастания» новаций и традиций. Тем не менее при всей радикальности перемен отрицание старой культуры России больше декларировалось, чем происходило на самом деле. Следует говорить, скорее, о трансформации, но не о полном отрицании прежней культурно-цивилизационной системы.

Отрекаясь от символизации мира в культурной системе Московского царства, новое петровское и екатерининское государство окружило себя не менее мощной системой новых символов. Растворив в себе церковь, имперское государство стало самодостаточной ценностью и главным символом новой России. Светская, государственная культура нового времени оказалась в не меньшей степени символической и сакрализованной. В этом зеркально повторилось предшествующее время, поскольку государство точно так же требовало от подданного веры в себя и полного в себе растворения.

Некоторые духовные ценности получили другое имя или поменялись местами. Но при этом новая культура осталась столь же иерар- хичной, как и прежняя. Так, практическая деятельность из области «низкого» была поднята на самый верх ценностной иерархии. Авторитет практического дела занял положение нового символа. Царь-работник, деятельный сановник, образованный переводчик, умелый артиллерист — теперь они стали героями эпохи.

Не совсем умерло и прежнее представление о красоте. Память о древнерусских традициях в искусстве прорывалась большей, чем на Западе, красочностью барокко, особым пристрастием к орнаменту и декору, наивным соседством домашних церквушек в древнерусском стиле с новомодными «ордерами» колоннад дворцов-усадеб русской знати.

Таким образом, новая культура России не отвергла, а скрыла в себе культуру средневековья. Смешение традиционных истоков (часто скрытых) и новых заимствованных ценностей (часто преувеличенных) создало уникальный культурный сплав, который составил особенность и очарование культуры XVIII в. в России. Художественный образ века, смешавший две культурные традиции в самых немыслимых сочетаниях, стал неповторимо своеобразен и до сих пор полон притягательности.

Новые предпочтения в области культуры нуждались в мастерах, которые смогли бы их реализовать в зримые образы архитектуры, живописи, в предметы быта. Становление светской живописной школы в России происходило за счет, по крайней мере, трех неравнозначных факторов.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы