Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Культурология arrow ИСТОРИЯ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ XVIII — НАЧАЛА XX ВЕКА
Посмотреть оригинал

Новые явления в конфессиональной ориентации дворянства.

Эпоха Просвещения не прошла бесследно и для религиозных чувств. Оказалось, что духовная монополия православия в России не так уж бесспорна. Начало XIX в. отмечено всплеском интереса к католичеству и сектантству, прежде всего в среде образованного дворянства.

В XVIII в. католической веры в России придерживались почти только иностранцы. Однако после присоединения в результате разделов Польши польских и литовских земель в Российской империи число католиков сразу увеличилось. Просветительство расширило кругозор, а время наполеоновских войн дало непосредственный опыт общения с западными вариантами христианства. Потрясения конца XVIII — начала XIX в. вызвали небывалый всплеск мистических настроений во всех слоях общества. Наступило время критики просвещенческих рационалистических идей и поиску новых оснований мировоззрения. Интегрирование русского дворянства в европейскую культуру и его религиозная индифферентность обусловили успех проповедей членов иезуитского ордена.

Оказавшиеся после французской революции в России иезуиты занимали заметное место в образовательных учреждениях и в семьях в качестве домашних учителей. В иезуитских пансионах обучались дети известнейших фамилий: Гагарины, Нарышкины, Вяземские, Бенкендорфы. Это стало почти модой и сословным знаком. Знаменитый Ришельевский лицей в Одессе был создан на базе иезуитского пансиона; множество частных учителей являлись членами этого католического ордена.

От «отцов-иезуитов» не отставали и католики-миряне, в основном французские эмигранты, бежавшие в Россию от французской революции. Среди светских проповедников наибольшей известностью пользовался любимец гостиных граф Жозеф де Местр. Под его влиянием перешли в католичество представительницы знатных фамилий: С.П. Свечина, А.И. Толстая, М.А. Воронцова, Е.П. Ростопчина и др. Усвоившее европейскую культуру образованное дворянство оказалось вовлеченными и в общеевропейский процесс возрождения католической религии после эпохи Просвещения. Католиками становились люди самых разных политических убеждений: декабрист М.С. Лунин, либерал И.С. Гагарин. В 1814 г. глава Синода А.Н. Голицын с ужасом узнал, что его племянник собирается перейти в католичество. Увлечение русских дворян католицизмом довольно точно объяснял Ф.И. Тютчев: стремление «присвоить себе современную культуру*.

Официальная церковь была всерьез встревожена охлаждением к православию. Она всегда более настороженно относилась к близким христианским конфессиям, нежели к исламу или буддизму. В 1815 г. иезуиты были изгнаны из Москвы и Петербурга, а с 1820 г. вышел указ о запрещении этого ордена в России. Церковь прибегла к помощи государства для восстановления религиозного единомыслия. При Николае I после тайного или открытого принятия католичества приходилось эмигрировать, поскольку переход из православия в католичество церковь запрещала. В начале 40-х гг. были приняты государственные законы об уголовной ответственности «совратившихся от православия».

Русская православная церковь не смогла адекватно реагировать на изменения в самосознания просвещенного дворянства. Учение церкви диссонировало с реалиями времени. Это заставляло европейски образованных людей искать новые религиозные основания жизни. А.И. Тургенев в качестве причины увлечения русских католицизмом называл «лстаргизм нашего православия*. Справедливость этого утверждения видна из истории одной попытки реформировать структуру религиозного бытования русского человека.

Новым конфессиональным институтом русского православия стало Библейское общество, точнее его российское отделение, основанное в 1813 г. Задачи и структура, да и сама идея были заимствованы в Европе как раз в те дни, когда русская армия преследовала Наполеона. Родиной Библейского общества была Англия, тогда союзница России. В Англии Библейское общество существовало давно и выполняло просветительские цели, распространяя христианскую литературу, занимаясь толкованием Библии. Но для российского православия эта идея была чуждой, ведь единственным толкователем Библии в русской церкви выступал священник.

В январе 1813 г. Александр I назначил комитет Библейского общества в России во главе с А.Н. Голицыным, В.П. Кочубеем, министром просвещения

А.К. Разумовским и лично внес в казну общества 25 тыс. рублей. Проект был утвержден императором еще в декабре 1812 г. После того как император объявил себя членом Библейского общества, количество его членов стремительно выросло благодаря представителям высшего дворянства, а капиталы значительно увеличились за счет частных пожертвований, в том числе и из Англии. В общество, которое фактически возглавлял сам император, спешили вступить губернаторы, предводители дворянства, генералы, государственные чиновники. Скоро его местные отделения были образованы в большинстве европейских губерний России. В 1814 г. вышла брошюра «О цели Российского библейского общества и средствах к достижению оной* неслыханным тиражом — 35 тыс. экземпляров.

Российское общество ставило себе ту же задачу, что и его аналог в Европе, — пропаганда религиозных знаний посредством распространения Библии. Священное Писание было переведено на большинство языков народов, населяющих Российскую империю, в 1821—1822 гг. — на русский язык (Новый Завет). Сторонникам такого предприятия пришлось выдержать настоящую атаку со стороны противников «осквернения» древних текстов, среди которых были весьма влиятельные лица: московский архимандрит Фотий, адмирал А.С. Шишков, близкий к императору А.А. Аракчеев. Было напечатано до 700 тысяч экземпляров Библии, которые продавались по очень низким ценам или даже раздавались бесплатно. Библия на всем понятном языке (а не на церковнославянском) пришла в частный дом, а чтение се переставало быть исключительной привилегией священников.

Проповедь непосредственного общения верующего с Богом противоречила ритуалу православия. Такая вольность в обращении с религиозными обычаями усилила интерес к иным формам религиозной жизни. В правление Александра I распространилась мода на всякого рода мистические секты. В Петербурге существовали «общество Татариновой, госпожи Криденер, учение Хвостовой, секта скопцов, секты Линделя, Фесснера* и «много прочих иных*.

Официальная церковь пыталась бороться с новшествами, но в первое время безуспешно. По инициативе Александра I и князя А.Н. Голицына в 1817 г. Министерство народного просвещения было слито со священным Синодом. Образовалось единое Министерство духовных дел и народного просвещения. Евангельские тексты стали предметом изучения в школах.

Опала А.Н. Голицына, который в мае 1824 г. был смещен с поста руководителя объединенного министерства, и охлаждение самого Александра I к делам

Библейского общества привели к его кризису. Следующий президент общества представил императору доклад о вреде Библейского общества и необходимости его закрытия. Все издания и само общество были запрещены в первый же год правления Николая I, а имущество передано Синоду. Идея сохранения чистоты православия возобладала в государственной политике.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы