Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow История России

Социально-экономическая политика

Существенные изменения прослеживаются в области экономики и социальной политики.

Подавляющая масса населения страны, как и в предшествующем столетии, была занята в сельском хозяйстве. Хотя эта отрасль народного хозяйства при феодализме развивалась чрезвычайно медленно, но и здесь можно отметить некоторые сдвиги, обусловленные развитием промышленности и увеличением спроса на сельскохозяйственное сырье. Для суконных мануфактур требовалась шерсть. С этим связаны меры правительства по развитию в стране овцеводства, в частности по созданию на Украине крупных овцеводческих ферм с вывезенными из Испании и Саксонии породистыми овцами.

Развитие текстильных мануфактур вызвало расширение посевов льна. Указ 1715 г. предписывал сеять лен и коноплю во всех губерниях страны, причем посевы этих культур в старых льноводческих районах должны были увеличиться вдвое. В отличие от XVII в. в инструкциях помещиков приказчикам первой четверти XVIII столетия наряду с пунктами судебно-полицейского содержания (о неприеме беглых, о наказании плетьми за различные провинности) включены наставления об уходе за скотом, определяется время выполнения сельскохозяйственных работ, предусматривается порядок удобрения полей навозом и т. д. Однако основной путь развития производительных сил в сельском хозяйстве состоял не в их интенсификации, а в расширении посевных площадей за счет освоения новых районов. Земледельческая колонизация все в больших размерах проникала в Поволжье, Урал и Сибирь. Вслед за крестьянами на юг и в Поволжье устремились помещики, превращавшие поселенцев в крепостных.

Старинная система раздачи земель служилым людям по отечеству уже изжила себя, и рядовые дворяне были переведены на денежное жалованье. Царь жаловал землею не за службу, а за особые заслуги. Но и такого рода пожалования приводили к значительному росту дворянского землевладения. Только с 1682-го по 1710 г. были розданы из дворцового фонда 273 волости с более чем 43 тыс. крестьянских дворов. Огромные пожалования получили ближайшие соратники Петра I: А.Д. Меншиков стал владельцем 100 тыс. душ крепостных; фельдмаршал Б.П. Шереметев получил от царя Юхотскую волость в Ростовском уезде и др.

Одновременно с расширением площади дворянского землевладения расширялись права дворян на землю. В XVI-XVII вв. различались две формы феодального землевладения: поместье - пожизненное владение, обусловленное обязательной службой, и вотчина - безусловная наследственная собственность. Процесс стирания граней между поместьем и вотчиной происходил еще в XVII в., но только Указ о единонаследии 1714 г. окончательно оформил слияние этих двух форм землевладения в одну: поместные и вотчинные земли были объявлены "недвижимой" собственностью. Правда, указ 1714 г. запрещал продавать и закладывать поместья и вотчины, а также делить их на части между наследниками. Вся недвижимая собственность могла быть передана только одному из наследников, а движимое имущество получали остальные сыновья, дочери и вдова. Это мотивировалось необходимостью предотвратить дробление земельных владений и измельчание помещичьих хозяйств. Однако главная цель указа состояла в том, чтобы принудить молодых дворян "хлеба своего искать службою, ученьем, торгами и прочим".

Консолидации дворянского сословия способствовала также Табель о рангах 1722 г., вводившая новый порядок прохождения службы. В предшествующее время основным критерием служебной годности и продвижения по службе была знатность происхождения. Отмена местничества в 1682 г. нанесла удар определению служебной карьеры по породе, но полностью не ликвидировала ее. Лишь Табель о рангах на первое место поставила не породу, а личные способности, образование и практические навыки дворянина. Она открыла доступ для представителей мелкого и среднего дворянства к высшим должностям в государстве.

Вместе с тем Табель ликвидировала прежнее деление господствующего класса-сословия на чины. Служебная лестница теперь состояла из 14 ступеней, или рангов, от фельдмаршала и генерал-адмирала в армии и флоте и канцлера на гражданской службе до самого низкого, 14-го ранга прапорщика и коллежского регистратора. Сыновьям родовитых отцов отдавалось предпочтение только во время дворцовых приемов, но никакого ранга они не получали, если не находились на службе. Личные способности выдвинули из среды неродовитого дворянства ряд крупных государственных деятелей петровского времени, таких, как генерал-адмирал Ф.М. Апраксин, дипломаты П.А. Толстой, И.И. Неплюев и др.

Табель о рангах предоставляла возможность получать дворянские чины выходцам из других сословий: с получением 8-го ранга по гражданской службе и обер-офицерского чина (начиная с прапорщика) по военной они становились потомственными дворянами, приобретая тем самым все привилегии этого сословия. Князь Ментиков, в конце жизни пожалованный чином генералиссимуса, в детстве, согласно молве, торговал пирожками; московский вице-губернатор B.C. Ершов, президент Ратуши А.А. Курбатов до своего возвышения были крепостными крестьянами.

Главная социальная мера правительства в отношении крестьян состояла в проведении переписи 1718-24 гг., с окончанием которой в России подворное обложение было заменено подушной податью.

Начиная с 1678 г. единицей обложения в России был двор. В первом десятилетии XVIII в. правительство, испытывая большую нужду в деньгах и рассчитывая на прирост населения, решило в 1710 г. провести новую перепись, обнаружившую уменьшение населения.

Основная причина выявленной "пустоты" состояла в бегстве крестьян. Но вместе с тем имела значение и утайка количества дворов, осуществляемая помещиками. Чтобы уменьшить число плательщиков, они нередко объединяли несколько семей родственников, а иногда и чужих друг другу людей в один двор. Прибыльщики и прожектеры (лица, подававшие "прожекты" - проекты реформ) петровского времени высказывали правительству свои критические замечания в адрес существовавшей подворной системы обложения и настоятельно рекомендовали правительству перейти к "поголовщине", сделать единицей обложения не двор, а мужскую душу.

В 1718 г. правительство приступило к проведению подушной переписи населения, причем подача сказок была возложена на самих помещиков, которые должны были это сделать в течение года. Не добившись сведений о численности населения от помещиков и монастырей, правительство в 1722 г. решило обревизовать наличные ведомости и с этой целью использовало офицеров. Таким образом, с 1722-го по 1724 г. была проведена ревизия результатов первой переписи. С этого времени переписи населения получили название ревизий.

Проведенная ревизия и связанная с нею податная реформа имели троякое значение: финансовое, социальное и полицейское. Финансовое значение состояло в том, что она позволила перейти от подворного обложения к подушному. Ревизия учла 5,6 млн податных душ мужского пола, в том числе 5,4 млн душ мужского пола крестьян и 183,4 тыс. посадских (3,2 %), неподатное население исчислялось в 515 тыс. душ мужского пола, а общая численность населения России, включая Сибирь, Прибалтику и Украину, составляла 15,5 млн человек обоего пола.

На крестьян было возложено содержание армии, а на посадских - флота. Размер подати определили арифметическим путем: 4 млн руб., требуемых на армию, разделили на число крестьян-налогоплателыциков, получилась сумма в 74 коп. Налог с посадских составлял 1 руб. 14 коп. Ученые сходятся на том, что подушная подать была обременительнее налогов, взимавшихся до ее введения, но насколько, точно установить пока не удается, так как взимание великого множества экстраординарных налогов было не повсеместным, оно часто распространялось на отдельные разряды крестьян и на отдельные губернии и даже уезды.

В целом доход государства по смете 1724 г. по сравнению с 1680 г. должен был увеличиться в три раза. Это не значит, что налоговый гнет давил с тройной силой: на рост доходов немаловажное влияние оказывало значительное увеличение численности налогоплательщиков, а также возросшие поступления от развивавшейся промышленности и торговли.

Социальное значение податной реформы состояло в том, что она стала важнейшей после Уложения 1649 г. вехой в развитии крепостного права в России. Если Уложение оформило крепостное право для основной массы сельского населения, то податная реформа распространила крепостную зависимость на слои населения, которые были либо свободными (гулящие люди), либо имели возможность обрести свободу после смерти господина (холопы). И те и другие становились навечно крепостными.

В процессе проведения податной реформы был образован новый разряд крестьян, получивших название государственных. В него вошли черносошные крестьяне Севера, однодворцы южных уездов, пашенные люди Сибири и ясачные люди Среднего Поволжья общей численностью 1 млн душ мужского пола. Государственных крестьян правительство обязало платить в казну сверх подушной подати 40-копеечный оброк, т. е. сумму, которую, как считали, вносила мужская душа, принадлежавшая помещику, монастырю или дворцовому ведомству. Это означало включение государственных крестьян в сферу феодальной эксплуатации.

Первая ревизия, таким образом, пристроила к государственному или владельческому тяглу все трудовое население страны, не оставив среди сельских жителей людей, свободных от феодальной зависимости.

Третий аспект ревизии - полицейский - состоял в введении в стране паспортной системы. Каждый крестьянин, уходивший на заработки дальше 30 верст от постоянного места жительства, должен был иметь паспорт с указанием срока возвращения домой. Паспортная система затрудняла миграцию крестьянского населения и на долгие годы затормозила формирование рынка рабочей силы. Она ужесточила борьбу с бегством, в чем и состояло ее главное назначение: всякий, кто не имел паспорта, подлежал задержанию и выяснению личности в воеводской канцелярии. Борьбу с бегством преследовал и изданный в 1721 г. указ, устанавливавший по сравнению с Уложением 1649 г. десятикратное увеличение суммы штрафа за держание беглого, - теперь помещик, приютивший беглого, должен был платить вместо 10 руб. в год 100.

Наиболее существенные результаты во время преобразований экономики были достигнуты не в сельском хозяйстве, а в промышленности. В списке мануфактур должно быть оставлено не 200 предприятий, как считалось ранее, а около 100. Тем не менее достижения в области промышленного развития следует признать грандиозными, так как в конце XVII в. крупное производство России представляла одна парусно-полотняная мануфактура и чуть больше десятка металлургических.

В развитии промышленности прослеживаются два этапа: на первом, продолжавшемся до середины второго десятилетия XVIII в., основателем мануфактур выступала казна, на втором - преимущественно частные лица. Изменилось и назначение продукции, выпускавшейся крупным производством: сначала эта продукция предназначалась главным образом для военных нужд (металлургия, сукноделие, парусно-полотняное производство); на втором этапе появляются мануфактуры, выпускающие изделия для населения: игральные карты, краски, курительные трубки, шелковые ленты и др.

В промышленной политике правительства тоже прослеживаются два этапа: на первом, продолжавшемся до 1717 г., единственным средством поощрения привлечения купеческих капиталов в сферу производства была передача купцам на льготных условиях казенных заводов: Невьянского на Урале - П. Демидову в 1702 г. и полотняной мануфактуры - компании купцов в 1711 г. В этот же период многочисленные меры правительства наносили такой ущерб купцам, что многие из них разорились. К таким мерам относятся объявление торговли солью и табаком государственной монополией, принудительное перенесение торговли с заграницей из Архангельска в Петербург, запрещение пользоваться речными судами старой конструкции, расширение списка товаров, монополизированных казной при торговле с заграницей, выполнение купцами разнообразных поручений правительства, связанных с отрывом их от собственных торговых операций, взимание многочисленных налогов с купцов. Перечисленные меры либо лишали купцов возможности извлекать прибыль от торговли товарами, пользовавшимися большим спросом на внутреннем и внешнем рынке (соль, юфть, щетина, ревень, пенька и др.), либо разрушали налаженные пути движения товаров для продажи за границу, либо изымали в казну в форме налогов значительную долю купеческих капиталов, либо отвлекали их от торговли.

Новый этап в торгово-промышленной политике наступает с 1717 г., когда государство отказалось от монополии на продажу за границу ряда ходовых товаров, освободило от служб владельцев мануфактур, а главное - предоставило им в 1721 г. право покупать к предприятиям крепостных. Тем самым было положено начало широкому применению крепостного труда в промышленности.

Другим источником обеспечения предприятий рабочей силой, тоже начавшим использоваться при Петре, было закрепление за мануфактурами беглых крестьян - указом 1722 г. мануфактуристы получили право не возвращать помещикам беглых, овладевших мастерством.

Успехи в развитии промышленности сказались на структуре ввоза и вывоза. Если накануне Северной войны Россия ввозила высшие сорта железа из Швеции, то к концу первой четверти

XVIII в. русская металлургия оказалась способной полностью удовлетворить внутренние потребности в металле и даже производить его для продажи за границу. Первая партия железа в количестве 42,4 тыс. пудов была продана за границу в 1722 г. Опыт оказался настолько удачным, что уральское железо, мягкое в ковке, стало пользоваться устойчивым спросом за границей и ввоз его из года в год увеличивался.

Вершиной протекционистской политики правительства явился таможенный тариф 1724 г. Размер пошлины, взимаемой с заграничных товаров, находился в прямой зависимости от способности отечественных предприятий удовлетворить потребности внутреннего рынка: чем больше тех или иных товаров выпускали русские мануфактуры, тем более высокая пошлина взималась при ввозе таких же товаров из-за границы.

Из купцов, вложивших капиталы в мануфактурную промышленность, формировалась особая прослойка феодального общества, по своему социальному статусу приближавшаяся к дворянству.

Промышленная политика правительства оказывала на мануфактурное производство противоречивое влияние. С одной стороны, она способствовала увеличению числа мануфактур, что можно оценить как успех в развитии производительных сил. Мануфактурная промышленность, кроме того, повышала экономическую независимость России и укрепляла ее обороноспособность. Но, с другой стороны, прогресс осуществлялся на крепостнической основе с использованием ресурсов феодальной системы, что нашло отражение в широком применении принудительного труда в промышленности. Но иного пути развития Россия тогда не имела.

Мануфактурное производство, на каком бы уровне развития оно ни находилось, не в состоянии обеспечить все население промышленными изделиями. Основную массу промышленных товаров по-прежнему поставляли мелкие производители - ремесленники.

Городские ремесленники на основе указа 1722 г. были объединены в цехи. Если в Западной Европе возникновение цехов предшествовало вступлению стран в мануфактурный период и исходило от самих ремесленников, пытавшихся жесткой регламентацией предотвратить конкуренцию и усилить свои позиции в борьбе с феодалами, то в России цехи были организованы по инициативе государства и в тот период, когда страна уже имела крупную промышленность. Цехи были учреждены прежде всего с целью организованного использования труда разрозненных мелких производителей для изготовления изделий, необходимых армии и флоту. Русские цеховые уставы были лишены ряда ограничений, тормозивших развитие ремесла: не регламентировали размеры производства мастера, разрешали ему держать любое количество подмастерьев и учеников, допускали конкуренцию с внецеховым производством.

Немаловажное значение в развитии торговли имел пуск в 1709 г. Вышневолоцкого канала, который позволил связать дешевым речным путем обширный бассейн Волги с северо-западными областями России, в том числе с Петербургом.

В 1726 г. торговый оборот Петербурга в 12 раз превышал торговый оборот Архангельска. Для внешнеторговых связей использовались также такие портовые города, приобретенные в ходе Северной войны, как Рига, Ревель (Таллин), Выборг и др. Из России вывозились преимущественно лен, пенька, кожи, мачтовый лес, канаты, поташ. Новое в структуре русского экспорта состояло в продаже за границу изделий молодой промышленности: железа и полотна. За границей Россия закупала изделия мануфактурной промышленности: сукна, краски, шелковые материи, вино и колониальные товары: сахар, пряности и т. д. Баланс внешней торговли был активным для России, вывоз в два раз превышал ввоз. Достижение активного торгового баланса являлось заветной мечтой меркантилистов всех стран, считавших приток благородных металлов в страну одним из важнейших показателей обогащения государства.

В итоге преобразований Россия стала сильным европейским государством. Во многом была преодолена технико-экономическая отсталость. Однако в экономической характеристике страны решающее значение имела не промышленность и городское население с его более передовыми производственными навыками, а сельское хозяйство с рутинной техникой и крепостническими отношениями, задерживавшими рост производительных сил.

Отсталость проявлялась и в низком удельном весе городского населения, и в структуре внешней торговли, где главным предметом русского экспорта были не промышленные товары, а сельскохозяйственное сырье; к тому же в вывозе товаров морским путем преобладающая роль принадлежала не русским, а иностранным купцам. И все же преобразования, несмотря на то что они проводились на крепостнической основе, дали большой толчок для развития производительных сил.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы