Художественная правда и официальная ложь

Кульминация трагизма в романе - сцены расстрела в конце эпохи "банановой лихорадки" трех тысяч забастовщиков на привокзальной площади. Когда чудом спасшийся и выбравшийся из-под трупов один из героев (Хосе Аркадио) рассказывает о случившемся, ему никто не верит. Все повторяют "не было мертвых", потому что правительство официально объявило, что забастовщики мирно разошлись по домам. Маркес так прокомментировал эти события: "В Латинской Америке одним официальным декретом можно заставить забыть такое событие, как гибель трех тысяч людей. То, что кажется фантастическим, извлечено из нашей ужасающе подлинной действительности" (Маркес Г. Г. Сто лет одиночества. М., 1979. С. 21). Последняя фраза Маркеса характеризует природу и источник магического реализма.

Здесь характерна ложь властей о судьбе трех тысяч забастовщиков и леность ума и нелюбопытство народа, не желающего верить в очевидное и верящего в официальные заявления правительства. Автор романа не верит и не ленится думать, из этого в его магическом реализме и возникает художественная правда.

Индивидуализм / солидарность

В романе "Сто лет одиночества" ураган разрушает Макондо - тот художественный мир, который создан Маркесом. И это последнее чудо романа. Гибель Макондо апокалипсична, но эта гибель обещает обновление гибнущего мира. Трагедия Макондо служит и уроком, и предостережением человечеству.

Индивидуализм и одиночество каждого человека привели к гибели Макондо. Художественная концепция романа "Сто лет одиночества" утверждает необходимость единения людей, образование общечеловеческой общности. Без этого человечество погибнет. Сам Маркес считает идею солидарности главной идеей романа.

Главное действие повести "Полковнику никто не пишет" - ожидание. Мучительное, полное надежд и разочарований ожидание голодающего полковника обещанной ему пенсии. В молодости он участвовал в гражданской войне и совершил подвиг: к моменту подписания мира привез золотую казну повстанцев. Однако и этот подвиг, и сам полковник забыты. Проявляя терпение и воодушевляясь надеждой, наивно и мудро веря в справедливость бытия, преодолевая бюрократизм властей, нищету и голод, полковник ждет положенной и обещанной ему пенсии. И это ожидание становится продолжением подвига, совершенного полковником в юности.

Полковник хранит верность своему прошлому и воспоминаниям о сыне Августине, убитом за распространение подпольной литературы. Он в труднейших обстоятельствах голода и нищеты не продает бойцовского петуха - любимца погибшего сына. Последние крохи пищи полковник отдает петуху не только в надежде на то, что тот выиграет поединок и принесет деньги, но и в память о сыне. Эта история одиночества полковника переплетается с историей сына и его товарищей, и в конечном счете, с историей народа.

Фантастическое - реальное - легендарное - историческое

Грани между фантастическо-легендарным и реальным действительно смещаются и рушатся в жизни XX века. Действительно осуществилось необычное, немыслимое предположение о посещении папы римским Колумбии. Между событием, описанным в повести, и реальностью расстояние оказалось равным всего одиннадцати годам.

Другой пример - чтобы избежать намеков на властвующего президента (худощавого, костлявого и высокого), в повести папу встречает кургузый и лысый президент Колумбии. Через одиннадцать лет именно такой президент и будет встречать папу. Так легендарное и фантастическое превращаются историей в истинно реальное.

Магический (фантастический, или волшебный) реализм, стремится разрушать демаркационную линию между тем, что казалось реальностью, и тем, что казалось фантастическим, ибо в мире этого барьера не существует (Маркес. 1979. С. 13).

Поэтика прозы

Естественное, обыденное и чудовищное, необычное, соединяясь воедино, составляют суть поэтики Маркеса. Эта поэтика и создает мир магической реальности, в котором живут герои писателя. Маркес, с невозмутимостью повествуя о привычном и чудесном, стремится сделать правдоподобным невероятное и поставить в один ряд с обыденным и тем самым сделать невероятное обычным. Он признается: "Я убежден, что читатель "Ста лет одиночества" не поверил бы в вознесение на небо Ремедномы Прекрасной, если бы не то, что она вознеслась на небо на белых перкалевых простынях" (Маркес. 1979. С. 7). Действительно уточняемое автором качество простыней делает событие вознесения наглядным, правдоподобным и убедительным. Бесстрастие, спокойствие, невозмутимость в интонации повествователя становится принципом магического реализма.

Для магического реализма особо важен принцип айсберга, провозглашенный Э. Хемингуэем. Согласно этому принципу на поверхности текста должна быть одна десятая смысла, девять десятых - в подтексте.

Особенность магического реализма - фантастические эпизоды развиваются по законам житейской логики как обыденная реальность.

Перед нами реализм, прошедший школу романтизма и экспрессионизма, кафкианский мир, изменившийся концептуально, художественная реальность человечная, реалистическая по средствам и идеям.

В магическом реализме романтическая фантазия сливается с обыденностью и порой торжествует над ней. В отличие от безнадежности кафкианского мира в художественной реальности магического реализма сказочная феерия пронизана верой в добро.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >