Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Экономика arrow ИНСТИТУЦИОНАЛЬНАЯ ЭКОНОМИКА
Посмотреть оригинал

ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ И КОЛЛЕКТИВНЫЕ ДЕЙСТВИЯ ГРУПП СПЕЦИАЛЬНЫХ ИНТЕРЕСОВ

Комплексная цель: изложение современных научных подходов, теорий и методов изучения коллективных действий групп специальных интересов, которые выступают институциональными инноваторами, и формирование у студентов собственных исследовательских навыков при анализе институциональных изменений.

Институты и коллективные действия в контексте теории Дж. Коммонса

Согласно концепции одного из самых известных представителей традиционного институционализма Джона Коммонса, институты являются результатом прежде всего коллективных действий.

Дж. Коммонс отмечал, что поскольку экономические блага ограничены, их приобретение регулируется коллективным действием. Коллективное действие создает права и обязанности в отношении собственности и свобод, без которых в обществе царила бы анархия. Институциональная экономика дает коллективному действию собственное место в разрешении конфликтов и сохранении порядка в мире ограниченных ресурсов и частной собственности и противоречий[1].

Неизбежное соперничество между экономическими субъектами по поводу распределения прав собственности, наряду с проблемами в толковании, выполнении и инфорсменте контрактов, порожденных ограниченной рациональностью и несовершенством информации, требует от властных структур разрешения споров и сохранения порядка. Согласно Коммонсу, государственная власть воздействует на общество посредством «действующих норм (working rules)», таких как законы, решения судов, единые правила ведения бизнеса и торговли, социальные нормы, этические принципы и обычаи, которые определяют для людей их возможности и являются при этом мерой принуждения для каждого.

Все эти действующие нормы (правила) формального и неформального характера представляют собой права собственности (или просто права) в том смысле, что они дают индивидам контроль над ограниченными ресурсами, включая сами эти ресурсы в их вещественной форме, а также политические свободы. Они составляют основу того, что Уильямсон назвал структурой управления социальной и экономической организацией[2]. Согласно институциональному подходу все действующие правила создаются или утверждаются неким коллективом, наделенным определенной долей власти. Экономика в силу такой необходимости становится и политической наукой. Экономика является также эволюционной наукой, так как действующие правила и модели прав собственности непрерывно изменяются и развиваются.

Кроме поддержания порядка и разрешения конфликтов, властные структуры должны использовать действующие нормы (правила) для поощрения кооперации в производстве и обмене, а также для решения множества серьезных проблем, возникающих вследствие погони за собственной выгодой в результате экономических взаимодействий. Согласно Коммонсу, эти функции не возникают автоматически согласно «системе естественных свобод» Смита, но должны порождаться соответствующими стимулами, созданными «видимой рукой государства», и приводиться в жизнь с помощью различных санкций, включая угрозу физического насилия[3].

Такое коллективное действие создает государственные структуры, которые формируют действующие нормы, направляющие индивидуальное действие. В то время как в руках государства сосредоточена основная власть в обществе, множество других групп и организаций (таких, как торгово-промышленные палаты и объединения предпринимателей) также владеют долей независимости и, следовательно, создают и приводят в жизнь свои собственные работающие нормы и правила поведения.

Коммонс говорит об иерархии структур управления (governance structure), таких, как предприятия бизнеса, профсоюзы, церковь и семья. Эти формальные организации, а также коллективно определяемый набор действующих правил в форме социальных норм, этических принципов и обычаев, представляют собой институты - понятие, которое Коммонс определяет как «коллективное действие по ограничению, высвобождению и расширению индивидуального действия»[4]. Согласно такому определению, и рынок и фирма являются институтами, в то время как фирма также является организацией (или иерархией), если состоит более чем из одного экономического агента.

Основным понятием институциональной теории Ком- монса является понятие прав собственности и производная категория собственности. Коммонс утверждает, что «собственность становится основанием институциональной экономики» и использует термины «институциональная экономика» и «собственническая экономика» как равнозначные[5]. Он полагает, что в современном капитализме наиболее важными устоявшимися экономическими отношениями являются отношения частной собственности. Причина в том, что в экономике в условиях специализации производства люди неизбежно зависят друг от друга в процессе своей жизни и, следовательно, должны обмениваться материальными благами и услугами или получать их путем завоевания. Так как последнее противоречит цивилизованному поведению и экономическому прогрессу, главная функция государства состоит в определении прав собственности на ограниченные блага и принуждении соблюдения законов контрактации таким образом, чтобы обеспечить порядок в процессе обмена.

Данный подход очень похож на определение институциональной экономики родоначальником неоинституционализма Р. Коузом: «Экономисты имеют следующий предмет исследований: мы изучаем, как работает экономическая система, система, в которой мы получаем и тратим наши доходы. Благосостояние человеческого общества зависит от изобилия товаров и услуг, а это, в свою очередь, зависит от продуктивности экономической системы. Адам Смит объяснил, что продуктивность экономической системы зависит от специализации (он назвал это разделением труда), но специализация возможна только в том случае, если существует обмен, - и чем ниже издержки обмена (трансакционные издержки, если желаете), тем больше будет специализация и тем выше продуктивность системы. Но издержки обмена зависят от институтов, которые существуют в стране: от её системы права, политической системы, социальной системы, системы образования, культуры и так далее. Фактически это те институты, которые управляют экономической системой, и именно они представляют интерес для экономистов, изучающих “новую институциональную экономику”»[6].

Институт собственности это не только права собственности на физические (материальные) объекты, которыми люди обмениваются, но и права на финансовые инструменты, такие как акции, облигации, деньги (нематериальная собственность) и рыночную стоимость возможных в будущем доходов (неосязаемая собственность): права интеллектуальной собственности, торговые марки и патенты, ценность деловой репутации.

Выделение собственности и прав собственности неизбежно приведет к рассмотрению роли контрактов в экономической деятельности. Контракт становится неотъемлемой частью структуры экономической деятельности с тех пор, как однажды человечество ушло от уровня экономики индивидуальной самодостаточности Робинзона Крузо и занялось торговлей и деятельностью на предприятии с разделением труда, предусматривавшим кооперацию. Устранение конфликтов и обеспечение порядка требуют, чтобы передача и использование прав собственности регулировались правилами и конвенциями, в которых прописаны понятия обмена, методы оплаты и обязанности сторон в процессе обмена. Поскольку институты представляют собой сеть действующих правил, определяющих права, обязанности, свободы и зону их действия, они оказывают влияние на контракты.

Наиболее важны два аспекта контрактации. Первый состоит в необходимости пристального внимания к фундаментальной роли независимости и конфликта в экономической деятельности. Дж. Коммонс придает особое значение ограниченной рациональности, несовершенству информации и неопределенности будущего. В результате контракты неизбежно становятся неполноценными, и люди прибегают к стратегическим соглашениям и оппортунистическому поведению. Все сказанное содержится в его «психологии ведения переговоров»; последнее подпадает под стандартный термин эгоизма, определяемого как «получение как можно большей выгоды и как можно меньшего ущерба...без особого внимания к интересам других людей...если нет какого-либо ограничения, которое невозможно преодолеть»[7]. Конфликты, таким образом, неизбежны, и для их решения требуются законные суды и нейтральные третьи лица.

Второй ключевой аспект контракта - природа правовых отношений, которые он создает между сторонами. Ранее было отмечено, что Коммонс в качестве основания институциональной экономики определяет права собственности, а не обмен физическими благами. Это приводит его к понятию трансакции, которое он описывает как фундаментальную единицу измерения в институциональной теории.

Согласно Дж. Коммонсу, индивидуальные действия интегрированы в коллективные, а исходной единицей анализа были трансакции. Интернализация обычаев через привычки является центральным элементом в коллективных действиях, в то время как индивидуальные действия нужно контролировать. По Коммонсу, институты строятся от неорганизованных традиций к организованному «общему целому». В терминах Коммонса «общее целое» - «совместное ожидание» выгод от трех типов трансакций, которые осуществляются за счет «действующих норм (правил)» и посредством контроля меняющихся стратегических или ограничительных факторов, которые должны контролировать других. Через свои «действующие нормы (правила)» (working rules) общество контролирует индивидов. Эти правила меняются с изменением самих институтов. Каждый институт имеет свои правила, а правила различаются среди институтов. Правила возникают из решений о прекращении конфликтов[8].

Определяя трансакции как законную передачу прав собственности, Коммонс разграничивает три типа трансакций: при заключении сделок, рационировании и управлении. Основой такого разделения является способ передачи прав собственности. Трансакции при заключении сделок получаются путем уравнения тех, кто обменивает или продает права собственности и выгоды от приобретения собственности в ходе добровольных соглашений. Обычно это происходит на рынке и отражает условия торговли. Трансакции заключения сделок - основная характеристика капиталистической рыночной экономики.

Трансакции рационирования - продукт господства высших над низшими. Они имеют место, когда «цена или количество, или обе категории одновременно, определяются некой господствующей силой». Господствующей силой Коммонс называл лидеров правительственного аппарата. Такие трансакции имеют место, когда, например, диктатор или корпоративный менеджер высшего звена издает односторонний приказ, законодательные власти выпускают закон, или суд принимает решение, которое в определенном отношении передает права собственности от одного индивида другому. Централизованно планируемая экономика и большинство бизнес-организаций (как микроэкономическая версия централизованно планируемой экономики) опираются на трансакции рационирования, чтобы назначать цену на ресурсы и распределять их.

Управленческие трансакции имеют место внутри фирм и других институтов, имеющих отношение к созданию богатства. В широком смысле они схожи с трансакциями рационирования, поскольку передают права собственности путем приказа и наделяют вышестоящего индивида законной способностью отдавать приказания индивиду в позиции подчиненного (в определенных границах). Управленческие трансакции можно наблюдать, когда предприниматель использует приобретенную рабочую силу в качестве фактора производства. В этом смысле трансакции схожи с понятием «иерархии» Уильямсона (организации с начальником и одним или более подчиненными)[9].

Трансакции являются отражением социальных взаимодействий, в отличие от технологий, которые по Коммонсу относятся к собственно производству. Социальные, правовые и экономические институты, таким образом, создают необходимые условия для осуществления трансакций.

Изменение институтов в рамах концепции Коммонса - это прежде всего результат адаптации через выбор наилучших институциональных альтернатив в результате коллективных действий. Принцип целенаправленного выбора подчеркивает роль принятия решений теми, кто может выбирать и определять релевантные правила. Следовательно, индивиды через коллективные действия могут выбирать и определять правила для хозяйственных взаимодействий. Это связано с проблемой формирования правил и согласованности их с имеющейся институциональной структурой, устранения конфликтов и создания новых возможностей для осуществления трансакций.

Дальнейшее развитие идей Коммонса отражено в работах М. Олсона, который применил формальный аппарат неоклассики для анализа процесса оптимального производства коллективных благ, которыми могут являться и институты.

  • [1] Commons J. Institutional economics its place in political economy //News Brunswick (NJ) USA: Transaction Publishers, 1990. P. 7.
  • [2] Уильямсон О. Экономические институты капитализма. СПб., 1996.С. 53-59.
  • [3] Commons J. Op. cit.
  • [4] Commons J. R. Institutional Economics // American Economic Review.1931. Vol. 21. № 4. P. 651.
  • [5] Commons J. R. The Economics of Collective Action. University ofWisconsin Press. Madison, 1950. P. 65.
  • [6] Coase R. The New Institutional Economics // The American EconomicReview. Vol. 88. № 2; Papers and Proceedings of the Hundred and TenthAnnual Meeting of the American Economic Association. (May, 1998).P. 72.
  • [7] Kaufman В. Е. The organization of economic activity: insights fromthe institutional theory of John R. Commons // Journal of EconomicBehavior & Organization. 2003. Vol. 52. № 1. P. 75
  • [8] См.: Forest J., Mehier С. J. R. Commons and Herbert A. Simon on theconcept of rationaltiy // Journal of Economic Issues. 2001. Vol. 35. № 3.
  • [9] Уильямсон О. Экономические институты капитализма. СПб., 1996.С. 53-59.
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Популярные страницы