Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Экономика arrow ИНСТИТУЦИОНАЛЬНАЯ ЭКОНОМИКА
Посмотреть оригинал

Институциональные изменения в постиндустриальном обществе

Как и в век промышленной революции, современные институциональные изменения постиндустриального общества формируют специфические традиции и институты, которые могут в дальнейшем восприниматься как традиционные[1]. Большую роль в этом направлении может сыграть формирующаяся современная «сетевая культура».

Важным, но довольно малоисследованным экономистами является вопрос об изменении стимулов в постиндустриальном обществе. Изменение стимулов у различных слоев общества (но в первую очередь у низших) в либеральных экономических концепциях связывается с господством государства всеобщего благосостояния[2].

Если постиндустриальное общество и представляет новый и особенный этап в развитии общества и экономики, то особенности данного этапа в первую очередь заключаются в формировании институциональных условий, благоприятствующих технологическому прогрессу, основанному на нанотехнологиях, использовании и тиражировании информации и т. д. Глобализация только усиливает эффект диффузии институтов постиндустриального общества. Для понимания эволюции институтов необходимо обратиться к проблеме групп специальных интересов и их действий как институциональных инноваторов.

Важным источником инноваций являются новые комбинации разнообразных технологий и организаций[3]. Однако такие комбинации могут осуществляться только в рамках заданного институциональной средой пространства возможностей. Это несколько сдерживает и ограничивает некоторые варианты управленческих и технологических решений. Но надо помнить, что одновременно институциональная среда формирует условия для самого существования рыночных обменов и организаций. Здесь полезно обратиться к трактовке институтов Дж. Коммонсом, который дал следующее определение: «Институт - коллективное действие по контролю, освобождению и расширению индивидуального действия»[4]. Наблюдается асинхронность в изменениях институтов - с одной стороны, и технологий и механизмов управления и организаций - с другой. Институты создают прежде всего те условия, без которых технологические и организационные изменения были бы просто невозможны. Экономические историки приводят релевантные подтверждения, что технологические новации западной цивилизации в новое и новейшее время были возможны благодаря развитым институтам частной собственности, контрактации и рыночного обмена.

3

Важно понимать, что традиции и институты часто являются результатом целенаправленного действия групп специальных интересов. Традиции в отличие от привычек не относятся к свойствам индивидуального поведения. Традиции не только эволюционируют, но и подвержены резкому, внезапному изменению и трансформации, они все время изобретаются заново[5].

В научной литературе распространена точка зрения, что благодаря технологическим достижениям и глобализации рынков рыночные сигналы распространяются быстрее и с меньшими искажениями, чем когда-либо в прошлом[6]. Однако быстрота распространения информации создает проблему ее интерпретации, и здесь возрастает роль неявного знания[7] [8], формирующегося как результат рыночных взаимодействий, а также эволюции организационных форм*.

Формирование фундамента постиндустриальной экономики часто осуществляется под знаменами модернизации. Однако модернизация экономики не есть что-то совершенно новое для современного этапа развития социальных систем. Важным для понимания процесса модернизации как варианта институциональных изменений является тот факт, что модернизация не обязательно приводит к образованию эффективных институциональных структур. Более того, модернизация может привести к замене сравнительно эффективных институтов неэффективными. Этот тезис прекрасно иллюстрируют примеры из экономической истории.

Исторически проблема накопления и использования знания относится к временам промышленной революции. И хотя в то время экономисты-современники не уделяли этому особого внимания, во второй половине XX столетия появилось множество работ, посвященных объяснению успехов промышленной революции через призму накопления и использования знаний[9]. Как справедливо отмечал К. По- ланьи, важнейшим интеллектуальным фактором промышленной революции являлись не технические изобретения, а социальные новшества; свой решающий вклад в развитие техники естественные науки внесли лишь по прошествии целого столетия, когда промышленная революция уже завершилась[10]. Исходя из этого, можно сделать вывод о том, что прогресс в создании и использовании полезного знания в экономике во многом зависит от качества институциональной структуры хозяйственного порядка.

Процесс замещения оборотного капитала основным стал, по Дж. Хиксу, основным фактором промышленной революции[11] [12]. Это выразилось в замене надомной системы фабричной. В постиндустриальную эпоху произошла еще одна значительная трансформация - на смену основному капиталу приходит человеческий капитал, который в обществе, основанном на знании, играет ведущую роль в новых отраслях производства. Именно возрастающее значение человеческого каптала детерминирует не только новую структуру занятости, отличную от индустриальной, но и создает пред-

5

посылки для разрушения старых и формирования новых групп специальных интересов.

В условиях постиндустриального общества неизбежно изменяется социальная структура общества, которая во многом зависит от изменения структуры занятости. Меняется и структура влиятельных групп интересов. Например, в эпоху постиндустриального общества снижается численность членов профсоюзов, но это не означает, что профсоюзы перестают оказывать заметное влияние на политику занятости в отраслях, где они традиционно играют существенную роль, например? в тяжелой промышленности, ресурсных отраслях и т. д.

При изменениях структуры занятости, социальной организации повседневности, форм социальных связей (социального капитала) неизбежно будут разрушаться, трансформироваться и возникать новые группы специальных интересов. Старые группы будут терять свое влияние, а влияние новых малых, но сплоченных групп специальных интересов может значительно усилиться вследствие возникновения новых групп, а также новых механизмов и способов коммуникации.

Возникает резонный вопрос: что может дать экономическая наука для объяснения современных тенденций постиндустриального общества и разработки мер экономической политики, ведущей к процветанию? К сожалению, традиционные неоклассические рецепты в реалиях национальных институциональных особенностей экономик могут оказаться лекарством с негативными побочными последствиями[13]. Более того, негативные последствия могут значительно превышать позитивный эффект. Наиболее подходящей методологией может служить синтез теоретических подходов, таких, как институционализм и посткейнсианство.

2

Формирование основ постиндустриального общества зависит не только от внедрения новых технологий. Более важной задачей является формирование институтов, способствующих данному процессу. Выработка адекватных мер экономической политики невозможна без формирования интеллектуальной среды, способствующей пониманию происходящих процессов. Институционо-эволюцион- ная экономическая теория и посткейнсианство могут дать адекватные инструменты и модели, необходимые для понимания закономерностей становления постиндустриального общества и его основных институтов в глобализирующейся экономике.

  • [1] Э. Гидденс отмечает, что многие традиции и элементы культурыпереоцениваются обществом относительно их древности. См.: Гидденс Э.Ускользающий мир: как глобализация меняет нашу жизнь. М., 2004.С. 53-55.
  • [2] Лал Д. Указ. соч. С. 195-201.
  • [3] Nooteboom В. Innovation, learning and industrial organization //Cambridge Journal of Economics. 1999. Vol. 23. P. 129.
  • [4] Commons J. R. Institutional Economics // American Economic Review.1931. Vol. 21. № 4. P. 651.
  • [5] Гидденс Э. Ускользающий мир... С. 57.
  • [6] Линдси Б. Глобализация: повторение пройденного. Неопределенноебудущее глобального капитализма. М., 2006. С. 25.
  • [7] См.: Хайек Ф.А. Конкуренция как процедура открытия // Мироваяэкономика и международные отношения. 1989. № 12. С. 183. Он же.Пагубная самонадеянность. Ошибки социализма. М.: Новости, 1992.,Он же. Использование знания в обществе // Индивидуализм и экономический порядок. М., 2000.
  • [8] Nooteboom В. Op. cit. Р. 132.
  • [9] См.: Розенберг Н., Бирдцел Л. Е. мл. Указ, соч.; Rosenberg N.Perspectives on Technology. Cambridge University Press. 1976; Mokyr J.The lever of Riches: Technological Creativity and Economic Progress.N. Y., 1990. Idem. Knowledge, Technology and Economic Growth Duringthe Industrial Revolution. Forthcoming in Bart Van Ark and Gerard Kuper,eds., Technology and Productivity Growth. The Hague: Kluwert, 2000.
  • [10] Поланьи К. Великая трансформация: политические и экономические истоки нашего времени. СПб., 2002. С. 235.
  • [11] Хикс Дж. Теория экономической истории... С. 181-182.
  • [12] Нуреев Р. М. Развитие человеческого капитала как реальная альтернатива сырьевой специализации страны // Экономический вестникРостовского государственного университета. 2007. Т. 5. № 2.
  • [13] См.: Стиглиц Дж. Куда ведут реформы? К десятилетию начала переходных процессов // Вопросы экономики. 1999. № 7.; Он же. Глобализация: тревожные тенденции. М., 2003.
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Популярные страницы