ВНУТРЕННЯЯ ПОЛИТИКА РОССИЙСКОГО САМОДЕРЖАВИЯ В 80-х - НАЧАЛЕ 90-х ГОДОВ XIX ВЕКА

Кризис самодержавной власти на рубеже 70-80-х годов XIX века. Политика лавирования

К концу 70-х годов XIX в. заметно ухудшилось положение российского крестьянства, что было обусловлено рядом причин. К этому времени выявились грабительские последствия крестьянской реформы 1861 г.: малоземелье крестьян, несоответствие между уменьшенными в результате отрезков малодоходными крестьянскими наделами и высокими выкупными платежами за них, давление на крестьянское хозяйство помещичьих латифундий (гнет кабальных отработок). Малоземелье усугублялось в связи с естественным приростом крестьянского населения при сохранении прежних размеров наделов. О непосильное™ для крестьян высоких выкупных платежей свидетельствовал прогрессирующий рост недоимок: за 20 лет после реформы 1861 г. в бывшей помещичьей деревне они возросли вдвое и составили 84% к их годовой сумме. Особенно они были велики в нечерноземных и поволжских губерниях, где превысили годовой оклад в полтора-два раза При взыскании недоимок применялись самые суровые меры: описывался и продавался скот, инвентарь и даже домашняя утварь, отбирался (на время) надел. Не менее тяжелым было и положение еще не перешедших на выкуп временнообязанных крестьян: они продолжали отбывать прежние феодальные повинности — барщину и оброк. Выкупные платежи за надельную землю, значительно превышавшие ее доходность, разоряли удельную и государственную деревню. Тяжелое положение крестьянства в эти годы усугублялось разорительными последствиями русско-турецкой войны 1877—1878 гг., неурожаем и голодом 1879—1880 гг., мировым экономическим кризисом конца 1870-х годов, захватившим и Россию.

Заметно возросло число крестьянских волнений: если в 1875—1879 гг. было зафиксировано 152 волнения, то в следующем пятилетии (1880—1884) уже 325. Однако для правительства представляли опасность не только крестьянские волнения, численность которых была гораздо меньшей, чем в 1850—1860-е годы, когда готовилась и проводилась реформа 1861 г. Особое беспокойство властей вызывали распространившиеся в деревне слухи о близком "черном переделе" земель, при котором, как говорили крестьяне, "вся земля будет отобрана от помещиков и роздана крестьянам". С переделом земель связывалась также и крестьянская надежда на "освобождение от подушной подати и вообще от всех платежей". Подобные слухи стали возникать в некоторых губерниях еще с середины 1870-х годов, а в 1879 г. получили повсеместное распространение. По повелению Александра II министр внутренних дел Л. С. Маков опубликовал в официальной прессе специальное "Объявление" о неосновательности надежд крестьян на передел земли. Однако слухи об этом продолжали упорно распространяться, создавая напряженное положение в деревне. Свои надежды на передел земли крестьяне возлагали на царя и усматривали начавшиеся покушения народовольцев на Александра II как акты мести ему со стороны помещиков за дарование крестьянам "воли" в 1861 г. и его намерение произвести "поравнение земель". Убийство Александра II 1 марта 1881 г. дало новую пищу слухам и толкам. В донесениях губернаторов сообщалось: "Простой парод толкует, что государя убили помещики, не желавшие исполнить воли его, чтобы отдали они землю безвозмездно своим бывшим крестьянам". Вступление на престол нового царя породило у крестьян надежды, что при нем обязательно будет произведен передел земель, а также и "сложение податей и недоимок". С опровержением этих слухов вынужден был выступить сам Александр III. В своей речи 21 мая 1883 г. перед волостными старшинами, собранными на его коронацию, он заявил: "Следуйте советам и руководству ваших предводителей дворянства и не верьте вздорным и нелепым слухам и толкам о переделах земли, даровых прирезках и тому подобном. Эти слухи распускаются вашими врагами. Всякая собственность, точно так же, как и ваша, должна быть неприкосновенна".

Брожение в деревне, волна рабочих стачек и забастовок, охвативших в 1878—1880 гг. такие крупные промышленные центры, как Петербург, Москва, Иваново-Вознесенск, Пермь, Харьков, Одесса, Лодзь, рост либерально-оппозиционного движения и, наконец, активизация террористической деятельности народовольцев, направленная против царя и его сановников, оказали существенное воздействие на правящие "верхи" и в конечном счете явились факторами, обусловившими кризис политики самодержавия на рубеже 70—80-х годов. Оно испытывало в те годы серьезные колебания, которые выражались в том, что, с одной стороны, были обещаны реформы и сделаны некоторые уступки, чтобы привлечь либеральные круги к борьбе против "крамолы"; с другой — применялись суровые репрессии к участникам революционного движения.

8 февраля 1880 г. Александр II, после покушения на него Степана Халтурина, созвал специальное совещание для выработки мер подавления терроризма в стране. 12 февраля 1880 г. была образована "Верховная распорядительная комиссия по охране государственного порядка и общественного спокойствия". Во главе ее был поставлен харьковский генерал-губернатор M. Т. Лорис-Меликов, получивший известность как талантливый военачальник во время русско-турецкой войны 1877—1878 гг. и впоследствии умелый администратор. Он возглавил также и Чрезвычайную следственную комиссию по делу о взрыве в Зимнем дворце, а вскоре занял пост министра внутренних дел, в то время равный по своему значению посту премьер-министра. Это был хитрый, изворотливый политический деятель, расточавший посулы и обещания "благомыслящей" части общества и проводивший политику жестких мер против революционеров.

В задачу Верховной распорядительной комиссии входило "положить предел беспрерывно повторяющимся в последнее время покушениям дерзких злоумышленников поколебать государственный и общественный порядок". Вместе с тем ставилась задача привлечь па сторону верховной власти либеральную часть общества. Комиссия занималась разработкой мер по совершенствованию эффективности карательной машины, которые предусматривали развитие секретно-розыскной службы, ускорение производства дознаний по государственным преступлениям. Кроме того, комиссия рассматривала вопросы состояния мест заключения. Лорис-Меликов считал, что нельзя действовать только одними репрессивными методами, следует проводить более гибкую политику. В своем докладе царю он писал: "Вывести Россию из переживаемого ею кризиса может только твердая самодержавная воля, но эта задача не может быть выполнена одними карательными и полицейскими мерами". Так определилась задача "введения народного представительства", но в строго ограниченных пределах, с чем согласился и Александр II.

Комиссия Лорис-Меликова проработала до 1 мая 1880 г., проведя всего 5 заседаний. Указом 6 августа 1880 г. она была закрыта. Этим же указом упразднялось III отделение. Однако учреждался с теми же функциями Департамент государственной полиции при Министерстве внутренних дел, т.е. речь шла не об упразднении, а о переименовании этого органа высшей полиции.

  • 22 января 1881 г. Лорис-Меликов представил Александру II доклад, в котором подвел итоги деятельности Верховной распорядительной комиссии и изложил проект "умиротворения" страны. Предлагалось создание двух временных подготовительных комиссий (финансовой и административной) из представителей земств и назначенных правительством чиновников для выработки плана преобразования губернского управления, пересмотра земского и городового положений, а также законоположений по отдельным хозяйственным и финансовым вопросам. Далее предусматривалось привлечь от 10 до 15 представителей земского и городского управления к участию в рассмотрении этих законопроектов в Государственном совете. Иначе говоря, предлагались лишь робкие шаги по пути привлечения к законодательству выборных представителей. Особое совещание, созванное 5 февраля 1881 г. Александром II, одобрило эти меры. 17 февраля они были утверждены царем, назначившим на 4 марта 1881 г. обсуждение плана Лорис-Меликова о создании при Государственном совете комиссии выборных от земств с правом совещательного голоса для разработки законопроектов, указанных "высочайшей волей" царя. Этот план в обиходе получил название "конституции Лорис-Меликова". Обсуждение проекта Лорис-Меликова состоялось уже при новом императоре.
  • 2 марта 1881 г. на российский престол вступил Александр III (1845—1894), второй сын Александра II. Наследником престола он стал после смерти в 1865 г. своего старшего брата Николая. В нашей литературе сложилось неверное мнение об Александре III как о человеке ограниченном и малообразованном. В действительности он получил основательное образование, хотя с детства его готовили к военной карьере. Главным "воспитателем" его был генерал-адъютант В. А. Перовский, а образованием заведовал профессор Московского университета, известный экономист А. И. Чивилев. Академик Я. К. Грот преподавал Александру историю, географию, русский и немецкий языки, видный военный теоретик М. И. Драгомиров — тактику и военную историю, С. М. Соловьев — русскую историю. Особенно большое влияние на Александра оказал К. П. Победоносцев, преподававший ему законоведение.

Наследником престола, Александр участвовал в заседаниях Государственного совета и Комитета министров, был канцлером Гельсингфорсского университета, атаманом казачьих войск, командующим гвардейскими частями в Петербурге, участвовал в русско-турецкой войне в должности командующего Рущукским отрядом. Он интересовался музыкой, изобразительным искусством и историей, был одним из инициаторов создания Русского исторического общества и его председателем, занимался собиранием коллекций предметов старины и реставрацией исторических памятников. Уже тогда у него сложились глубоко консервативные политические воззрения. В совещаниях последних лет царствования Александра II наследник престола неизменно высказывался за неприкосновенность ничем не ограниченного самодержавия и необходимость широких репрессивных мер против революционеров.

Цареубийство 1 марта 1881 г. явилось сильнейшим потрясением для Александра III. Опасаясь покушений со стороны революционеров, он первые годы своего царствования провел в Гатчине под усиленной охраной войск и полиции. Подавление не только революционного, но и либерально-оппозиционного движения рассматривалось им как главная задача его царствования. Во внешнеполитических делах он старался избегать военных конфликтов, поэтому в официальной историографии его именуют "царем-Миротворцем".

Вдохновителями реакционного политического курса самодержавия явились К. П. Победоносцев и М. Н. Катков.

Выходец из семьи профессора Московского университета, К. П. Победоносцев успешно окончил Училище правоведения и начал службу в одном из департаментов московского Сената. Современники отзывались о молодом Победоносцеве как о человеке "благочестивом, тихого и скромного нрава", обладавшем тонким умом и разносторонними познаниями. Он заявил о себе как талантливый публицист и писатель либеральных воззрений: выступал за гласность и осуждал николаевское царствование. Его печатал за границей А. И. Герцен. Победоносцев усердно занимался изучением истории русского гражданского права и считался лучшим его знатоком. Ему прочили блестящую ученую карьеру. В 1859 г. он стал профессором Московского университета, участвовал в подготовке судебных уставов 1864 г., отстаивая принципы независимости суда, гласности судопроизводства и состязательности судебного процесса. Его "Курс гражданского права" выдержал 5 изданий и был настольной книгой для юристов. По свидетельству известного юриста А. Ф. Копи, речи и выступления Победоносцева, "простые и ясные", с большой силой убеждения, производили сильное впечатление на слушателей. В 1865 г. Победоносцев оставил преподавание в Московском университете и всецело посвятил себя государственной службе, стал сенатором, а затем и членом Государственного совета.

В апреле 1880 г. Александр II назначил Победоносцева обер-прокурором Святейшего синода. Этот пост Победоносцев занимал 25 лет. От его былых либеральных взглядов не осталось и следа. Он превратился в убежденного сторонника охранительной политики самодержавия. После 1 марта 1881 г. Победоносцев оказался в центре политической жизни России и по сути дела определял политику растерявшегося после гибели отца Александра III. Все сразу почувствовали тогда возросшие силу и влияние Победоносцева.

Аналогичную эволюцию от либеральных воззрений к последовательному охранительству прошел известный публицист и издатель, сын московского чиновника M. Н. Катков. Окончив с отличием в 1838 г. словесное отделение Московского университета, он переехал в Петербург, где сотрудничал в "Отечественных записках", "Современнике" и других периодических изданиях, защитил магистерскую диссертацию по славянской словесности и докторскую по древнегреческой философии, а в 1857 г. стал редактором и ведущим автором либерального журнала "Русский вестник". С 1862 г. Катков заметно повернул к охранительству. С 1863 г. его деятельность как редактора и публициста сосредоточилась в газете "Московские ведомости". Публиковавшиеся в них статьи Каткова оказывали большое воздействие на правительственные круги. Впоследствии у Каткова сложились близкие отношения с Победоносцевым.

8 марта 1881 г. в Комитете министров под председательством Александра III состоялось обсуждение проекта Лорис-Меликова. В защиту проекта высказались, помимо самого Лорис-Меликова, военный министр Д. А. Милютин, министр народного просвещения А. А. Сабуров и министр финансов А. А. Абаза. С резкой критикой проекта выступил граф С. Г. Строганов, заявивший, что этот проект "ведет прямо к конституции". Строганова поддержал Александр 111. Победоносцев обрушился не только на представленный Лорис-Меликовым проект, но и вообще на все реформы 60—70-х годов, особенно на крестьянскую, земскую и судебную, назвав земства и суды "опасными говорильнями". Проект Лорис-Меликова был отвергнут, точнее, был передан на рассмотрение в Особую комиссию, которая ни разу не собиралась.

Сразу же после 1 марта 1881 г. представителями придворной аристократии была создана "Священная дружина" -конспиративная организация для охраны особы царя и противодействия революционному террору. Ее возглавили флигель-адъютант П. П. Шувалов, генерал-адъютант И. И. Воронцов-Дашков, московский генерал-губернатор В. А. Долгоруков и начальник гвардейского штаба А. А. Бобринский. В нее вошли и другие высокопоставленные лица, близкие ко двору, даже некоторые из великих князей. Она имела русскую и зарубежную агентуру, применяла провокации и мистификации, стремясь сбить с толку революционеров и посеять недоверие их друг к другу. В Женеве якобы от имени народовольцев ею издавались газеты "Правда" и "Вольное слово", которые с целью дискредитации народовольческой программы доводили ее до нелепостей и призывали к революционному террору не только в России, но и во всем мире. Среди русских либералов "Священная дружина" действовала от имени фиктивных организаций "Земский союз" и "Земская лига". Народовольцы быстро разгадали, от кого шли эти мистификации, и поведали об этом в своей прессе. В 1883 г. Александр III распорядился прекратить деятельность "Священной дружины", методы которой получили скандальную огласку. Кроме того, соперничая с государственной полицией, она стала ей помехой в борьбе с революционерами.

29 апреля 1881 г. был обнародован написанный Победоносцевым при участии Каткова манифест "О незыблемости самодержавия". В нем провозглашалось, что император "с верою в силу и истину самодержавной власти" будет ее "утверждать и охранять для блага народного от всяких на нее поползновений". На следующий день Лорис-Меликов подал царю прошение о своей отставке. Несколько позже подали в отставку слывшие "либералами" Д. А. Милютин и А. А. Абаза, еще ранее был уволен А. А. Сабуров.

Однако поворот к реакции, наметившийся в марте — апреле 1881 г., произошел не сразу. В обстановке продолжавшегося брожения в стране правительство не решилось перейти к открытой реакции. Назначенный вместо Лорис-Меликова министром внутренних дел И. П. Игнатьев (бывший до этого послом в Турции) предпринял ряд мер, чтобы прикрыть переход правительства к откровенно реакционному политическому курсу. Он опубликовал циркуляр "О неприкосновенности прав дворянства и городского сословия", начал игру в "совещания" представителей земств. Были сделаны некоторые уступки крестьянству.

14 августа 1881 г. было издано распоряжение "О мерах к охранению государственного порядка и общественного спокойствия и приведении определенных местностей империи в состояние усиленной охраны". Согласно этому акту любая местность могла быть объявлена па чрезвычайном положении и каждый ее житель подвергнут аресту, предан военному суду или сослан без суда на 5 лет в любое место Российской империи. Местная администрация, согласно распоряжению, могла закрывать учебные заведения, торговые и промышленные предприятия, приостанавливать деятельность земств и городских дум, закрывать органы печати. Это распоряжение, изданное как "временное" на три года, возобновлялось по истечении каждого трехлетия и действовало вплоть до 1917 г.

Вместе с тем Игнатьев продолжал политику заигрывания с либеральным обществом. Он пригласил экспертов из "сведущих" лиц для обсуждения вопроса о выкупных платежах крестьян. В ноябре 1881 г. была учреждена Особая комиссия для составления проекта преобразования местного управления под председательством М. С. Коханова. Деятельность этой "кахановской комиссии" в условиях реакции оказалась бесплодной, и в 1885 г. она была упразднена.

27 мая 1882 г. Игнатьев представил проект созыва совещательного Земского собора к коронации Александра III в 1883 г. Однако под давлением Победоносцева и Каткова проект был отвергнут, а сам Игнатьев 30 мая 1882 г. получил отставку. Отставка Игнатьева знаменовала собой переход самодержавия к прямой и неприкрытой реакции.

В 80-е — начале 90-х годов XIX в. в области просвещения и печати, местного управления, суда и в конфессиональной политике последовав ряд законодательных актов, которые I! исследовательской и учебной литературе принято называть "контрреформами", ибо они преследовали цель ограничить характер и действие реформ 1860—1870-х годов. Однако внутренняя политика самодержавия при Александре III не сводилась к проведению контрреформ. Одновременно принимался и ряд мер, направленных на решение аграрно-крестьянского вопроса, укрепление финансов и развитие экономики страны.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >