Психология личности преступника

Понятие, структура личности преступника, его психологические особенности

Личность преступника. Понятие личности преступника, т.е. человека, виновно совершившего общественно опасное деяние, запрещенное законом под угрозой привлечения к уголовной ответственности, выражает его социальную сущность, сложный симптомокомплекс характеризующих его свойств, связей, отношений, его нравственный и духовный мир, взятые в развитии, во взаимодействии с социальными условиями, с психологическими особенностями, в той или иной мере повлиявшими на совершение им преступления1.

В науке уголовного права под личностью преступника понимается вменяемое лицо, достигшее к моменту совершения преступления указанного в уголовном законе возраста (ст. 19, 20 УК). Поэтому о личности преступника говорят, когда имеют в виду лицо, виновно совершившее преступное деяние, что нашло подтверждение в приговоре суда, вступившем в законную силу.

Понятие личности преступника включает в себя целый комплекс социально-демографических, социально -ролевых (функциональных), психологических признаков, которые в той или иной мере связаны с преступным деянием, характеризуют его общественную опасность, объясняют причины его совершения1. Такой утвердившийся в юридической литературе подход побуждает дополнить понятие личности применительно к субъекту преступления рядом признаков, которые в общей психологии не рассматриваются. Именно поэтому юридическая психология изучает более широкий спектр характеристик личности человека, совершившего преступление, чем это принято в общей психологии, обращая внимание не только на его психологические особенности, но и на его возраст, психическую способность к вменению, некоторые функционально-ролевые признаки во всем сложном комплексе его интеллектуальных, эмоционально-волевых и других качеств.

В юридической психологии личность субъекта, совершившего преступление, изучается в целях оказания помощи правоохранительным органам:

  • - при принятии решений уголовно-правового, уголовно-процессуального характера (при квалификации противоправных действий; избрании меры пресечения обвиняемому; определении меры наказания подсудимому с учетом характера совершенного преступления и особенностей его личности);
  • - в выборе оптимальных тактических решений, тактических комбинаций и приемов воздействия на обвиняемого в различных следственных ситуациях;
  • - в ходе установления целого ряда обстоятельств, подлежащих доказыванию, в частности мотивов преступления, обстоятельств, характеризующих личность обвиняемого (подсудимого), обстоятельств, смягчающих или отягчающих наказание (ст. 61, 63 УК);
  • - при изучении причин совершенных преступлений;
  • - в целях определения в дальнейшем мер воспитательного воздействия.

Системный подход к изучению личности преступника. В настоящее время в юридической психологии наиболее широкое распространение получил подход к изучению личности преступника, предполагающий наличие двух ее наиболее крупных подсистем: социально-демографической и психологической.

1. Социально-демографическая подсистема личности преступника включает пол, возраст, семейное положение, образование, профессию, род занятий, социальное, материальное положение, наличие судимости (иных связей с криминальной средой). Сюда же относятся признаки, характеризующие личность преступника с точки зрения выполнения им определенных функционально-ролевых обязанностей.

Анализ социально-демографических признаков лиц, совершающих преступления, осуществляемый криминологами в масштабах страны, отдельных регионов, в различных сферах деятельности людей, позволяет определять наиболее важные направления в предупредительной работе, в том числе и психологического характера, среди различных социальных групп, слоев населения. Вместе с тем очевидно, что социально-демографические признаки имеют тесную связь с определенными психологическими (социально-психологическими) качествами человека, его психикой. Например, низкий образовательный уровень во многом бывает связан с невысоким интеллектом человека, а трудности социальной адаптации - с его эмоционально-волевой неустойчивостью, повышенной импульсивностью, агрессивностью и т.д. Таким образом, анализ социально-демографических признаков помогает лучше понять процесс социализации, формирования у людей под влиянием социальных условий различных психологических качеств, на которые нужно обращать внимание в ходе расследования преступлений.

2. Психологическая подсистема личности преступника. При изложении общепсихологической концепции личности нами была представлена признанная многими учеными психологическая структура личности (см. 3.2). Перечисленные там подструктуры во всем их содержательном многообразии выявляются и в структуре личности тех, кого принято считать преступниками. Но если это так, то закономерно поставить вопрос: имеются ли вообще какие-либо существенные различия психологического характера в особенностях личности законопослушных граждан и личности тех, кто преступает закон? Очевидно, что дифференциация таких лиц но каким-то отдельным критериям может ни к чему не привести, поскольку те или иные качества, свойства (в том числе негативного характера) могут быть у представителей различных групп населения. Как справедливо отмечает в связи с этим А. Р. Ратинов, "принципиально различает преступников и непреступников не одно какое-то свойство или их сумма, а качественно неповторимое сочетание и особый при этом "удельный вес" каждого, т.е. комплекс личностных особенностей (выделено мной. - Авт.), который имеет характер системы"'.

Разделяя этот взгляд, автор психологического комментария к Уголовному кодексу РФ О. Д. Ситковская обращает внимание на то, что суд в каждом случае должен учитывать именно такую совокупность свойств и состояний личности конкретного виновного, которые повлияли на механизм его преступного поведения и значимы для индивидуализации наказания. В подобном подходе к личности она выделяет следующие основные группы уголовно-релевантных базовых свойств личности2:

  • - направленность, ценностные ориентации, нравственный уровень личности, жизненная позиция человека, уровень его интеллектуального развития, т.е. свойства, которые позволяют судить о закономерности или случайности содеянного им преступления;
  • - свойства личности, лежащие в основе способности человека к произвольной регуляции своего поведения, т.е. его эмоционально-волевая устойчивость, обусловленная особенностями нервной системы; самооценка, уровень притязаний; самоконтроль; ведущие свойства характера и т.п., которые непосредственно влияют на способность субъекта управлять своим поведением, а также "коммуникативные свойства, которые влияют на характер взаимодействия с потерпевшим".

Перечисленные выше психологические свойства, комплексы личности при необходимости выявляются с помощью различных современных личностных психодиагностических методик, например таких, как ММР (его адаптированные к нашей социокультурной среде варианты - СМИЛ или ММИЛ), 16-ФЛО Р. Б. Кеттелла и др.

В связи с этим уместно сослаться на ряд исследований, демонстрирующих возможности психологического изучения с помощью данных методик личности тех, кто совершал правонарушения, выявления у них особою "комплекса личностных особенностей" (пользуясь терминологией А. Р. Ратинова), которые позволяют па основе психологических критериев достаточно уверенно отличать их от законопослушных граждан, проводить целенаправленную профилактическую работу по недопущению их в те сферы общественно-полезной деятельности, где у них в ущерб общественным интересам могут проявиться негативные психологические качества в виде ведущих тенденций личности.

Так, сравнение усредненных показателей тестирования с помощью ММР1 (ММИЛ или СМИЛ) лиц, осужденных за совершение корыстных и насильственных преступлений, показало, что в психологическом профиле их личности ведущими являются шкалы Р, 4, 6, 8 и 9 с показателями по некоторым из них (особенно шкалы 6, 8) выше верхнего предела средней нормы в 70-Т баллов (рис. 10.1)2.

Аналогичные результаты получены в ходе исследований как у нас в стране, так и за рубежом3. Все это может свидетельствовать прежде всего о том, что лица, отнесенные к группам 1 и 2, имеют много сходных черт, позволяющих объединить их в одну общую группу насильственно-корыстных преступников, наделенных однородной со

Усредненный личностный профиль (по ММР1 - ММИЛ):

Рис. 10.1. Усредненный личностный профиль (по ММР1 - ММИЛ):

1 - корыстные преступники; 2 - корыстно-насильственные преступники; 3 - законопослушные граждане

вокупностью примерно одних и тех же одинаково выраженных качеств, свойств, психологических комплексов, ведущих тенденций личности. В то же время личностный профиль корыстных преступников (1) хотя и повторяет профиль личности корыстно-насильственных преступников (2), но несколько снижен, поскольку группа корыстных преступников по способу совершения преступлений менее однородна и при построении их усредненного профиля происходило сложение разнонаправленных ведущих личностных тенденций. Тем не менее общий набор личностных качеств у представителей рассматриваемых групп преступников делает их весьма схожими.

Каков же этот набор, этот "комплекс личностных особенностей", включающий в себя качества личности, определяемые совокупностью ведущих Р, 4-й, 6-й, 8-й и 9-й шкал в психологическом профиле указанных лиц? Прежде всего их высокая активность, выраженная раскованность, импульсивность, эмоциональная неустойчивость, спонтанность в выборе форм поведения. У этих лиц отмечаются эгоцентризм, повышенная агрессивность, склонность к конфликтам, нежелание и неумение подчиняться, пренебрежение к принятым в обществе нормам и правилам поведения, дефицит социальных навыков поведения, отсутствие щепетильности в вопросах морали, личностная дезинтеграция. Кроме того, для них характерны ригидность, выхолощенность мышления, излишняя подозрительность, завистливость, упорство, одержимость при достижении целей, предпочтение внешнеобвиняющих форм реагирования, носящих нередко взрывной, непредсказуемый характер.

Как отмечает Л. Н. Собчик, модифицировавшая ММР1 в СМ ИЛ, по ее независимым от приведенных выше исследований наблюдениям, "в криминальной среде высокие показатели 6-й шкалы характерны для лиц, способных на корыстные преступления, а в сочетании с высокой 8-й шкалой они отражают враждебно-агрессивные ведущие тенденции. Сочетание 4-й и 6-й шкал при их высоких значениях выявляет эксплозивный тип реагирования", а "высокое значение шкалы Р, сопровождающееся повышением профиля по 4-й, 6-й, 8-й и 9-й шкалам, встречается у лиц, склонных к аффективным реакциям, с низкой конформностью в поведении. Показатели шкалы Р выше 70-Т, как правило, отражают высокий уровень змоциональной напряженности, личностной дезинтеграции, что может быть связано как с выраженным стрессом, так и с нервно-психическими нарушениями иного характера".

Интересно, что набор личностных качеств, включающий в себя сочетание вышеупомянутых шкал в качестве ведущих со значениями выше верхнего предела средней психической нормы (70-Т баллов), был обнаружен и при обследовании военнослужащих, отбывавших наказание за нарушение уставных правил взаимоотношений ("дедовщину") - преступление, которое также вполне можно отнести к группе насильственных (рис. 10.2).

Усредненный личностный профиль (но ММР1 - СМИЛ):

Рис. 10.2. Усредненный личностный профиль (но ММР1 - СМИЛ):

1 - осужденные за "дедовщину"; 2 - законопослушные военнослужащие

Эту же закономерность подтверждают и данные обследования лиц, отбираемых для службы в органах МВД и проходящих там службу. Сотрудники различных подразделений МВД, в психологическом профиле которых ведущими являлись 4-я, 6-я, 8-я и 9-я шкалы с высокими значениями (особенно выше 80-Т баллов), составляли группу риска, поскольку в 75-83% случаев являлись виновниками различных чрезвычайных происшествий (результаты, полученные с помощью ММР1 (ММИЛ, СМИЛ), полностью подтверждались и результатами обследования испытуемых с помощью опросника Р. Б. Кеттелла).

Таким образом, разными исследователями независимо друг от друга установлено сочетание высоких значений по шкалам Р, 4,6 и 8, которое "у большинства преступников встречается не случайно, так как личностные свойства, отражаемые таким профилем, в наибольшей степени при соответствующих условиях потенциально предрасполагают к совершению правонарушения" (выделено мной. - Авт.). В этой связи при всей, казалось бы, очевидности данной закономерности, выявленной в ходе психодиагностического обследования указанных лиц, тем не менее остается без ответа вопрос: до каких пор будут приниматься на службу в силовые ведомства подобные лица? Не с решения ли этого вопроса следует начинать профилактику преступности в органах МВД, воинских подразделениях и т.п.?

Иной психологический профиль личности выявлен у тех, кто совершил преступление по неосторожности. В профиле их личности в качестве ведущей была 7-я шкала (психастения, повышенные тревожность, неуверенность в себе, избыточный самоконтроль, "зажатость", склонность к излишним волнениям в стрессогенной обстановке; см. рис. 10.3). Переживаемый подобными субъектами внутренний конфликт нередко приводит к невротическим реакциям, психосоматическим расстройствам (Л. Н. Собчик).

Усредненный психологический профиль личности (по ММР1 - ММИЛ):

Рис. 10.3. Усредненный психологический профиль личности (по ММР1 - ММИЛ):

1 - правонарушители, совершившие противоправные действия по неосторожности; 2 - отбывающие наказание за умышленно совершенные насильственные преступления

В экстремальных ситуациях, условиях нервно-психических перегрузок (в связи с этим уместно вспомнить содержание ч. 2 ст. 28 УК) такие лица легче поддаются страху, в большей мере склонны к эмоционально-несбалансированному реагированию, нежели к рациональному подходу в ответ на возникающую опасность, вследствие чего у них в целом понижен уровень помехоустойчивости. Все сказанное выше предполагает снижение эффективности выполняемых ими действий в экстремальных условиях и увеличение количества ошибок.

Это особенно важно иметь в виду при расследовании автотранспортных и других связанных с управлением техникой происшествий, когда в суде может возникнуть вопрос, в том числе, и о невиновном причинении вреда независимо от того, рассматривается уголовное дело или административное правонарушение. Вывод, к которому приходят исследователи данной проблемы, состоит в том, что лица, в психологическом профиле которых 7-я шкала является ведущей с высоким значением, "не могут отвечать требованиям, предъявляемым к успешному разрешению экстремальной ситуации в условиях дорожного движения". Примерно такая же оценка дается и представителям летной профессии, в психологическом профиле которых в качестве ведущей является 7-я шкала с высоким значением.

Психические аномалии личности субъектов преступления и проблема ограниченной вменяемости. В тех случаях, когда у субъекта, совершившего противоправные действия, наблюдаются нарушения социального функционирования, адаптации к окружающей социальной среде, отклонения от норм межличностного поведения, признаки социальной, личностной дезинтеграции, дисгармонии в эмоционально-волевой сфере, когда нас поражают в нем "нарушения нормального отношения между силой внешнего раздражения и его чувственной реакции" (В. М. Бехтерев), мы говорим о психических аномалиях, расстройствах характера, личности, поведения (см. МКБ-10) с разной степенью выраженности, не исключающих вменяемости.

Такие изменения в структуре личности могут объясняться наследственными факторами, последствиями причиненных ранее травм, неблагоприятными воздействиями микросоциальной обстановки. Нередко лица, имеющие аномалии характера, проявляют их при столкновении с законом. В настоящее время наряду с терминами "психопатия", "психопатическая личность" в научный оборот вошли термины "аномальная личность", "аномальный субъект преступления", "аномальные черты характера", "расстройства личности и поведения", "посттравматические стрессовые состояния" (МКБ-10). Все они свидетельствуют об очень тонкой психологической материи, когда бывает достаточно сложно разграничить психическую норму с некоторыми отклонениями и действительную психическую патологию, когда исследователь сталкивается с пограничными состояниями, расстройствами психики, изучив которые можно только применяя комплексный подход с участием специалистов в области психологии и психиатрии2.

В настоящее время вопросы, относящиеся к личности преступника с психическими аномалиями, расстройствами личности, не исключающими вменяемости (см. ч. 3 ст. 20, ст. 22 УК), приобрели особую актуальность ввиду значительной распространенности популяции таких лиц. По данным ГНЦ ССП им. В. П. Сербского, количество лиц, к которым далеко не всегда в полной мере могут быть применены нормы исправительного права из-за наличия у них психических аномалий, среди вменяемых доходит до 62-66%3.

В литературе под психическими аномалиями понимаются различные "расстройства психической деятельности, не достигшие психотического (т.е. болезненного. - Лет) уровня и не исключающие вменяемости, но влекущие личностные изменения, которые могут привести к отклоняющемуся от средней нормы поведению. Такие аномалии затрудняют социальную адаптацию индивида, снижают его способность отдавать себе отчет в своих действиях (по действующему УК - "осознавать в полной мере фактический характер и общественную опасность своих действий". - Лет.) и (либо) руководить ими".

Следовательно, по существу, речь идет о появлении в уголовном праве нового правового института так называемой уменьшенной (ограниченной) вменяемости, хотя такой термин в УК прямо и не употребляется.

Сторонники введения в уголовное право института ограниченной вменяемости (Ю. М. Антонян, С. В. Бородин и др.) подчеркивают, что ограниченная вменяемость - вариант вменяемости; что она всего лишь отражает "оценку влияния той или иной психической аномалии, психической недостаточности на криминальное поведение обвиняемого. Следствием этого влияния может быть неполная либо недостаточно адекватная оценка ситуации, нарушение контроля деятельности и способности регулировать поведение".

Таким образом, лица с психическими аномалиями, поскольку у них в целом преобладают нормальные психические процессы, в подавляющем большинстве трудоспособны, дееспособны и признаются вменяемыми. В то же время обоснованно считается, что психические аномалии, психопатические особенности нередко способствуют личностной дезинтеграции, неудовлетворительной социальной адаптивности, в конечном итоге в ряде случаев - противоправному поведению, поскольку "препятствуют усвоению социальных норм, регулирующих поведение людей, затрудняют получение высокой квалификации и образования, выполнение отдельных социальных ролей".

Как полагают исследователи данной проблемы (Ю. М. Антонян, В. В. Гульдан и др.)" психические аномалии предопределяют более обостренные формы реагирования таких лиц на конфликтные ситуации, хотя это и не предполагает фатальной неизбежности совершения ими преступлений, - просто им, как иногда говорят, легче "сорваться". В подобных случаях, особенно при неблагоприятных обстоятельствах, насильственные действия "преступников с психическими аномалиями, часто спровоцированные ими же, носят... особенно разрушительный, уничтожающий характер, причем жертвами могут быть и лица, не имевшие никакого отношения к конфликту. Гораздо чаще мотивация поведения у таких лиц нередко не осознается ими, да и само поведение менее опосредовано" их сознанием2. В ряде случаев все это может еще более усугубляться сниженным уровнем интеллектуального развития, узостью, предметностью, выхолощенностью их мышления, затрудняющим принятие ими адекватных (в рамках закона) решений в ситуациях выбора, а неудовлетворенные в силу этого потребности постоянно провоцируют состояние фрустрации с сопутствующей ей повышенной агрессивностью, расторможенностью эмоционально-волевых процессов, снижением самоконтроля.

Особенно заметны подобные явления у подростков с отклонениями, задержками в умственном развитии, которые остаются в обычных школах, поскольку не подходят для учебы в соответствующих спецшколах для умственно отсталых детей3. В результате они, будучи не в состоянии справиться с общими требованиями, предъявляемыми ко всем обучаемым, оказываются, особенно в старших классах, в положении постоянно порицаемых за низкое качество учебы, недобросовестное отношение к выполнению заданий, своего рода изгоями, что, в свою очередь, не может не вызывать у них внутреннего протеста, чувства враждебности к окружающим, не формировать агрессивные антиобщественные установки.

Мотивационный потенциал, ведущие тенденции таких лиц с различными психическими аномалиями, в том числе отличающихся сниженным уровнем интеллектуального развития, обычно характеризуются обедненностью, направленностью на удовлетворение ближайших, как говорят, сиюминутных потребностей (но принципу "здесь и сейчас"), среди которых доминирующую роль играют мотивы психопатической самоактуализации.

Как отмечалось выше, среди различных аномалий психики, предрасполагающих к дезадантивным, а потому чаще всего противоправным формам поведения, наибольшее внимание судебных психологов и психиатров привлекают различные психопатические расстройства настроения, поведения, некоторые крайне выраженные виды акцентуаций характера, которые следует рассматривать в качестве переходных форм между психической нормой и психопатиями (Е. Г. Дозорцева, А. Е. Личко, К. Леонгард).

В то же время, как справедливо считают криминологи (Ю. М. Антонин, В. В. Гульдан и др.), свести все объяснение причин противоправного поведения к одной лишь психопатизации личности было бы не совсем правильно, поскольку очень многие лица с психопатизированными чертами характера никогда не совершают правонарушений. Оказалось, что не менее существенное влияние на выбор противоправных форм поведения оказывают антиобщественные установки личности, сформированные еще в раннем детстве. Следует учитывать и то, что у психопатнзнрованных лиц имеется целый комплекс эмоционально-волевых, интеллектуальных особенностей, благодаря которым внешние факторы среды еще более способствуют совершению ими противоправных действий (чаще насильственного характера). А при наличии соответствующей для проявления этих особенностей личности ситуации такие люди свободнее включаются в криминогенную среду, проще усваивают и реализуют криминальные установки, формы поведения, не тратя много времени на продуманный выбор решения совершать или не совершать преступление (так называемый ситуационный тип преступника).

Классификация психопатических расстройств личности и поведения. В существующей классификации психопатических расстройств личности и поведения, представляющих интерес для юридической (криминальной) психологии, прежде всего обращают на себя внимание1:

а) возбудимые (аффективные) формы психопатических расстройств лиц, которые отличаются эмоциональной неустойчивостью, вспыльчивостью, повышенной раздражительностью, избыточной фрустрированкостью, гневливостью, импульсивностью, аффективно окрашенными формами реагирования даже по незначительному поводу, переменчивостью настроения, повышенной обидчивостью, жестокостью, склонностью к накоплению отрицательных переживаний, плохо контролируемой разрядкой.

При эпилептоидной форме у возбудимых психопатов в их суждениях преобладают вязкость мышления, "застревание" на аффективно окрашенных переживаниях, в поведении - мстительность, жестокость.

Лица, проявляющие признаки неустойчивой формы возбудимой психопатии, выделяются неорганизованностью, безволием, легкомысленным отношением к происходящим явлениям, нетерпимостью к какой-либо регламентации, сниженной критичностью, повышенной внушаемостью, жаждой новых развлечений, большей подверженностью средовым влияниям, случайным ситуациям. По наблюдениям Ю. М. Антоняна, В. В. Гульдана, психопатические личности неустойчивого типа преимущественно совершают корыстные преступления, хулиганство, участвуют в массовых беспорядках, задерживаются за бродяжничество, нарушения паспортного режима.

Для паранойяльной формы возбудимой психопатии характерны узость, ригидность мышления, "застреваемость" на отдельных обстоятельствах, нетерпимость к иному мнению, противодействию, эгоцентрические притязания, повышенная самооценка, завышенный уровень притязаний, обидчивость, подозрительность. Отличительной особенностью описанных выше лиц является повышенная возбудимость, эксплозивно-брутальный ("взрывчатый"), аффективно окрашенный модус реагирования, что бывает особенно заметно при совершении ими преступлений насильственно-корыстного характера;

  • б) истероидная (истерическая) психопатия - это еще одна форма психопатического расстройства аномальной личности, влияющая на се асоциальное поведение. Лица данного круга отличаются эгоцентризмом, нарочито демонстративным поведением, театральностью, "жаждой признания", эмоциональной неустойчивостью, повышенной обидчивостью, вспыльчивостью, особенно когда такого признания не получают. В общении с окружающими такие люди нередко проявляют лживость, склонность к фантазированию. Их интеллектуальные возможности чаще бывают ограниченны, суждения незрелы и поверхностны. Поведение таких лиц в основном зависит от случая, ситуации. Какое-либо прогнозирование последствий своего поведения подменяется ими всевозможного рода фантазиями. Все это создает особый "рисунок" совершаемых ими преступлений против личности и собственности, в основе которых лежат обман, мошенничество, умышленное введение в заблуждение потерпевших;
  • в) тормозимый тип психопатических расстройств. Психоиатизированные лица, относимые к так называемому "тормозимому типу" (по классификации О. В. Кербикова, И. И. Фелинской), менее других (по сравнению с описанными выше типами) склонны к проявлению криминальной активности. Данный тип объединяет астенических, психастенических и аутистических (шизоидных) психопатов.

В частности, у лиц, проявляющих черты психастенической психопатии, в поведении, образе мыслей доминируют повышенная, некорригируемая тревожная мнительность, навязчивые сомнения по поводу принимаемых решений, собственных поступков, нерешительность, особенно в ситуациях неопределенности. Наиболее характерными видами противоправного поведения для них могут быть действия, направленные против общественного порядка, уклонение от общественно полезного труда, дезертирство (для военнослужащих), а также самоубийство. Кроме того, они могут совершать преступления против личности, собственности, сексуальные преступления, выбирая для этого соответствующий, более "удобный" для себя тип жертвы, нередко из числа несовершеннолетних.

К группе тормозимых психопатов помимо лиц с чертами астенического и психастенического характера относятся субъекты, имеющие аутистические (шизоидные) психопатические расстройства с преобладанием у них замкнутости, повышенной чувствительности, ранимости и в то же время эмоциональной холодности и отчужденности. Среди данной группы выделяются лица весьма настойчивые в достижении своих целей, сближающиеся по характеру аффективных переживаний с представителями паранойяльной психопатии, нередко прибегающие в конфликтных ситуациях к агрессивным, насильственным, а порой и к неоправданно жестоким формам противоправного поведения.

Все сказанное выше, безусловно, имеет значение для оценки аномальной личности тех, кто совершает противоправные действия, для определения применяемых к ним мер уголовно-правового либо административного характера, особенно в случаях, когда необходимо получить ответ на вопрос о том, мог ли субъект, совершивший правонарушение, с учетом индивидуально-психологических особенностей его личности в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими (ч. 3 ст. 20, ст. 22 УК); повлияло ли выявленное у него "расстройство (аномалия) на принятие и реализацию им решения о преступных действиях, явилось ли оно причиной существенных затруднений в произвольно-волевом поведении субъекта".

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >